Снежная 2009-2010

Идет загрузка карты ...
Попытка работ на Татьяниной реке, в завале Метрострой. 29 декабря паводок на дне. Крупное затопление Зала Х.
 
Паводок зимой 09.

29 декабря 2009 года в донной части п. Снежной поизошел паводок. Этот случай перечеркивает устоявшееся утверждение "Зимой паводков НЕТ".

Было замечено повышение расхода воды не только в реке, но и в ручьях, питающихся с нижних склонов гор.

Уровень воды в зале Х поднялся на пару метров выше перемычки между залом и колодцем с ручьем. (по левой стенке зала на глыбовом спуске от Олимпийского). Арка зала (самое низкое место свода зала) была затоплена. Получился своеобразный сифон.

Общиий подъем воды от "старого дна" до следов пены (остаточное явление) на потолке зала Х составил около 40 метров!!!!

После паводка зал был тщательно изучен в поисках "уплывших" вещей. Судя по следам обе части (в этот раз) не были затоплены полностью. То есть, теоретически можно было его переждать на верхах осыпи у шкуродера Ещенко.

Паводок пережидали на "ленинградском ПБЛе". Место под аркой пришлось переплывать: сухопутных путей не оказалось. Все это действо (от появления воды у палаток до полного спада) заняло около 16 часов. Вода поднималась с 6-00 до 14-00, спадала до 22-00.

Признаки (в хронологическом порядке):
 - полусифон на татьяниной реке непроходим
 - значок ИГАН старого дна почти на уровне воды, рев Олимпийского водопада и "водяная пыль" на склоне и перед аркой
 -воды в ручьях зала намного больше. Все они не "журчат" а шумят.
 - дед Мороз в воде, Пенелопа начинет затапливаться
  - вода на дне зала Х )))))

Барометр на часах КАСИО показывал постоянное снижение давление до паводка и рост после.

Затопление зала носило нелинейный характер: в начале вода поднималась очень быстро (до затопления арки), потом долгое время скорость поднятия была постоянна. Видимо это из-за того, что площадь зала увеличивается с набором высоты.

После паводка не могли более суток пройти Олимпийский. Аналогичная ситуация была в 85 году. http://www.snowcave.ru/library/vospomin/spiridonov-vosp.html

 Внимание: место под аркой в зале Х затапливается очень быстро под потолок.

Он рушит судьбы экспедиций

И полон всяческих амбиций

Во власти он тебя забрать.

Несутся в пропасти потоки

И жизнь меняет свои сроки

Никто не мог его унять


Снежная не похожа на другие пещеры. В ней нет красивых натеков как в крымских пещерах, нет горизонтальных ровных меандров, нет в ней и настроения у человека «вышел прогуляться по пещере». В ней есть коварные пороги с ревущими водопадами, тропы с нависаниями над пропастью, бешеное количество скальников, узкие, рвущие комбезы ходы в завалах, бесконечные реки и прочие прелести спелеологии. Несмотря на свою глубину, вертикальные участки меркнут и становятся незаметными на фоне бесконечных горизонталей. Все это не описать. А стоит ли это увидеть? Краткая хронология экспедиции: 

Вертолет медленно и натужно набирает высоту. Он кряхтит и карабкается. Мы делаем пару кругов над огромной пропастью Снежной, выбрав место для посадки, и, наконец, сев одним колесом в снег группа спелеологов оперативно, за считанные секунды выгружаются. 

15 декабря. 10 часов утра: Саша ушел делать навеску, остальные собирают грозди мешков для спуска. 16 часов работаем – спускаем все до первого ПБЛа -250м. Очень долго и очень медленно. Много времени отнял длинный и узкий перелаз: ничего технически сложного, но переносить по щелям, где сам еле-еле помещаешься еще и трансы – это непросто. Так же много хлопот доставил бензиновый генератор, который мы решили принести на дно. От шкуродера отходит две щели вниз, которые проходятся распором. Одна – это ход в малый зал, метров 20 глубиной. Вторая – 8ми метровая очень мной ненавистная щель. Уставшие пришли в лагерь. Поели, просушились, отметили день рождения участника экспедиции и легли спать.

16 декабря. Вечер: выдвигаемся в Университетский зал. Довольно быстро дошли по щелям и колодцам до Большого колодца. Собирая спуск грозди, я нервно сглотнул, вывешиваясь в 168 метровую бутылку колодца. Нет ни стен, ни дна: ты висишь в пустоте. Ээээх! Какие там кадры пропали… Натуральный биг-вол. Как мы ютились на этих полках, заваленными веревкой и трансами. С матом Саши и божьей помощью достаточно оперативно добрались до Университетского зала. Правда, на последней полке у нас с Кириллом сломалось ухо, на котором мы подвесили stop с девятью трансами. Stop вместе с мешками пролетел по диагонали между нами и лег точнехонько на перегибе полки, повалив нас. Делать нечего - пришлось лезть за перегиб полки, и дотянутся до «убежавшего» от нас стопа. Так он мне и спускал: Кирилл, свесившись вниз головой с полки, над 55 метровой пропастью жал на ручку спусковухи.

17 декабря. Под вечер: Донесли по 2 транса до 3-го завала. Что там началось: ручей-завал-ручей-завал-ручей… и так бесконечно. Ползая по этому хаосу глыб и воды с перепадами высот в десятки метров, наконец, вышли к месту, где и решили оставить груз. На сегодня хватит. Назад добежали налегке за час с небольшим.

18 декабря. Вечер: полностью ушли из Университетского зала, и все стадо мешков погнали до 4-го завала. Шли легко и непринужденно. Наконец вышли на большую реку и первые водопады: здорово! Снежная река и водопады поражали воображение. На 4ый завал пришли не уставшие. Могли идти дальше, но решили почему-то ночевать здесь. Место неудобное... какие-то дыры вниз, нагромождения камней. Палатку некуда ставить.

19 декабря: Саша ушел искать дорогу с 4го завала на Надежду. По этому маршруту ходило всего 2 человека. Вернулся минут через 15. Сказал, что все нашел. (Странно, быстро как-то получилось). Ладно. Собрались и полезли наверх. Вскоре прояснилось как он «нашел» дорогу. Ровно до первого турика, установленного Александром Морозовым в 80е годы. Сегодняшний выход обещает быть интересным: иди не знаю куда. Перекуривая на очередном «Сейчас погоди, я сбегаю, посмотрю, туда ли» мне это блуждание надоело, и я сам полез искать. Спустя 15 минут я без особого труда нашел 319 маркер Мавлюдова. Ребята хихикают: Костя спас экспедицию. После дюжины очек и каких-то трещин опять тупик. Татьяна утверждает: надо идти против ветра. Саша опять тыкается во все щели. Дима заявил: «Ну-ка, сходи опять, этому Сусанину найди дорогу.» Я полез в первую попавшуюся щель, и… и оказался в Цветочном ходе. Опять хохот. Ну, все - это мои места, - какое-никакое, а первопрохождение в теле огромного завала.
Через некоторое время мы оказались в зале Победы. Немного передохнув, снова вернулись на 4ый завал за мешками – предстояла вторая ходка.

20 декабря: Из Победы вышли на реку. О. Как приятно плыть по глубокой реке. Все здорово, только гидра в левой ноге протекает. Ну и руки… Руки уже хронически доставать меня начали. До Дольмена дошли без особых трудностей. Но серия навесок, ползание по завалам и поднятие\спуск с Дольмена с тем количеством груза которое было, сильно тормозило нас. Саша ругался. На смешной переход от Дольмена до Ожидания в полтора часа мы шли, чуть ли не 5 часов. В Ожидании поели и легли спать.

21 декабря: Дневка в ожидании. Заклеивали текущие гидры, латали комбезы. Валялись и ничего не делали. Я грел руки.

22-23 декабря: Вышли на Гремячий. Я слабо помню детали. До Гремячего, Забытый Зал удивил своим экстримом. Я чуть не рыдал, там прижимаясь к камням, траверсуя стенки в боязни плюхнутся в чернеющие пустоты подо мной. Гремячий – отличная стоянка. Но мы не высохли. Я лег мокрым в спальник в надежде просушить во время сна изотермик. Замерзли. Всю ночь дрожал. Утром позавтракали и в путь.

24 декабря: Я никогда не праздновал свой день рождения. А занимался любимыми делами в этот день. Не знаю. Занимался ли я сейчас любимым делом, но именно на свой день рождения я пересек заветную отметку глубины в километр и увидел потрясающей красоты и размеров водопад Рекордный. Исполинский… с высоты 12 этажного здания шквал воды несется вниз. И Татьяна наверху светит фонарем как луна, спускаясь к нам. Завораживающее зрелище. Сфотографировать такое невозможно. Уж очень большие объемы.
В Глиняном зале мне подарили лимон, и выпили коньяка. Поздравили.

25 декабря: Из глиняного вышли на финишную прямую. Больше половины пути прошли бодро. Глубокие переплывы, аквашкуродер, байпас – знакомые места по сотням фотографий, выложенных в Интернете. Саша сказал: «Готовьтесь, сейчас будет самая веселая часть пещеры.» Стало интересно: что же может быть веселее после всех этих наших срывов, проплывов, распоров над засасывающими водопадами, прыжкам по камням над зияющими пропастями, шкуродерами, где я вечно застревал… Что может быть хуже?
Это были «Ревущие каскады» - порядка 15 небольших, но очень коварных водопадов. Трансы и человека буквально затягивает в водовороты. И приходится скальниками, навесочками и авантюрными переплывами проходить все это опасаясь, что вода тебя утащит. Все ревет, слабо слышен даже крик. Общались при помощи мигания фонарей. Сверху льет, сбоку струи тебе в лицо, ноги и трансы утягивает бешеным течением вниз по порогам. На одном водопаде мой транс унесло под язык водопада. Делать нечего, я прицелился, задержал дыхание и нырнул под водопад. Транс схватил сразу же. По голове тот час шибануло водой - как будто дубинкой врезали. Настала тишина. Как здорово! Все тихо! Никакого рева. Я дернулся от водопада к стенке. Камень, зацепка, камень, распор... я на суше. Транс, где он? А вот он. Прицеплен на усе. Господи как тихо то! Вода вроде идет так же, а в ушах глухой-глухой тихий такой шум. Стою на полке, с каски, с фонаря стекает вода. Заливает глаза. Ничего не вижу. Смотрю – меня толкают: поворачиваюсь: Паша натужно открывает рот. Видимо кричит что-то мне. Я его не слышу. Я ничего не слышу - меня оглушило! Схватил трансы и поскакал дальше. Через минут пять рев водопадов опять занял свое законное место в звуковом диапазоне моих ушей.
Решили встать в «ИГАНе», хотя до «Икса» оставалось немного реки и Олимпийский водопад (самый большой водопад в пещере.) Саша резонно решил, что навешивать Олимпийский лучше на свежие силы. Работать уставшим на высоте не есть хорошо.

26 декабря: От «ИГАНа» до Олимпийского дошли за считанные минуты - даже трансы не загидривали. Я по привычке кинул «Зеленый лагерь» в воду и услышал ругань Саши. Елки-палки наша палатка теперь вся в воде. Олимпийский прошли с небольшой задержкой. Пока Саша шаманил с навеской, я болтался между Димой и Пашей на навеске в месте перегиба водопада. Каждые 2 минуты с завидным постоянством мне в лицо били случайно выпавшие из общего потока струи. Внизу темно – видимо глубоко. Слева стена, справа в двух метрах бешено падающая вниз вода. Ну, наконец, точка фонаря Димы исчезла из виду – значит, спустился. На всякий случай подергал веревку: не отзывается. Перестегнулся и поехал вниз.
Ну, вот мы на песочке… Пляж! Пол зала Икс поражает. Прямо рай в этот аду из камней и воды. Весь вечер занимались устройством площадок, выкладыванием вещей. Праздничный ужин. Ну, можно и спать залечь. На много-много часов - наконец выспимся. Дошли за 12 дней. Впереди ждала неделя работы на дне…

27 декабря: Легко оделись. Оставив всю эту кучу трансов, пошли гулять. Дело в том, что в том году зимой Саша открыл новую реку. А дальше – неизвестность. И мы двинулись на встречу открытиям. Вот и дно пещеры, вот и легендарный непроходимый завал метрострой (с 1985 года его никто не мог пройти, да и сейчас основная загадка его не открыта – он пройден не по диаметру, а по сектору одной стороны.) Огромный завал - 100 метров вверх и столько же вниз. Ориентироваться в нем практически невозможно. Насыпьте в стакан семечек. Представьте себя муравьем на дне стакана и вам надо вылезти наверх стакана и спуститься вниз. Тут то же самое. Только не семечки – а камни, не муравьи, а люди. Саша знает основные пути в завале очень неплохо. Дошли до открытого им той зимой Тронхэлла (самый большой зал на зап. Кавказе) без особых приключений. Огроменный зал! Камни, глыбы и песок. Много песка. И темнота. Стен не видно. Такое ощущение, что ты на луне. Идешь, идешь по пустыне. Только слева-справа силуэты глыбовых скал.
Далее Петин меандр. Какой он длинный. Я детально изучал топосьемки перед выездом. Мне все казалось гораздо короче. А мы уже четвертый час бежим на встречу неизведанному. Пошли перила, завалы. Глина, много глины. Вот и озеро Морозова – нынешнее дно пещеры. Вот и новая река, названная в честь Татьяны Немченко. Это не пещерная река. Она как городской коллектор. В Неглинке были? Диггерством занимались? Тоже самое: арка-свод потолка, тихая река, песок, островки гальки мелкой фракции.. ни тебе водопадов, ни скальников, ни ревущих каскадов. Хоть на лодке плыви.
Вот и полусифон. Тут не пройдешь просто. Надо нырять. Расстояние между потолком и водой – 10 сантиметров. Чуть дернулся – пошла волна и нос под водой. Не ныряя пройти первую арку смог только я. И то, плывя на спине. Только нос и фонарь торчали из воды. Фонарь упирался в потолок. Греб только пальцами – боялся всколыхнуть воду. Руки... как им холодно. Ну ладно, это не повод останавливаться. Ребята стоят по ту строну – не решаются плыть. А мне забавно. Мне очень нравится вода. Только холодно рукам. Решаем следующее: после меня разгоняется Саша и ныряет, я его хватаю под водой и выдергиваю в то место, где сможет торчать его голова и он сможет вздохнуть. Сказано-сделано. Я вытягиваю руки, хватаю его и изо всех сил дергаю на себя. С квадратными глазами Сашка выныривает. Следующий Паша. Аналогично его протаскиваю.
Дальше ход сужается. Татьяна наотрез отказалась нырять. Она сказала – здесь что-то не так! Как же она была права. Через пару дней ее слова материализуются. А пока. Пока я пытаюсь проплыть вторую часть полусифона. И так и эдак. Нет. Слишком узко – каска застревает. Без каски плыть не рискнул. Руки. Они вообще скрючились от холода и перестали работать. Решили идти назад. Ладно, отложим на другой выход, видимо воды больше чем обычно.
Назад бежим. Именно бежим. Несемся. Эйфория плавания в воде у меня прошла, и я понял – мои рукам конец. Вообще онемели. Я их в рот пихал, чтоб согреть.
Проходя Пенелопу, заметили – железный маркер (-1320) затоплен. Вода поднялась более чем на метр за несколько часов. Не удивительно, что мы не смогли проплыть полусифон. Наверное, он вообще скоро закроется водой.

Пришли в Икс. Нас встретил Дима. Он был встревожен. Первый вопрос: Как вы? Почему так долго? Говорит – шум водопада Олимпийского усилился, и все ручьи, втекающие в Зал Икс стали более полноводными. Мы посмеялись, рассказали о своих приключениях и стали ужинать.
Водопад действительно ревел. Ревел как двигатель самолета-истребителя. С басами и каким-то урчанием. Я пошел в туалет (он находился на полпути от ПБЛа к водопаду) и впервые заметил взвесь (как туман) – мельчайшие капельки воды в воздухе. Но мысль: сейчас же зима! А зимой нет паводков! - тот час убила всю тревогу.
Поужинали, легли спать.

28 декабря: Саша и Кирилл собрались работать в метрострое. Я отказался, потому, что надо шить комбез, который разорвался в клочья, пока я пробирался между камней Метростроя. Дима с травмой руки тоже сидит в лагере (на Ревущих каскадах он неудачно упал). Паша с нами. Наша задача: завести затекший генератор, перебрать перфораторы. Привести технику в исправное состояние. Татьяна ушла с ребятами на работы.
А у нас.. оо! Вот такую спелеологию я люблю: лежишь в теплом спальнике в палатке, перед горелкой, пьешь коньячок с шоколадкой, слушаешь музыку и разговариваешь с ребятами. Лень было даже вылезти комбез зашивать. Только к вечеру заплатку поставил.
Пришла Татьяна – говорит вода стала еще выше. Зал Пенелопы потихоньку затапливается. Слушаем водопад. То ли, ревет, то ли не ревет. А может мы просто привыкли к этому шуму. Звуки какие-то дискретные. 30 секунд ревет, потом журчит - и не знаешь: показалось тебе или нет. Дима вышел посмотреть на него. Вернулся, говорит не дошел: в воздухе водяной туман и брызги в лицо бьют за много метров до площадки у водопада. Ничего не видно.
Ну и ладно. Я съел конфет, выпил чай и завалился на бок.
Вечером вылез Саша с Кириллом. Поработать не получилось – сопротивление провода большое. Давай тестировать нихромовую нить. Поняли в чем ошибка. Ладно. Завтра пойдем и закончим начатое.
Дима гулял по Иксу пока мы бегали на Татьянину реку, и заметил под потоком висящий транс. Поступило предложение его достать – мало ли он полон коньяком, ну или хотя бы тушенкой. Мы взяли скай-хук, 20 метров реп шнура и ушли на шуточные спасы.
Подходя к водопаду, Дима сказал: Чуешь, как ревет? И взвесь воды в воздухе. Да уж – ответил я.
В нише одной из стен зала с потолка стекал ручей. Вооон там транс – Дима показал рукой. Охохо! Высоко его вода закинула (в голове представился уровень затопления зала). И как его планируешь достать? «Не знаю – ответил Дима – давай скай-хук к репе привяжем и закидывать будем. Авось зацепим и сдернем?». Нет. Я не докину. Надо лезть выше.
Димка с рукой больной. Я полез по камням, нашел какую-то полку и пошел траверсом по стене колодца. Страшно. Скалолазить, особенно без страховки и на такой глубине. Встал на какую-то площадку. О! Я на уровне транса. Полка небольшая, но человека три втиснутся. Я стал швырять камни в мешок. Один раз попал. Крепко сидит. Так просто не сбить. Кидать скай-хук с репой не отважился – велика вероятность там его и оставить.
Пока спускался, отвалился здоровенный кусок монолита! Вот тебе и камень. Как на таком висеть на крючьях?
Ручей усилился. Уже не ручей, а прям речка маленькая. Шумит. К водопаду даже не пошли – там такой ужас творился. Разбушевался не на шутку.
Пришли в лагерь. Татьяна предложила необходимые вещи собрать в отдельные трансы. Неужели есть вероятность затопления? Ну ладно. Я снарягу и гидрокостюм упаковал в транс.
Поужинали и легли спать. Засыпая, я слушал рев водопада. Потом приложил ухо к песку. Внизу подо мной тихо и мирно журчала река. Я уснул. 

29 декабря 6 часов утра:
- Вода! Вода! Подъем! Вода! Всем встать! Я открыл глаза, это крик Татьяны. Кирилл уже вылезает из палатки. Паша на очереди. У меня есть секунд 15. Вылезаю из спальника. Его сразу в руки. Высовываюсь - мы посреди озера! Резко натягиваю сапоги. Где моя герма? А вот она. Спальник в герму. Батарейки, запасной свет. Так-так. Транс со снарягой. Вот он. Все движения делаю четко. Такое ощущение, что сотни раз учебную тревогу отрабатывал. Удивительно даже. Мыслей нет. Все на автомате: руки сами знают что делают. За две минуты я с двумя трансами стою и смотрю на воду. Да она поднимается буквально на глазах. Нижняя палатка вся в воде.
Татьяна кричит: “Лагерь, лагерь! Спасаем лагерь”. Я выкидываю свои трансы выше на камни. Подбегаю к воде. Миски, ложки, колбаса, вещи – все это уже плывет к понору. Вода туда начинает с бульканьем уходить и затаскивать наши вещи. Начинаем ловить, что ближе к берегу и кидать Татьяне – она с Сашей все тут же упаковывает в гермы. Прямо так, на живую, без трансов. Вода стремительно поднимается. Тихо так. Только удаленный рев водопада слышен. А вода тихо поднимается – прямо из пола проступает. Через 10 минут становится проблематично перейти от одной стены низинки-ущелья нашего лагеря на другую. Надо уходить. Арка! Перед подъемом на водопад есть арка – самое нижнее место потолка в зале. Если ее сейчас затопит? И все. Приплыли. Надо стенами уходить за арку. Срочно. Смотрю – а на веревке еще виден мой комбез - висит. Посреди озера. Как же я без него. Бегу, спотыкаясь по обвальным камням у стен к веревке. До комбеза нереально дотянутся. Дергаю веревку. Комбез слетает в воду. Бросаю на осыпи трансы, бегу по течению к понору, куда вода все затаскивает в щели между глыбами. Думаю: сейчас его туда принесет – я выловлю его. Вода уже метра на 2 поднялась. Хрен там. Комбез лег на дно. Без комбеза остался. Ладно. Бегу к арке. Я первый. Все выше и выше по осыпи. Вот и арка. Потолок буквально над головой. Все… дальше затопило камни – надо плыть. Первая мысль – прямо в изотермике переплыть. Там немного – метров 10-15 не больше. Не успею замерзнуть. Нет. Нужно загидриваться.
Я никогда так быстро не загидривался. Когда прыгал в воду – глыбу, на которой я стоял полностью затопило. А она на метр торчала из воды. Один транс без гермомешка. Затек. Его тащит на дно. Бросить не могу – там обвязка. Кое-как переплыл. Закинул повыше на камни. Арку уже на треть затопило от того момента как я прыгал в воду. В запасе считанные метры. Руки. Руки без перчаток. Перчатки уплыли. Опять ручки от холода скрутило. Эта вода в 4 градуса точно меня доконает.
Все перебрались на ту сторону арки. Саша и Кирилл пришли без обвязок – они остались в лагере и теперь уже глубоко под водой. Водопад орет. Взвесь воды в воздухе. Ничего не видно. Но мы знаем – надо лезть наверх. Бежать от воды. Хватаем то, что удалось спасти, и ломимся наверх. В 85 году подобное было с группой братьев Демченко. Они отсиделись наверху. Вода до них не дошла. В ноябре. А сейчас конец декабря. Вот тебе и нет паводков зимой.
Проходим, колодец с ручьем и трансом, который мы пытались сдернуть – там бушует вода. Там не ручей. Там водопад. На Ленинградской стоянке творится ужас: ветер, водяная пыль. Водопад Олимпийский недалеко. Мы где-то на высоте его середины. А максимальная граница затопления где? Правильно – начало водопада. И как туда попасть? К водопаду и навеске не подойти. Там… Я даже не знаю, как это назвать. Если есть под землей ад, то он не из огня. Он из воды. Из холодной воды.
Задача минимум выполнена – мы успели проскочить арку. Затопило ее на наших глазах.
Все. Выше есть запас на 10 метров. Но стоим на площадке и трусимся от холода. Я в одной гидре. Мы на много метров поднялись. Вода не скоро нас достанет. Можно и покурить. Я закуриваю. Меня посетила мысль: Это моя последняя сигарета! Сейчас придет вода, я буду бегать, суетится еще полчаса по трещинам и скалам лезть наверх. А потом я утону или замерзну.
Ребята ушли мерить скорость подъема воды. Зал Икс U-образной формы – чем выше поднимается вода, тем меньше скорость подъема. Посчитали сколько до нас она идти будет. Да мы поесть и лагерь поставить можем.
Темное зеркало воды медленно, но верно поднималось к нам. Начинаем нервничать. Я уже с площадки вижу эту темноту, поглощающую осыпи глыб перед водопадом.
Зал похож на унитаз. С одной стороны льет водопад, с другой – все уходит под арку. Дима говорит: как вода дойдет – надо плыть к навеске. А как по ней подниматься в воде, которая с 35 метровой высоты падает столбом на тебя? Расход реки увеличился в разы. Еще не факт что веревку не перебило.
Зачем-то в трансы положили фейерверк, который мы припасли для нового года. Решили их запустить в сторону водопада разок другой, чтобы посмотреть, что там творится. Дима кричит: «Хотели новый год? Ха! Вот вам новый год» Бабах! Водопад озарился красным цветом… Он ужасен. От него идут четырехметровые фонтаны в разные стороны. С какой силой вода падает на камни? Там человеку точно делать нечего.
Татьяна говорит: «Не вздумайте лезть к веревке. Сидим до последнего! Пока вода по горло не станет. На навеске в воде народ пачками погибал. А при затоплении залов – еще нет. Пока все обходилось». Очень надеемся, что и в этот раз «все обойдется»…….
Мы так и сидели. Смотрели на темень, наступающую на нас и ждали что «все обойдется».
Через пару часов вода, так и не дойдя до нас, стала медленно спадать, через 6 часов вода полностью ушла.
Водопад ослаб на вторые сутки.
Впереди предстоял семидневный выход на поверхность. Но это уже другая история.


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Снежная-Меженного
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка:
Опубликовал: Давыдченко Константин