Алжир / Автотуризм
 

Следы на песке Сахары

11 - 27 апреля 2009 г.
Проводники

Путешествие началось в городе Алжир, куда мы прибыли днем. Простые формальности, штамп за 15 минут, проверка багажа.
- У вас фото-видео?
- Да.
- Профессионал?
- Нет, турист….
Всех пропускают, кроме одного - у него хорошая аппаратура и много железа. Долго рассматривают фотоаппаратуру. Совещаются. Пропускают и фотографа.
До вылета в Джанет у нас еще полдня, решаем поехать в центр и посмотреть город. Вот только куда деть рюкзаки? Осматриваем сначала международный, а затем и местный аэропорт. Багаж сдать и оставить негде. На нашу просьбу оставить багаж, в Алжирских авиалиниях отвечают, что это большая проблема, т.к. к бесхозному багажу сразу вызывают полицию. Боятся, наверно, терактов.
Решаем взять такси и доехать до первой же гостиницы, где попытаемся оставить рюкзаки на несколько часов или взять номер за 4-6 евро.
Такси до города стоит 10 евро, от получаса до часа езды, в зависимости от пробок. Вещи оставляем в Гранд Отеле местного пошиба - узкая лестница на третий этаж старого здания. У входа местный рынок - коробки, тюки, матрацы и разные нужные и ненужные мелочи.
Открываем Лонели Плэнет и пытаемся пройти в старый центр, с кривыми, узкими улицами. Практически сразу подходит полиция:
- А где ваш гид?
- К нас нет гида…
- А где тогда ваше туристическое агентство?
- У нас нет здесь турагентства. Мы сами по себе…
- Как сами по себе? - легкое замешательство, - здесь нельзя ходить самим!
Полицейские идут следом и что-то нам пытаются говорить по-французски. Французский мы не знаем, и просто отмахиваемся от них, как от надоевших мух:
- Посмотрим город и вечером улетим в Джанет.
Нас много и мы ничего не боимся. Достав всю фото-видео технику, бредем по улицам, пытаясь хоть что-то увидеть фотогеничное. Накрапывает дождь.
- Пойдемте, мы отведем вас на главную улицу, - не унимаются полицейские.
Т.к. смотреть особо нечего, соглашаемся с ними. Нас ведут в полицейский участок, где дают третьего сопровождающего.
Один из нас шутит:
- А если мы все сейчас разбежимся в разные стороны, что тогда будет? 
Тем не менее, взяв нас в плотное кольцо, полицейские выводят на главную набережную. Предупреждают, чтоб следили за фототехникой и деньгами. Долго стоят, провожая нас взглядом, пытаясь понять, почему мы ходим тут одни.

Центральная набережная Алжира нам нравится – старые, французские дома, оставшиеся от колонизации, порт, площадь с мечетями. Много кафешек с национальным чаем и кофе. Разделяемся и бродим по улицам. Заходим в кафе, где имеем, опять же, интересный диалог:
- У вас есть суп?
- Есть….
- А с чем?
- С сосисками.
- С сосисками? Нет, не надо… Дайте тогда шашлык, хлеб и овощи.
- А что, суп не будете?
- С сосисками–то? Нет, не хотим!
- С какими сосисками?????
- Ааа! Я уже ничего не понимаю! Посмотреть–то на суп можно?

Наливают вкусной шурпы ))))) Обед в среднем стоит 8 евро, куда входит несколько палочек шашлыка, суп, хлеб, напиток и овощи.
Посадка в самолет проходит в несколько этапов. Расслабиться не дадут - заполните бланки, сдайте багаж, отдайте посадочный талон, найдите свой багаж на летном поле(!!!!), просветка рентгеном у трапа.
Все. Сели. Последний, не забранный, и не узнанный чемодан остается на поле - это все происки террористов ))))))
Уже перед самым отлетом в Джанет получаем sms от Кристины-прошлая группа попала в песчаную бурю и у них отменили обратный рейс.
Поздний вечер. Самолет приземляется в Джанете. Выходят не все. Через несколько минут самолет летит дальше, в Таманрассет, выполняя роль воздушного автобуса. В который уже раз заполняем бумаги на въезд - перед полетом, после полета, перед посадкой в самолет…
Всех постоянно считают. Ни один турист не может пропасть из поля зрения. Всех должны разобрать турфирмы, и у каждой из них проверяют заполненные туристами бланки.
Нас встречают замотанные с ног до головы люди, в количестве четырех штук. Мы еще не можем разобраться, кто есть кто, не запоминаем с ходу их имена (а лица и тем более)))), молча идем в темноту и грузим свои вещи в огромные джипы, поджидающие нас на улице.
- Это все? - спрашиваю я.
- Еще двое ждут нас в отеле, - говорит самый презентабельный туарег и показывает 2 пальца.
Я думаю, что ослышалась, нас не может быть так много, мы так не договаривались! Получается, в одной машине должны ехать 5 человек, а это очень утомительно, при такой жаре и длинных перегонах.
В отеле "Зериба–кемпинг" знакомимся с остальными туарегами нашего путешествия. Чтобы как то втереться в доверие к замотанным туарегам, и в дальнейшем их же и отличать, я достаю тетрадочку и скрупулезно записываю их имена.
Тиджани, Абдалла, Шек, Тахар, Атануф и Салям.
Итого, 13 человек, на 3 машины. Чтобы долго не спорить, соглашаюсь первое время ехать в переполненной машине, где будут сидеть одни туареги. С какой целью было взято еще 2 человека мы выяснили чуть позже, а главное, в дальнейшем, мы нисколько не пожалели об их присутствии. Они стали не просто нашими проводниками, они стали нам настоящими друзьями. Но именно этот факт очень веселил нас первое время - если бы была еще одна, четвертая машина, то она тоже была бы забита кузенами и братьями )))))
Здесь я приведу краткую характеристику туарегов, таких, какими увидела их я.

Абдалла

70 лет, живет в Германии, большую часть времени подрабатывает проводником в Сахаре, думается мне, что в основном из интереса. Обеспечен, имеет стадо верблюдов, парочку жен, дома, двухлетний джип Тайоту–Хелюкс, большой спец по женщинам (шалун, однако)))), бывший сержант - командир танка, по натуре командор.
Лучший гид в этом регионе. Идеально знает пустыню. Об его участии в этом проекте агентство договорилось за 2 месяца.
Хорошо печет хлеб, поет и танцует. В машине слушает национальную музыку туарегов, в том числе - музыку туарегов Мали. В караване всегда шел первой машиной. Лихо гоняет по дюнам. Имеет огромный авторитет среди туарегов. Любит, как следует подшутить над туристами.

Тиджани

60 лет, директор и гид агентства TIMTAR EXPEDITIONS, потомственный гид-проводник Сахары, возит группы туристов уже 30 лет. Спокойный, молчаливый, интеллигентный, умный.
Старался, чтоб у нас все было хорошо. Немного стеснялся, что не знает английского, для разговора сразу звал Саляма. В общей тусне никогда не участвовал. В караване ехал второй машиной. Право решающего голоса всегда оставлял за Абдаллой. Вечерами часто отъезжал и общался с кем-то по телефону. Для меня так и остался человеком-загадкой.

Атануф

72 года. Получил прозвище Чаевед. Прекрасно готовил настоящий туарегский чай, кашлял и везде с удовольствием фотографировался. Пришел и ушел с одной котомкой чая, курткой и старой козлиной шкурой. До середины пути его роль в путешествии оставалась для нас загадкой. Были уверены, что это наша фотомодель )))))
Оказался очень старым и опытным гидом–проводником Сахары, погонщиком верблюдов, исходившим пешком Ливию, Нигер, Алжир, Мали, Чад, Мавританию. Идеально знает пустыню. Ориентируется без компаса. В поездке выполнял роль ученика (Абдалла показывал ему новый путь), чтобы в дальнейшем быть гидом–проводником туристических групп на машинах. Легок в общении. К концу поездки перестал кашлять ))))))

Салям

40 лет, высокий, худой туарег. Общительный, музыкальный. Был взят на правах гида-переводчика, от которого мы до этого отказались, т.е. в качестве бесплатной нагрузки. Английский знает слабо.
Переводил с большой фантазией, чем частенько нас запутывал. На поставленный вопрос предлагал 100 вариантов - как мы хотим )))) Частенько, беседа принимала увлекательный характер. Добавил нашей группе определенный колорит.

Тахар

Молодой парень, повар нашей поездки. Молчалив, музыкален, внимателен, обаятелен. Хорошо дрессируется на русские слова, через 2 дня знал не только свое имя, но и "колбаска, кофе, поехали, хочу, горячая вода, чай, дай". Прекрасно понимал жесты. Отлично готовил. Красиво сервировал стол.

Шек

45 лет, третий водитель, наполовину туарег, наполовину араб.
Настоящая звезда нашего каравана. Разгильдяй и пофигист по жизни. Необыкновенно музыкален, хорошо танцует, барабанит и поет, склонен к языкам, очень понятлив!
Любимая музыка - музыка туарегов Нигера. Среди нас получил прозвище Шрек, т.к. полностью ему соответствовал – большой, страшный и очень добродушный. Курил трубку из кости, забивая ее табаком, пил и всегда делился виски. Отлично готовил хлеб и мясо.
В путешествие был нанят турфирмой, как владелец почти нового джипа Тайота Хелюкс. Частенько становился объектом насмешек со стороны туарегов, т.к. не мог ездить по пескам так же, как они (с Абдаллой, вообще, мало кто мог бы сравниться). Частенько застревал. Туареги прозвали его Мушкеля, что значит опасность. На все это Шек только громко смеялся. Ехал в караване третьей машиной и регулярно терялся.
Туарегский чай

Первое утро было не столь солнечным. Последствия песчаной бури были налицо - взвесь песка в воздухе делали его непрозрачным, а отсутствие горизонта навевало тоску.
Долго грузились. Мешки, коробки, спальники, бензин, продукты и даже дрова.
Настоящий фурор произвела небольшая оранжевая сумка, в которую мы положили все свои припасы - кофе, колбаску, коньяк, виски, сладости. Эта сумочка была подарена мне Angelinой, еще в Гватемале, после того, как она складывала туда свои "подарунки", со временем она переполнилась и больше не закрывалась. Angelina решила подарить ее мне, т.к. у меня тоже все не закрывалось, а только открывалось. ))) Со словами - бери и помни, я приняла от нее в дар так же литровую кружку, в которой мы безуспешно кипятили часами чай, в Гватемале, в отеле Сан Педро, городка Сан Педро, высокогорного озера Атитлан… Но это уже другая история. )))))
Так вот, кружка, сумка и гватемальский кофе стали в Алжирской Сахаре настоящими объектами для пристального рассмотрения. Скучно и грустно вечером? Не беда! В сумочке есть коньяк и виски. Хочется сладкого? Проследуйте туда же… Ну, а утренняя чашка ароматного кофе стала настоящим подарком - туарегский чай тоже не плох, но много чифиря не выпить… Впоследствии сумка и кружка перешли в наследство нашему поваренку Тахару, которого мы очень полюбили.
Пробежались по местному рынку - мужчинки, все как на подбор, колоритные, настоящие туареги. Вот только фотографировать себя не разрешают. Решаем, что дополнительно каждый возьмет на 5 дней 3 упаковки по 6 бутылок питьевой воды. О том, что туареги мало пьют, и то, в основном свой сладкий чай, мы были наслышаны. Покупаем, уплатив всего 6 евро.
Опять пакуемся. Перепаковываемся. Уже ничего не влезает. Приходиться что-то ставить в салон. Выезжаем …

В ближайшие дни местом нашей дислокации будет Тадрарт, самый южный район Алжира, на границе Ливии и Нигера.
Безлюдная территория песка и камня.
Шоссе, как стрела, делит пустынную местность на 2 части. С интересом пытаемся разглядеть хоть что-нибудь, но ничего вокруг не видно. Пылевая завеса. Водитель включает музыку, и сразу становиться веселее. Музыка приятная, полностью соответствующая этой местности.
Через час съезжаем с шоссе и едем в сторону, без дорог, без разметок, без ограничений. Вот оно! Пьянящее чувство свободы. Куда хочешь, туда и кати. Подминая колесами редкий кустарник, мы берем направление на юг.
Но как-то быстро, еще не успев далеко отъехать, останавливаемся на ланч. Мы еще не голодны, мы слабо протестуем. Но введя свои правила, туареги их никогда не нарушали. И главное правило поездки – переждать самую жару в укромных местах, там, где есть тень. Отдых и сон в обед - это у них так же свято, как сиеста в Испании или Латинской Америке. Турист может делать все, что хочет, хоть на голове стоять на самом солнцепеке, туарег же, должен как следует отдохнуть, выбрав самое прохладное место. А перед отдыхом, и это так же свято и нерушимо, туарег должен выпить чая.

Подъехали к невысоким скальным образованиям, которые в этих местах имеют естественные ниши.
Абдалла и Тиджани сразу завалились под скалу. Остальные стали разгружать первую машину, доставая из нее коврики, матрасики, посуду.
Атануф, взяв свой старый, облезлый коврик, бесцельно ходил среди скал, туда–сюда. Наконец, выбрав место силы, и расстелив шкуру, он приступил к самому главному священному действию - приготовлению туарегского чая.

Туарегский чай

Чай по-туарегски – это действие. Это не просто заварил чай и пьешь, это особый ритуал. С неторопливыми движениями, пересыпанием, переливанием, наблюдением, выжиданием. Я сажусь рядом с Атануфом и почти час наблюдаю…
Для начала надо разжечь костер и вскипятить 1-2 литра воды. Веточки для костра Атануф собирает долго, не торопясь, вдумчиво бродя среди скал. Черной ладошкой, аккуратно, он расчищает место под костер, в виде круга, с невысокими краями. Веточки, палочки, щепочки, все складывается туда и поджигается. Дров мало, но вот как туареги умудрялись вскипятить 2 литра воды, еще и по несколько раз, для меня до сих пор загадка.
Атануф достает свою котомку - там у него пачка чая, набор для приготовления чая, деревянная шкатулка, где хранятся маленькие, стеклянные стаканчики, сверточки с разными травами и много, много сахара. Набор для приготовления чая включает в себя несколько разнокалиберных металлических чайничков и одну большую кружку.
В самый большой чайничек Атануф засыпает почти наполовину заварки. Прищуривается..., думает.... Бросает еще щепотку. Заливает кипятком, и разворошив огонь, ставит на угли.
Первая заварка - самая крепкая. И для туарегов – самая вкусная. Потому и снимать с углей чайничек Атануф не торопится - пусть настоится как следует. Другими словами, он просто кипятит чифирь. Не долго так, минут 20-30 )))))).
Мелкими порциями пробует готовность. Нет… чай еще не так хорош. Надо его поварить слегка…
Атануф сгребает угли ближе к чайнику, и кипящая вода булькает через носик.
После того, как чай полностью настоялся, вернее, сварился дочерна, Атануф наливает небольшую порцию в металлическую кружку, куда до этого положил 1-2 стопки сахара. Вот здесь и начинается главный фокус - переливание чая из одной кружки в другую, до полного растворения сахара. Расстояние между кружками составляет до 30-40 см, и льющаяся струя похожа на густой сироп.
Из одной кружки в другую…затем обратно, и опять по кругу…
Сахар растворяется, жидкость насыщается кислородом, образуя густую пену. Атануф раскладывает пену по маленьким стопочкам, доливает сверху темной, пахучей жидкостью и протягивает мне:
- Шай, туарег шай.

Беру стопку и делаю маленький глоток. Крепкий и сладкий чай.
Непривычно. Такого много не выпьешь.
Раздав первую порцию, Атануф приступает к приготовлению следующей, постоянно досыпая заварки и доливая кипятка. В ход идут уже чайнички поменьше. Неторопливо, вдумчиво, он переливает заварку, взбивая густую пену.
- Шай, туарег шай, - Атануф протягивает стопочки моим попутчикам.
Подходит Салям и объясняет, что это туарег водка, и лично они, туареги, такой шай очень любят)))))
Салям работал с русскими строителями, и что такое водка, знает не по наслышке ))))) Поэтому я верю ему сразу, почти как Станиславский) И это не удивительно - после такого чифиря бодрость на весь день обеспечена.

- Атануф!
- А-а-а-а!
- Будем фотографироваться?
- Будем-будем, - радостно кивает Атануф и сразу же закрывает лицо. Настоящему туарегу не положено быть с открытым лицом.

Вот что про туарегов написано в Википендии:
Туареги считаются потомками берберов-зенага (европеоидная раса), смешавшимися с африканским и арабским населением Северной Африки. Поэтому многие туареги светлокожие, в отличие от окружающих их народов в Мали и в Нигере. По религии туареги — мусульмане-сунниты. Однако они сохранили много доисламских традиций, как например, матрилинейную родовую организацую, матрилокальное брачное поселение…Женщины пользуются уважением в туарегском обществе. Не они, а мужчины закрывают лицо чадрой.

Поэтому, и хорошая фотография не может быть сделана, пока туарег не размотается и не замотается, покрасивши, вновь, в свой платок.
Приосанившись, Атануф гордо садится у скалы:
- А!?
- Красавец!


Перекусив овощами и напившись сладкого чая, мы решаем еще раз обсудить наш маршрут. Здесь, и в дальнейшем, обсуждение было очень интересным. Потому как, говорили на 5 языках – русском, английском, французском, арабском и туарегском. А для тех, кто не знает эти языки, есть еще немецкий и испанский ))))).
Почти все члены нашей дружной компании говорят по-английски, Инесс знает французский (она живет в Швейцарии), кто-то из прошлых поездок привез немного арабского…

Все происходило так:
Сначала мы говорили по-русски, потом Кирилл или Аня переводили по-английски Саляму, тот, в меру услышанного переводил по-арабски Тиджани, и затем все обсуждалось туарегами между собой, на туарегском. Если что-то недопонимали, к переводу подключалась Инесс, которая не знает русский, зато говорит по-французски.
Слова катаются туда-сюда, уже и первоначальный смысл забыт.
Длинно построенные фразы в конечном итоге утрясаются в несколько слов.

- Тиджани, скажи, мы поедем в Тадрарт через Каньон Ин Джарен?
- Нет, Абдалла считает, что надо заехать с юга, а выехать через север, через каньон.
- А мы увидим каменную свинью? Хрю-хрю такое…
- Мы вообще туда едем? Куда хотели?
Куда мы хотели мы и сами не знаем. Информации по этому региону очень немного, а длинные и запутанные арабские названия дюн, песков и камней нам ничего не говорят.
Тиджани терпеливо достает свой фотоаппарат и пытается найти там каменную свинью, которую я непременно хотела увидеть.
- Эта?
- Похожа,… что-то мелковато, больно…
- А вот древние рисунки… их там очень много.
- Это все Тадрарт?
- Тадрарт, Тадрарт.
В результате долгих переговоров, ланч растянулся еще больше, и у нас образовался тот маршрут, что я указала выше. Изначально, мы были уверены, что въезд в район Тадрарта проходит только через каньон Ин Джарен. Но Абдалла взят не просто так, он знает здесь все камни и все пески, где можно проехать.

- Все! ела-ела! - командует Абдалла.
- А! знаю! это типа - поехали)))))
- Ну, так, поехали!!!!
Едем. Долго.
Все больше и больше встречаются невысокие, разрушенные временем и ветром горы, образующие причудливые фигуры на каменистом плато. Арки, столбы, гроты. Мы останавливаемся у некоторых, и Абдалла показывает нам древние рисунки.
-А сколько им лет? Салям! Спроси Тиджани, сколько лет этой росписи…
Тиджани жмет плечами и спрашивает у Абдаллы. Абдалла никогда этим вопросом не интересовался и отмахивается.
- Древние…древнее меня…)))))
У следующей арки я опять кричу Атануфу:
- Атануф! Будем фотографироваться?
- Будем, будем! - радостно кивает Атануф и картинно замирает у скалы. Мое внимание ему явно по душе.
Появляются пески. Их еще не много. И они слегка присыпают камни. Я все жду того чуда, которое однажды увидела в Сосуфлее. Но здесь все по-другому. А та местность, в которой мы останавливаемся на ночлег, вообще больше похожа на Штат Юта, в США. С одной лишь разницей - здесь вообще никого нет.

Тихо. Необычно пустынно. Шелест ветра по песку… Песок…
Он девственно чист. Никаких следов. Никаких признаков жизни.
Небольшие волны определяют направление ветра. Я беру фотоаппарат и долго брожу, с удовольствием оставляя свои следы.
На ночевку укладываемся кто как - некоторые в палатках, а некоторые просто на матраце, под звездами.

Комментарии
satela25.04.11, 21:14
Какая красота 
Я уже мечтаю отправиться туда! Спасибо за интересный рассказ и обалденные фотографии.
Guest16.01.11, 14:57
Просто шикарный рассказ и снимки 
Просто шикарный рассказ и снимки
Guest11.01.11, 20:28
песок,солнце,ветер! 
Жаль что моих следов там нет. Молодец Вика,получил массу удовольствия от твоего путешествия!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алжир
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: