Велодесант на "Устуу-Хурээ 2011"

Идет загрузка карты ...
Этот маршрут мы задумывали как этномузыкальное путешествие по Тыве с элементами умеренных спортивных нагрузок. Посещение фестиваля "Устуу-Хурээ" и сам поход на велосипедах по Тыве и южной Хакасии оставил яркий незабываемый след в истории наших путешествий.
 

В 2007 году на фестивале «Саянское кольцо» от приятелей по турбазе, я узнал, что в Туве, так же ежегодно как и «СК», проходит фестиваль национальной тувинской музыки, и называется он «Устуу-Хурээ». Уже одно название этого фестиваля звучало как буддистская мантра. Надо было накопать побольше информации об этом событии и, если возможно, увидеть его собственными глазами, тем более, что «Кольцо» уже превратилось в дикий алкогольный шабаш, и желание приезжать на него плавно угасало. Время поисков свободного времени, попутчиков или постоянных зрителей затянулось на долгие 4 года.

В начале 2011 года в интернете были найдены явки и пароли людей, организующих поездку на этот фестиваль. Решение ехать было принято мной и моим другом Олегом единогласно. Но ехать на машине в Туву показалось нам слишком простым и мы решили поискать возможности более интересного варианта, достойного двух спортивных сибирских пацанов. Подводная лодка явно не подходила для такого тура, а вот велики, на которых мы оба катали уже лет по 5, и стали этим  вариантом! Мы решили совместить посещение фестиваля и велосипедный поход. Пугало то, что в этом случае маршрут туда-обратно предполагал бы полное погружение в кручение педалей в течении двух недель минимум в матрасном режиме, а времени у нас была неделя на всё. Наиболее логичным вариантом нам показалось решение охватить поездкой на велосипедах самый трудный и живописный кусок нашего путешествия - дорогу из Чадана в Абакан, а в Абакане сесть на поезд до Красноярска. До Чадана решили добираться на автобусе с постоянными гостями  фестиваля.

И вот, в один из июльских вечеров мы грузили наши велы в багажник «батона»,уже набитого музыкальным оборудованием, наблюдая за публикой, которая как и мы мечтала вырваться из города и оказаться в диком краю добрых кочевников, которые, ко всему прочему ещё и музыканты. Компания подобралась довольно разнообразная, и бывалых, и новичков было примерно поровну, хотя я мог ошибаться. Впереди нас ждала ночь и дорога М54 через юг Красноярского края, сопки Хакасии и Саяны в сердце тувинских степей – город Чадан. Около 21.00 «батон» плавно тронулся, мы покидали на время орденоносный Красноярск. Немного поболтав, мы решили вздремнуть, но поспать удавалось только урывками, т.к. молодёжь, ехавшая рядом с нами, бурно обсуждала свои отношения, будущий фестиваль, тувинцев, музыку и , естественно, всю нашу разношёрстную компанию. У нашего водителя не было сменщика и на одной из остановок, а именно в Абазе, настал момент, когда наш рулевой должен был немного подремать часок-другой, в противном случае мы сильно рисковали оказаться в высокогорном кювете, в куче покорёженного металла и, возможно, несколькими не очень живыми попутчиками. Это время мы потратили на регенерацию обменных процессов наших тушек. Впереди нас ждали три перевала высотой от 1000 до 2000 метров, а чуть ближе был борщ и блины со сладким чаем в придорожном кафе в Абазе.

Мы уже как несколько часов дремали в летящем на всех парах автобусе, переваривая плотный ночной жор, как вдруг автобус остановился на небольшой стоянке за очередным мостом через какую-то реку. По некоторой нервозности в голосе нашего водителя Александра мы поняли, что начались приключения. Проблема с амортизаторами нависла над нами как серп над аленьким цветочком и грозила вылиться в настоящую катастрофу с кучей трупов и морем крови, и только благодаря громадному опыту нашего бессменного рулевого Александра и отчасти общему везению мы, после полуторачасового утреннего пит-стопа в хакасской тайге, продолжили наш путь.

STA_0557 STA_0557
STA_0559 STA_0559
Солнечные лучи разбудили нас в тот момент, когда мы мчали по трассе с дикой скорость, чтобы наверстать время, потерянное во время вынужденной остановки. Окружающий пейзаж был просто фантастичен. Мы ехали по Туве! Дорога петляла по огромной долине, окружённой горами буро-оранжевых оттенков. Мозг начал потихоньку просыпаться и рисовать картины нашего будущего красочного отдыха.

Пока мы пребывали в лёгком анабиозе наших фантазий, автобус, тем временем, аккуратно вырулил на центральную улицу Чадана. Несколько поворотов по пыльным улочкам, и мы остановились около местного стадиона. Здесь, в окружении каких-то симпатичных и не очень аборигенов, нас ждали орги феста. По их команде, выгрузка этно-меломанов началась в темпе allegro moderato. Мы тоже выгрузили своё туристское барахло, а велики, на всякий случай, пока оставили в багажнике автобуса. И как потом окажется, совершенно правильно, ибо в стране кочевников конь без присмотра – это прелюдия к криминальному триллеру в стиле Тарантино, и не важно, что конь алюминиевый. Так началась первая часть нашего вояжа – музыкально-паломническая.

Фестивальный палаточный лагерь. Фестивальный палаточный лагерь.

Для гостей и участников фестиваля каждый год разбивается лагерь на большой поляне в лиственничном лесу через речку от самого стадиона, где происходит основная программа. Две бетонные плиты составляли мост через речку, из которой, как потом оказалось, мы будем брать воду для питья и хоз нужд. Вода в речке была холодной, чистой и вкусной. Нас несколько удивило присутствие большого количества людей в милицейской и МЧС форме. Мы пошутили, что ожидаются народные волнения, салют и ,как следствие, пожар и, возможно, землетрясение. Причина столпотворения силовых структур была прозаичнее: оградить участников и гостей фестиваля от назойливого интереса местного населения, подогретого пивом, к происходящему в лагере и связанных с этим эксцессов. Это мы поняли уже в первый вечер фестиваля и, кроме того, оценили как очень здравое решение оргов о запрещении алкоголя на территории феста. Музыкальная программа первого дня нас как-то не впечатлила и уже в час ночи мы мирно спали под ночные серенады наших соседей.

Концертная программа на стадионе Концертная программа на стадионе

Утром, около 8 часов, нас разбудил вкрадчивый мужской баритон с тувинским акцентом, раздающийся отовсюду. Он как-то внезапно проник в мой мозг и тихонько, но, настойчиво, с философскими паузами предлагал просыпаться… Мы слегка зависли. Как оказалось, это был главный орг фестиваля Игорь Дулуш. Говорил он в микрофон, а динамики разносили его мягкий баритон по всему лесу. Птицы не вмешивались в этот сакральный процесс. Плотно позавтракав, мы двинули на стадион за новыми впечатлениями. Программа феста включала в себя не только музыку, но и какой-то своеобразный национальный праздник со скачками, борьбой хуреш и парадом красавиц, совсем  как праздник Наадым, но я  считал, что он проходит позже, в сентябре. В любом случае, обилие мясных блюд из баранины и разнообразных сладостей на меду в маленьких палатках-кафе около стадиона, обещали праздник чревоугодия под звуки тувинского горлового пения. И это радовало! Мы взяли по шурпе и шашлыку. Шурпа была великолепна. Такие большие куски баранины в одной порции я до этого никогда не видел в общепите! А шашлык просто сразил нас своей сочностью и нежностью. Всё-таки, извините, скотоводство – это вечная тема кочевых народов и они, безусловно, за десятки тысяч лет преуспели в этом. Уже около 19 началась музыкальна программа. Ждали «Хуун-Хуур-Ту», но напрасно. Запомнить кто пел в этот день не удалось, видимо не впечатлило их творчество. Ночью в лагере была своя программа: костёр Дружбы (народов), фаер-шоу и даже вроде как комлание. Хотя я не представлял как настоящий тувинский кам припрётся на какую-то дурацкую вечеринку в палаточный лагерь. Позже всё прояснилось, вакантное место тувинских камов заняли шаманы-любители отовсюду из России. В этом туристическом аттракционе ведущую роль, как нам показалось, играл какой-то чудак в перьях из Кузни или Кемеруна. Видимо, диплом кама получил по почте наложенным платежом, задушил пару куриц, ободрал перья, купил в сувенирах бубен и начал камлать… Мы тихо глумились.

Несколько человек, в основном девушки, блистали в фаейр-шоу программе. Под аккомпанимент музыкантов на разнообразных инструментах они выделывали замысловатые огненные фигуры. Незаметно «дружба» догорала, оставляя кучу углей, становилось холодно и народ стал разбредаться по палаткам.

Одна из 90 красавиц. Одна из 90 красавиц.
Двойная улыбка !!! Двойная улыбка !!!
Следующее утро было как в «Дне сурка». Бархатный баритон с лёгким акцентом бубнил нам, что мы уже проспали скачки. Это было обидно, и мы решили бодро позавтракать и топать на стадион. В этот день давали парад 90 красавиц и 90 всадников, а так же турнир по хурешу в котором участвовало 90 борцов! Это надо было видеть! Весовых категорий в хуреше нет, так что победитель может быть любой комплекции, а выглядят эти схватки иногда комично. После борьбы состоялся парад 90 красавиц. Всё было прилично, никаких шоу в купальниках. Завершил программу танцевально-хореографический эпос в национальных костюмах. Хотя насчёт хронологии событий могу ошибаться. Мы, конечно, не могли не выбрать красавицу. Тем более, что она действительно оказалась мила и даже позволила с ней сфотографироваться. Имя красавицы потерялось в лабиринтах коры моего мозга безвозвратно. По заранее утвержденному плану в этот день мы должны были посетить с коротким, но очень дружественным визитом собственно сам монастырь и храм Устуу-Хурээ. Добраться туда можно было и пешком, но мы – физкультурники-разрядники и нам как-то не комильфо просто тихо топать к храму пребирая чётки, нам надо было пройти через физические страдания, материальные лишения и духовные муки, в этом и заключалась одна из задач путешествия. Страдать и мучится мы решили на великах, предварительно разбудив уже изрядно «уставшего от праздника» водителя Сашу и забрав наши велики из багажника автобуса. Страдания, лишения и муки длились примерно 12 километров и минут 28.
Развалины храма, конечно, находились в плачевном состоянии, но было видно, что люди не забывают к ним дорогу.
Вместе с нами у храма было ещё с десяток людей, совершающих хороо - обряд обхода храма по периметру. Невдалеке от храма расположились кельи монахов, тут же были припаркованы их быстрые кони, произведённые лет 15 назад японским автопромом. Один из монахов кормил кружащих вокруг него кобчиков виртуозно подбрасывая куски мяса метров на десять в высоту. Симбиоз человека и дикой природы порой принимает забавные формы. Мы дождались, когда монах освободится от столь важных буддоугодных дел, чтобы попытаться поболтать с ним о котировках шрота на чикагской бирже и последней выставке работ Мартина Рамиреса в центре им. Жоржа Помпиду.
Монах оказался вполне светским человеком с чувством юмора и не без харизмы, хотя и довольно молодой.
Мы попросили его поучаствовать в совместной фотосессии и он, после некоторой паузы, согласился. Оказалось, что он какое-то время назад учился в Красноярске. После фотосесии с ним и изображением Его Святейшества Далай Ламы
XIV наша паломническая миссия была выполнена. На высокой мажорной ноте мы прикатили обратно в лагерь, чтобы опять окунуться в ночной фестивальный омут, правда ненадолго, т.к. уже утром нам надо было покинуть это чудное местечко и повернуть наших железных коней на север, к Саянам.

Трасса Чадан - Ак-Довурак Трасса Чадан - Ак-Довурак
Въезд в фестивальный палаточный городок. Въезд в фестивальный палаточный городок.

В 10.00 утра, предварительно плотно позавтракав кашей с мясом, мы выехали на трассу А 162 в сторону Ак-Довурака. Так началась вторая часть нашего путешествия-велосипедо-походная. Погода в этот день была просто как по заказу +25 и без ветра. И это в плоской степи! Рельеф дороги до Дурака предполагал небольшие и затяжные тягунки и пару крепких торчков, трафик был никакой, асфальт средней российской паршивости, и тут я поймал себя на мысли – что это просто шоколадная покатуха! Мягкое солнышко, окружающие нас степные пейзажи с убегающей вдаль дорогой и горные массивы всех оттенков от кремового до кофейного по обоим сторонам огромной долины с запахами диких степных трав очень благотворно действовали на наш отравленный городским шумом и смогом организм. Духи степей были рядом, мы это чувствовали, однако косвенные следы их присутствия материализовались на вершине очередной горки.

Справа по движению, ещё издалека, я заметил огромный стационарный транспарант со словами тибетской мантры в оригинале и на кириллице ОММАНИПАДМЕХУМ, а чуть ближе к дороге стоял дом духов, с охраняющими его драконами. Видимо, эта горка была не совсем простая. Маленькая фотосессия и мы двигаемся дальше.Через час, проехав мимо Дырявой скалы, мы добрались до Кызыл-Мажалыка. Здесь нам надо было плотно покушать и продолжить нашу покатуху. Найдя местную столовую и отстояв небольшую очередь, наши глаза одурели от большого количества мясных блюд в меню простой столовой. Мы начали с тефтелей и мясной солянки, а закончили пельменями с бефстроганов. На десерт была свежая сдобная выпечка и компот с курагой. Прямо как в моём детстве! Всё было приготовлено как в хорошей заводской столовой во времена брежневского застоя и стоило совершенные копейки. Пока мы кушали, наши велики привлекли внимание серьёзно настроеных новых тувинцев на японском автохламе. Задав нам какие-то жлобские вопросы типа «вы кто», «куда» и «откуда» и получив ответ «с фестиваля Устуу-Хурээ» тувинские джентльмены удалились не прощаясь, оставив только облако выхлопных газов и пыли. Мы переглянулись. Надо было двигать дальше. На выезде из села решили остановиться в лесу у реки Хемчик по многочисленным просьбам наших организмов. Организмы работали как доменные печи: всё, что попадало внутрь, бесследно распадалось на атомы. После небольшой пейзажной съёмки, мы вернулись на трассу и упёрлись в кольцевую развилку. Здесь закончилась трасса А162. Не сразу поняли куда ехать, т.к. указатели отсутствовали, но, откуда не возьмись появившийся, добрый дяденька-прохожий взмахом руки подкреплённым словами «в Абазу-туда!» указал нам верный путь на трассу А161. Дорога уходила длинным тягуном в гору, мы въезжали в горную часть маршрута. Проехав около часа всё время в подъём, мы не сразу заметили, что набежали тучки и капает тёплый дождик. Решили накинуть дождевики, чтобы, если грянет буря, не сразу почувствовать попой холод мокрого седла. Буря не грянула. Спуск и очередной подъём.

В этот раз горка была отмечена небольшим оваа или овой, с падежами трабл. Фотосессия и опять в седло. Спуск и очередной подъём. На этот раз градиент не оставлял шансов: пришлось из двухколёсных стать двуногими. Толкали велики около километра. Зато виды окружающих скал были просто волшебными. На перевале нас ждал очередной оваа и совершенно нереальный вид на долину речки Ак-Суг.

Мы как-то даже замолчали на время – отключился вербальный центр, в то время как сам мозг с бешеной скоростью оцифровывал нереальные пейзажи окружающих мест. Сознание вернулось к нам и первая мысль была о том, что неплохо было бы  остановиться в этих местах на речке, тем более, что уже вечерело. Долгий 3кмовый спуск и мы въехали на чудную поляну с вековыми лиственницами на берегу реки.

Противоположный берег был просто огромной отвесной скалой метров 50 высотой. Некоторое количество кострищ указывало на частые посещения этого места. Оно того стоило. Мы поставили палатку, тент для великов и приготовили ужин. День завершился водными процедурами в холодной и чистой воде Ак-Суга. Вырубились мы сразу, как только тело приняло горизонтальное положение. В это день нами было пройдено 103 км исключительно по асфальту.

Поляна у Алаша. Место нашей ночёвки. Поляна у Алаша. Место нашей ночёвки.
Речка Алаш у места нашей ночёвки. Речка Алаш у места нашей ночёвки.

Утро следующего для началось с лаем пастушьей собаки неподалёку от палатки. Тело отказывалось двигаться совершенно, хотя 100 км асфальта – это вообще для меня обычная ПВДшка, но в сочетании с годовой дозой чистого степного кислорода, полученной за один день, и «штанами» весом 25кг, видимо, и стали причиной практически полной разобранности  моего организма. Второй набор двуногого существа мирно храпел рядом. Как потом оказалось, ему такие нагрузки на велике даже в дурном сне не снились. Водные процедуры, кашка с мегадозой кураги и изюма и свежесвареный кофе поставили нас на ноги через какие-то полтора часа. В 9.40 мы готовы к новому физкультурному подвигу. Начали катить резво чтобы слегка согреться. В долине с утра было холодно. Небольшой подъём с очередным спуском и дорога уходит в долину реки Ак-Суг. На окружающих сопках всё более значительными островами начал появляться лес. Луга вдоль реки были как правило заняты под летние выгоны для скота.

Белые тувинские юрты, красочно вписанные в окружающий ландшафт, напоминали яркие иллюстрации к тувинским и хакасским сказкам, книжка с которыми пылилась в моей домашней библиотеке. Пара остановок на кофе в течении 4 часов и мы подъехали к придорожной кафешке.
Меню нас опять порадовало. На этот  раз мы взяли щи, пельмени, манты, шашлык и чай. Каждому. Это был очередной гедонистический пир в нашем путешествии, после которого совсем не хотелось никуда ехать и мы решили докрутить до красивого места и устроить там небольшой привал. «Красивые» места, как я сейчас понимаю, были кругом, и найти среди них самое красивое было весьма непросто.
Мы решили остановиться на мостике у очередной горной речки, пересекающей дорогу, чтобы пополнить запасы воды. Это было очень правильно, т.к. впереди был «100ый»  перевал, мы об этом знали, но не совсем представляли трудоэнергетические затраты для этого подъёма. Через каких-то 15 км асфальт закончился и начался укатанный грейдер. А ведь мы полюбили асфальт и совсем не хотели с ним расставаться. Даже речка предательски повернула налево и тоже нас покинула.

Перед нами открылся эпический вид на нашу дорогу, уходящую в горы. Начался подъём. С каждой сотней метров открывались всё более грандиозные виды на горные гряды, белки и долины с горными озерцами. Ехали на самой нижней передаче минут 30 и в итоге всё равно ноги закислились и мы решили протопать метров 300 чтобы как-то привести мышечную ткань в рабочее состояние. Но это была ошибка! Не нужно было вставать на ноги, а тихонько ехать скрипя зубами. Свою тушку я бы, конечно, завёз в перевал, но вот «штаны» были с этим в корне не согласны и просто нереально тащили меня вниз. Говорил мне Макс, мой знакомый мех, что надо бы кассету 11-34 ставить и систему на 44-32-22, если горки будут под 2К с грунтом. Но мы ж физкультурники с грамотами и медальками, и в такие торчки задом на шоссере с топталками на 53 звезде залетаем! Самым крутым был 97 км, его мы ехали на «Тепсее». Это был единственный сертифицированный нами в это путешествие супермегананоизотонический напиток. С многочисленными остановками мы сближались с вершиной перевала. Справа, со стороны Алтая открывались суровые вершины Саянского хребта с небольшими белками. Подъем стал более пологим ближе к вершине и мы с дикими воплями вкатились к стелле. Это был реальный эпик! Без всяких скидок. Здесь решили тормознуться на часок, чтобы забежать на горку и положить свою пару камней в местное оваа. Ветер гнал облака прямо сквозь нас! Позади нас, в Туве, в небольшой облачности виднелись белки Мунгаш-Куля, а прямо перед нами, на западе в ореоле солнечного потока сияла величественная громада Курукуля.

Это было незабываемо. Помедитировав  с фотоаппаратом на одной из вершинок, я спустился к площадке перед стелой, где меня уже ждал замерзший Олег с чаем. Чая не хватило и мы сварили ещё кофе. Эпический кофе-брейк на вершине 2206 м с припасённой шоколадкой «Вдохновение» взбодрил нас и ,после небольшой фото-видео сессии, мы начали спуск. Лететь по гравию 50 км/ч на тонком полуслике с 25 кг в болтающихся на багажнике «штанах» удовольствие не самое приятное. Пальцы впились в  руль, шея вытянулась, глаза увеличились, а некоторые интимные мышцы, наоборот, дико сократились и не разжимались уже до нашей очередной остановки на ночлег. Через 3 км спуска начался асфальт. Никогда ещё чувства безмерной любви к дорожным работникам не накрывали меня с головой, как в этот раз. Мы въезжали в орденоносную Хакассию. Дорога виляла по таёжной долине речки Большой Он.


В этом месте Большой Он - ещё шумный ручьёй с брутальным характером, но уже через какие-то 10 км Большой Он впадает в Малый Он  и их произведение почему-то называется река Она. Довольно странно выходит: мальчик+мальчик=девочка. Мы даже открыли небольшую дискуссию по этому вопросу, но ответа на него не нашли. Тем временем, мы проехали около 15 км , а дорога по прежнему не позволяла нам крутить педали. Приличный уклон по движению стал очередным подарком на нашем пути. Мы чуть не проехали наш сворот с асфальта к базе, где мы должны были заночевать. Около километра по грунтовой дороге вдоль речки и мы выехали на огромную поляну с аккуратно расположившимися деревянными домиками, окружённую вековыми кедрами. На базе нас встретили с неподдельным удивлением, не ждали таких гостей. Мы готовы были ночевать в нашей палатке, но к нашему счастью, нашлось пара мест в отдельной комнате с двухэтажной кроватью. После плотного ужина, нам предложили сходить в баню, если есть желание, и мы, как-то даже без вопросов и открытого голосования, сразу согласились. Рассказывать о том, что чувствует человек, оказавшийся в бане после 4 дней усиленного потения днём и палаточного быта вообще, думаю бессмысленно. Кто знает- поймёт, кто не знает - не хватит моего словарного запаса, чтобы описать эти ощущения. На базе есть традиция общения гостей с песнями и рассказами о своих походах перед сном у жаркого потрескивающего камина в столовой. В этот день как раз была такая вечеринка. На которую мы тоже были приглашены. Попурри из бардовско-туристских песен в исполнении Наташи, постоянной жительницы базы, было встречено на ура. Кто-то подпевал, кто-то просто ловил знакомые слова и транслировал их мимо нот. Мы же, приятно развалившись напротив яркого и стреляющего камина, просто не могли даже улыбаться без значительных усилий воли. Мы сильно устали. Я ушёл спать, а Олег остался делегатом от нашей команды на вечеринке. В этот день мы прошли 93 км.

На "Снежном барсе" с Наташей. На "Снежном барсе" с Наташей.
Старт с "Барса". Старт с "Барса".

Солнце, пробиваясь сквозь макушки кедров, щекотило мой левый глаз – значит надо было просыпаться, собираться и съезжать из этого гостеприимного двухзвёздочного таёжного рая. Утренние водные процедуры, плотный завтрак, небольшая фото-видеосессия с участием Наташи, и мы уже выезжали на мокрый от утреннего тумана асфальт трассы. Нас ждала живописная таёжная дорога, петляющая между сопок по долинам полноводных саянских рек. В этот день мы уже поймали нужный темп езды и позволяли себе больше остановок для отдыха. Первые 60 км мы пролетели часа за три, и , устроив на берегу реки небольшой ланч из гречки с мясом, решили несколько снизить скорость и катить дальше в матрасном темпе, переваривая мясо и ингалируя наши лёгкие целебным таёжным воздухом. Мосты эпохи советского идустриализма, раз за разом выраставшие из-за очередного поворота, уже более 50 лет были немыми свидетелями промышленного освоения Сибири. Затея посчитать их количество до Абазы провалилась, ввиду нашей лёгкой амнезии после очередного кофе-брейка. В таких местах аналитическая часть мозга выключается напрочь. Где-то около Кубайки нас догнал наш «батон». Водитель Саша начал ритмично приветственно сигналить метров за триста сзади нас. Мы оглянулись и тоже поприветствовали Сашу и ко. В какой-то момент даже промелькнула мысль остановить наш автобус и дальше ехать «как люди», но тут же эта мысль была вытеснена моими, ещё совсем свежими, ощущениями от запаха горелых тормозных колодок, пота и копчёной колбасы в салоне автобуса во время нашей заброски в Чадан. Как-то сразу стало жалко наших знакомых фольклорофилов. А им, видимо, было жалко нас! Тем временем, дорога медленно но верно начала набирать градус подъёма.

Мы приближались к перевалу. Небольшой подъём продолжался довольно долго, пока, наконец, не превратился в совсем крутой торчок. Ехать в седле было уже невозможно и мы продолжили подъём пешком, останавливаясь каждые 100 метров. На середине подъёма мы увидели меленький ручей и остановились, чтобы пополнить запасы воды. Набрав воды и немного восстановив дыхание, мы продолжили подъём. Через метров 600 дорога раздваивалась, а неподалёку стояла небольшая деревянная беседку, видимо для отдыха. Здесь решили покушать, т.к. силы уже почти покинули нас. Горсть изюма и печеньки не дали желаемого эффекта, а вот шоколадка, вовремя припасённая мной на такой случай, была разорвана вклочья и съедена нами за 3 секунды! Благодаря этому чудесному и высококалорийному продукту мы смогли продолжить наш путь. Подъём продолжался, но уже как-то спокойно. На очередной петле была небольшая смотровая площадка и, остановившись на ней, мы устроили небольшую фотосессию.
Пока мы фотали окружающие нас горные просторы, появилась гигантская радуга, одним концом упирающаяся в глубокое ущелье, а другим концом теряющаяся в облаках. Это был хороший знак. После смотровой подъём продолжался недолго. Дорога плавно приходила в горизонтальное положение, а затем и  вовсе пошла под уклон. Мы тихо балдели оттого, что уже не нужно крутить педали. Уже через 10 минут езды мы увидели пост ГАИ, а ещё через 10 уже въезжали в Абазу. Широким мостом встречала нас великая хакасская река Абакан. Немного покружив по посёлку, мы узнали местонахождение вокзала и покрутили резво в его сторону. У нас было немного времени до отхода паровоза и, быстренько залетев в местный магазин, мы набрали кучу вредных для организма продуктов. Подъехав к вокзалу, мы увидели какой-то странный поезд, состоящий из одного вагона. Видимо, это и был наш «экспресс». Пообщавшись с проводниками, пока было время, мы поняли, что этот прицепной вагон стоит в Аскизе часов 12, ожидая поезда из Кемерово, и уже потом, прицепившись к этому поезду, едет в Абакан. Такого от РЖД никто из нас не ожидал! Сильно они нас расстроили. Было решено вернуться к берегу Абакана и заночевать в палатке, а утром катить в Абакан. В этот момент, прирвав наши горестные раздумья, к нам подошёл крепенький, молодой, приветливо улыбающийся человек, назвался Володей и поинтересовался кто мы, откуда и куда. Из разговора мы поняли, что он увидел нас ещё на въезде в город. Так как он сам местный велотурист, то и тем для общения у нас сразу нашлось немало. Пожаловавшись на человеконенавистническую политику РЖД, мы спросили у Володи, возможен ли в этом чудном месте какой-нибудь цивильный и недорогой ночлег исключая палатку, и , оказалось, что возможен. Володя пригласил нас к своим «друзьям», у которых было что-то типа частной туристической базы. Особо не раздумывая, мы согласились туда поехать. Попетляв по посёлку за Володиными «жигулями», мы подъехали к двухэтажному деревянному дому. Небольшие переговоры Володи с хозяйкой закончились результативно, и мы уже бодро ставили наши велики в сени. Наталья, хозяйка дома, увидев нас и , видимо, почувствовав наше состояние, предложила нам баньку, если есть такое желание. Желание такое, безусловно, было. Банька топилась, а мы готовили долгожданный ужин из оставшихся банок тушёнки и хозяйской картошки. После чудной баньки и плотного ужина с туристскими байками нас сломал сон. Этот день запомнился нам узкими ущельями, камнепадами, множеством рамных мостов, перекинутых через множество рек и речушек, таёжными полянами с коврами цветов всех оттенков радуги и неожиданной, но очень своевременной встречей с Володей. В Абазе закончилась велосипедно-походная часть нашего путешествия. Пройдено 120 км.

Утро следующего дня наступило для нас часов в 10. Спали как убитые, зато на кроватях и в доме. Проснулись, видимо, только оттого, что захотели кушать. На моё предложение ехать в Абакан на великах, Олег выразил  своё резко отрицательное отношение к такому варианту в жёсткой матерной форме. За завтраком  обсудили с Натальей как нам лучше попасть в Абакан и решили двигать на маршрутке к прямо к вечернему паровозу. Был определённый риск не купить билеты перед отправлением. А пока мы были приглашены на экскурсию на берег Абакана через небольшой сосновый бор, на краю которого, собственно, и стоял дом Наташи. Невысокий берег был укреплён дамбой. Спуститься с неё к воде было проблематично, зато с дамбы открывался живописный вид на остров, протоку и новорусские коттеджики, теряющиеся в сосновых зарослях на противоположном берегу. Вернувшись в дом, мы начали плавно собираться. В сборах я не заметил, что оставил свои велоботы под кроватью, но узнаю я об этом только в Абакане. Решили ехать после обеда. Поблагодарив Наташу мы бодро доскакали до местного пятачка, откуда стартовали все маршрутки в Абакан. Водитель маршрутки как-то очень спокойно отреагировал на наши велы. Разобранные велики вместе с рюкзаками и «штанами» спокойно поместились за последними сидениями в «Газели» и мы, заняв свои места в салоне, превратились в обычных двуногих. Так началась заключительная часть нашего путешествия.
Дорога из Абазы до Абакана проходила по хакасской степи с очень живописными видами на зелёные равнины, окруженные невысокими сопками с каменными гольцами терракотового цвета. По пути, недалеко от Аскиза, мы проехали поворот к самому почитаемому памятнику хакасского народа – Улуг Хуртуях Тас, каменному менгиру с очертаниями беременной женщины. Сюда я хотел заехать изначально, когда составлял план нашего путешествия. Но в этот раз каменная баба нас не дождалась. Видимо, не сильно-то и хотела.
Через 3 часа, включая остановки в Таштыпе и Аскизе, мы прибыли на жд вокзал Абакана. Билеты на нужный нам поезд остались только купейные, но в самое первое купе на 2 человека. Это меня нерадовало потому, что ставить велы в купе всегда нереально. Предчувствие тупых объяснений с проводниками несколько напрягало. Закупив продуктов для ужина мы пошли на перрон сдаваться в плен РЖД. Осмотрев это 2ухместное купе, мы поняли, что всё не так плохо и аккуратно разместили велы у стены. Погрузка в паровоз прошла в тёплой дружественной обстановке. Проводники не позволили себе ни одного неправильного слова по поводу велов, а вот мы были готовы к бурным мексиканским разборкам с использованием ненормативной лексики. Поезд тронулся в Красноярск. Наше очередное путешествие завершилось. Было немного грустно. В этот день мы проехали 186км на маршрутке.

Как всегда, в таких случаях, несколько общих замечаний по всему маршруту.

Дорога из Чадана до Абазы непроходима для шоссейника на клинчерах. Хотя у меня изначально была такая дурная мысля приехать покатать свой Фау по тутошним перевалам. Лучший выбор велика для этой дороги –  гибрид на полусликах с передним амортом (ход 63-85 мм). В Туве велосипедистов (или может быть только нас) автомобилисты приветствуют сигналами, интересуются не нужна ли какая помощь и даже иногда предлагают подвезти. В Хакассии такого отношения уже меньше, а в крае его нет вообще! Пища в местных кафе-столовых в Туве простая, вкусная, натуральная и высококалорийная, но людям с высоким уровнем холестерина или индивидуумам, находящимся на диете, я бы посоветовал внимательно изучать меню. Цены в магазинах человеческие, учитывая то, что всё, кроме мяса и молока, здесь привозное. С похожими регионами, типа Алтая, просто никакого сравнения. Алтай уже давно превратился в помойку с дикими полчищами «организованных» туристов и такими же дикими полчищами туристических коммерсов ,выжимающих из путешественников нереальные суммы, сравнимые только с турами «всё включено» на о. Бали. Цены на туруслуги в Туве невысокие, а отношение к туристам - лояльное. Местные жители вполне дружелюбны, хотя и бывают излишне любопытны. Вода в реках за перевалом пригодна для питья в сыром виде. Воздух пригоден для дыхания на всём протяжении маршрута. Вообще, Тува – это такой огромный бальнеологический курорт для среднестатистического жителя российских городов.


Если Вам представится такая возможность посетить Туву, обязательно это сделайте. Вы об этом никогда не пожалеете! 

Для любителей быстродвижущихся картинок наш небольшой фильмик


Комментарии
Rustik25.07.14, 10:32
История 
и повод хороший и в удовольствие покатались ))
Супер! 
Классный отчет, отличное путешествие! Молодцы.
Mikolaxa11.11.12, 06:46
Спасибо за уточнение! 
Это похоже на правду! ;-) Просто мы ехали без ГПС (ибо зачем ГПС, если едешь по единственной дороге и сворачивать не собираешься ;-)) и карта наша начиналась от перевала, т.е. от границы Хакасии... Когда писал отчёт уже мог и что-то перепутать... Названий мы, конечно, могли не запомнить, а вот впечатления от этой поездки останутся надолго...
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Тува
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: