Сокровища Дуссе-Алиня

Идет загрузка карты ...
Хребет Дуссе Алинь один из самых интересных и высоких в дальневосточном регионе. Разносторонность природы, изменчивость окружающего мира делают путешествия в «затерянный мир Дуссе Алиня» увлекательным и интереснейшим.
 
Идея в умах.

    

Сокровища – это слово у многих людей ассоциируется с несметными богатствами, кладами, золотыми украшениями, утерянными драгоценностями минувших в лета цивилизаций и огромными «кучами» золота и драгоценных камней. 

    Но есть в мире более ценные сокровища, удивительные, невообразимые, необъятные, чудесные и необыкновенные. Найдя, ты не сможешь их взять в руки, завладеть ими в материальном смысле, продать или обменять на что то. Но стоит только один раз их увидеть, почувствовать ту энергию и красоту, которую они излучают, знай, что эти сокровища с тобой останутся навсегда. Порой что бы найти сокровища, не требуется множество лет поисков. О том, где они находятся, знают все: об этом указано в учебниках по географии, на картах мира и поисковых страницах сети интернет. У этого сокровища множество имен о нем слагают песни, легенды, пишутся статьи, рассказы, книги, к нему идут. Не одно поколение, заразившись этой прекрасной, волшебной и чудесной красотой продолжают год за годом стремиться к нему, что бы еще и еще раз насладится их красотой и величием. Имя ему горы!
P1130437


    «Горный хребет Дуссе-Алинь расположен в самом центре Хабаровского края и является уникальным по своей красоте, необычности рельефа и разнообразию уникальных памятников природы. За труднодоступность и заповедный статус части хребта, эти места иначе еще называют «Затерянным миром». Лишь немногие, хорошо подготовленные туристы могут похвастаться покорением этого царства скал, озер и водопадов.»

    Вот так излагается информация о хребте Дуссе-Алинь на одном из туристических информационных порталов Дальнего Востока. Найденное нами небольшое количество рассказов и отчетов о маршрутах по хребту, красивейшие фотографии в книге путешественника Игоря Ольховского «Волшебный мир природы Дальнего Востока» подтолкнули туристов и путешественников нашего района к идее сходить в этот «Затерянный мир», посмотреть все своими глазами.

    

Это мы!!!!
Собрав команду и распределив обязанности на маршруте, наша группа в составе 7 человек 20 августа 2012 года выехала на базу лагеря Робинзон к началу маршрута. Путь к лагерю был уже знаком многим из участников экспедиции, поэтому они молча созерцали изменчивую природу. Те же, кто ехал туда впервые, с интересом разглядывали меняющиеся за бортом машины ландшафты. Так мы за три с половиной часа, переехав вброд около десятка рек и ручьев, доехали до базы лагеря Робинзон. Разгрузив рюкзаки, оборудование и провиант, каждый из нас стал заниматься своим делом. Васильев Олег как увлеченный рыбак побежал опробовать свои мушки и обманки в устья реки Мунали. Николай Иванович как хозяин лагеря обходил свои владения и оглядывал все хозяйским взором. Завхоз Воробьёва Анастасия уже готовила на кухонном костре обед. Медик Сипин Михаил готовил и укладывал к маршруту аптечку. Руководитель экспедиции Александр Анатольевич наводил ревизию привезенного оборудования и продуктов, раскладывая по весу и калорийности на каждый походный день. Шиш Андрей один из ответственных за безопасность участников экспедиции уже хлопотал над растопкой бани. Барс и Лайма четвероногие бродяги и неотъемлемые участники экспедиции бегали по лагерю в поисках чего-нибудь вкусного. Я же бродил по лагерю с фотоаппаратом и видеокамерой и незаметно фиксировал полезную деятельность, производственные споры и смешные моменты среди участников. Жизнь в лагере кипела. Так незаметно для всех наступил вечер. Машина давно уехала обратно в поселок.  Миллиарды звезд высыпали на темное, безоблачное небо, тихий шум недалеко протекающей горной реки, возгласы ночных птиц и весело горящий костер придавали этому вечеру особую колоритность. Участники экспедиции, собравшись возле костра, весело переговаривались, рассказывая смешные и увлекательные истории, попивая свежезаваренный чай. Мир вокруг нас уже давно спал тихим и спокойным сном. Собранные рюкзаки, лежали в столовой и дожидались своего часа. Потихоньку все участники разбрелись по комнатам и тогда в лагере воцарилась полная тишина, изредка разрываемая таинственными ночными звуками.

Выход на маршрут.

    Раньше всех проснулся Николай Иванович, как всегда спокойно осмотрел лагерь и «включил будильник». Будильником в лагере называется металлическая труба двух дюймовка, привязанная за один конец к углу крыши столовой. Изрядно поколотив в нее металлическим прутом и тем самым всех, разбудив, Николай Иванович прокричал свое привычное «Лагерь подъем!» и ушел в столовую дожидаться уже проснувшихся, но еще сонных туристов. Умывшись холодной, бодрящей, горной, водой все быстро пришли в себя и собрались в столовой к уже приготовленному завхозом завтраку. Быстро поев, все были готовы к началу маршрута.
На Маршрут!


     Взгромоздив весьма тяжелые рюкзаки и сфотографировавшись, все мы двинулись в путь. Так начался наш экспедиционный маршрут. Двигаясь по «царской дороге», построенной в 1917 году пленными Австрийцами, а ныне использовавшейся как лесовозной мы прошли 5 км. С завидной регулярностью натыкались на следы диких животных, видно с таким же успехом использовавших старую дорогу в своих целях. Пройдя намеченное расстояние, мы повернули к реке Керби в месте впадения реки Диер. Во время переправы через р. Керби на нас налетел резкий и порывистый ветер, сопровождавшийся сильным ливнем, отчего пришлось раньше времени доставать дождевики и быстро переходить реку. Ливень как начался, так же стремительно закончился. Немного поднявшись по р. Диер мы вышли к первому на нашем пути и неоднократно знакомому «Диерскому» водопаду.   



     
Экстрим

Водопад был красив, после ливня вода в нем пенилась, смоченных стремительным ливнем от нагретых за день камней, поднимался пар, как бы создавая туманное свечение в лучах вышедшего из-за тучи солнца. Зрелище было волшебное. Такой водопад я видел впервые. Это был самый чарующий подарок природы к моему дню рождения, который когда-либо я получал. Расположившись у водопада, мы разожгли костер, приготовили праздничный обед и стали сушится.
После ливня водопад менялся стремительно, воды в нем становилось все больше, она пенилась, бурлила и низвергалась к подножию скал, между которых и был заключен водопад. Ниже по течению вода становилась тихой, спокойной и кристальной, казавшаяся от нависших над рекой плотным куполом деревьев, зеленоватой. 

    

Хорошо отдохнув, наша команда быстро собралась и двинулась в путь. Сегодня нам предстояло подняться до слияния правого и левого Диера. Идти поначалу было легко, вдоль реки шла хорошо натоптанная тропа, по берегам стал появляться «курильский чай» сначала отдельными кустиками, а дальше все больше и больше пока по берегам реки его не стало огромное количество. Это указывало на то, что мы уже поднялись над уровнем моря на большое расстояние и продолжаем подъем. По реке было множество перекатов. Так периодически форсируя реку, мы дошли к намеченному пункту ночлега. Согласно имеющейся информации на слиянии правого и левого Диера должно стоять зимовье. Строение было обнаружено нами в ста метрах от берега в разрушенном виде. Было видно, что им не пользуются уже как около десяти лет. Найдя подходящую площадку и разбив лагерь, мы встали на ночлег.
Диер всемогущий.

    Утро было обычное. Тяжелое. Вылезать из спальника никак не хотелось. Но пересилив себя и с трудом открыв глаза, я понял, что встать уже надо было давно. Дежурные уже шерстили по лагерю и доготавливали завтрак. Ночью у медика Михаила голодный пес Барс, разгрыз его пластиковую  тарелку нечаянно оставленную возле рюкзака. В связи, с чем Миха пообещал ему при первой же возможности поставить двойной укол пенициллина с витаминами в мягкое место. С такой веселой ноты и началось очередное утро.

По Диеру

    Идти по реке стало намного сложнее. С каждым километром увеличивалось количество перекатов, пока река не превратилась в один сплошной бурлящий поток. Уменьшилось количество каменных, галечных, кос они превращались в сплошное нагромождение огромных булыжников.

Постоянный подъем и неистовый нрав реки, сбавил ход нашей группы на несколько порядков. Если раньше мы шли браво по тропам, без проблем форсировали реку в любом удобном для нас месте, то сейчас нам приходилось искать обходные пути, пробиваться через заросли стланика, либо карабкаться по крутому склону сопки обходя крутые прижимы. С каждым шагом рюкзаки становились все тяжелее и тяжелее. Группа, не привыкшая к такому темпу движения значительно растянулась, кто то стал отставать, кто то, держа темп, убегал вперед, а после подолгу сидел, ждал отставших. Так мы шли до вечера. Когда солнце уже давно перевалило ко второй половине горизонта и уже клонилось к закату, встал вопрос поиска подходящей площадки для ночлега. Мы стали искать относительно ровное место для постановки лагеря, вокруг было только нагромождение камней и склоны сопок поросших стлаником.
В поисках площадки мы прошли еще около часа, солнце неумолимо шло к закату. Выйдя на небольшое слияние безымянного ключа и реки, наконец-то была найдена подходящая площадка, расположенная не небольшом островке, заросшим вековыми лиственницами и мягким мхом. Быстро разбив бивуак, сварив чая, все сидели и отдыхали. Как раз к ужину уже глубоко в сумерках подошли отставшие. Вечер плавно превратился в ночь. Воздух стал тяжелым от влаги. Как то резко потянуло прохладой. Сжавшись, я сел поближе к костру. Барс, мирно лежавший в нескольких метрах от палатки, встал и подошел к костру при этом, потеревшись мокрым боком об медика Михаила тем самым потеснил его сторону, удобно улегся на его место. Очередной день похода был прожит.

Испытания продолжаются.

    Утро снова было обычное. Ночью прошел небольшой дождик. Хорошая звездная ночь сменилась переменной облачностью. Отчего все вещи были сырые, напитавшись ночной влагой. Быстро позавтракав овсяной кашей и ветчиной, запив все Курильским чаем, мы свернули лагерь и тронулись в путь. Испытания продолжились.
Тот же еще более крутой подъем. С каждым километром ландшафт менялся, по берегам реки уже лежали не нагромождения валунов, а огромные, размером с дом, каменные глыбы, поросшие мхом и обточенные со всех сторон водой и временем. Наша группа обходила их, перебиралась через большие нагромождения, либо петляла в лабиринте скальных обломков. Часто останавливались, делали привалы и отдыхали. Вскоре мы стали идти быстрее приспособившись к высокому темпу движения и уже никак не реагируя на усталость. Включилось второе дыхание. С каждым шагом мы приближались к цели.
    
Диер
Природа вокруг изменилась до неузнаваемости. Большие заросли вековых лиственниц и тополя сменились небольшими островками деревьев, между которыми густо и непроходимо рос стланик. Реже стали встречаться следы постоянных обитателей тайги лося, косули, изюбря, чаще вокруг стали летать невиданные до этого птицы и бегать мелкие грызуны «пищухи» или «сеноставки». Их было огромное количество. Охотники Барс и Лайма сначала с интересом и энтузиазмом реагировали на каждый их писк, резво срываясь с места и стремительно бросаясь к месту, откуда они слышали или видели мелькающие спины этих грызунов. Но после устав от постоянной беготни вскоре совершенно потеряли к ним всякий интерес. Воздух вокруг становился легче и прозрачнее, дышалось свободнее со временем общее самочувствие группы улучшалось. Пройдя еще около четырех километров, у подножия горы, мы разбили лагерь.
Поставив палатки, заготовив на ночь дрова, приготовили ужин, появилось свободное время. Пока солнце еще не село и до заката как минимум оставалось около часа я, Олег и Михаил решили подняться по склону скалы, до большого хорошо заметного с земли камня. Камень лежал ровно, выпирая из склона на десяток метров представляя собой большую ровную смотровую площадку. Взяв с собой фотоаппараты, горсть конфет и орехов мы стали «продираться» через густые почти не проходимые заросли стланика. Стланик вскоре кончился, сменившись сплошным нагромождением скальных обломков. Без особых проблем добравшись до смотровой площадки нам открылся красочный вид на всю долину.  Бежавшая в распадке река Диер, была со всех сторон окружена островками леса, в отблесках заходящего солнца вода отсвечивала, и казалось серебристой. Еще зеленый лес в лучах заходящего солнца казался волшебным. От лагеря, возле склона горы, на которой мы сидели, подымалась ровная струйка синеватого дыма. В небе над скалами парили несколько орлов выискивая среди нагромождения камней свою добычу.
Замок
Стена замка

Скала

Мрачные скалы впереди


Скалы, возвышавшиеся вдали казались мрачными и безжизненными. Нависшие над ними кучевые облака придавали их виду особенную таинственность и загадочность. Солнце, облизав последними горячими лучами, склон нашей горы окончательно закатилось за горизонт. Пора было сворачиваться и спускаться к лагерю. Но неописуемой красоты пейзажи и горы на закате нас не отпускали. В душе был восторг. Посидев еще немного времени, здравый смысл возобладал над эмоциями мы осторожно, и быстро спустились к лагерю. В лагере было спокойно. Каждый занимался своим делом. Руководитель Александр Анатольевич рассматривал топографические карты и делая отместки в навигаторе. Николай Иванович и Андрей уже спали в палатке. Завхоз Анастасия суетилась возле костра. День прошел.
Вынужденное разделение.

    Утро выдалось напряженное. У Андрея поднялась высокая температура и был сильный сухой кашель. Медик Михаил сказал, что это простуда и идти ему в таком состоянии было противопоказано. Решено было сделать дневку. Однако тем самым мы выбивались из временного графика по маршруту, поэтому окончательным решением было разделить группу. В итоге я Михаил, Олег, Анастасия и Барс продолжили маршрут. Оставив необходимые лекарства Андрею и перераспределив продукты мы вышли по намеченному маршруту. Нам предстояло подняться по безымянному ключу в самые его истоки в большую скальную чашу, мрачный вид которой мы видели накануне со скалы. По карте там находилось безымянное озеро. Подниматься небольшой группой стало проще. Продолжая движение по ключу, мы несколько раз натыкались на свежие следы медведя шедшим, где то впереди, тем же маршрутом. По берегам произрастали заросли стланика превращая берег в неприступную сплошную стену. Уже в самых истоках ключа, русло стало узким пока совсем не затерялось, среди зарослей стланика. Выискивая проходы, где-то пробиваясь напропалую, мы поднялись на небольшой перевал. Спустившись с него, группа попала в самую сердцевину чаши к берегам безымянного горного озера.  Озеро по форме было округлое, берега представляли собой нагромождение скальных обломков, растительности вокруг озера кроме лишайников, мхов, карликовой брусники и низкорослого стланика не было. Мрачные отвесы скал, нависшие над ними тучи создавали темный, угрюмый, безрадостный вид мертвого царства. Даже вода по цвету в озере была хоть и кристально прозрачная, но резкая глубина от самого берега, делала её непроницаемо темной. Воспаленное мрачным пейзажем сознание воображало, что в глубинах этого «озера мертвых» водятся невиданные чудовища прятавшиеся днем и выбиравшиеся на охоту глубокой темной ночью. Берег озера продувался шквальными порывами ветра. Поставить палатку при таком раскладе было невозможно, поэтому пришлось пройти по чаше дальше и уже там искать подходящее место с водой и дровами. Выбор пал на небольшой островок стланика с бьющим неподалеку ключиком холодной и мягкой воды. Олег, сверившись с навигатором, сказал, что сегодня мы находимся на отметке 1570 метров над уровнем моря.
    Удобно расположившись, мы не учли одного фактора, вокруг было такое огромное количество грызунов «пищух». Они постоянно сновали между камней, громко отмечая свое присутствие писком, близко подбирались к рюкзакам пытаясь вытащить из него мелкие вещи. Барс озадаченный такой наглостью, поймал несколько, подкараулив их возле высокого камня. Поэтому в деталях удалось рассмотреть этого юркого зверька. По размеру «пищуха» около 15-17 сантиметров в длину, рыжего цвета, с короткими почти одинаковыми лапками, большими округлыми ушами, почти без хвоста и очень длинными усами. По виду «пищуха» очень напоминает хомяка, но как оказалось она и грызуном то совершенно не является, а относится к отряду зайцеобразных. Барс, с успехом поохотившись, отвоевал часть территории лагеря, разогнав обнаглевших зверюшек. Вечером было решено сделать небольшую разведывательную вылазку. Основательно укрепив палатку от ветра и заготовив сухой стланик на дрова, я с Олегом, наконец, то пошли на «разведку». Поднявшись по большой каменной осыпи и прыгая с камня на камень, мы добрались до небольшого каменного разлома, поросшего карликовым кустарником. Кустарник был «неимоверно» густой крепко вросший в камень и тянувшийся к небу вдоль стены. Аккуратно подымаясь почти по отвесному склону и внимательно выбирая, за что взяться и куда поставить ногу мы, преодолев последний десяток метров, поднялись на перевал. Немного отдышавшись и уже без особой трудности, преодолев последние метры, встали ровно на ребре горного хребта в месте начала трех горных распадков, огромных скальных чаш, с обрывами, большими каменными столбами, озерами, ручьями и невероятными, непередаваемой красоты пейзажами. Прямо передо мной находился восхитительный горный распадок, без единого дерева, представляющей собой горную тундру, поросшую мелким кустарником и карликовыми растениями. По распадку, серебряной змейкой бежал небольшой ручеек. Непонятно откуда начинавшийся и с каждым метром набиравший силу ручей убегал к горизонту пока совсем не пропадал из виду. Вокруг царило красочное безмолвие. Огромные острова кучевых облаков освещенных заходящим солнцем неспешно плыли по небу. Склоны горы были озарены всеми цветами радуги. Зеленые кусты карликового стланика, красные листья зарослей осенней голубики, серые и черные скалы, красноватое зарево заката и голубые разрывы просветов между облаков. Это был один из тех редких моментов жизни, когда неописуемый восторг, неподдельное восхищение, безудержная радость и неутолимое упоение увиденной красоты одновременно царили в душе. С трудом оторвав взгляд от одного пейзажа, я поворачивал голову в другую сторону и мне открывался новый, чудесный, невероятный, волшебный и необыкновенный вид, сладкие приятные чувства с новой силой овладевали разумом и сердцем. Засняв на камеру ценные кадры, мы продолжали идти по ребру хребта, пока не обогнули чашу с озером и, нашли удобный пологий склон. Подъем вперевал был найден. Ночь неслышно завладела окружающим миром. Мы быстро спустились к лагерю. Скалы в отблесках луны стали казаться еще мрачнее и ужасающе. Отогнав от себя угрюмые мысли, я стал вспоминать прожитый день и делать записи в маршрутном дневнике.
        
Перевал.

    Пройденный накануне вечером перевал казался совершенно не сложным. Идти в подъем с рюкзаками было трудно только первые метры. Организм с каждым шагом, адаптировался, пока не стало совершенно легко. Погода стояла отменная. Ярко светило солнце. На небе не было ни одной тучки, еще вчера нагонявшие мрачные мысли. Однако скалы все так же казались безжизненными. Поднявшись примерно на триста метров, мы вышли на ровное небольшое плато. Вокруг насколько хватало взора, буйствовала горная тундра. Здесь были заросли карликовой 3-5 см длинной голубики, обильно усыпанные крупными и сладкими ягодами. Тут же красным ковром ягод росли совершенно маленькие 1-2 см кусты спелой брусники. Выше растительность произрастала немного реже. Исчезли карликовые кусты, камни плотно поросли мхом поверх, которых росла клюква. Это стало для всех неожиданным. Тут удивительным образом смешивалась высокогорная и маревая природа. Неизвестные мне горные растения вперемешку росли с болотными мхами и клюквой. Такое видеть мне было впервые.

    Поднявшись на высоту 1904 метра на самой вершине мы наткнулись на небольшое нагромождение камней сложенных в виде пирамиды. Олег сделав загадочное лицо воскликнул:

- О смотри! Тут кто-то ходил, тут были люди – и указал на пирамиду из камней.

- Это же ТУР! – воскликнул я.

    Быстро разобрав верхние камни, мы нашли пластиковую бутылку с хорошо закрученной крышкой. Вытряхнув из бутылки несколько, плотно смотанных, листков. Я взял и развернул сначала маленький обрывок сигаретной фольги, на белой внутренней части простым карандашом было написано:

«11.08.2008 г. Тур. Гр. Альтаир Г. Комсомольск на Амуре. В ко-ве 1. чел. Мартынов В.Г.» так же в записке был указан адрес и телефон.

    Вторая записка была из плотной белой офисной бумаги, завернутая в полиэтиленовый пакетик и перемотанная желтой изолентой. Записка была бланкетной наполовину напечатанной и заполнена от руки черной ручкой:

«Группа туристов г. Комсомольск в количестве _ человек, совершая горное путешествие _ к.с. вышла к туру в. 1904 м со стороны пр. Диера в 11: 20 7 августа 2009 г метеоусловия отличная погода состояние группы отличное движение от тура начато в 11:40 по направлении по гребню на Токолан снята записка группы Альтаир от 11 августа 2008 г.под руководством Грисяк Антона руководитель группы Щеглова Ирина записку переслать по адресу …. Тк Альтаир состав группы Щеглова Ирина, Шевцов Дмитрий, Пузиков Иван, Корев Виктор, Грушевский Александр»

    Найденные записки всем подняли настроение. Удивительно было то, что этими красотами любуются не только мы одни, тут бывает, ходят различные туристические группы так и просто одиночки, такие же авантюристы, как и мы. Сочинив и положив в тур нашу групповую записку, мы спустились в долину Безымянного ключа впадающего в нужную нам реку Курайгагна. Спуск был сложным и тяжелым. Несколько раз я соскальзывал с заросших мхом камней и стремительно катился вниз по склону. Вовремя группируясь, затормаживая ботинками и хватая за уступы руками останавливался. В итоге к концу спуска у меня были стерты в кровь руки и разорвана в нескольких местах одежда. Это был настоящий экстрим.

    Идти по долине было хорошо, отсутствие густой высокой растительности и кустарника давали хороший обзор на многие метры вперед. Местность была ровной, относительно пологой и с наличием множества троп и следов пребывания зверей. То тут, то там, сновали надоедливые «сеноставки». В нескольких местах мы нашли свежие следы пребывания медведя, вывороченные большие куски дерна и камней указывали, что медведь искал себе пропитание, съедобные корешки и при возможности грабил запасливых «сеноставок». Мы шли по сухому руслу ключа, где то под нагромождением камней слышалось журчание воды, но видно её не было. Спустившись на несколько сотен метров, между камней стала появляться вода сначала небольшими лужицами, после лужи превращались в небольшой ручеек, с каждым метром набиравший силу пока не превратился в полноценный поток. Так мы спустились еще около километра пока впереди идущий медик Михаил окрикнул нас и несколько раз махнул рукой:

- Давайте быстрее! Тут водопад! – крикнул Михаил.

    Мы ускорили шаг и вскоре вышли на большую каменную площадку. По площадке в ложбине выточенной временем, стремительно бежала вода и в конце обрывалась и падала с ровного обрыва в небольшую чашу, заполненную кристальной водой. Водопад был небольшой высоты примерно коло 6 метров. Вода с него падала в два каскада. Покрытые коричневым налетом камни и по краям заросшие мхами, отражались в зеркале воды еще больше усиливая и без того необыкновенный вид.

    Сфотографировавшись и насмотревшись на водопад, мы продолжили идти к впадению Безымянного ключа и реки Курайгагна. Судя по карте, мы уже находились в Верхнебуреинском районе, и идти оставалось не меньше двух километров. Горная тундра, сменилась густым лесом. Преобладали в основном хвойные леса, лиственница, сосна, так же встречалась береза и осина. Склоны гор, мимо которых мы шли уже были не безжизненные, а почти все покрыты широколиственным лесом и кустарником. Лес небольшими островками уже начинал переодеваться в осенние наряды. Еще зеленые, но местами уже пожелтевшие листья в лучах заходящего солнца казались волшебными. На одном дыхании добравшись до места, мы быстро поставили палатку, сготовили ужин и каждый стал заниматься своими делами. Вокруг уже была ночь. Медик Михаил раздав всем витамины, ушел спать. Я и Олег разговаривали, обсуждая прошедший день. Барс, наевшись вдоволь каши, тихо посапывал в стороне между палаток. Висевшая над импровизированным столом газовая лампа собрала вокруг себя множество ночных, бабочек и мотылей, периодически норовившие унести её с собой. Большой «мотылек» с размаху ударившись об горячее стекло лампы, грузно упал на стол. Это была прекрасная ночная бабочка, размером почти с воробья, с большими, узкими, вытянутым двойными крыльями покрытыми волосками. Узор на крыле темно серого цвета с зигзагообразными молниями, у основания черного цвета, в середине верхнего, большого крыла, красовался большой светлый четкий овал. Внутренняя часть крыла черная с фиолетовой переливающейся полосой у основания белым орнаментом в виде бахромы и полукругов. Большие длинные усики, заостренные в конце. Глаза большие, округлые, прикрыты небольшим хохолком. Бабочка быстро трясла крыльями и двигалась по столу, после медленно залезла на лежащую, на столе тарелку. Я несколько раз её сфотографировал. Яркая вспышка фотоаппарата озарила все вокруг. С противоположной стороны реки вскрикнула ночная птица, и громко хлопая крыльями, улетела проч. Бабочка сидела неподвижно, стараясь слиться с окружающей обстановкой и прийти в себя после падения. Мы с Олегом сидели её рассматривали.  Позже от Николая Ивановича я узнал, что бабочка называется «Бражник» на Дальнем Востоке обитает множество её разновидностей. Уже находясь дома и рассматривая фотографии бабочек на сайте «википедии» я сравнивал их с «моей» бабочкой и пришел к выводу, что это один из подвидов «Бражника соснового». Пересадив бабочку на дерево и погасив фонарь мы ушли спать.

Водопад «Медвежий».

    Утро для всех было привычное. Уже обыденное. Шум реки. Свежие следы медведя в двадцати метрах от палатки, шедшего ночью по каким-то своим делам и наткнувшегося на наш лагерь. Судя по следам, медведь был небольшим но грузным, следы были небольшие но хорошо вдавлены в песок. Немного потоптавшись на месте, медведь изменил свое направление, от греха подальше перешел реку и зашел в лес, где его следы и потерялись. Этот факт нас немного озадачил. Все сразу обратили внимание на то, что Барс поменял место лежки ближе к костру.

- Соображает – сказал Михаил.

- Кому хочется стать завтраком туриста – добавил Олег.

- Он у меня умный, еще бы дров в костер догадался подкинуть и завтрак сварить  – сказал я.

    Все рассмеялись. Два больших сырых бревна почти сгорели и слегка дымились. Быстро раздув огонь мы приготовили завтрак, сварив из риса и сгущонки, молочную кашу. Солнце было уже высоко, поэтому быстро собравшись, выдвинулись по маршруту.

    Идти было замечательно, преодолев расстояние в 8 километров, за два с половиной часа, мы приближались к цели. То, что мы уже где-то рядом было слышно издалека. Приглушенный и ярко выраженный гул, слышался отчетливо. Выйдя к впадению ключа «Медвежий», я увидел огромный, поток воды, срывающийся с отвесной стены. Со стороны водопад казался не таким большим, хорошо просматривающийся между деревьев. В это время подошел Олег и Михаил.

- Вон смотрите, какая красотища! – крикнул я всем.

- Оёёё! Вот это да! – воскликнул Олег.

    Все ускорили шаг. Через двадцать минут мы уже стояли у подножия водопада. Со стороны казавшийся небольшим вблизи это была громадина. Разговаривать вблизи было трудно, гул воды перекрывал все звуки, поэтому приходилось кричать. Сбросив рюкзаки, недалеко от подножия было решено сделать привал, попить чаю, полюбоваться красотами и отдохнуть.

- Смотри какая красота! Я в жизни ничего такого не видел – Михаил был в восторге.

- Это водопад Медвежий, настоящее сокровище Дуссе-Алиня – сказал Олег.

- Наша экспедиция уже удалась! Невероятный вид! – добавил я.

    Барс, молча, сидел в стороне и наблюдал за нами как мы с фотоаппаратами в руках, бегаем от одного берега к другому, фотографируем водопад, забираемся на скалы справа, слева от него, меняя ракурс. Водопад поистине был великолепным. В начале, поток воды неистово и живописно срывался на небольшой уступчик, а после отвесно падала в большую плоскую каменную выбоину, разлетаясь на миллионы брызг и создавая в лучах солнца радугу. Красота и изящество линий водопада завораживали. Я забрался на скалу перед водопадом с лева, сделал несколько ценных кадров. Миша и Олег, молча, сидели внизу и неотрывно смотрели на водопад. Окрикнув их, оба посмотрели на меня, после подняв большой палец, вверх выразили свое восхищение красоте. Забравшись на водопад к самому его истоку, там был не менее красивый вид на стометровый гладкий скат воды и возвышающейся за ним большой скалы, неравномерно поросшей лесом с уже почти пожелтевшими листьями. Обойдя водопад со всех сторон, наша группа пошла дальше.

    Мы шли по ключу Медвежьему в подъем. Вдоль ключа шла хорошо натоптанная людьми и постоянными обитателями леса, медведями, тропа. Периодически теряясь в лесу тропа, снова появлялась возле ключа, утыкалась в него, форсировала ключ в нескольких местах, пока не уходила в сторону к озеру. Общим собранием решено было на озеро сразу не идти. По имеющейся у нас информации там были проблемы с дровами, поэтому ночевать мы решили в лесу на берегу ключа. Выбрав место ночевки, мы установили лагерь. Ночью в луч фонаря, на другой стороне ключа попал какой то зверь, засветив своими глазами в луче фонаря, он резко бросился на высокий берег и с треском скрылся в чаще. Что бы как то обезопасить себя и обозначить свое присутствие мы положили в костер несколько больших сырых бревен и зажгли газовый фонарь возле палатки на всю ночь.

Озеро «Медвежье».

    Утром решено было сделать полудневку, починить оборудование, отдохнуть, до озера оставалось идти не более километра. Провозившись до 15 часов с ремонтом мы вышли и быстро дошли до озера.

    С относительно ровного плато и чистого от деревьев, я увидел округлое, со всех сторон  окруженное скалами озеро. Вид завораживал. Вода в озере была прозрачной, возле берега в воде отчетливо виделись крупные скальные обломки. К середине вода в озере чернела, от большой глубины. Удобно расположившись на берегу, подальше от шквального ветра, свободно гуляющего по долине, нас снова понесла нелегкая на скалы.

    Выбрав относительно небольшой перевал слева от озера, я и Олег абсолютно без труда забрались на него, отфотографировали несколько кадров, стали подниматься выше по склону. С каждым шагом подъем становился круче, между скал стали появляться крупные глубокие расщелины. Идти становилось страшновато. Тщательно выбирая маршрут за час с небольшим мы забрались к середине скальной чаши озера, прошли по её склону в противоположный от перевала край. Со всех сторон открывался невероятный, неописуемый вид на горы. Если со стороны озера скалы частично были  заросшие деревьями, то перейдя через перевал, там открывался иной, не менее красивый вид на почти голые скалы, изредка поросшие стлаником. Пройдя дальше, мы вышли на небольшой скальный провал, перейти который без альпинистского оборудования не представлялось возможным. В это же время солнце уже почти закатилось за горизонт оставляя нам неумолимо мало времени на возвращение обратно. Мы же завороженные сидели на высоте и продолжали  любоваться закатом. Мир вокруг стало заволакивать сумерками. Опомнившись, мы резво побежали к спуску со скал. Дойти к месту, где мы безопасно поднимались на перевал, нам не удалось. Олег вспомнил, что удобный распадок для спуска и подъема был на той стороне озера. Вот к нему-то мы и успевали добежать до начала ночи. Подойдя к распадку, вокруг было уже совершенно темно. Ночные скалы в отблеске почти полной луны и россыпи звезд для меня это было ново. Ночные горы я видел впервые и впервые в это время находился на них. Вид менялся с каждой секундой. Осторожно спускаясь, мы находились между двумя отвесными скалами, между которыми низко летали ночные птицы. Сфотографировав на большой выдержке несколько кадров, я продолжил спускаться. Вид открывающейся с высоты, на которой мы находились, был необычайным, ошеломительным и волшебным. Гладкое блюдце озера еле просматривалось в темноте. Освещенные лишь светом звезд и луны, скалы казались живыми. Большие скальные перья казались огромными великанами. Небольшие скальные обломки в распадке мерещились невиданными животными. Мир вокруг жил непростой заколдованной ночной жизнью. Игры скальных теней со временем менялись, превращая их в замысловатые фигуры. Луна, двигаясь по небосводу меняла мир до неузнаваемости. И лишь маленький огонек костра нашего лагеря далеко внизу в долине давал внутреннее успокоение и уверенность. Мы уже почти спустились со скал и шли вдоль берега озера. Небольшой ветерок поднял на нем волны, отчего на гребнях искорками отражались матовый свет луны и россыпью золота заполняли все озеро. Действительно это был «волшебный затерянный мир». В лагере нас ждал Михаил и компанейский пес Барс мирно лежавший невдалеке. Когда мы подходили, он насторожился и, не издав ни единого звука, растворился в темноте, обходя нас с подветренной стороны. После успокоившись и виляя хвостом, радостно стал встречать нас. Каждый день Дуссе-Алинь нас удивлял все новыми и новыми сокровищами.

Дневка на озере.

    Наша небольшая группа осталась стоять лагерем на озере. По инструкции, выданной перед разделением на группы нам было предписано стоять базовым лагерем, при этом 28 мы должны были сходить на озеро Горное которое по прямой находилось в трех километрах от Медвежьего. Озеро было отделено отвесными скалами, в чаше которых мы находились, а обход бы занял все 12 километров. Мы с Олегом после ночной вылазки отдыхали почти до обеда, чинили инвентарь и перераспределяли продукты. По нашим подсчетам из-за задержки на озере продуктов нам должно было хватить день в день. Поэтому равномерно перераспределив продукты на все дни особо по этому поводу никто не заморачивался. День был потрачен в организационной суете и в поисках более короткой дороги на озеро Горное. Проходя правый от озера, скальный отрог мы пришли к выводу, что тут пройти нам не удастся. Большие отвесы, стометровые обрывы, огромные расщелины и осыпающиеся камни с каждым шагом прибавляли адреналин в кровь в итоге мы повернули обратно. Уже перед спуском с горы мы увидели приближающегося человека с собакой. Миша, оставшиеся в лагере крикнули нам, что бы мы спускались. Что мы немедленно и сделали. Спустившись вниз, оказалось, что этот человек был Александр Анатольевич руководитель похода. Подойдя к лагерю я и Олег удивились приходу группы раньше времени, это означало или что то случилось или кто-то повернул обратно, что маловероятно.

- Привет. Вы на Горное озеро ходили? – спросил руководитель.

- Нет. Только путь искали. – ответил Олег.

- Значит и не пойдем – загадочно ответил руководитель.

- А где Иваныч и Андрей? – спросил я

- А там где то идут – неоднозначно махнув рукой в сторону ключа показал руководитель – похоже на другое маленькое озеро вышли, думают что Медвежье – продолжил он.

- А почему не идем на озеро? – продолжил Олег.

- А не идем и все. Штормовое дали, вы же не позвонили. – ответил руководитель.

    Молча встав Александр Анатольевич взял свой рюкзак и пошел в сторону озера Медвежье, Лайма шнырявшая рядом увязалась за ним. Бегая между камней, она что-то выискивала. Александр Анатольевич включил видеокамеру, заснял озеро, умылся и вернулся обратно в лагерь.

- Ну все, я пошел – сказал руководитель – встречаемся завтра в 12 часов на Безымянном ручье внизу за перевалом.

    Он надел свой рюкзак и пошел в сторону ключа Медвежий. Мы были озадачены приходом руководителя, видно, что он был не в духе. Что произошло с настроением для нас так и осталось загадкой. В это же время небо нахмурилось. Резко начался шквальный ветер. На нас с большой скоростью надвигались черные тучи. Стал моросить дождь. Порывы ветра усилились. Мы забрались по палаткам.

    Всю ночь дул ветер, периодически усиливаясь и завывая в скалах. Не переставая, лил дождь. Мы сидели в палатке и разговаривали, периодически замолкая и слушая как где то в скалах обрушивался камень или порыв ветра накидывался на палатку растрепывал тент.

Скользкий перевал.

    Поспать удалось немного. К утру стало спокойней, дождь почти прекратился став моросящим. Выйдя из палатки, я не узнал местность. Скалы были в тумане, а точнее они были укутаны низкой облачностью стремительно проносящейся по ним, то открывая, то скрывая их от моего взора. Все вещи были сырыми. Дрова за ночь изрядно вымокли, лишь предусмотрительно накрытые Олегом перед дождем хворост остался сухим. Мы быстро разожгли огонь, поели, собрали пожитки и двинулись в сторону перевала. Спускаться было трудно. Камни, поросшие лишайником, стали скользкими, аккуратно выбирая каждый шаг, спуск занял у нас почти два часа. Резко набежавшее облако закрыл нам обзор на распадок, отчего, куда идти стало совершенно неясно. Подождав небольших прояснений, мы спустились в тучу. Видно было вперед не больше пяти метров. Но мы уверенно держали направление, аккуратно выбирая дорогу. Спустившись с перевала, мы вышли на слияние двух безымянных ручьев. Где и было договорено о встрече.
    Обустроив бивак на обед и прождав еще около часа наша группа воссоединилась с остальными. Иваныча было не узнать, заросший, бородатый, но бодрый он гордо шагал по руслу ручья. Андрей так же был весел. Весело и в разговорах отобедав, мы стали держать совет. Решено было мне, Мише и Олегу идти дальше до Токоланской дороги, где и ждать остальную группу. Передав часть продуктов, мы перераспределили групповое имущество, и вышли на маршрут. Идти было нормально, рельеф вокруг менялся стремительно. Идя по лесу, я наткнулся на чистый осколок пол литровой стеклянной банки. И тут, оказывается, есть следы пребывания человека. На протяжении похода они встречались везде. Вперевал на р. Токолан мы поднялись к вечеру. Резко похолодало. Начался сильный дождь. Решено было становится ночевать. Выбрав относительно ровное и безветренное место, мы быстро поставили палатку и устроились на ночлег. Местность вокруг была сильно изрыта медведем. То тут, то там, хозяин тайги выкапывал большие ямы. Их было сотни. Огромные следы, указывали, что медведь очень крупный. Судя по оставленным кучкам, продуктам его жизнедеятельности было видно, что он тут жил долго. Позже мы нашли свежее разрытую, но не дорытую яму это был неприятный сюрприз. Мало того что он был огромен, шел проливной дождь, вокруг была плохая видимость, а к ночи поднялся шквальный ветер соседство с медведем нам не доставляло никакого удовольствия. Решено было оставить на ночь, зажженную газовую лампу. Барс на разрытые ямы и небольшие кучки отнесся с полной невозмутимостью и спокойствием. Забравшись мокрый в поставленную палатку, он снова стал отираться об медика Михаила, а после смачно отряхнулся, окатив всех водой. Теперь и вещи были мокрыми. Выпихав его под тент, мы долго еще разговаривали, вспоминая прошедший день.
Спасение и мертвое озеро.

    Ночь была ужасной. Выспаться никому так и не удалось. Шквальный ветер и усилившийся дождь, были всю ночь. Удары шквала били в палатку, полностью прогибая её к земле. Ветки стланика, еще вчера стоявшие выше роста, лежали плашмя. Стоять на ногах было практически невозможно. Волны непрекращающегося ливня обрушивались на тент. Шум ветра и воды создавал непрекращающийся грохот и не давали разговаривать. Оставаться на перевале было равно самоубийству. Проведя ревизию продуктов, выяснилось, что их у нас осталось только на один день и завтрак. А идти нам оставалось около трех ходовых дней. Пережидать шквал мы не стали. Надев дождевики мы быстро собрались и стали подыматься вперевал. Подъем был самым сложным за все время. Начавшийся мокрый снег с дождем били по глазам. Поднявшись на перевал ветер, стал совершенно безумным. Сверившись с навигатором, оказалось, мы промахнулись на какие-то сто метров, и вышли не в тот перевал. Это было новостью. Хотя всю дорогу навигатор показывал правильное направление мы все-таки вышли не туда. Спускаясь обратно в долину, в одном месте навигатор стал вести себя непредсказуемо. Стрелка электронного компаса вертелась во все стороны и не могла определиться, где мы находимся. Точка места нахождения скакала на три километра. Бушующий шквал вокруг, снег с дождем и теперь сломанный навигатор, оптимизму нам не прибавили. Убрав навигатор в карман и спокойно проанализировав обстановку мы на память вспомнили карту и выбрав по природным приметам правильное направление вышли в нужный перевал и успешно преодолели его.

    Спустившись с перевала обстановка изменилась. Ветер остался на перевале. Дождь шел уже без снега размеренно и тихо. Намерзшись наверху и потратив драгоценную энергию все выглядели плачевно. Руки онемели от холода. Вся одежда была насквозь мокрая. Отяжелевшие от воды рюкзаки казались с грудой камней внутри. Михаил хуже всех одетый из нас стал понемногу отставать. Решено было спуститься на еще около километра к лесу где есть дрова и становится на ночь. Выйдя к горному озеру в пойме р. Токалан по данным Иваныча с названием «Мертвое», оно было разлито. Вода сбегавшая со всех сторон небольшими ручейками стремительно наполняла озеро. Обходить его было трудно, почти непроходимый стланик вокруг. Разливы воды между деревьев и большие скользкие валуны. В течении часа обойдя озеро мы спустились с плато по ключу в небольшой лесок. Вокруг все было мокрое. Состояние Михаила стало совершенно разбитое, видно было он начал простывать. Это было уже крайне плохо. Накинув на него куртку, мы с Олегом стали собирать дрова, Михаил сидеть так же не стал, помогая нам в заготовке дров. Натянув тент от палатки, мы стали разжигать огонь. Припасенное Олегом сухое горючее оказалось кстати. Обстругав ножом, отсыревший кусок дерева до сухой сердцевины я настругал небольшие лучины. Таким образом, обстругав еще около десятка поленьев мы быстро развели костер. Все! Теперь все были спасены! Насобирав по лесу поваленные бревна, мы сделали большой костер «Алтайскую нодью». Уже в сумерках поставили палатку и стали сушиться. Доев последние продукты, решено было переходить на подножные источники питания, коих вокруг было великое множество. Осень богатая пора.

Дорога.

    Утром мир вокруг благоухал. От циклона вокруг напоминал только бурный ручей. Попив на скорую руку «курильского» чая сорванного тут же на берегу ручья и приправив его «рододондером» мы вышли в путь. Спускаясь по ключу, мы были уже в районе им. П.Осипенко, прошли слияние безымянного ручья с р. Токолан. Ниже мы вышли на огромный водопад. В одном месте река спускалась, а после стремительно скатывалась со склона по ровному каменному скату. В середине ската был большой обрыв, который и образовывал Токоланский водопад. В месте впадения с правой стороны со скалы падал еще один не менее красивый водопад. Полная воды река создавала крупный бурлящий поток. В этом месте на фотоаппарате у меня кончился заряд батареи. Это было досадно. Сфотографировать водопад я все же смог на видеокамеру но уже не в лучшем качестве. Осторожно спустившись со ската, мы снова вышли на слияние какого-то ключа и р. Токолан.

    Спускаясь вдоль реки шедший впереди Михаил, закричал, резко сбросил рюкзак, быстро размахивая руками, прыгнул в реку. Я, не понимая стоял и смотрел на него, в это время что-то невыносимо больно обожгло, сначала шею, потом руки, лицо, я сорвался с места отбежал около двух десятков метров и стал осматриваться. Резкая обжигающая боль была везде. Пока я стоял, меня еще несколько раз больно обожгло. По одежде ползали дикие осы, их было около двух десятков. Я начал их с себя стряхивать, сбивая на землю, в итоге получил еще несколько обжигающих уколов в руку. Олег сначала непонимающе смотрел на нас, а потом, поняв в чем дело, рассмеялся. Как выяснилось, он шел первый, задел висящий на кустах осинник, растревожил этих диких «варваров», а те уже в сою очередь, дали нам «прикурить». Укушенные места дико болели. Миша, выбравшись из воды, сидел мокрый и выдергивал из ран жала. После достав из рюкзака, дал мне какую-то горькую таблетку сказав, что станет легче. Олег ни разу не укушенный осами со смехом вспоминал, наши «спринтерские» забеги. Позже справедливость была восстановлена, уже позже оторвавшись от нас на несколько метров, он задел еще один осинник и уже весь искусанный сидел так же потирал болевшие места. На его опухшее ужаленное ухо смотреть без смеха было невозможно. Мы потом долго вспоминали это небольшое, но веселое происшествие.

    Рельеф и местность менялась на глазах. Вокруг росли вековые, почти в два обхвата толщиной лиственницы и тополя. Идти по такому лесу было одно удовольствие тропинка, идущая вдоль реки, отсутствие кустарника и мягкая подложка из зеленого мха «сфагнум» создавали причудливый неузнаваемый вид. Навевая воспоминания о слышанной когда-то истории геологоразведочных партий бродивших в этих местах в позапрошлом веке. Старатели золотодобывающей артели братьев Бутиных и Токоланского товарищества пешком и на лошадях ходили мимо вот этих тогда еще молодых деревьев, обследовали золоторудные ключи и речки, поймы реки Керби. Обнаружив на реке Токолан богатые «золотниковые» россыпи основали здесь золотодобывающий участок. Название реки Токолан идет от эвенкийского «Туколан» в переводе означающего пески. Уже переложенное на русский лад землепроходцами и геологоразведчиками река приобрела нынешнее название Токолан. Почти полтора века на реке Токолан добывали золото, закончив добычу в конце 90-х годов прошлого 20 века. После работы артелей на реке осталось множество хорошо сохранившихся дорог начинавшихся, где то в районе ключа «Еловый». До ключа мы шли всю первую половину дня, периодически обходя возникающие по реке трудности, резко появляющиеся заросли стланика и орешника, форсируя впадающие ключи и небольшие речки. Дорога, на которую мы вышли, была шикарная, видно было, что ей пользовались как минимум в начале года. Хорошо отсыпана, высокая и идеально ровная дорога шла от лесозаготовительной деляны в сторону реки Керби. По ней спокойно могла бы проехать любая машина от большого везде проходимого «Урала» до маленького с низкой посадкой «Фита». Выйдя на дорогу, мы немного отдохнули, фактически маршрут был уже завершен, но идти по дороге нам предстояло около 25 километров. Быстро набрав темп движения, за два часа мы преодолели расстояние почти в 10 километров. Усталость и отсутствие продуктов дали о себе знать. Установив лагерь возле ключа, мы приготовили суп из собранных по дороге подосиновиков, приправив все это имеющимися у нас специями. Сварили великолепный компот из лапчатки и спелой брусники. Поужинав, сразу легли спать.

Итоги и выводы.

    Проснулись мы рано. Роса на траве у дороги отсвечивала в отблесках восходящего на небосвод солнца. Утренняя прохлада бодрила. Я вылез из палатки, размял отекшее за ночь тело сделав несколько нехитрых упражнений, стоял и наблюдая за рассветом. Недалеко от лагеря свистел рябчик. Это было хорошо. Взяв ружье я пошел в поисках пропитания. Подойдя к ключу неожиданно для меня с небольшого залива сорвалась утка. К этому я готов не был, поэтому среагировать так и не успел. Пройдя дальше, с земли поднялись несколько рябцов, усевшись на деревья, они стали внимательно смотреть на меня. Это была идеально сидевшая добыча. Хорошенько прицелившись, я несколько раз выстрелил. Рябчик резко сорвался с ветки, перелетел на несколько сот метров и снова сел на дерево. Не попал! Я зашел в лес и стал пробираться поближе к добыче. Рябчик обеспокоенный моим поведением ерзал на ветке, то высоко поднимая голову и внимательно всматриваясь в мою сторону то, перетаптываясь на месте, готовый в любой момент улететь прочь. Я наступил на сухую ветку, ветка с громким хрустом сломалась. Рябчик сорвался с места и полетел на ту сторону реки. Все, добыча была потеряна. Побродив по лесу примерно еще около четверти часа, я наткнулся на большую поляну молодых грибов подосиновиков. Насобирав примерно пол котелка, я вернулся в лагерь. Все уже были на ногах. Быстро почистив и сварив похлебку, наша команда быстро собралась и вышла в путь. К реке Керби мы дошли на одном дыхании. Судя по следам, река выходила из берегов. Перейдя несколько неглубоких русел, мы вышли к основному руслу реки. Воды было много. Перейти вброд реку было невозможно. Посовещавшись, решили идти вверх по течению искать подходящий широкий плес под переправу. Река бурлила. Вода стремительно бежала, ударяясь в прижимы и создавая постоянную волну. То тут, то там лежали завалы деревьев вывороченных с корнем мощным потоком воды. Река Керби показывала свой нрав. Название реки пошло от эвенкийского слова «Горби» имя. Если перевести название с якутского языка то «Керби» означает «Ведьма». И действительно река вела себя как ведьма. Мест для переправы не было. Идти вдоль реки было трудно. По колено грязь, множество заполненных водой старых русел и завалы деревьев. Так мы прошли примерно около полукилометра пока не наткнулись на большой завал леса через русло. Успешно переправившись через реку, мы поднялись на берег и вышли на «царскую дорогу». Идя по дороге, мне удалось добыть двух крупных рябчиков, Олег насобирал грибов, а у Михаила имелся запас «Курильского чая». На вечер ужин был обеспечен. В лагерь «Робинзон» откуда 21 августа у нас начиналось путешествие, мы пришли далеко в сумерках в апартаментах «Иваныча» нами была найдена контрольная записка путешественника одиночки пришедшего в лагерь после нашего выхода на маршрут.

«контрольная записка, прибыл 28.08.2012 пойду по пр. Диеру. Серый Волк»

    Записка была написана на небольшом обрывке белой бумаги, синим карандашом, оказывается, есть в мире действительно отчаянные люди, внушающие к себе уважение. Позже уже дома я нашел отчет Серого Волка в сети интернет. Поистине отважный человек.

    Быстро растопив печь, в столовой и достав с лабаза оставленные продукты питания, мы приготовили поистине царский ужин. Наваристый и густой суп из жирных рябчиков с макаронами, жареные грибы с картофельным пюре, хорошо заваренный «курильский чай» на ночь и большое количество сгущенного молока с пряниками. Позвонив по спутниковому телефону и сообщив о нашем прибытии, мы почти полночи, сидели в тусклом свете фонаря вели неспешные беседы, вспоминая прожитый день, обсуждая интересные моменты наших горных похождений и планируя новые маршруты. Для нас экспедиция Дуссе Алинь 2012 завершилась.

    На следующее утро примерно к обеду прибыла остальная команда. Выйдя на дорогу к ключу Еловый они вызвали из с. Бриакан машину, которая подобрала группу на подходе к реке Керби, а после поехала за нами. Забросив в кузов «Урала» рюкзаки мы выехали обратно в поселок, куда добрались еще до темноты.

    Маршрут для каждого из нас дал бесценный опыт, во многих аспектах туристической жизни начиная от организации похода, личного участия, отношений в группе, школы выживания в горах, до мелких деталей созерцания красоты и изменчивости мира. Одним из интересных и немаловажных моментов похода стали взаимоотношения участников, в мире людей и обыденности они одни, скрывающие некоторые личностные качества, но при возникновении экстремальных ситуаций люди подчас менялись неузнаваемо. Вся группа достойно выдержала свалившиеся на них трудности и вышла победителями из сложившихся ситуаций. Для себя я сделал определенные интересные выводы, получил опыт, о котором до похода даже и не задумывался. Сложится ли судьба, так что я снова попаду в этот «чарующий затерянный мир Дуссе-Алиня» или же я никогда в жизни больше не смогу увидеть этих красот знает только один бог. То зачем я шел на маршрут, мной было найдено, настоящее сокровище, красивое, неосязаемое, необъятное, великолепное и волшебное. Частичку его я принес с собой в душе и надеюсь, оно останется со мной до конца жизни.

                                                     Мавланов Бахт октябрь 2012 года.


Комментарии
Бахт04.11.12, 12:05
Робинзон 
Робинзон находится на устье реки Мунали, 500 метров выше по реке, в месте брода через Мунали, мимо не пройти по Царской дороге как раз слева стоит) Его Николай Иванович Попков создал.
Pastor02.11.12, 10:02
Великолепный рассказ и маршрут, а где находится лагерь Робинзон? 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Россия
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2 кс