Лесокрут

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Маршрут продолжительностью 12 дней, совершен в мае 2009 по Мордовии, Нижегородской и Владимирской областям.
Лесокрут 
Велопоход 2009г. или как нас по лесам крутило... Перед "группой Беркута" в этот раз стоит пять задач. 1. Исследовать проходимость для велотуризма лесную дорогу от Гориц до Валтово. 2. Проверить - подтвердить или опровергнуть возможность телепортации в Марфинском лесу. В 2000г. во время похода "Портал-Модан" нас каким-то немыслимым образом перебросило на другую дорогу, идущую в обратном направлении. 3. Выяснить, насколько реально прокладывать веломаршруты через г.Саров. 4. Установить место и способ переправы через р.Ока между Муромом и Елатьмой: по карте там несколько паромных переправ, надо узнать какие действующие, если нет, то можно ли вообще переправится через реку с велосипедом минуя Муром. 5. Тащиловский тракт. Наличие, проходимость дороги от Южного до Тащилово.
Мы любим Муром!
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ
Аннотация
Параллельный мир - не фантастика и не что-то недостижимое. И попасть в него не сложно. Достаточно отправится в длительный велопоход по глухим лесам Нижегородской губернии, и мир предстанет перед вами совсем с другого ракурса восприятия. Природа, люди, и даже течение времени изменится. Это и есть параллельный мир. И вернувшись оттуда, навсегда остаётся тяга к нему: к вечернему костру среди соснового леса, журчанию чистого ручья, и ни с чем не сравнимого чувства свободы в единении со стихией...



   Путешествие начинается, когда ты покидаешь порог своего дома. И заканчивается только тогда, когда ты пересекаешь его в обратном направлении. В этот раз всё происходит буквально. Велопутешествие началось для меня прямо от порога дома, точнее от подъезда. Если что-то забыл и надо вернуться, то это будет уже другое путешествие. В этот раз я забыл велофлягу в холодильние, но что бы не начинать ещё одно приключение за ней сходила моя ненаглядная супруга.
   Такой разворот событий вызван особым способом заброски в начальную точку маршрута: Муром. Мы едем туда на автобусе от Щелковского автовокзала, до которого я добираюсь через Москву своим ходом. Вот поход и начинается прямо от подъезда…
   30 апреля, слегка прохладный, весенний солнечный день так и зовёт в путь. До автовокзала мне ехать не больше 15км, но зная, что город полон неприятных сюрпризов, я выдвинулся заранее, аж за 2 часа. И позволил ехать себе в связи с этим не спеша. Миновав пару парков и обнаружив даже велодорожку в родном городе, я почти без приключений добрался до цели. Почти - пересечь шоссе Энтузиастов там, где мне надо оказалось не так просто, но как не парадоксально - меня пропустили! Водители остановились, и кивнули что бы я не тянул резину, и перебирался на другую сторону. Хорошее начало.
   ЛЕСОКРУТ. На Щёлковском вокзале Автовокзал живёт своей жизнью, добравшись заблаговременно, у меня нет времени расслабляться: надо разобрать велосипед и засунуть его в чехол, укладку приготовить для загрузки в багажник автобуса. Расположившись едва ли не посередине зала, просто все углы заняты, я приступил к делу. А закончив, спокойно занял сидячее место у окошка, откуда видно и вход, и платформу для загрузки нашего автобуса.
   Здесь надо собраться мне, Агату, Янтарю и Абхазу. Бегун уже поджидает нас в Муроме, добравшись туда из Дзержинска самостоятельно, и уже успел сделать разведку Муромских окрестностей. Теперь он занял выжидательную позицию у Муромского автовокзала.
   За полчаса до отправки мы собрались вместе и спешно приступили к упаковке велосипедов в чехлы. Тут же относя готовые грузы на платформу рядом. Сразу выяснилось, что Абхаз где-то посеял свой ремнабор шестигранников, и ему в срочном порядке пришлось дуть в ближайший магазин велозапчастей. Мы же, нося грузы ввели в ступор охрану количеством багажа, но предъявив по паре багажных билетов, ни разу не дешевых, успокоили.
   Наконец погрузились и поехали. Но не всё так просто. Сплошная пробка до Электростали позволяла нашему автобусу двигаться не быстрее велосипеда. Как только она закончилась, автобус начал ломаться, часто останавливаясь для ремонта. Зазвучали предложения добираться своим ходом, или куда попало.
- А мож тут заночуем? - двинул идею шумный пассажир с "галёрки", - заборчик на костерок, в домике том забуримся, а?
- Не-е… Лучше всё ж поедем в Муром.
- До него далеко!
- А мы Муром любим! - это звучало как заклинание. На всякий случай мы его запомнили, как показала жизнь, не зря.
   Но автобус всё равно не спешил. За окном стемнело, все выспались и переспали, кто вообще смог спать под бурное обсуждение маршрута следования. Однако все попытки внести коррективы упирались в одну фразу:
- Мы в Муром хотим, мы Муром любим!
   В Муром прибыли за полночь. Бегун сонно таращил на нас глаза, когда мы начали вываливаться из автобуса. Он пока нас ждал, слегка придавил на массу в машине одного из местных таксистов. Но теперь пошла движуха, выгрузка, сбор велосипедов, выстраивание планов на ночь.
- Тут до стоянки "под мостом" километров 5, я там места подходящие разведал. - Бегун действительно за два дня исколесил Муром и устраивал бомжевища на ночь в окрестностях. Так что его уже можно считать местным.
   И вот, готовность к движению, заработала видеокамера, и мы тронулись.
   Да. Темна, темна Муромская ночь. И во тьме той пятеро велосипедистов тихо шурша покрышками пробираются к разведанной стоянке "под мостом". Держа курс по большаку на север (ул. Войнова). Дорога в основном в подъём, но мы во тьме этого не видим, и просто спокойно едем, вперед и вперёд, куда нас Сусанин… ой, Бегун ведёт. Но вот и 6км. Ушло в темноту позади багажника, мы остановились у колонки залить фляги на случай того, что ехать придётся ещё очень далеко: у Бегуна сломался датчик спидометра, поэтому "5км" он на глазок определил.
- Давайте отрежем Сусанину ногу! - зазвучали в темноте распевы на Муромский манер.
- Не надо, не надо, я вспомнил дорогу!...
   Вспомненная дорога ещё 3км. в ночи, вывела нас на берег реки Оки ниже строящегося моста. Выбрав место с максимально неудобным подъездом для автомобилей, но рядом с водой, стали ставить лагерь. Всё делалось с учётом возможного появления винипухов утром, ибо как видно было из следов - место довольно популярное для отдыха и рыбалки. А завтра праздники начинаются. Я в меру сил объяснял новичкам в туризме как и что делается, с какой целью. Судя по результату, получалось сносно. После такого дня сваренная мной супо-каша из эрзац-супов пошла просто на ура.
ЛЕСОКРУТ. Стоянка под мостом. Муром.
Стоянка под мостом
ЛЕСОКРУТ.  Утро Подмостной стоянки. Муром
Утро Подмостной стоянки.
ЛЕСОКРУТ. Мост в Муроме
Мост строится

- Беркут, слушай, такая вкусная еда, только скажи, ты что, воду из Москвы привёз? - Янтарь и Абхаз ещё не предполагали, где вода для еды в походах берётся.
- Не. Вода из речки, вот тут набирал, в Оке. - И пауза… Слышно было только как они сглотнули последний кусок. Да, мы Муром любим…
   Уговорив еду, и улеглись в короткий сон уже после рассвета - в 5 утра. Но в 8 Агат с Янтарём проснулись, а в 10:00 подъехала первая машина с винипухами и пяточками, голоса которых разбудили меня окончательно.
   Винипухи чем-то вежливо поинтересовались, и узнав, что мы вообще Муром любим, куда-то уехали. Но тут же появились новые. Пора сваливать. Надо сказать что место это, несмотря на популярность, загажено значительно меньше, чем его аналоги в Подмосковье, тем не менее, заправочные баки синих роботов лежат под каждым кустом.
   Для новичка, да ещё городского, даже это уже в нове. И вот уже утренний суп съеден, велосипеды формируются под загрузку. А вот уже и отчаливаем.
   Начинать любой большой переход, путь и т.п. надо не спеша. Раскатится надо и силы поберечь. И вот мы не спеша проезжаем грунтовку до строящегося автомоста, постоянно разруливаясь с едущими навстречу автомобилями, и начинаем подъём на трассу в Муром.
   Сейчас на трассе оживлённо. Ещё вчера выбрались из Москвы, но даже этот небольшой трафик уже напрягает, поэтому осторожно добравшись до города сразу сворачиваем в первую же улочку на восток. И далее постоянно сворачивая на юг и восток пробираемся всё ближе к реке и парому. Но на нашем пути неожиданно возникла речка-ручей, дорога кончилась, пришлось спускаться по крутой грунтовке вниз, снова крутится около прибрежных церквей. Благо везде есть дорожки, тропки и мостки через сырники в оврагах.
   На одном из таких мостков Абхаза вставило. Точнее обнулило. Обилие нахлынувших впечатлений, недосып с утра в купе со свежим воздухом вызвало перегруз центрального процессора, и тот ушёл в перезагрузку. Абхаз только увидел, как горизонт наклонился, и встал прямо. А грязная лужа слева набросилась на него с велосипедом пытаясь засосать его в себя. Процессор пришлось срочно запускать, и искать выход из лужи. Заодно и сухую одежду…
   Так, дворами и партизанским тропами мы выбрались к парому, где бесцеремонно встали в самом начале очереди. У нас на то есть основания: паром для автомобилей. Но мы не авто! Пешеходов он тоже берёт, хотя и это против правил, но мы не пешеходы! Мы вообще вне квалификации транспорта паромщиков. Что и вызвало бузёжь последних, которые сначала не поняв, где и как мы разместимся (боялись, что займём место для авто, платное, а денег-то с нас не взять!), а когда мы откровенно проигнорировав их указание дожидаться другого, большого парома (который будет неизвестно когда, если вообще будет) разместились у бортов, заявили:
- Назад на большом пойдёте!
- А нам назад не надо! - мы дружно заржали, а паромщик поняв, что он вообще не в теме, попросту сделал вид что перестал нас замечать. Хочется отметить, что когда мы ровно на этом же пароме переправлялись 9 лет назад заканчивая велопоход "Портал-Модан" никаких проблем не было, скорее наоборот. Паромщики, правда, были другие.
Раскатушка

   
ЛЕСОКРУТ. Муром
Муром
ЛЕСОКРУТ. На другом берегу после парома
После парома
ЛЕСОКРУТ.Сонино
Поворот у Сонино
ЛЕСОКРУТ. Мост в Горицы
Горицкий велопешеходный мост
ЛЕСОКРУТ. р.Теша у Гориц весной
р.Теша у Гориц весной
На другом берегу Оки не только другая, Нижегородская область, но и вообще другая энергетика, ритм. Даже сотовые операторы меняются. Как-то резко город, его суета и пыльность начинают отставать, уступая место упрямым километрам асфальта дороги. То, что до Гориц мы будем ехать только по нему радовало - группе надо раскатится, прежде чем пойдёт лесная грунтовка с сырниками, песком и переправами. А пока идёт такая раскатушка, мы наслаждаемся первыми походными километрами, восхищаясь едва ли не каждым встречным деревом.
   Мы не поехали через Навашино, свернули на Павлово, откуда 3 дня назад прикатил Бегун. В Малом Окулово найдя колодец, залили чистой воды во все фляги, поклевали прикормку и покатили до Навашино-Павловской трассы. Погода, после холодной и дождливой Москвы стоит просто сказочная: солнце припекает не сильно, но постоянно. Нас обдувает не сильный ветерок, температура колеблется около 15-20 градусов, ехать легко и приятно. Сразу наметилось чёткое расслоение наше небольшой группы: Янтарь не могла ехать быстро, во-первых у неё и её мужа велосипеды горные, а во-вторых они давно на них не ездили. Агат мог бы ехать и быстрее, но оставить при этом жену сильно позади в его планы не входило, поэтому он подстраивался под неё. Я и Бегун на большеколёсных гибридах конечно без труда уходили в значительный отрыв, а Абхаз, хоть и на Горнике, но держался с нами, благодаря своей хорошей раскатанности, не зря всю зиму с велосипеда не слезал. Получился идущий впереди ударный отряд из меня, Абхаза и Бегуна, и агъергард из Агата с Янтарём. Мы терпеливо поджидали их на частых подтяжных, которые, как выяснилось, заодно сильно выручали Абхаза, которому держать темп гибридов было довольно напряжно. Но он не подавал вида, строго держась авангарда.
   Быстро добравшись до Ольховки, мы свернули с трассы на Новошино. Везде идёт хороший асфальт, подъёмы и спуски столь незначительны, что не стоят упоминания. Я частенько смотрю на карту - там не обозначено что всё так просто - едешь себе по главной асфальтированной дороге, и не ошибёшься. Слишком просто. Тем не менее так и не блуданув нигде, мы миновали и Новошино, и Князево, а на длинном переходе по лесу до Сонино решили устроить перекус. Найдя полянку недалеко от дороги я даже не представлял себе насколько это был волнительный момент для остальных. Это был их первый походный перекус! Я понял это когда уже расположившись привычно и достав перекус-комплект из рюкзаков, почуствовал настроение группы. Его трудно описать словами, но в целом это что-то настороженно-восхищённое. После городской зимы радует каждый кустик нетронутой природы. Хотелось завалится и обнулится тут на пару часов. Но 2 часа позволить мы себе не могли, а на полчасика Янтарь провалилась в блаженное валяние на поляне. До еды, что бы не сбивать настрой, добралась ползком. "Быстро адаптируется!" - отметил я про себя.
   Молодая трава уже начала пробиваться наверх, берёзв качали сок к почкам так усердно, что кажется что кора шевелится. Лишь угрюмые дубы стараются не подавать виду как радуются весеннему солнцу. Первомай, а погода пахнет по-апрельски. В прошлом году в это же время она пахла уже июнем, а сейчас задержка ощутима. Дорога до Сонино несильно петляя ровно идёт через лес, позволяя в полной мере ощутить дыхание сезона смены климатических форматов весны и лета. И мы снова едем сквозь него. Вскоре добравшись до Сонино, мы поворачиваем на север, к Горицам. Сонино довольно крупный населённый пункт, новые постройки лезут на старые дома, которым казалось нет конца. Люди с удивлением смотрели на колонну камуфлированных велосипедистов, величаво направляющихся в сторону, где по их мнению, делать на велосипеде нечего. На карте асфальт идёт ровно до моста. Это так и… не так одновременно. Сразу за кладбищем дорога заканчивается и начитается… велодорожка! Асфальтированная, она идёт через маленький лесок и выводит к вело-пешеходному мосту. Он именно вело-пешеходный - на чём-то покрупнее не проехать просто, не пролезет, а на мотоцикле не одолеть резкий подъём сразу за ним. На велосипеде и пешком - можно.
   Уделив фото-видео внимание столь неожиданному сооружению, мы забрались в Горицы. Там тоже асфальт, но там, куда нам надо его нет. Довольно печального вида песочная грунтовка раздваивается, и бросает на переправу р.Иледь. Весной она в разливе, затопив всё вокруг. Впрочем, ничего особенного, просто долго идти по колено в воде. Я без особых раздумий привычно перехожу до стабильно сухого места. А вот для остальных это стало первым серьёзным испытанием. Оправившись от первого ступора, начали постепенное преодоление водной преграды. Янтарь, опасаясь простуды от намокания ног, села верхом на мужа и первый водный участок преодолела прямо на нём, который в свою очередь, снял берцы и просто пошёл. После чего вернулся за остальным экупом. Абхаз с Бегуном некоторое время понаблюдав за всем этим, вскоре поняли, что деваться некуда, придётся идти через воду. Янтарь, в ожидании мужа рассмтривает далёкий для неё сухой берег со мной.
ЛЕСОКРУТ. Переправа через Ледь
Переправа через Ледь

- Сними ботинки и иди босиком.
- Что?
- Пройдись босиком по воде. Ноги отдохнут, вода не холодная. Попробуй.
   Янтарь, поразмыслив, что опытному походнику наверно стоит поверить, преодолев в себе некоторое колебание, стала снимать свои берцы, пока её муж доносил до неё велосипед. Оставив его он направился назад, а она, взяв велосипед пошла босиком дальше. Это стало открытием: вода, вместо ожидаемого обжигающего холодного дискомфорта подарила освежающую прохладу, а мягкий песок приятно щекотал ступни.
- Это здорово! - заключила Янтарь по завершении переправы. - Это так здорово!
- Ну я же говорил…
   Постепенно группа, кто замочив ноги, а кто промокнув по колено перебралась на другой берег. Теперь нам предстоит отсюда добраться до Валтово, преодолев полтора десятка километров по лесным грунтовкам, о которых ничего, кроме невнятной линии на карте, ничего не известно. Действительно, этот подгорицкий лес полон сюрпризов.
Подгорицкие блудни

ЛЕСОКРУТ. Подгорицкая лужа в лесу
Лужа подгорицкого леса
Надо отдать должное этой речке-ручейку Иледь. Она всех научила намного спокойнее относится к воде под ногами. В ближайшем будущем это очень пригодится.
   С этого момента мы приступили к выполнению первой задачи: исследования проходимости лесного участка Горицы-Валтово.
   Согласно карте, дорога отсюда должна сразу идти на юго-восток, и дойдя до р. Серёжа, повернуть на восток к мосту на Валтово. По пути она проходит через лесничество. Но от Иледи единственная дорога идёт на восток. Однако, зная, как лесные дороги петляют на самом деле, это не пугало. Видно заросшую, давно заброшенную дорогу на юго-восток, но я туда решил не соваться - не зря ведь она заброшена.
   Восточная дорога без заметных развилок ломалулась по лесу, периодически показывая повороты на север, которые нам были не нужны. При случае мы сворачиваем на юг, но дорога сразу выкручивается либо на восток, либо вяло как-то на юго-восток. Всё это обильно разбавлено погружными и обходными лужами разного калибра, форсирование которых раз от разу становится для группы привычным делом. Всем быстро надоедает каждый раз переобуваться и раздеваться.
- А что хлюпает в моих берцах?
- Вода, - отвечаю.
- А что она там делает?
- Хлюпает…
   Разумеется, на вечерний бивуак уже внесён пункт на просушку обуви. А пока лабиринт дорог нас кидает всё южнее, но упорно не хочет выводить к реке. Самое интересное, что дорога, сначала начала становится более заброшенной, но потом появились квартальные столбики прочие следы цивилизации. Ожидая, что они нас приведут к лесничеству, мы выбирали самый наезженный путь и выкатываемся на место, которое назвали "лесосекой" - небольшая неровная площадка, где явно воровали лес, причём относительно недавно. Отсюда две дороги, по которым можно ехать - одна правее, но выглядит не очень доверительно, другая, явно наезженная, левее. Идём левее. Попадаем на своеобразный перекрёсток: мы как бы с севера, на запад дорога, вперёд, на юг такая же, а на восток - если сильно приглядеться, то следы того, что когда-то, много лет назад, здесь кто-то проезжать ещё мог.
   Собрав совет стаи, и помучив компаса, решили двигать на юг, ибо река там, а по её берегу идет нужная нам дорога. Мимо не проскочим. Двинули. Дорога добро пропетляв по заболотам и лужам свернула на восток, что радовало, и раздвоилась. Пошли по правой, южной ветке. Она вывела нас на небольшую переправу через ручеёк, затем нырнула в масштабную полупогружную лужу посреди заболота, и вытащила нас на кусок сухого леса. Тут снова раздвоилась: одна пошла на север, другая на юго-восток, причём обе не внушали не то, что доверия, вообще ничего не внушали. На развилке останавливаю группу, хватаю рацию и ФКН (вода во фляге), и отправляюсь на разведку.
   Дорога бодренько ныряет в мелколесье, но там же становится ясно, что особой популярностью не пользуется - посреди неё, прямо между колей растут ёлки, сосны, дубы метров по 3-5 высотой. Но для велосипедов это не препятствие. Иду дальше. Изогнувшись слегка, дорога падает в болото. Нормальное такое болото, с кочками и соответствующей растительностью, уходит на юг. Дорога же, точенее то, что можно угадать как место где она когда-то была, идёт по северному краю болота, до опушки сырого леса на горизонте. Форсировать это всё конечно можно, но смысл в этом какой, во что упрёмся потом, если тут никто не ездит уже очень давно? Считай тупик. Многочисленные броды, лужи, сырники и так подизмотали группу, к тому же вечереет, и глядя на ночь переться в болота не самое лучшее решение.
   Вернувшись, устраиваем совет стаи. Докладываю ситуацию.
- Идти по северной, туда, считаю не целесообразным: упрёмся в болото или что, время и силы потеряем просто. Предлагаю такой вариант: мы тут уже поустали по лесу-то крутится, сейчас встанем на том сухом месте, пятаке, который проезжали, спокойно отдохнём, переночуем. Сделаем разведку. А завтра двинем уже наверно немного назад, как разведка.
- А вода?
- Вода есть. Если не захотим брать из вот этой лужи (та через которую мы прошли сюда), то можно сгонять с канистрой до последней переправы - она там чистая, проточная.
- Кто в разведку?
- Я готов, - Бегун оживился, в нём энергии ещё с запасом.
- Пошли. Схема пути по подгорецкому лесу
   Лужу пришлось переходить заново, но на сухом пятаке мы сразу почувствовали себя лучше. Место хоть и диковатое, зато чистое, сухое. Винипухов не будет точно… Бегун, взяв канистру и нож с компасом, отправился за водой заодно в разведку. Мы спокойно, иногда отбиваясь от налетавших комаров, организовали бивуак, заготовили дров, костёр, не хватало только воды. Бегун по рации молчал, и когда вернётся, было не понятно. А надо было не только обувь сушить, но и просто хотелось горячего - темнело, холодало. Я взял канны, и пошёл к ближайшей большой луже. Оказалось, что это вовсе не лужа, а небольшой прудик, причём вода в нём довольно чистая, что подтверждали плавающие в ней лягушки. Против забора воды они не возражали, и вскоре мы уже варили еду, потягиявая чаёк из полуканов. Зато он исследовал все ближайшие отвилки от дороги.
   Бегун появился уже из сумерек, когда еда уже была в раздаче.
ЛЕСОКРУТ. Подгорицкая стоянка
Ночь. Сушилка. Лес.
Результат на всё один - тупики. Либо просто тупики, либо непролазные заболоты.
   На раздаче часть вермишели у Ольги-Янтаря падает на землю.
- Ой… Куда выбросить? - растерянно спросила она.
- Какой выбросить! - возмутился Бегун, - Это ж еда!
   И, не давая опомнится Ольге, подхватил лапшу своей ложкой и проглотил.
- Лесная стерильность!
   Ну что ж, ничего не остается, как отступить аж до "лесосеки", и поехать по не внушающей доверия дорожке от неё. Про перекрёсток я как-то подзабыл. По карте до места выхода дороги к реке километров 5-7, а мы уже 12 тут накатали. Явно что-то не так. Получается, что мы проглядели где-то нужный поворот и забрались в тупичковую ветку дороги. Завтра будем выбираться.
   А сейчас, в окружении глухого леса и болот, мы слушаем гулкие очереди дятла по дуплу под акопонимент звонкого жабоквака в пруду, укуканья кукушки и ненавязчивый комариный звон. Вся эта музыка леса стелется под хвоей раскидистых сосен и ёлок, пахнет можжевельником, и шуршит прошлогодними берёзовыми листиками по мху с иголками. Нам тут приятно и спокойно, и кажется, мы уже несколько дней в этом лесу живём, а не первую ночь ночуем.
   Я с Бегуном сидел у костра дальше полуночи, то ли суша ботинки, толи просто на пару наслаждаясь музыкой и запахом густого, чистого леса.
Стратегия
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ.  Будни подгорицкого леса
Будни подгорицкого леса
ЛЕСОКРУТ. На лесной дороге
На лесной дороге

- Опа! - я остановился на перекрёстке, глядя на западную дорогу. - А про неё-то я что-то забыл…
- Мы ж тут вчера собирались-ориентировались..? - Бегун с Агатом видимо не забывали, - так куда едем?
- Сейчас - на "лесосеку", и если тот вариант не сработает, то это наш план "Б" будет. Не разведывал?
- Не, далеко. Я же пёхом был.
   Позади ясное утро, когда просыпаешся не от того что тебя будят или от того что не можешь больше спать, а просто от того, что выспался и хочется выбраться из палатки посмотреть на утренний лес. Хотя утро уже было относительное, 10:00, Агат с Ольгой встали как жаворонки и приготовили всем завтрак. Наразведовавшийся вчера Бегун смог зомбообразно выйти из спальника, только услышав волшебное слово "еда". Отойдя по нужде, я был встречен неожиданным вопросом по возвращении:
- Беркут, можно нескромный вопрос? - все подозрительно поглядывали на меня. - А почему ты не пользуешься туалетной бумагой?
- Зачем таскать с собой лишнюю тяжесть. В лесу есть мох.
- Какой мох?
- Сфагнум… - группа странно переглянулась, и, пожав плечами, все занялись своими делами.
    Солнце светило во всю силу, обещая тёплый или жаркий день. А в лесу полном сырников, переправ и болот это весьма кстати.
   Бодро одолев сырники по пути к "лесосеке", мы выбрались на бугор с пеньками и начали штурмовать песочный подъёмчик за ним. Далее пошла малоезженая дорога вниз, зато ехать по ней легко. Дорога шустро спустилась с бугра и так же бодро, упёршись в болото, закончилась.
- План "Б"! - и мы, разворачивая на ходу велики, катим назад. Хорошее начало дня…
   И вот он перекрёсток с западной дорогой. Если она никуда не свернёт, то благодаря тому что мы прилично углубились на юг, мы назад в горицы не приедем, а упрёмся в р.Тёшу, которую переезжали около Гориц. Но прежде по карте будут какие-то заводи-озерца, а потом болота. Так что не упрёмся в реку. А вот около озёр должна быть та самая дорога, которую мы ищем. С некоторым трепетом мы двинулись по ней.
ЛЕСОКРУТ. Выход к р.Серёжа
Выход к реке Сережа
ЛЕСОКРУТ. С перекуса в путь. Комманда
Комманда
ЛЕСОКРУТ. Лесная пасека
Пасека в лесу
ЛЕСОКРУТ. Обычная переправа
подгорицкая переправа
ЛЕСОКРУТ. На переправе
На переправе
ЛЕСОКРУТ. Лесная живность
Лесная живность
ЛЕСОКРУТ. Переправы, переправы...
ЛЕСОКРУТ. Подгорицкие переправы
ЛЕСОКРУТ. Классика переправы
Классические подгорицкие переправы
ЛЕСОКРУТ. Лесные штурмовики
Лесные штурмовики
ЛЕСОКРУТ. Вид на заливное поле
Вид на заливное поле

   Дорога не сильно популярная, следы на ней есть, но такое ощущение, что это скорее исключение, чем правило. Видимо ей пользуются такие же, как мы, блудильщики. Раз-два в год. Зато легко ехать. И вот дорога начала заваливаться к югу, что радует. Наша стратегия как и вчера состоит в том, что надо пробираться на юго-восток, но восточный путь уходит в тупички с болотами, а южный мы проскочили. Теперь все стратеги несутся едва ли не в обратном направлении, сами с трудом представляя куда.
- Ура!!! Джек-Пот!
- Оно! - дорога, продолжая валиться плавно к югу, вывела нас на прямо на озёра, и влилась на плотно наезженную песчаную, ведущую аккурат на юго-восток. Стратегия всё ж сработала. Удача прибавила сил, и мы проигнорировав какой-то мутный поворот на восток двинулись по "главной". Она пошла немного в подъёмом, и вывела в сухой, прочищенный лес с очень приятной дорогой. Такая лесопарковая дорога-грунтовка, с редкими легкообъезжаемыми сырниками, которые летом засохнут вовсе, она нас очень резво толкала вперёд и вперёд. И неожиданно вытолкнула прямо на берег Серёжи. Удачную стратегию решено закрепить перекусом, тем более место к этому располагает, тихо и красиво. Куча стреляных гильз 12-го калибра наводила на мысль о перестрелке между охотниками, потому что ни одна птица или зверь не позволит в себя столько стрелять - уйдёт или сдохнет. Тем не менее мы приятно расположившись на брёвнышках у старого кострища поели в развалочку, и посидели чтоб улеглось.
   В этом году весна пришла с запозданием, и снег лежал в лесу до конца апреля. А тут - бац! - и жара пошла, всё экстренно растаяло и потекло… И вот эти ручьи и потоки так и текут в сторону р.Серёжа, пересекая наш путь, превращая каждую низину в заболот, а каждую ложбинку - в переправу. Водя много, настилы и гати не выполняют своей функции, вместо этого просто плавают в воде, частично помогая - не так глубоко наступать, и частично мешая, уходя из-под ног по течению.
   Именно в такие чудные переправы и заболоты начала нас заталкивать дорога. Причём раз от разу они становились шире и глубже. Абхаз к этому моменту уже успел зарекомендовать себя как специалист по поиску самого глубокого и иррационального пути преодоления водных препятствий. Удобно его пропускать первым, что бы знать, где идти или ехать точно не надо…
   Одна из таких переправ была очень замысловатой. Пришлось делать сначала разведку, а потом длинный обход, в процессе которого был обнаружен объект, который я принял за охотничью засидку, однако Бегун при поддержке Абхаза исследовал его поле тщательно, и выяснил, что это лесной улей. Это подтвердили и пчёлы обитавшие внутри. После этого надо перебраться через ещё два рукава ручья, в одном из которых плавают струганные доски, видимо служившие раньше настилом. Янтарь взяла его с ходу штурмом, Бегун с разбегу… но поперёк. А Абхаз, для поддержки статуса, нашёл самую глубокую яму на дне и змерил её глубину велосипедом. Правда, как ни странно, сам оттуда выбрался.
- А я так не хотел сегодня мочить ноги! - откоменнтировал он по завершении.
- Тебе надо захотеть их мочить. Тогда не придётся.
- Это не так просто!
   Следующим препятствием стало грязно-болотистое поле, где ехать нормально получалось только у меня и Бегуна, да и то не долго, зато грязь в колеях иногда ставила в тупик как её лучше преодолеть: обойти по кочкам в водой рядом или помесить внутри… Небольшой песчаный участок дороги позволил нам перевести дух от водных процедур, после чего мы выехали на большую переправу.
   Ручей, который её создал, небольшой, но судя по руслу и наведённым мосткам, которые просто плавали в воде, постоянный. Видимо ниже имеется небольшая запруда, потому что в месте, где он пересекается с дорогой образовалось практически озеро, где-то посередине которого плавают ни к чему не прикреплённые брёвна мостка. Эти брёвна некоторые скреплены между собой, некоторые нет, и крутятся прямо под ногами. Что мешает этому плотику уплыть куда подальше остаётся загадкой. Разведку провёл Бегун, и сразу за ним я без лишних эмоций перебрался на другой берег. Агат с Янтарём решили не устраивать экстримов, сняли рюкзаки и собрались переходить в два прохода. А вот Абхаз решил срезать. Стратегия проста: зачем столько долго плюхать по воде, когда перебродить ручей можно там, где он уже всего? Такое место слева от переправы, метра полтора-два воды - и ты на том берегу. Туда он и двинулся.
   С виду оказалось, что всё ещё проще: ива и кусты прямо врезались мысом в русло, и по этому мысу Абхаз вкатил велосипед, а сам бодро шагнул в воду…
   Вроде неглубоко, по колено. Делаем ещё шаг… дна нет, дна нет… Вот уже по горло, а дна нет… велосипед не стал дожидаться хозяина, и завалившись сверху, тоже решил поискать дно. Абхаз, видя как вершина его рюкзака собралась скрыться в тёмной воде ручья, решил прекратить погружение.
   Увидев всё это я поднял тревогу, и Агат бегом бросился к Абхазу. Но тот энергичными гребками велосипедом выплыл на поверхность, а потом и на сушу. Понятно что немного промок… А ведь он так не хотел мочить ноги…
   Тем не менее, переправа взята, и мы собираемся на другом берегу. Проехав ещё с полкилометра, я вдруг вижу справа от дороги на лужайке жигуль, и компанию пикникующую рядом. Люди! Важно то, что если сюда они добрались на таком автомобильчике, то нам теперь можно расслабится - проблем не должно быть. Дождавшись остальных, я решил сходить посмотреть, откуда они туда заехали, потому что вид дороги впереди - глубокие тракторные колеи из песка или воды пропустить Жигули не могли никак. Результат был невесёлый. По пути к ним я увидел русло р.Серёжа, а авто приехало явно из деревни Левино на другом берегу. Значит эти тракторные колеи - наши. Поехали.
   Дорога опять нырнула в лес, протащила по сырниками и песчаникам, но не долго, и вышла на развилку. На юг - к реке, но через ещё одну переправу, и потом, сколько хватает глаз, подтопленный пойменный луг, со следами забора для загона скота. На север - ещё развилка, где главная, наезженная дорога уходит ровно на север, и заброшенная и непонятная отворачивает чуть к востоку. По заброшенной ехать как-то сразу отказались. А по наезженной выработали такую бесхитростную стратегию: ехать пока поворот добрый на право, т.е. на восток не будет. Там надо пересечься с дорогой, которая через нужный нам стратегический мост ведёт в Валтово. В пойменное болото ехать совсем не хотелось. Поехали на север.
   Сначала дорога ехалась легко, потом зарылась в масштабный сырник, получившийся от частой езды здесь на тяжёлой технике, потом выбралась на возвышение, где мы увидели добрый поворот на восток. Повернули туда. Дорога лёгкая, но вышла на небольшую левую лесосеку, после чего явно начала хиреть, но воткнулась в другую, идущую с севера на юг, причём на север - болото и лужа погружная, причём видимо очень много лет её никто не тревожил, а на юг - какое счастье - ровно, сухо, и приятно ехать. Мы и поехали. Слева от нас через лес просматривается заросший сырой овраг, который видимо она и обходит. И вот впереди просвет. Пространство, поле, развилка… Что-то очень знакомая развилка… А вот и пойменный луг с переправой. На некоторое время я выпал в осадок из ступора. Ну и крутанулись, стратеги…
   Бегун, тем временем, отправляется в разведку дороги по лугу, и скрывается за горизонтом. Мы валимся в привал, поедая прикормку. Тут меня и осенило: мы выехали по той заброшенной дороге, по которой не захотели отсюда ехать! Никакого волшебства… Зато вариантов осталось мало, либо опять через сырник на север, в надежде не облажаться ещё раз, либо бодать луг и прорываться вдоль берега Серёжи.
   Ловить рыбку в период нереста занятие опасное. Надо хорошо спрятать сети и самого себя. Заросли на берегу и берег, где никого быть не может, потому что не проехать никак - практически гарантия безопасности браконьера. Вот двое из них, опасаясь только рыбнадзора с воды, спокойно ждут улова в тиши зелени. Но вот из этой зенени материализуется человек в камуфляжной форме и с рацией..
- Зрастьте…
   Сердце замерло, душа в пятки. Спалились… Но зелёный человек, почему-то совершенно не интересуется рыбой.
- А на тот берег где мост? Далеко?
- Э… Ну в Валтово… Ик.. Это туда, километра два, ну и тут есть, ик.. но он сейчас под водой и его не видно, вот, где дорога в воду уходит. Ик..
- Угу.
- Ик..
   "Странные какие-то!" - Подумал Бегун. "Пронесло…" - подумали браконьеры.
   На совете стаи заслушали доклад Бегуна.
- Ну в общем ехать можно, самая дрянь тут, а потом типа переправа через Серёжу.
- Видел мост?
- Нет. Но все дороги с обоих берегов идут туда. Вода высоко стоит, и он под ней.
- А дальше по берегу?
- Мужики сказали километра два… я удивился когда встретил их там, но они удивились ещё сильнее… Когда меня увидели… Я похож на привидение?
- Голосуем, кто за север, кто за берег?
- Значит - берег… Готова к переправам? - спрашиваю у Янтарь, печально смотрящую на водичку, по которой сейчас идти.
- Ещё бы. И получше есть…
   Как ни странно, эта переправа не была сложной. Как и обещал Бегун, мы легко после неё доехали до места, где стоит подводный мост. Однако одного взгляда на это место достаточно, что при попытке здесь перейти реку, мы в лучшем случае разделим судьбу Абхаза. Купаться конечно хотелось, но не до такой степени. Разворачиваем байки на дорогу, идущую в стратегическом направлении - на северо-восток. Поехали…
   Вскоре, я увидел байдарку плывущую по течению с байдарочниками внутри. Я свернул с дороги, и прямо по целине подъехал к берегу.
- Приветствую!
- Привет! - радостно ответили с воды.
- Мост проплывали?
- Мост???
- Да мост, через эту речку. Трудно не заметить, если есть.
- Ах да, был мост, минут 30 назад… - У меня сложилось впечатление, что мой вопрос их застал в расплох.
- А в километрах?
- Ну полтора-два наверно…
- Спасибо! Удачи вам!
- Вам того же!
   Приятно пообщавшись с туристами, я развернулся и лихо так скаканув, буквально гарцуя на велосипеде, в верх к дороге, нырнул в лес.
   "Эх, надо бы сходить в велопоход…" - глядя на это подумали байдарочники. "Хм, а не сходить ли в поход на байдарке?" - озадачился ещё не до конца просохший Абхаз…
   Ну а мы, прободав ещё пару сырников и километров по немного запесчаненной дороге, выехали на стратегический мост Валтово. Больше нас крутить по подгорицкому лесу не будет.
ЛЕСОКРУТ. Стратегический мост Валтово
Стратегический мост Валтово

   Вид моста действительно стратегический. Плавучие понтонно-образные конструкции поддерживают бревенчатый настил. Поднявшаяся вода подняла всё это метра на полтора от штатного положения, и что бы не него забраться положены доски, которые с трудом достают до суши, ещё и под наклоном.
   Абхаз, в попытке просушить подмоченную одежду и репутацию, надавил на педали в результате чего оказался первым у понтонного моста. Пытаясь хоть в этот раз не упасть в грязь лицом поставил велосипед на наклонные а сам стал медленно продвигаться по горизонтальным доскам, которые в свою очередь так же медленно стали разъезжаться под ногами. Но к сожаленью на этот раз обошлось без купания. О коварных досках Абхаз поспешил предупредить Беркута, а тот, используя "велокарагемский" опыт, прошёл по одной доске с велосипедом, быстро и часто переступая рядом с педалью.
    Бегун же, совершив акробатический трюк с проводкой велосипеда по другой доске не без проблем влез наверх..
   На мосту кроме нас спокойно медитировала девушка, наблюдая за тем, как вода кидает притопленое бревно в запруде А мы, выпустив пар, спустились с этого стратегического сооружения, и по песчаной, уезженной в хлам дороге поднялись в Валтово. Навстречу проехал мотоциклист. Однако сложно представить, что он уедет дальше моста. В 50м. от асфальта, мы остановились.
- А что, луж больше не будет? - с грустью спросила Ольга, - Можно одеть берцы?
- Да. Лужи теперь не скоро.
- Жаль… - для переправ и луж она одевает кроссовки, что бы потом берцы оставались сухими. Прокопавшись с укладкой, она дала знак двигаться дальше. И мы поехали. Даже не смотря на то, что дорога идёт под горку, ехать очень непривычно, всего за сутки в подгорецком лесу успели отвыкнуть от асфальта. Ничего, к хорошему привыкаешь быстро, и к найденному ближайшему колодцу с водой мы уже освоились. Достали фляги, начали заправляться. Ольга полезла за своим ФКН и… не нашла его. Проверила ещё раз - нету.
- Ой, я ФКН потеряла. Наверно забыла там где кроссовки снимала…
- Да вот он. - от проезжавшего мимо того самого мотоцикла, что мы встретили по дороге от моста, протянулась рука той девушки-рыбака, которая на том мосту сидела. В руке - Ольгин ФКН.
- Спасибо… неужели так бывает?
- Бывает…
   С возвращённым ФКН-ом у Ольги настроение поднялось, помогая тем самым пережить расставание с погружными лужами и переправами. Уже наворачивается вечер, и подкрадывается усталость. Проблема в том, что мы за день проехали всего-то 12 километров, из 50-ти необходимых, что бы не вылететь из графика. Но похоже вылетим, потому что километры эти были ой как не простые. Впереди у нас Пустынь и Кистаново, после чего дорога, обозначенная на карте как грунтовая но в жизни - прекрасный новый асфальт, идёт вдоль реки, стало быть, там будет удобно расположится на ночь. Поехали… ЛЕСОКРУТ. Пустынь
   Гордо прокатив дружелюбное Валтово, мы пустились в галоп вниз по асфальту. После лесной дороги ехать быстрее 30км/ч очень непривычно, поэтому разгонятся сильно не стали. У пустыни притормозили: церковь переливалась в лучах заката странным золотым светом, что трудно было не снять на камеру.
   А вот за Кистаново нас ждал сюрприз. Асфальт закончился. Пошла хорошая, широкая грейдерная щебёнка. Не асфальт конечно, но ехать нетрудно. Только поворотов к реке нет, а канава с водой, где ещё лёд плавает, есть… В полукилометре от моста от притока ручейка со странным названием Матка поворот нашёлся, и мы радосно рванули туда. Там, доехав до самого конца дороги, пролезли дальше и решили забурится на высоком, поросшим лесом утёсе, с поистине горным видом на реку. Внизу, на широкой площадке ниже по течению просматривался лагерь байдарочников. Пока ребята вбуривались, я сходил перекинутся с ними парой вежливых словечек.
ЛЕСОКРУТ. На посту над р.Серёжа
На посту над р.Серёжа

- Пешие? - поинтересовался солидный капитан, сидящий с похожым на сына этого самого капитана в виде матроса.
- Нет. Велотуристы.
- Ну это до первого сучка, а дальше пешие. - возразил капитан, разминая затекшую деревянную ногу.
- Не обольщайтесь. Ваш транспорт не крепче нашего. А свободы выбора пути у нас - в разы больше. А куда идете? - поинтересовался Беркут
- До Новошино, от Пустыни
- Ну да, а у вас другого пути то и нет.
Это им было уже крыть не чем.
- У всех свой взгляд на активный отдых.
- У нас не активный. У нас - буйный…
- А что за маршрут у вас тут? Тут же никаких нет? - одна из спутниц, всё же смотрела видимо на велосипед по-другому. - Мы бы хотели тут поездить.
- Подходите к нам, наверх, я вам покажу наш.
   Но за всё время нашей стоянки здесь никто так и не пришёл. Но мы не расстраивались по этому поводу - вид прекрасен, лес - добрый, а нам нужен хороший отдых перед большим маршем до места выполнения следующей задачи: Марфинского леса.
   Абхаз подбил итоги своего погружения: у него отказала вся электроника - рация, мобильник и цифровой фотоаппарат. Путешествие ему начало влетать в копеечку. Проблема и у меня: заднее колесо иногда скашивалось вбок, и покрышка начинала задевать вилку рамы. Приходилось отжимать эксцентрик, выставлять колесо правильно, и зажимать снова посильнее. Небольшая, а неприятность. Снова сушка обуви, и долгое сидение у костра. Забравшись в спальник и блаженно обняв велочехол, заменяющий подушку, Ольга закрыла глаза, и, приготовившись отправится в мир сновидений, тихо произнесла: "Поехали..!"
Заклинание
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ. Берег р.Серёжа    Сегодня встаём пораньше, но опять по сигналу "Еда готова". Щипучий от свежести утренний воздух задаёт правильное боевое настроение: на надо одолеть более 50км. и нагонять упущенное время на подгорицких блуднях. Как обезфотоапараченного участника, Абхаза сегодня назначаю оператором, и тот с радостью берётся за видеокамеру, а после завтрака Абхаз спустился к реке, что бы помыть посуду, в первый раз за весь поход.
   Стоянку назвали горной, но уютной. Слегка тесноватая, но на высоте, с видом почти как в горах. Не хотелось уходить, но - надо.
   И вот, мы снова на дороге. Миновав трубы, по которым течёт Матка, мы начали медленно подниматься к Румасово. С утра вкручивать совсем неохота, к тому же колесо у меня опять окосячилось и подтирает раму. Температура +23ºС, а в канаве рядом снег и лёд лежит. Забавно…
   Наконец грейдер нас вытащил в Румасово, и мы не въезжая в деревню устраиваем подтяжную, а пока есть время, я решил поправить колесо. Привычным движением, ослабляю эксцентрик, выставляю колесо, и что бы подольше это не повторялось поджимаю его получше, только эксцентрик никак не хочет от этого штатно зажаться. Я помогаю ему накидным ключиком.
- Не сломай, - неуверенно сказал Абхаз. Но было поздно…
   Блям!!! - эксцентрик в одну сторону, гайка в другую. Итог - лопнувшая ось эксцентрика заднего колеса. Запасной понятное дело нет. Начался крутой ремонт, когда Янтарь с Агатом подъехали.
   Ось лопнула по резьбе, её остатки не позволяли как следует зажать. Кроме того, кусок резьбы внутри эксцентрика выкрутить невозможно - подпрессован заводским способом. Ремонт осуществляется комбинаторным способом: поскольку у меня и нагрузка на вел, и рюкзак тяжёлый, а у Янтарь лёгкий и нагрузка меньше, то её эксцентрик заднего колеса ставится мне. Что бы она могла уехать, для неё собирается квази-эксцентрик: снимаю эксцентрик с переднего колеса своего, выкручиваю механизм с оси, и ставлю вместо него две гайки из рем-набора с шайбой. Теперь у меня есть эксцентрик, ось с остатком резьбы, и ось на гайках, которой я фиксирую переднее колесо. Собрав "квази" в рабочее состояние ставлю его на велосипед Ольги, и мы снова готовы ехать. Однако надо следить за её задним колесом, потому что сильно зажимать нельзя, и при случае просто купить целый эксцентрик. Единственное место, где можно это сделать - г.Арзамас, но это приходится слегка откорректировать маршрут, потому что посещение этого города изначально не планировалось. Но "крутой ремонт" съел 40 минут ходового времени.
   За Румасово продолжается тот же грейдер. Он уже отходит от дороги, и петляя и изредка двоясь на объезды сырников через местами заболоченный лес тянет в Салавирь. На мостике через р.Салаксу, устраиваем подтяжную. Пока ждём Агата с Янтарь, тормозит рядом легковушка:
- Здравствуйте! Откеда такие будете?
- Едем или вообще?
- И то, и другое.
- Из Москвы мы. Но не все. А едем от Мурома.
- Из Москвы? Врёте… Не может такого быть.
- Мы Муром любим. - произнёс я заклинание из автобуса.
- А! Тогда понятно! Счастливо, удачи вам! - И уехали.
- Главное знать волшебное слово…
   Покусав прикормку и пофоткав речку, мы поднялись в Салавирь. Довольно большой населённый пункт, с разбитой песчаной дорогой посередине. В наших планах запастись хлебом и чем-нибудь свежим на перекус. Но киоско-образный магазин закрыт. Возможно есть ещё, но по песку лишний раз крутится не охота. Однако столь хоризматичную вело-группу местное население не смогло не заметить, и донесло до продавщицы наш интерес к торговой точке, и та вскоре появилась. Отгрузила нам и хлеб, и помидоры с огурцами, и яблоки-бананы, и даже йогурт с кетчупом. После этого Салавирьские пески преодолевались уже легче.
   Салавирь кончился, а песок - остался. И судя по всему до Бобровки ехать по нему придётся. Но вскоре рядом с песчаной разбитой дорогой стала просматриваться халява: дорога или дорожка, по которой можно спокойно ехать не увязая в песке. Самое интересное, что всё это сочетается с "быстрыми горками" - это когда соотношение крутизны и продолжительности спуска с подъёмом таково, что позволяет резко разогнавшись на спуске без труда накатом въехать на подъём той же высоты. Такой рельеф обусловлен частыми карстовыми провалами, которые я тут увидеть ожидал меньше всего. Тем не менее, справа от дороги, в стороне где течёт Салакса они явно просматриваются, как правило, заполненные водой. Езда наша походит на скачку по большим песчаным горкам. Впрочем, ровных участков больше. Мы довольно бодно вкатываемся в Бобровку, где причаливаем к колодцу до заправки. А справа на спуске к речке видим забавное существо - ослика. Он грустно смотрел на нас. Я взял фотоаппарат и подошёл к нему. Тот с радостью согласился попозировать для фотосессии, и демонстрировал максимальное дружелюбие. Пока ждали Ольгу с мужем-Агатом, вдоволь с ним наобщался.
ЛЕСОКРУТ. На Бобровку
На Бобровку
ЛЕСОКРУТ. Бобровка: почётный житель
Почётный житель

- Наш парень. - сказал я Абхазу-оператору, когда тот спросил впечатление. - Он сказал "Урче-Бурче".
- Урче-Бурче!
- Да с нами просился. Добрый такой.
   Залив воду во фляги двинулись дальше. Только вот собачки на выезде из Бобровки не столь дружелюбны, и одна самая отчаянная псина, едва не покусам спокойно едущую впереди Ольгу, рванула на меня. Но у меня на таких бойцов, как у опытного велосипедиста, есть управа. Перцовый баллончик. Без малейшей эмоции, не сбивая темпа на ходу по песку, ядовито-жёлтая струя его содержимого попадает аккуратно в злобную морду. Сразу всё стихает, а Абхаз, едущий следом потом сказал, что у пса сразу пропал интерес к велосипедистам, да и вообще ко всему кроме собственного рыла. Враг был обезврежен.
   А вот дорога имеет довольно печальный вид. Сразу за деревней развилка. Но мы не мудрствуя лукаво просто выбираем главную, хоть она и разбита, и запесочена. Зато шансов не проблудить на ней больше. Но этой дороге надо уделить особое внимание: очень она необычна для лесной. Конечно это обычная грунтовка, но во только когда едешь по ней невольно ловишь себя на мысли, что забрался куда-то в горы. Открытых скальных просторов конечно нет, но вот прорытые вверх подъёмы, по которым течёт ручей из родниковой воды - есть. Причём каменистые такие… Рельеф тоже очень пересечённый, однако как ни странно, в горах чем выше - тем воды меньше, пока снег с ледниками не начнётся. А тут наоборот - веем выше забираемся в какой-то мифический перевал, тем больше луж, сырников, по бортам заболоты пошли. Янтарь увидив лужи радостно начала их форсировать, видимо соскучится успела. Повсеместно множество кабаньих следов. Оно и понятно - дубов тут немеряно.
- А почему мы их не видим, кабанов? - почему-то спросил Бегун.
- Шумим много. Да и нужны мы им, смотреть на нас им особого интереса нету.
- А жаль… - загадочно откликнулся Бегун.
   А на одном сухом участке прямо над дорогой висят яблоки. Прямо на ветке яблони. Спелые. Только прошлогодние. Только мы собрались, засняв, проехать дальше, как нас остановил Бегун:
- Куда! Еда ж ведь! - и сразу приступил к дегустации столь неожиданных плодов леса.
- На вкус… Как сухофрукт. Только без сахара. Ешь как губку. Слегка забродившие, - комментирует он свои впечатления. А я думаю, что пора устраивать перекус. Ибо до меня дошло, почему Бегун спросил про кабанов - он есть хочет, а кабана он уже готов без ножа загрызть. Во спасение местных кабанов надо срочно перекусить.
ЛЕСОКРУТ. Сытный перекус
Сытный перекус

   Вскоре дорога выровнялась, появились следы цивилизации - мусор, бутылки. Найдя симпатичное место с лавочкой, устраиваем перекус. Получился перекус перекусов - салат из помидор с огурцами, яблоки и бананы, хлеб-сыр-колбаса с кетчупом… Творог и сок, чаи-кофеи… После такого перекуса двинуться с места удаётся не сразу. Вот и ждём полчаса, пока всё не уляжется…
   Перед тем как выдвинуться, Абхаз, по просьбе вело-трудящихся, решил заснять коллективный отлет велобайкеров с перекусного места. Для этого он выбрал, как ему показалось, самую выгодную позицию - муравейник. Он понял, что это муравейник, лишь тогда когда муравьи стали ползать по объективу и мешали снимать. Пришлось ему перед съёмкой станцевать индейский танец ужаленной змеи племени "мураши-бо-бо".
   Перед самым подъёмом на Вилейку дорога делает грязевую переправу через паводковый приток Салаксы. Вяло преодолев его, мы начали подъём в вилейку. На вид нормальная грунтовка, слегка поросшая травой. На самом деле едешь как по ватному одеялу, мягко аж до вязкости, поэтому и тяжело, да ещё в гору. Зато наверху сразу сюрприз - асфальтовая дорожка прямо в деревню.
- Как мало для счастья надо, - облегчённо изрекла Янтарь, - всего-то кусочек асфальта. Да, в походе жизненные ценности меняются…
- Это как параллельный мир, Оль.
   На асфальте мы сразу поехали быстрее. От Вилейки до Венец просто долетели, хотя здоровенный тягун на въезде в Венец очень ощутим, И после такого положено передохнуть, заодно подтянуться группой, вот и встали в начале деревни.
   Деревня большая, народ бродит, дети играют. Наше появление вызвало где-то в недрах оживление. Сначала какой-то мужик пошёл в нашу сторону, прошёл метров 300, но не дойдя 50-ти, развернулся и пошёл обратно. Маргинальные бабули начали что-то усиленно обсуждать часто на нас поглядывая, пока мы поглощали прикормку из карманов. Затем от группы инициативников отделился человек, больше похожий на отставного синего робота, и решительно подошёл к нам.
- День добрый.
- И вам не болеть.
- Вы откуда будете?
- По большей части из Москвы, ну кое-кто с Нижнего. А что?
- Врёте. Не могут москвичи сюда заехать. Что-то темните.
- Мы Муром любим… От него и едем, а вам-то что? - тут подъехали Агат с Ольгой, и мужичок ни говоря ни слова, развернулся и пошёл назад. Это даже попало в кадр на видео. Подойдя ближе к инициативным бабулькам, он, махнув рукой, громко произнёс: "Туристы!..", и те словно обмякли-выдохнули. А мы нескромно захихикали. Видимо велопутешественников тут не видели сроду.
   А нам предстоит ещё не малый путь. От Венца ехать будем по асфальту, и это радует. До поворота на Лесуново доехали с ветерком, видимо перекус переварился. А с Поворота до Лесуново так вообще меньше 23км/ч как-то не ехалось.
   В Лесуново начинается отрезок пути, пройденный нами на "Портал-Модане", причём в том же направлении, только тогда мы сюда от Павлово прикатили, с севера. Я ожидал увидеть памятно-ностальгическую автобусную остановку, где мы мёрзли прережидая ливень, среди мусора и копоти от сожжённых тут же покрышек грузовиков, стоя на продуваемом со всех сторон возвышении. Но вместо этого из знакомых мне ориентиров был только мост через Серёжу, ни возвышения, ни остановки, ни сарая за ней кирпичного… ничего нет. Зато есть довольно новая авторазвязка с хорошим покрытием. Собравшись на подтяжной, мы неспешно двинулись на восток, сквозь всё Лесуново. Народ на нас поглядывал и с удивлением. И с опаской. Хоть мы все и в камуфляже, но вид у нас не самый воинственный, чего все так боятся пока было не понятно. По дороге до Рожка заблудится сложно - одна асфальтированная дорога, без поворотов. Едем быстро, наслаждаясь свежим воздухом и весенними запахами. По сторонам мелькают поле и лес внося в душу какое-то странное умиротворение. Но в Рожке я почуствовал, что велосипед словно не хочет ехать - всему виной вновь окосившееся колесо. Пока я его выправлял, с учётом Румасовского опыта, Агат с Янтарь нас обогнали. Дело в том, что в Рожок дорого делает финт ушами, совершая пару хитрых поворотов с развилкой. Вот на этой развилке Они и повернули на дорогу идущую назад в Залесье-Венец. Пришлось выкрикивать их оттуда, и дожидаться за околицей Рожка.
Боевой порядок
Тема: Подробное описание

   Сразу за околицей нас ждал небольшой спуск, трубный мостик через ручей, и соответственно подъём. На этом-то подъёмчике Агат с Янтарём отстали, а ударный отряд привычно выдвинулся вперёд, и не смотря на вяло-пологий путь в гору, шёл довольно быстро, чем увеличивал разрыв с Агатом и Янтарём. Подъём как-то сам закончился, пошёл небольшой спуск. Абхаз вспомнил про видеокамеру, а заодно решил интервьюировать меня с Бегуном, но за спуском начался подъём, и как говорила карта, он там хоть и не резки, но не один. Въехав на него на скорости 27км/ч, мы как-то сами собой выстроились поперёк пустынной дороги: слева-направо Абхаз, Беркут, Бегун. Тут же было замечено, что наши усилия по педалированию отличаются от обычных: мы едем как по ровному или даже в спуск. Передние колёса велосипедов образовали некий фронт, а мы - "боевой порядок". Этот "боевой порядок" странным образом не сложил наши силы, а перемножил, причём взаимную энергетическую связь почувствовали все и сразу. Стало ясно, что боевым порядком подъёмы брать не только не утомительно и быстро, а где-то даже и приятно. Но надо соблюдать этот самый порядок.
- Держать строй! - командовал я во всю глотку, - Не ослаблять натиск!
ЛЕСОКРУТ. Отдых после Боевого порядка
Отдых после Боевого порядка

   И пошло… Подъёмы, наваливаясь на нас своей асфальтовой громадой, беспомощно валились под колёса задавленные боевым порядком один за другим, а мы, не сбавляя крейсерской скорости 22-23км/ч продолжаем их давить, испытывая какое-то дикое наслаждение, сродни азарту, ощущая всем телом взаимную энергетическую связь.
- Колёса во фронт, держать боевой порядок! - командовал я, как только возникала опасность разрушения порядка. Свежий вечерний воздух, наполненный ароматом распускающихся почек, и свежей, проснувшейся зелени наполнял лёгкие, вечерние солнце торопливо катилось за горизонт, а подъёмы, которые так выматывали нас на "Портал-Модане" на этот раз приносят мощнейший заряд бодрости, и трое велосипедистов несутся вверх по асфальту, и кажется, что их тянет туда невидимая сила.
   Но вот, к сожалению, подъёмы закончились, а первый взгляд на спидометр сразу говорил, что отставших надо дождаться. Не доехав 300м. до Николаевки мы встаём на подтяжную, перевести дух и разобраться с собственными ощущениями. "Боевой порядок" для всех было что-то новым и не совсем понятным. Но крайне полезным. Отойдя на 20 метров от дороги и достав пакеты с прикормкой, мы уселись, насладится тающим в вечерних полях днём.
   Подрулившие Янтарь и Агат так и застали нас сидящими в прострации за обочиной, не поняв, толи мы так устали, то ли прибалдели непонятно от чего. Но впереди нас ещё путь до Марфинского леса, и надо пошевеливаться - скоро стемнеет.
   Мы не спеша выдвинулись, и набирая скорость прошли Николаевку, и вышли на подъём перед Ольгино. И тут агат невольно заметил странную суету: Беркут дал непонятную команду: "В боевой порядок! Колёса во фронт!", а Бегун с Абхазом сделали сложную рокировку перегородив собой дорогу, с Беркутом посередине. После чего немыслимым образом резко набрали скорость, несмотря на довольно резкий подъём, и сразу скрывшись из виду. Янтарь на пониженной передаче тоже в состоянии полу-прострации не спеша взбиралась на гору, но когда туда забралась ребят с "боевым порядком" и след простыл.
   Они поджидали уже в глубине Ольгино, там, где оно незаметно перетекает в Марфино. Быстро темнело.
   Марфино - латанные деревянные дома среди раскисшей в болото грязи, по которой только на тракторе и проехать можно. Тракторные следы и показывают где там по идее дорога. Но прежде надо преодолеть запесоченные разъезженные дорожки.
- Откуда едите-то? - к нам обратилась местная женщина среднего возраста, видимо не часто видевшая в этих краях велопутешественников.
- Из Мурома.
- А куда?
- В Наумовку. - Надо всегда называть ближайший пункт, через который проедешь. Сильно упрощает понимание.
- А чего не через Мухтолово? Здесь же не проехать! Там воды по грудь, ездили тут на неделе, затоплено всё…?
- Крюк большой. Мы уж тут проедем, не такое проезжали…
- Ну и ну… счастливо вам, а то б зашли на чаёк? А?
- Нет, спасибо. Нам ещё бивак ставить, а уже темнеет.
   Заправив баки в колодце, мы двинулись на штурм последних препятствий на сегодня. Но, судя по-всему, не самых лёгких. Асфальт закончился ещё в Ольгино, и начнётся теперь только в Наумовке.
   Первым препятствием была марфинская грязь. Заболот, который представляло собой Марфино, относительно легко прошли благодоря стоявшей накануне сухой погоде и низким передачам. Грязь в большинстве спеклась и ссохлась, и можно было выбрать траекторию с наименьшим залипанием в ней. За Марфино спуск к ручью, который я уже осваивал с вклюёнными фарами. И не я один. Заканчивается он форменной переправой, на другом берегу которой опушка марфинского леса, где мы перекусывали и ночевали на "Портал-Модане". Но туда ещё попасть надо.
   Бегун, сразу приступил к разведке. Она показала, что переправа мутная, под водой колейность ощутимая, но если в колею не влезать, то максимум выше колена длинной ноги Бегуна. Остальным, кто покороче ростом, понятно глубже. Сняв рюкзаки и обувь (сушить её потом было неохота всем, усталость плюс позднее, холодное время.. да и вода не тёпленькая в ручейке-то!), мы приступили к штурму. Особых вопросов, как и что ни у кого не возникало: подгорицкий лес выработал и закалил у всех участников технологии переправ до привычки. Вот и сейчас, несмотря ни на что, мы не торопясь перетаскивали вещи и велосипеды на высокий берег опушки, где найдя прекрасное место среди молоденьких ёлок, неподалеку от нашей стоянки 9-летней давности, мы устраиваем бивуак. Подсвечивая себе воду фонарями, чтоб не сыграть случайно в колею, кто в один, кто в два прохода, одолеваем переправу, и под ясной почти полной наливной луной разбиваем лагерь среди мха, ёлочек и можжевельника. Вода, естественно, набирается из этого же ручья. Через 20минут палатки уже стоят, вода в каннах закипает, а Абхаз растянувшись в позе звезды прямо на мшистой земле впал в кому глядя в звёздное небо.
   "Оказывается, как всё просто: земля, я и небо…, и больше ничего не надо, а какой кайф!.." - думал он, вглядываясь в даль космоса. Еду приготовили ударно-горячую в нужном объёме. Чай-кофе не жалели. Густой еловый запах леса на фоне лунных пейзажей постепенно снимал усталость, поэтому в палатку лезть захотелось далеко не сразу, как это стало возможным. Но вот впечатления от столь результативного дня и "боевого порядка" улеглись, и нас постепенно затянуло в спальники, а они в глубокий, чистый сон.
Марфинский Лес
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ. Опушка Марфинского Леса
Опушка Марфинского Леса
ЛЕСОКРУТ. Луна над Марфинским лесом
Луна над Марфинским лесом

   Витиеватая формулировка задачи в Марфинском лесу на самом деле сводится к довольно простому - доехать без блудней до Наумовки, а если и блудить - то разобраться где, почему, и как. Ну не верится мне в телепотрацию здесь…
   Я стоял на припекающем утреннем солнце и смотрел на Абхаза, который задумчиво толи что-то искал, толи выбирался из каких-то дальних от палатки зарослей.
- Ну что там? - на всякий случай спросил я его.
- Сфагнум… - проникновенно ответил тот. Видимо, туалетная бумага ему тоже теперь без надобности.
   На берёзах уже показались первые маленькие листочки, редкий ветерок беспомощно пытается разогнать солнечную хмарь. Утро, а уже поджаривает: термометр на руле показал +27ºС в тени, что означало - замерзать на болотах марфинского леса не будем.
   И вот, свернув лагерь, выдвигаемся по дороге в лес. Впереди нас ждёт заколдованная развилка, где 9 лет назад мы повернули на юг, а оказались севернее, а по северной дороге не пересекая ничего выкатились в Наумовку. На юг тогда свернули, потому что дорога туда была лучше. А на север заболочена сразу от развилки.
   Начались снова сырники и лужи, которые мы уже привычно проходили по межколейнику. Ольга одела кроссовки, что бы в полной мере наслаждаться этим процессом. Пропетляв среди редких и хмурых деревьев леса, раздавленная трактором дорога вывела нас на развилку. Только теперь она выглядит буквально зеркально! Всё с точностью до наоборот: на юг уходит глубокая тракторная колея, полная воды и грязи, а на север - приятная малоезженая грунтовка. Правда со следами от мотоцикла. Решаем не искать приключений, и едем по ней. Но очень внимательно следим за показанием компаса, который медленно, но верно начал показывать, что мы постепенно выворачиваем на север. Остановились, передохнули, я сделал блиц-разведку: места незнакомые, потенциальный свал направления к северу, а то и к северо-западу. Мы с бегуном начали медленно срастаться со своими компасами. Это не радовало, ничего, кроме болот и реки среди них на севере нет. Дорога постоянно ныряет в заболоченные лужи, но глубже чем по колено они не попадаются. Ольга обстоятельно изучает каждую. Но вот мы попадаем на развилку. Здесь разумеется поворачиваем ровно на восток, и быстро попадаем на место, которое я хорошо помню: Марфинское болото. Прошлый раз как раз после него мы вышли на дорогу, с которой снова очутились в Марфино.
- Каждая встреченная лужа вкусна по-своему, - глубокомысленно изрекает Янтарь, при виде болота.
- А это - Марфинские болота!
- Не утонем?
- Сейчас узнаем, - отвечаю, глядя на Бегуна, который пробрался уже до середины и продолжает разведку. Абхаз, что бы не упустит шанса найти глубину, тоже готовится к погружениям, а я плавно перехожу к штурму.
   Оказалось не всё так страшно. Кочки, трава, кусты, через которые пару раз пролезть нужно ну и глубина повыше колена. И покруче бывало. Спокойно, без ажиотажа, мы перебираемся через болото, а обнаружив признаки течения ближе к концу ещё и фляги водой подзаправляем. За болотом дорога выводит нас ровно на то место, где мы повернули налево, и приехали в Марфино. Компас, однако, показал, что налево - это на север, и ничего хитрого, если дорога повернёт к западу в выходе назад в Марфино нет. Так что телепортация пока отменяется. Но нам в Марфино не надо, нам в Наумовку надо... Поэтому мы поворачиваем на юг. Тогда мы должны пересечься с дорогой, идущей в Наумовку, на восток. Однако то, по чему нам ехать - это вовсе не дорога, не тропа и даже не просека, хотя возможно когда-то ей была. Это противопожарная борозда. Машина, которая её сделала, явно как-то сюда попала и уехала, но по её следам в большинстве своём ехать нельзя - заросло. Зато по самой колее вполне, и судя по следам - мы вовсе не первые, кто это делает. Правда, только двухколёсный транспорт…
   И поехали мы по противопожарному рву. Едем довольно резво, лес вокруг стоит плотно, нависая и давя на психику. Не добро как-то. А ров бодро рвётся на юг, частенько сваливаясь к западу для обхода болот. По логике и карте через километр-полтора должна быть дорога, но её нет и нет, а уже 3-й километр пошёл… Неужели нас опять куда-то перенесло-телепортировало?
ЛЕСОКРУТ. Марфинский лес
Марфинский лес
ЛЕСОКРУТ. Сырники и лужи в Марфинском лесу
Сырники и лужи в Марфинском лесу
ЛЕСОКРУТ. Брод Сырого Изиряка
Брод Сырого Изиряка"

   Марфинский лес - особый лес, с особым фоном. Такой редко где встретишь. Он не враждебный, но и не приятный, а какой-то надменный, с издёвкой. Сейчас весна, и сквоь почти голые деревья можно что-то рассмотреть, а летом он стоит стеной. Прибавить к этому тучи выращенных на болотах комаров и столь странное поведение дорог и расстояний - и никакого Сусанина не надо, кто хош сгинет без следа. Все звуки тонут среди тёмных закоулков подлеска, а все попытки пройти прямо по компасу обречены застрять в густых кустах и топких болотах, завязнуть в непролазных завалах из упавших при подтопе деревьев. Даже птицы тут сильно не галдят, словно боясь спугнуть кого-то. Что бы разогнать гнетущую атмосферу леса, я упражнялся в кукуканье, угуканье, рыке и волчьем вое во всю глотку. Складывается впечатление, что некие лесные духи сейчас с любопытством смотрят на нас, и делают ставки, выйдем - не выйдем. Но мы упорные. Раз на юг на толкают, будем ехать на юг, там хоть железная дорога километрах в тридцати-сорока есть. Так что кто ставил на "не выберемся" в пролёте. И вот, отмахав почти 5км. на юг кукукая и с воем по надменному Марфинскому лесу, мы наконец-то выскакиваем на дорогу с запада на восток, и по всему видно, что лужи на ней мне знакомы. Радостно отметив это событие, и загадку, почему мы столь долго ехали на юг, двинулись к Наумовке. До неё ещё далеко, но хотя бы без блудней. Так что крути нас, крути марфинский лес, а мы своего всё равно добьёмся.
   Дорога со следами того же мотоцикла, что и на развилке и болоте, вскоре вывела нас к переправе через Сырой Изиряк. В памяти отложилось, как 9 лет назад резидент неимоверными усилиями выталкивал велосипед из воды наверх по крутому осыпающемуся берегу на той стороне. Но сейчас там вполне пологий подход, и не видно, что он стал таким недавно. Бегун уже в разведке. Пройдя по межколейнику до основного русла, он практически преодолел большую часть воды.
- Вот тут по пояс будет! - сообщил он оттуда.
- А нам обязательно туда?
- Это он мне сказал, - поправил меня Абхаз.
   Действительно, в самом глубоком месте по выстроенной по левой колее траектории глубже, чем выше колена, мест нету, но что бы не промочить рюкзаки мы всё же сняли их с велосипедов и форсировали реку по-раздельности. Собрав всё как было на другом берегу, двинулись дальше.
   Дальше начались огромные лужи, больше похожие на вытянутей вдоль дороги озерца. Правда с проточной водой, потому как вода там постоянно движется. Что характерно, все эти монстры водных препятствий несложно обходятся по краю, правда ни с чем тяжелее мотоцикла. Ещё я помню, небольшую переправу через какой-то ручей-сырник по твёрдым корням сосен, недалеко от выхода на Наумовское поле. Когда я снова увидев это место, то узнал не сразу - грязная разбитая дорога прёт в несколько рукавов по болоту с кочками и травой. Но место то, я это чувствую. Видимо сосны те скорчевали, и вода, размочив почву, её заболотила. До чего люди бывают глупыми…
   Далее ещё немного по лесу, где у Янтаря вдруг отказал задний тормоз. Агат ей отключил, что бы она могла ехать, но всё равно получалось плохо. Осмотрев больного, я быстро поставил диагноз: мой убитый эксцентрик просел, колесо окосилось, и поэтому не шло. Подтянул, подкрутил, заработало. Да, в Арзамас придётся ехать по-любому. Дорога между тем здесь лёгкая, ехать даже приятно. Но это вплоть до ещё одной развилки: толи просека, то ли поле, дорога раздваивается. Прямо - по песку куда-то вверх, налево (на север) - идёт вдоль просеки-поля и поворачивает в сторону Наумовки. Интуиция настойчиво говорит, что это одна и та же дорога, но я почему-то этого места не припоминаю. Посоветовавшись, решаем ехать по северной. Она, свернув на восток, стала забираться вверх по слегка раскисшей почве на поле. Там к не пристыковался проигнорированный внизу объезд. Интуиция не обманула. Осталось пересечь поле, а в Наумовке уже асфальт. Про поле помню, как под дождём мы шли через него, по уши в липкой грязи от навоза со свежевспаханной земли. Сейчас тепло и сухо, есть надежда, что будет не столь грязно. Тяжело и медленно поднявшись, а дорога всё время в гору, мы вышли на поле. Похоже, с тех пор, как я тут был последний раз, его больше не пахали. Дорога по нему правда чище не стала, но сухая погода позволила нам без лишних хлопот, но с некоторыми усилиями его одолеть.
   Выехав на асфальт уже в Наумовке останавливаемся почистить велосипеды от грязи и передохнуть, перестроить голову на совсем другой тип движения - скоростной.
- А когда теперь ещё лужи будут? - Оля с грустью оглянулась на тающий в горизонте кромку Марфинского леса.
- Ой не скоро… Сейчас асфальт у нас надолго.
- До куда сегодня едем?
- Дальше Модана соваться нельзя: встать будет не где. Так что до Пошатово не доезжаем, встаём на портале Модана.
Модан и кольцо
Тема: История

ЛЕСОКРУТ. Перекус за Наумовкой
Перекус за Наумовкой
   Магазин в Наумовке нашли не сразу. Пришлось продефилировать по посёлку. В магазине закуплено всё необходимое для перекуса не хуже вчерашнего, даже творог. Но первым пунктом традиционно идёт мороженное. Пока мы отоваривались, сельчане собрали небольшой пикет на выезде, толи на нас посмотреть, толи автобуса дождаться. Когда мы мимо них проезжали, на нас смотрели так, словно мы из летающей тарелки вылезли. Скорее всего, велотурист здесь появляется не чаще, чем садится НЛО. И по значимости события уравнены.
   После Марфинского леса требовался отдых. Не только физический, но и психологический. Нужно перезагрузится. Поэтому, отъехав от Наумовки к лесу в сторону Пустыни, мы присели на перекус на специально оборудованном для этого месте. В проехавшем мимо, и слегка притормозившем автобусе люди встали с мест и прилипли к окнам, разглядывая, как мы возимся с приготовлением салата. НЛО наверно вызывает не больше ажиотажа. Но мы на это не обращаем большого внимания, мы - отдыхаем. Приходим в себя после странностей Марфинского леса. И просто получаем удовольствие от похода.
   Асфальт, казалось, сам лезет под колёса, а педали крутим по привычке. Во всяком случае именно в таком духе мы докатились до Пустыни, где взобравшись на подъём после моста с интересом стали разглядывать нефтеперегонный участок. Агат с Янтарём конечно отстали, но быстро подтянулись. Пока Агат грыз подъём привычной ему уже восьмёркой (это приём ещё змейкой называется, велосипед едет в гору не прямо, а сильно петляя, что бы уменьшить крутизну атаки), Янтарь, грустно взглянув в верх - подъём довольно резок, решила ещё раз посмотреть в сторону леса, и вспомнить любимые лужи. И тут же обнаружила себя уже наверху, чему немало удивилась. Самое интересное, что мы тоже не успели заметить, как она так быстро забралась.
   Огромными волнами лента евроасфальта потянулась вдаль через лес. И качаясь с 25-30км/ч скоростью на велосипеде среди этих волн, несётся из заката пятеро велосипедистов, наслаждаясь сосновым воздухом, быстрой ездой и солнечной ванной. Практически не утруждаясь долетев до моста через Модан, мы остановились. Там, в глубине леса, 9 лет назад мы видели, как открывается и закрывается портал между мирами, наблюдая картину превращения одной местности в другую как в фантастическом фильме. Сейчас ничем подобным заниматься в наши планы не входит, впрочем, если что-то такое начнёт происходить, то мы знаем что делать, опыт есть… Ибо ночевать будем в том же месте, что и тогда. ЛЕСОКРУТ. Стоянка у портала Модана
   Определив места под палатку, все занялись привычным уже делом, кто костром, кто палатками, кто дровами. Уникальность этого места ещё в том, что оно недалеко от дороги, но когда спускаешься с насыпи вниз и проходишь одно место между ёлок - дрога вдруг исчезает. Не совсем, как в сказке, если исхитрится и перебраться на берег Модана, то её видно. Но почему-то совсем не слышно. Со стоянки вообще кажется, что находишься где-то очень далеко от цивилизации. Костёр делаем в том же месте. Искать старые следы наших стоянок дело совершенно бесперспективное: когда наша группа покидает место перекуса или ночёвки, то придя туда сразу после неё найти даже где костёр был затруднительно. Никаких следов не оставляем. Полная зачистка и камуфляж. Кто-то может это называет экотуризмом, но мы это просто считаем правильным поведением на природе, без всяких ярлыков. Хотя группа камуфлированных велосипедистов, столь тщательно скрывающих свои следы, наверно наведёт на странные мысли…
- Ты заметил, - тихо прошептал мне на ухо Абхаз, - Бегуна вставляет как Резидента тогда.
- Да, весьма похоже… - и в правду, тогда Резидент вырывал с корнем сухие сосны и ломал их руками об другие деревья. Сейчас Бегун делает практически ровно тоже, но помогая себе немного ножом, и как и Резидент тогда, не ощущая усталости. Что-то в этом месте есть, однозначно.
   Поставив лагерь, мы расслабившись, привалились у костра. Бегун всегда любезно раскатывал свой коврик рядом, что бы всем было комфортно. Абхаз побродил вокруг, видимо искал сфагнум. Потом помыл себя и свою посуду, и тоже залёг, когда после раздачи пищи по полуканам обнаружил пропажу своего обручального кольца всевластия.
   Беглый поиск результатов не дал. Предположение, что оно утопло при мытье в Модане, разбивалось об утверждение Бегуна, что он видел его на владельце после этого. Опять поиск, опять без результата. Настроение Абхаза упало ниже корней, и он впервые услышал зов Ктулху. Не сильный, но настойчивый. Отделаться от него помогла СМС-ка от жены, что та скучает и ждёт. Но этот поход для него становится дороговатым. Конечно, он старался делать так, что бы остальные не замечали его печали, но энергетическая взаимосвязь никуда не делась, и все почувствовали, что ему плохо. Кроме прочего, наметилось как минимум суточное отставание от графика, что создавало опасность своевременного появления на работе после отпуска. Этот факт тоже настроение не поднимал. ЛЕСОКРУТ. р.Модан
- Ничего, не переживай, - успокаивал я, - Завтра у нас длиннющий участок. где не встать, поля и город. Так что накрутим километров…
- Зачем Модану моё кольцо?.. Оно мне дорого как память, моя прелесть…
   Агат, упорно мучающий свой непослушный передний переключатель, не выдержал, и попросил меня разобраться с ним. Он не хотел переключать на 3-ю скорость. Ремонт занял 20 секунд: переключающий узел надо было повернуть вокруг трубы рамы, за которую он крепится.
   Однако нам здесь хорошо. Приятное, тихое и спокойное место у речки, и простой, добрый лес вокруг создавали определённый уют и законченность. Бегун привычно засушил свои берцы до хруста, я выпил тройную порцию чая, а Оля вздыхала по лужам.
   Ночью нас всех посетили странные, очень реалистичные сны, где мы встречались и совершали довольно странные вещи…
   Утро принесло ещё одно неприятное открытие. Абхаз вечером оставил видеокамеру включённой в режиме просмотра, и за ночь у ней напрочь сел аккумулятор. У меня конечно есть запасной, но он маленький по ёмкости, надолго не хватит. Зато есть походное зарядное устройство от батареек, но нет самих батареек. Придётся ещё и на батарейки разорится… А на Модан Абхаз пообещал ещё вернуться. С металлоискителем…
Злостный наезд
Тема: История

   Пошатово. Дорога сюда бросает просто сразу от Модана, и мы уже закупаем для перекуса провиант в местном магазине. К процедуре подход внимательный: все знают, что преодолеть придётся сегодня около 80-ти километров, что для большинства рекорд дальности за сутки вообще, а не только с рюкзаком. Ещё утро, уже припекает, и первым делом заряжается мороженное. После этого мы сразу срываемся в даль асфальтовых горизонтов. Ближайший населённый пункт, Чернуха, удивил своим масштабом. Въехали в него и едем, едем, едем… надоело уже, а поворот только появился. Там залили воду из колонки и опять едем по Чернухе и едем.
   Затем пошла замечательная прямая дорога в открытом поле. Замечательная потому, что с неизменным уклоном вверх и встречным ветром. Причём тот дул исключительно тогда, когда мы едем. Стоит остановиться, как он медленно утихает, а как только начинаем движение, он потихоньку, не сразу, начинает нас тормозить.
- Вот, смотри, - на подтяжной я демонстрирую коварность ветра в поле, - Встали - и он уже стих!
- А чего зря дуть-то?.. - за стихию ответил Агат.
- Ну да. И верно… ЛЕСОКРУТ. Пивораздаточная Селема
   Но мы не вкручивали из последних, а берегли силы для главного рывка за Арзамасом. Сейчас на горизонте быстро приближается Селема. Она немного внизу, но купола церкви уже видно. А вот и спуск, ручей, подъём, и мы уже в центре посёлка. Конные телеги, ковши у бочки для пивораздачи… Свежеотремонтированный храм и гигантское кладбище, дорога к которому неуклонно дёт вниз, и мы по ней не спеша, 30км/ч. едем. Именно не спеша, потому что разогнаться быстрее труда не составит, но спуск для велосипедиста - в большинстве своём удовольствие, вот и сейчас мы хотим его растянуть.
   Я еду впереди, за мной ударная группа из Абхаза с Бегуном, а впереди группа молодёжи идёт шеренгой поперёк дороги. Я звоню звонком. Никакой реакции. Идут они вперёд, к нам спиной. Звоню ещё - оглядываются, видят группу несущихся на них гружёных велосипедистов и… отвернувшись идут дальше. Расстояние быстро тает, я звоню в последний раз - больше не успею, и высматриваю маленькую объездную тропинку слева от шеренги, и рулю туда. Но когда до шеренги остаётся метра полтора, один из её состава неожиданно прыгает в сторону. Видимо хотел нас удивить своей реакцией, и у него это получилось, потому что прыгнул он аккуратно мне на переднее колесо. Велосипед с рюкзаком при скорости 30км/ч не электричка, но тормозной путь тоже имеется. Хорошо, для парня, что я тормозить начал. Проехав метров пять у меня на колесе, и получив хорошее ускорение от велосипеда, он пролетел ещё метра два вперёд, вытирая тушкой асфальт. Я же всё-таки остановился и завалился на бок, впрочем, сразу встал и поехал дальше. Сразу пришла мысль, а может зря тормозил? Может не создавать пробку на дороге из Бегуна и Абхаза, а просто переехать его надо было и всё? Сначала я, потом Бегун… и если ещё рыпается - Абхаз… Зрелищно получилось бы…
- Жыв? Цел? - спрашиваю каскадёра, проезжая мимо.
- Э… Да… - отвечает тот, потирая разбитый локоть, видимо не отойдя ещё от шока. Его сотоварищи тоже немного в шоке, но нервно хихикают: такого номера в цирке не показывают, а их кент, попавший под велосипед, так злостно сбитый - это теперь тема надолго…
   С наката мы пролетели Селема, и Никольское, только потом остановились в подтяжную и перевести дух, поделится впечатлениями от злостного наезда. Адреналина я с этого события не получил, но взбодрился и поднялось настроение.
   Теперь мы едем через Костылиху и железнодорожный переезд на Марьевку. После переезда задумали перекус, для чего сразу как добрались до чего-то похожего на лес, забурились туда и нашли там специально для нас стол и чурбаки-стулья. Перекус, понятно был плотным и сытным, и несмотря на необходимость успеть в Арзамас до закрытия магазинов, с отбытием с перекуса не торопились.
   За Марьевкой находится важная развилка. До неё мы буквально долетели, хотя Бегун отстал и чуть было не проскочил. Так вот, развилка такая - прямо - на Абрамово, туда, куда мы прошлый раз поехали, потом, повернув на Муром, и если бы не лопнувшая ось заднего эксцентрика, то и сейчас мы бы поехали через Абрамово, и далее на юг, в Первомайск.. Но сейчас нужно в Арзамас, и мы поворачиваем на Хватовку. Кинув взгляд, полный воспоминаний на странные бетонные столбы, которые возвышаются вокруг дороги на Абрамово, я поддал газу и полетел в сторону Арзамаса.
   Длинная и обновлённая Хватовка отставила интересное впечатление: чем лучше дороги и ближе цивил, тем больше на ней джипов-внедорожников. За Хватовкой дорога поднимается на большой холм, густо поросший лесом, а оттуда резко сливается вниз, проходит между пригородных построек, среди мусора которых мы с абхазом разглядели нечто, очень похожее на космический спускаемый аппарат годов 70-х. Даже "СССР" сквозь ржавчину и грязь кажется проглядывает. А дальше резкий взлёт вверх к переезду. Настолько резкий, что за 30м. до апогея крутизны я спёкся и пошёл пешком. Абхаз, кстати, напрягся, но влез верхом. Видимо я расслабился чрезмерно на спуске. За переездом начинается город Арзамас, и нам надо в нём выполнить приоритетную задачу: поиск и обнаружение магазина велозапчастей, кроме того, у Ольги натёрлась мозоль, и нужны пластыри. Аптека тоже в боезадаче, но не в приоритете.
Арзамасский бросок
Тема: Подробное описание

   Пока я думал, как добывать информацию, Ольга дала простой, но очень дельный совет:
- Спроси у тех, кто на велосипеде. Они точно знают.
   Так и сделал. Допросил велосипедиста прямо на переезде, и он выдал сразу несколько точек, где продают велозапчасти. Кстати, единственный из контактёров, который ни разу не удивился, что мы из Москвы. Заклинание про Муром не понадобилось. Однако его объяснения, как он ни старался, с трудом укладывались в голову, потому что никто из нас в этом городе не разу не был. Итак точек три: первая некий магаз запчастей "за бензоколонкой тут рядом", второй - "ТЦ спорт-сити на главной", и третий - "Спорттовары на Соборной площади".
   Со скоростью крадущегося бульдозера мы осторожно, не растягиваясь, крадёмся по задворкам Арзамаса. Первый объект был обнаружен, но индифицирован не сразу, потому что это были "Автозапчасти", и велосипедные эксцентрики там могли быть с тем же успехом, как в булочной лопата. Проезжаем. Теперь на "главную", то есть на Советскую. Мы, проехав уже Жилкооп и Льва Толстого, сворачиваем на Чехова и по 3-й Вокзальной на Стационарную, по которой могли ехать от самого переезда. Ориентируемся частично по компасу, частично по интуиции, ибо карта города на 2-х километровой карте таких подробностей не раскрывает. Постепенно мы понимаем что мы уже в центре города, потому что искомый торговый центр перед нами, через дорогу.
   Интересно наблюдать в Арзамасе за движением транспорта. Это напоминает броуновское движение после заморозки. Автомобили аккуратно толкутся во всех направлениях. Если оно доно, они сумеют потолкаться и там. При этом ни одного ДТП мы так и не увидели - они всё делают ме-е-е-длен-но-о-о..
   В тоговом центре прямо на первом этаже, как и обещано, огромный велоотдел, битком набитый велосипедами и аксессуарами. А вот с запчастями напряжёнка: из всего, что может потребоваться для велосипедов, тут камеры, шланги для насосов, причём только для велосипедного ниппеля, и пара наборов ключей. На мой вопрос "Чё за ботва? Велами фарцуете, а запчастей нету?" ответили коротко: "Кризис…"
ЛЕСОКРУТ. В Арзамасе
Арзамас

- Фига се, кризис… Кризис от того что есть что покупать, но не начто, а у вас с точностью до наоборот… У вас какой-то другой, свой кризис.
- Какой есть.
   Одним словом облом, и надо на Соборную Полщадь с "Спорттоварам".
   Итак, ул. Стационарная медленно превращается в Калинина, но есть не менее важный поворот, который и ведёт к Соборной Площади… Это и есть ул. Советская. Она вроде широкая, но толкучка из автомобилей создаёт пробки даже для велосипедов! Медленно, но верно пробираемся к площади, при случае переспрашивая прохожих. Ага… Собор виден. Значит близко.
   Да, собор не заметить невозможно. Внушительное и явно значимое сооружение стоит просто вплотную к дороге, даже тротуара нет. Тут-то я смотрю сигналят мне. Оказывается, что автобус идущий следом за мной не может проехать из-за меня тут, пока я на Собор таращусь. Что поделать, исторический центр. Площадь тоже производит впечатление: Вся косая и под наклоном, она увешана рекламой н чисто убрана, туристические и маршрутные автобусы, зеваки с фотоаппаратами, бабушки с сумками на колёсиках, автомобили, копошащиеся в хаосе пробок и алкаши в помойках.. Но Собор всему этому хаосу придаёт величественность немалую.
   Мы сделали техническую остановку: что-то сфотографировать, заодно узнать, где же этот "Спорттовар", что-то тут его не видно.
- Вот туда вниз и направо, - объясняют мне прохожие, - На той стороне будет.
   Судя по всему, это нам даже по-пути, потому что именно туда нам надо, что бы на Выездное попасть. "Туда" - это ул. Гостиный ряд, которая с сильным уклоном вниз уходит за поворотом с площади. Поехали. Точнее покрались, иначе в этом автохаосе передвигаться просто не получается. И точно, слева по борту вижу на цокольном этаже "Спорттовары" крупными буквами. Паркуемся и пошли. Я с Бегуном ныряем в магазин.
   Внимательное изучение ассортимента позволило сделать неприятный, но утешительный вывод. Отдельно эксцентрика заднего нет. Только передний. Но есть втулка задняя в сборе за 285р. Так что ремонт возможен.
- А посмотреть я вам её не дам! - продавщица непреклонна.
- Почему?
- Она дорогая!
- Убойная логика. Дорогое покупайте не глядя… А почему эксцентрика отдельно нет?
- Кризис у нас…
- Уже знаем. Короче, давайте вашу драгоценную втулку… - что делать, пришлось купить ещё и втулку, чтобы заменить один эксцентрик… Бегун же тут разорился на велофлягу, и ещё одну канистру, поскольку мою он уже успел пробить и заклеить. Заклейка, правда, держится крепко.
   Вернувшись к велосипедам, обнаруживаем рядом с ними дюжего мужика в подпитии, который пытается что-то выяснить у Ольги с Агатом.
- А вы откуда такие приехали? Я вас раньше не видел…
ЛЕСОКРУТ. Свежая зелень
Весна наступает

- Из Москвы мы.
- Ой врёте! Врёте, На велосипедах? Врёте…
- А мы вообще в Питер ехали. Но чо-то буданули… и вот, здесь очутились.
- А куда едете? - вкрадчиво продолжал кандидат в синие роботы.
- Первомайск, Саров.. - в подробности пускаться не хочется.
- Саров! Это ж ядрён-батоны! 20 мегатонн водородной дури каждая! Вы что, диверсанты, взрывать едите?
- И пластида полные рюкзаки, ага. Не. Туристы. Путешественники.
- Опять врёте… Я в десанте служил, у меня глаз-алмаз… И женщина с вами, снайпер-прикрытие… Диверсанты точно! Не взрывайте Саров!
- Не будем. Но мы - Муром любим! - заклинание возымело действие и тут. Мужик просто потерялся и не знал что сказать. Что бы он не успел найтись, я на прощание крикнул ему: "Счастливо!"
- Да нет у меня никакого счастья, и души тоже - нет… - ответил он грустно, и пошёл восвояси. Впереди перекрёсток с ул.Октябрьская. Нам направо, в Выездное. Аптек как назло по пути не попадается. В самом Выездном, мы свернули на Дивеево-Первомайск, и увидели Аптеку. Но она закрыта. Зато открыты "Продукты" в том же здании, и мы сделали лёгкую дозаправку перед решающим на сегодня многокилометровым броском. Тем временем вечереет, и тянуть с этим нельзя. Выехав на развилку, проезжаем её прямо, и начинаем грызть гигантский тягун, который тянется до горизонта с ощутимым, хоть и не сильным наклоном.
   Абхаз, сегодняшний форвард, оказавшись непривычно впереди колонны всей, снова услыхал зов Ктулху, и решил им воспользоваться, направив его в нужное русло - вперёд и вверх, и призываемый этим зовом попёр бодать асфальтового монстра с зомбообразной настойчивостью и отрешенностью.
   Здесь не надо ничего, ни смотреть по сторонам, ни маневрировать, и даже думать. На пару десятков километров нужно только вкручивать и вкручивать, и больше ничего. Но это тоже не просто. Легко быстро выбиться из сил, а ехать надо ещё далеко, вокруг одни пахотные поля, а даже жиденькая лесополоса ещё не видна за горизонтом.
   Здесь мы применяем сразу несколько передовых велотехнологий. Первая, из-за отсутствия маневра, называется "Принципом малой дистанции" - психологический фокус, который сильно упрощает взятие подъёмов вообще. Состоит в том, что внимание концентрируется на участке дороги перед велосипедом максимум на 3-5 метров, без попыток посмотреть, когда всё это закончится, просто тупо смотришь перед собой и крутишь. Второй - "Органичный ритм", кода каждый индивидуально подпирает положение скоростей в передачах велосипеда таким образом, что бы при максимальной экономии сил ритмично и ровно педалировать, не быстрее и не медленнее, что бы не сбивать ритма. Такое положение находится опытным путём, и как правило соответствует скорости 14-16км/ч. И третий - "Вис на колесе", т.е. когда тот, кому тяжелее, "висит" на заднем колесе впереди едущего, держа дистанцию 1-2 метра.
   С последним некоторые сложности. Сегодня форвардом назначен Абхаз, и я по-идее должен висеть на его колесе, но он постоянно отрывается, и уходит вперёд влекомый зовом Ктулху, я же не собираюсь терять ритм, и держу постоянную скорость. Что очень выручает Бегуна, который тоже висит на колесе, но уже на моём, и мы с ним образовав звено медленно но верно грызём это многокилометровый подъём.
   Навстречу, по противоположной полосе летит вниз коллега-велосипедист на шоссейнике без рюкзака. Увидев нас, он оценил по-достоинству нашу борьбу, и поприветствовал жестами. Мы вяло, потому что сконцентрированы на совсем другом, ответили "Физкульт-привет!". Однако данное событие сделало некую энергетическую подпитку и придало сил, по аналогии с Чуйским трактом на "Велокарагеме".
   Янтарь, что бы не раскиснуть, отключила все чувства. А когда стал мешать, заодно и мозг. Педалирование и управление велосипедом здесь дело нехитрое, можно и на рефлексах. Поэтому она просто машинально вкручивала, не замечая ничего вокруг. Удачно подобранный ритм, пусть и не быстрый, но постоянный, позволял это делать непрерывно, погрузившись некий педальный транс, и плыть, плыть как во сне вперёд, по мглящемуся вверх асфальту, сквозь прохладу весеннего вечера. Агат же, стараясь лишь не оторваться от супруги, тщетно пытался угадать в каком положении она поставила скорости на переключателях, что так ровно и неотвратимо прёт вперёд и вперёд… Да ещё опять начало барахлить передний переключатель.
   Вечерняя мгла постепенно сгущалась, солнце бросало из-за горизонта прощальные ничего не освещающие уже лучики. В воздухе появились новые запахи, а прохлада удачно отводила пот и перегрев работающих как моторы организмов велосипедистов. Уже давно светит луна, а звёзды всё настойчивей пытаются пробиться сквозь пелену лёгкой облачности. Мы уже миновали поворот на Васильев враг, и на пути к Шатовке обнаружили апогей крутизны, и даже ровный участок. Пора передохнуть. Через дорогу двое колхозником мужественно боролись с заглохшим в поле комбайном среди мешков с рассадой картошки. Положив велосипеды, мы свалились на обочине, грустно жуя прикормку. Даже говорить не хотелось, просто сидеть и тупить, ничего не делая. Янтарь с Агатом естественно отстали, но их ожидание не напрягало: это же дополнительные минуты отдыха. Янтарь уже давно хотела сварить честный рыбный супчик, но кое-каких ингредиентов не хватало, а тут несколько мешков картошки валяются. Она, как истребитель, получивший новую боезадачу, без раздумий спикировала на комбайн, и вернулась оттуда с мешком, в котором лежало килограмма полтора отборной молодой картошки. Что стало с комбайнёрами - неизвестно. А я, как руководитель похода отметил, что с таким участником, с такой скоростью адаптации, не пропадёшь… Оле ура! Но везти эту картошку мы ей не разрешили. Мы её распределили по своим рюкзакам, что бы не утяжелять её укладку.
   Перед нами стоит ещё один вопрос. По плану, нам надо доехать до нормального леса, который находится у Кавказского лесничества, это ещё 34км, а мы уже 60 размочили. Если мы туда сегодня и доедем, то в каком состоянии? Я ознакомил группу с планом "Б": заночевать в микро-лесу за поворотом на Дерновку, это "всего" 20км. Но там нет воды, стало быть, точка принятия решения будет у поворота на Верякуши, если план "Б" - то надо делать канистрацию, заливать канистры в местных источниках воды.
   Но до Верякуш ещё добраться надо, а мы уже побили все рекорды километража за этот поход, и почти у всех личные дальности за сутки на велосипеде. Так что бодрыми нас уже не назвать. Солнце упрямо пытается спрятаться за горизонт, но ещё светло, не теряя времени, мы выдвигаемся.
   И вот снова ритм, висы на колёсах, и бегущий под колесо асфальт из медленно темнеющей дали. День уже достаточно длинный, и нам это подспорье. До Ореховца последние лучики солнца всё ещё озаряли небо, но после утомительного подъёма от моста после него - мы уже ехали в сумерках, сосредоточенно всматриваясь с плотнеющие сумерки. Вдоль дороги потянулась жиденькая лесополоса, которая немного спасала от ветра. Впрочем мёрзнуть не приходилось, а вот пот течёт ручьями, и запасы воды во флягах тают. Первым до поворота на Векрякуши доезжает Абхаз, но сталкивается с проблемой, от длительного вкручивания он тоже подзабыл, как передвигаться без велосипеда, так что слезть не мог и накручивал круги рядом в ожидании помощи. Мы с бегуном подоспели вовремя, и сняли его с велосипеда. Дождавшись остальных, стали решать что делать.
- Конечно, до лесничества дойдём, но тогда завтра возможно с места не сдвинемся, - Агат понятно говорит не только за себя, - А если и сдвинемся то не далеко.
- Получше отдохнём и 14км наверстаем легче, - Янтарь его поддержала, - Да и пораньше встанем - получше поедим…
- Еда.. - вздохнул Бегун - Это серьёзно, но я и до лесничества справлюсь. Так что я - как все…
- Я… А что я… Я того, могу ехать, могу не ехать… - Абхаз видно, что устал, но виду подавать не хочет.
- Голосуем. - резюмировал я, и быстро узнал, что до лесничества сегодня не доедем. Канистарцию поручили самому шустрому на данный момент - Абхазу. Для этого он освободил свой рюкзак, и сложил туда все имеющеюся у нас ёмкости. Обе канистры гарантировали отсутствие проблем с водой где угодно. Абхаз скрылся в недрах Верякуш. Вскоре оттуда раздался мощный собачий перелай - ага, добрался…
   Вернулся Абхаз оттуда в странном состоянии, но с водой. Оказалось, что колонок и колодцев на улицах нет, он постучался в дом, и ему любезно предоставили возможность заправится водой, а его самого заправили парным молоком.
   После перепаковки мы снова пришли в движение, но уже во тьме ночи. Все включили бортовые огни и фары, и стой же скоростью, что и раньше стали нырять в ночь.
   На повороте в сторону Первомайска находим крутящегося на одном месте Абхаза. Он опять забыл, как без велосипеда перемещаться. Дальше решили особо не растягиваться, что бы не потеряться в ночи. Навстречу нам зачастили фуры, но большинство, обнаружив к своему удивлению на дороге велосипедистов, вежливо убирали дальний свет, но не все. Сквозь темноту я пытаюсь угадать, когда закончится лесополоса и начнётся что-то вроде леса. Сквозь деревья мерцает огонь костра, и похоже он толи на опушке, то ли в поле. Но вот и лес. По обе стороны дороги. Остановились. Абхаз, постояв вспомнил, как должны работать нижние конечности без педалей, и даже согласился сделать блиц-разведку. Я тоже, но на другой стороне.
   Грунтовка уходит вглубь, и идёт через довольно густой молодой лес. Через 400м. обнаруживаю удобное место для стоянки - можно затащить велосипеды от дороги и контролировать её, превентивно обнаруживая винипухов, если такие появятся, что маловероятно. Сюда мы и забираемся.
   Действия группы при приходе на стоянку отличались удивительной координацией и слаженностью. Мы почти не говорим - все и так знают что и как делать, и через 15 минут мы располагались около костра, на котором закипала вода в каннах, а в палатках уже лежали спальники… Только Бегун сетует, что в этот раз ему не надо сушить свои берцы. Вот засада… За этот день мы проехали 84км. Что это не так просто, я понял, когда за чем-то встал около костра с коврика. Наша палатка стоит сразу за спиной, передо мной - костёр, слева бегун, справа - съестные припасы, а ноги вдруг оказались верёвочные, и в попытках удержаться на них я исполнил сложный танец-джигу с бурной жестикуляцией пытаясь схватить плотный лесной воздух. Провернувшись несколько раз вокруг себя в разные стороны, удалось найти устойчивое положение. Но народ повеселился.
   Когда потухли фонарики, и из спальников пошло усталое сопенье, пришел сон. Но и во сне Ольга продолжала вкручивать набегающий асфальт под колёса, стараясь не смотреть вперёд, что бы не видеть уходящего в горизонт подъёма. Ноги сами собой вкручивают педали на низкой передаче, потому и часто. Агат сквозь сон замечает это, и не просыпаясь говорит ей сквозь спальник:
- Не части, переключи скорость…
- Ага, - отвечает Ольга, и переключает. Сон продолжается…
Абхазский спецназ
Тема: Подробное описание

   В такое утро, после вчерашнего, на четвереньках у многих получается перемещаться проворней, чем на двух конечностях, но мы быстро привыкаем. Я с утра успел совершить хитрую рокировку эксцентриков со своим и Ольгиным велосипедом, так что этого даже никто не заметил. У многих болели колени и голени, но отказов в работе не наблюдалось. Зато мы дружно уделили внимание техобслуживанию велосипедов. Чистка, смазка, протирка - нам и сегодня предстоит проехать не мало. То, что серьёзных отказов пока не было - немного странно. Сломанный мной эксцентрик не счёт, я сам его сломал.
   И вот снова асфальт, дорога в горизонт через леса и поля тянет нас на юг. Словно и не было ночёвки, а мы всё так же катимся, ловя нужный ритм. Мы вчера не нашли аптеку, да и хлеб заканчивается. И вот для пополнения запасов заворачиваем в попутный Бол.Макателем.
   Сначала находим общий колодец и проникновенно разливаем воду из него по флягам. Зачем перебираемся по Макателему дворами, через какой-то ручей на большак, где быстро отыскивается торговая точка. К нашему удивлению, это супермаркет. Покупателе в нём правда нет, и касса одна, но это супермаркет. Сегодня стоит уже не тёплая погода, а настоящая жара. Мы едем в стиле "Ню" - с голым торсом, но из приличия натягиваю на себя футболку - супермаркет же!
   Оставив Абхаза на страже двухколёсной техники, все забираемся внутрь в поисках пищи. Кроме ритуального мороженного затовариваемся и на перекус, и на возможный элемент автонома в Мордовском заповеднике, который у нас сегодня по плану, но без излишеств, деньги в общей кассе на исходе, и в карманах тоже не густо.
- Вы что тут эта?... Спецназ? - абориген из племени синих роботов, в поисках халявной выпивки привычно пришёл к магазину, увидав там новых людей. Вдруг угостят..? Но разглядев камуфляж, карты, компаса и ножи на суровых с зубастыми покрышками велосипедах понял, что обломается.
- Ага. - Абхаз решил не разочаровывать аборигена.
- А.. Откуда? Здесь?
- А что, не видно? Читай, - и показал ему на своё кепи с абхазским флагом и крупной надписью "Абхазия", за которое собственно он и получил свой позывной. - Россия же Абхазию признала?
- Ну..
- Вот и гну. Теперь у вас тренируемся.
- Ну ребята… Круто… Мы за вас, удачи вам, так держать!
- Спасибо, всенепременно!
   Когда мы выбрались с покупками из Макателемского супермаркета, Абхаз сразу нас поставил в известность:
- А меня тут уже в спецназ зачислили. В Абхазский.
- Поздравляем. Не посрами честь Абхазского спецназа!
   Аптеку нам пообещали неподалёку от Макателема: там вроде поликлиника или больница, при ней аптека. Площадку и поворот нашли быстро, не заметить явно старую усадьбу, хоть и ухоженную но явно адаптированную под общественные нужды сложно. Кроме аптеки в недрах усадьбы разведка обнаружила могилу Карамзина, а это - собственно его усадьба. Симпатичное место, пруд. И всё это на вершине холма в лесу.
   Проезжаем автобусную остановку с красноречивой и несколько неожиданной надписью "Кавказ", и начинается длиннющая дорога через лесной массив на Первомайск. На этой дороге напрягает ощутимый трафик, который в основном состоит из большегрузных фур, едущих совсем не медленно, и турбуленция после каждого такого снаряда каждый раз пытается втянуть велосипедиста на центр проезжей части. Сопротивляясь, мы частенько предпочитаем ехать по неасфальтированной обочине. Дискомфортно конечно, но терпимо. Слишком привыкли мы к тихим лесным дорожкам без автомобилей.
ЛЕСОКРУТ. Перекус
Перекус

   Долго и нудно вкручивая среди буреломистого леса по единственному шоссе-дороге, мы минуем поворот на Сатис, а перебравшись через железнодорожный переезд ищем место для перекуса. Агат с Янтарём так увлеклись ездой, что даже не заметили, как мы свернули в лес у них перед носом. Мне пришлось выбегать снова на дорогу, и орать им во всю глотку: рация у них выключена, а они, решив, что мы наверно взяли стоящий впереди подъём своим "Боевым порядком", и теперь нас надо догонять, и втопили посильнее. Мой голос они услышали, уже почти закончив подниматься.
   Место для перекуса попалось сыроватое, но вполне тихое и уютное, птички поют воздух… Разложив тент вместо стола и коврики под себя мы живо приступили к поглощению пищи. Посмотрев в объектив камеры, и увидев там зрителей нашего фильма о походе, я им высказал, что об этом думаю…
   После перекуса трафик на дороге почему-то поубавился, и ехать стало легче. Неожиданно бодро выскакиваем на развилку перед Первомайском. ГАИ-шники там занимаются группой свежевыловленныж джипов, а мы поджидаем отставших. Развилка стратегическая: прямо - собственно Первомайск, но нам туда не надо. Налево - новая дорога, которая судя по всему обходит город с северо-востока и идёт на Лукоянов. Ну а нам направо, по пустынной, поднимающейся куда-то вверх покрытой стареющим асфальтом дороге, которая ведёт прямо на Саров. Здесь у нас происходит почти последняя смена генерального вектора направления: с южного на западный. Собравшись вместе, поехали.
   Дорога, ровно так как и по картам, изломилась, и перебравшись снова через ж/д переезд, воткнулась в другую, соединяющую, как мы понимаем Саров с Первомайском, а на самом деле "Арзамас-16" с внешним миром. Но мы пока этого не знаем. По дороге ехать более чем приятно, лес кругом, плотный и сильный, дорога пустынна, одним словом мечта для велосипедиста. Но ни одного веломаршрута тут нет, и как вскоре выяснилось, и не было. Мы же, наслаждаясь приятным открытием, радостно катим буквально отдыхая от трафика на Первомайском шоссе.
   Откатив от перекрёстка 8км совершенно балдёжного пути, встаём на передых. Но не всем встать удаётся сразу. Янтарь, например, за столь длительное неслезание с велосипеда к нему так привыкла, что хождение на ногах поставило её в затруднительное положение: ноги не привыкли так переносить тело, и Ольга нам продемонстрировала фирменную велобайкерскую походку, больше напоминающую походку сонного велоцераптора. Этой походкой она попробовала добраться до обочины, и у неё это получилось, но не с первой попытки. Украдкой Бегун успел заснять на видео пару кадров… Рядом снами остановилась серебристая иномарка.
- Вы как тут оказались? - мужики внутри в хорошем расположении духа, но явно не ожидали тут увидеть что-то подобное.
- Да вот, по дороге приехали.
- А куда?
- Туда…
- А откуда?
- Оттуда…
- Хе-хе.. Из какого города?
- Из Москвы, - ради эксперимента не соврал я.
- Ой врёте… какая тут на фиг Москва?
- Ой ну ладно, мы Муром любим. От него и едем.
ЛЕСОКРУТ. В Стеклянном
В Стеклянном
ЛЕСОКРУТ. Знак Мордовский заповедник
Мордовский заповедник
ЛЕСОКРУТ. Пончик на костре
Пончик на костре

- Ага. GPRS и карты "Google earts"... Знаем-знаем… Вы только когда поворот направо будет, то поверните - вперёд не надо ехать. Лан, мы ща за бухлом в до Первомайска съездим, на обратке встретимся…
   Но не встретились. А поворот встретился - это поворот на Лесозавод перед Стеклянным. Разбитая песочная дорога, уходящая вглубь леса на северо-запад… перед нами затормозила большая фура, и поприветствовав, водитель спросил прямо:
- Вы откуда?
- Не поверишь. Из Москвы.
- Брехня… Это невозможно.
- Муром, Муром любим!
- Понятно. Только туда - он показал в сторону Стеклянного и Сарова, - Ехать бесполезно. Там тупик.
- Спасибо.
   Но нам надо вперёд, только там мы узнаем можно ли и как там проехать. А в Стеклянном остановка для заправки водой, канистрации.
   Для залива воды хозяйка частного участка выдала нам ведро. Янтарь заодно поинтересовалась у неё о прогнозе погоды: когда же будет дождь?
- Зачем тебе дождь? - спрашиваю.
- Хочу попробовать под дождём. Обещают завтра.
- Не самая хорошая идея.
- У нас же везде асфальт..?
- По идее. А так - загадывать нельзя…
   Теперь мы перешли в режим поиска места для ночёвки. Сразу за Стеклянным начинается Мордовский Заповедник, и справа от дороги идёт ЛЭП и железнодорожная ветка. Слева - собственно заповедный лес. Он действительно заповедный - стеной стоит и бурелом с опушки, которая, кстати, не имеет никаких заходов и заездов, заросшая канава с водой, густые кусты, и сразу бурелом. Нам приходится ехать всё ближе к Сарову. Но вот замечаю какие-то брёвна и доски в канаве, а за ними проход в чащу. Разведка, и соответственно заброска.
   Заброска с практическим штурмом канавы, потом сотня метров между завалов и подтопов, приводят на небольшую сухую площадку в совершенно глухом лесу. На деревьях задиры от когтей рысей, полностью природный хаос. Ощущение такое, что попадаешь в совершенно первобытный лес, где не ступала нога неардентальца, и похоже, не ступит. Дорогу, естественно, не видно и не слышно. Настоящая глушь в нескольких десятках метров от дороги. Но нам этого кажется и надо. Только в такой обстановке можно по настоящему, просто отключаясь от всего, даже от себя. Что все с успехом и осуществили. Правда развернули лагерь так же быстро и чётко, как и в прошлый раз. Опыт уже сказывается. На нас постоянно дождём сыпятся раскрывшиеся почки - деревья наконец поверили в наступление весны, и в срочном порядке выпускают листья, даже дубы. Но всё это происходит где-то наверху, в кронах на большой высоте, а тут, внизу, темно и сыро, как в джунглях. Без суеты приготовили еду, поглядывая на немного нервничающего Абхаза: у него опять зов Ктулху, и начали расползаться по спальникам в палатках.
   Мы в самой середине. Не леса или заповедника, а похода. Позади около трёхсот километров, и впереди примерно столько же, да и по времени это самый центр. Кажется, что так было всегда, и так оно и останется…
Саровский тупик
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ. Утренний костёр
Утренний костёр
ЛЕСОКРУТ. Арзамас-16: Проезд закрыт
Проезд на Саров закрыт
   Я так и не смог справится с передним переключателем у Агата. Отказывается он работать на 3 положения, хоть тресни, как ни регулируй. Помучили его, помучили, так и не смогли заставить работать штатно, хотя на вид всё цело и регулируется. Словно он и был на 2 скорости сделан.
- Ладно, оставь на 1-ю и 2-ю что бы работал, - Агату надоело уже с ним возится.
- Когда ж первую умудряешься задействовать? За весть поход я её у себя не ставил, а колёса у меня больше…
   В принципе, ему можно и обойтись. Янтарь едет как правило не быстро, даже в спуск, поэтому большие передачи пока не актуальны. Ещё одна странность - нам почему-то не хватило воды, что бы привычно залить кипяток для перекуса в термоса.
   Выброска группы на дорогу процедура не простая, велосипеды и вещи через канаву перекидывали сообща, что бы избежать поломок. А потом спокойно, но довольно быстро покатили дальше.
   Обещанный тупик не заставил себя ждать. Противотанковые ежи, зоны досмотра, вышки, автоматчики в форме погран-войск, КСП и колючка, сигнализация и скрытые пикеты. Приехали… "Командира группы на КПП!" передали команду из недр "зоны".
- Пропуска есть?
- Скажите где их взять, хотя бы, - отвечаю, - А то негде не сказано что тут проезд закрыт.
- А вам куда надо-то? - со мной общается офицер азиатского вида, но девушка-пограничник внимательно слушает.
- В Нарышкино, - отвечаю, не моргнув глазом.
- Подождите, сейчас узнаем, что можно сделать… - и уходит в глубь, где начинает активно что-то обсуждать по военному телефону.
- А тут есть какой-нибудь объезд вашей… м… зоны?
- Понятия не имею, - ответила девушка, - я снаружи никогда не была.
- Почему?
- А нас отсюда не выпускают…
- Вам надо ехать в объезд, - офицер закончил с телефоном, - Едите до Первомайска, там поворот на север, потом поворот на Дивеево, оттуда до Цигановки, где направо будет дорога прямо на Нарышкино…
- Спасибо… - перспектива делать крюк около 200км не радовала совсем. Наверно они переоценили возможности велосипедов. Мы собрали прямо рядом с КПП совет стаи, и достав карты стали генерить планы.
   Не зря нам советовали повернуть перед стеклянным, это очевидно. Стало быть, велопутешественникам тут не суждено увидеть хранилище оружейного плутония и реактор где его делают, посмотреть как живут секретные физики-ядерщики, не сфоткаться у памятника Серафиму Саровскому… Придётся месить пески до лесозавода, там вообще неизвестно что месить до Кошелихи, зато потом по карте можно асфальтом проехать Глухово - Дивеево - Цигановка, но лучше через Лихачи - Суворово, так ближе, но что за дорога на Лихачи мы не знаем. В любом случае едем на Лесозавод - Кошелиху, а там посмотрим.
   Мы едем назад. Снова Стеклянный, тот же дом и тот же колодец для заправки. А вот и поворот. Группа железнодорожников из автобуса стоящего на повороте проводила нас грустным взглядом за переезд, где мы начали бодать необъятный песочный тракт.
   Песок густой, иногда можно ехать, но не зная, где завязнешь. Здесь рулят самые низкие передачи и крепкий хват руля - песок норовит свернуть его в любую сторону. Иногда эта борьба утомляет, и приходится идти пешком. Абхаз, влекомый зовом, всё время держится впереди, словно боясь опоздать куда-то. Продвигаемся медленно и скучно.
ЛЕСОКРУТ. Лучший транспорт
Лучший транспорт
ЛЕСОКРУТ. Лесозавод
Лесозавод

   Где-то с сердце этого песчаного болота встречаем трактор, ктоторый ровняет это всё для того что бы можно было проехать. Тракторист оказался дружелюбным и разговорчивым, и сообщил, что от Лесозавода идёт нормальная асфальтированная дорога, чем нас порадовал. По этому случаю был устроен большой перекур. Трактористу, которого зовут Александр, было видно очень интересно пообщаться с новыми людьми, пришельцами из другого мира - здорового и интересного образа жизни, чего-то ищущих в этих Богом забытых песках. Приятно пообщавшись, мы двинулись дальше.
   Иногда попадались полосы, по которым можно ехать из-за плотного песка под ними. Но трудно было угадать, когда она переходит в обычную рассыпуху. Заодно стал начинаться дождик, которого так хотела Янтарь. Сначала мелко, но потом с ветром он стал уплотнятся, и мы очень быстро приготовили свои водозащитные комплекты, однако стояла жара, и потеть в них нет никакого желания. Неприятно только то, что если всё что у нас под ногами сейчас размокнет, то двигаться станет совсем грустно.
   Появление одной плотной полосы удачно совпало с резким спуском, и я не замедлил этим воспользоваться. Но где-то посередине заложена мина - мягкий песок. Ожидая такой подвох, я удержал руль и спустился, а вот Абхаз, когда велосипед остановился, продолжил. Сделав акробатический прыжок, и вполне профессионально упав на бок с долгим перекатом, он быстро встал на ноги. Без потерь.
   Наконец дорога свернула и сузилась. Начались развилки и объездки. На одном из таких пошёл настоящий ливень. Не прекращая движения мы за несколько секунд всё укрыли водозащитой, и сами себя тоже, отошли под навес из ёлок на обочине. Ливень быстро начал стихать.
- Во как, - глядя на всё это, я удивлялся погодным причудам: солнце не прекращало палить всё это время, - Только зачехлились, и он уходит…
- Посмотрел он и подумал, - за стихию как всегда ответил Агат - Хм… Успели… Ну ладно…
   Тут опять развилка: дорога разделилась на разбитую-песчанную, и нормальную грунтовую, характерную для леса. Обе, чувствовалось, идут на лесозавод. Какую мы выбрали - понятно. Здесь уже можно вполне ровно ехать, есть на обочине "халява" что бы не мучится в колее. Там и пошли.
   Природа, кажется, прямо на глазах меняется: из состояния "весна" она быстро переходит в состояние "лето". Листочки, цветочки и всё что растёт - буквально на глазах увеличивалось в размерах, а этот грибной ливень придал этому процессу хорошее ускорение. Ну а мы придали его нашим велосипедам, и вот уже впереди мостики через ручьи. Которые по карте перед самым Лесозаводом должны быть. Собравшись на подтяжной, поскакали дальше.
   Именно поскакали. Благодаря наличию самого лесозавода, все мостки сделаны из добротных свежих брёвен, с большими перепадами высот между ними. Мосток не один, и дорожка за ними не ровная совсем. Так что это не езда, а скачка. Доскакав до посёлка, побуксовав в его песках, выбираемся на асфальт и причаливаем к местному магазину.
   Забрав из него последние йогурты и мороженное, мы собрались перекусить по дороге до Кошелихи в лесу, но не тут-то было. Только мы выехали за последний дом, у Абхаза лопнула задняя камера. Её замену совместили с перекусом на лавочках рядом с поляной, которую видно используют как футбольное поле. Ветер, продувает, но лучше места нет. Похолодало что-то, а у нас горячего как раз не хватает. Так что холодный перекус получился во всех смыслах.
   Ряженка, выпитая перед отъездом, ввергала в лёгкий озноб, борьба с которым осуществляется в помощью педалирования. Мы снова несёмся по асфальтированной ленте дороги куда-то вдаль… Опять лес, лес, лес…
   Кошелиха расположена в низине, по берегам речушки Пуза. Мы собрались наверху, у начала спуска в низину. Отсюда открывается чудесный вид на другую стороны низины, но нужной нам дороги не видно совсем. Ломать голову не стали, и приступили к спуску. В самом низу, вместо одного ожидаемого моста, вижу крупную асфальтированную развязку, и дорогу, уходящую на северо-запад, на Лихачи и Комкино. Без колебаний поворачиваю туда. Обходной маневр начался хорошо.
ЛЕСОКРУТ. Лихачи. Дорога под облаками
Лихачи. Дорога под облаками
ЛЕСОКРУТ. Откуда здесь дорога, и куда?
Откуда здесь дорога, и куда?
ЛЕСОКРУТ. Бодливый конь
Лихачи. Хочу бодаться!
ЛЕСОКРУТ. Стоянка в лесополосе
Стоянка в лесополосе
ЛЕСОКРУТ. Навигация у костра
Навигация у костра

   А вот дальше дорога начала планомерно набирать высоту, что сразу сказалось на скорости Янтаря с Агатом, подсадивших свои батарейки на песках лесозавода. Поле, солнце предательски пошло к закату, а ветер, как и положено, порывисто задул с запада.
- Вот вы и попались! - Агат всегда чувствует и предаёт настроение стихии, и поделился им на развилке на Комкино, которое смотрит на нас с высокого противоположного берега, а от развилки через мост туда тянется нитка асфальта- Теперь покувыркаетесь…
- И покруче бывало.
- Только Ольга очень устала. Не гоните особо.
   Это касалось ударной группы, которая по разным причинам способна ещё на подвиги. Осторожно выдвигаемся дальше. Облака с закатным солнцем рисуют в небе сложные конструкции из теней и лучей. Среди некоторых на горизонте угадываются струи дождей. Вот ещё один пологий взлёт, и поворот на Лихачи. То, что название говорящее, мы ещё успеем убедится. Кони пасущиеся рядом, с интересом смотрят на нас, словно не замечая густого запаха навоза вокруг. А я сейчас озадаченно смотрю на карту. И не только я. Дело в том, что мы стоим на асфальтированной развилке, которой на карте нет, и куда дальше идёт дорога можно только догадываться - на Трудовое - Елизарьево, или Кремники, куда на карте вообще ничего, кроме ЛЭП и трубопровода под землёй не идёт. В любом случае, риск снова попасть в Саровский тупик невелик, и мы едем туда.
   Кони что-то заподозрили и попытались забодать Абхаза, но тот вырвался вперёд и оторвался от преследователей. Впереди у нас дорога набирающая плавно высоту и заворачивающая через поле аккуратно на запад, и ветер, словно выжидавший этот момент, задул с новой силой. Мы, словно снова на Арзамасском броске, пригнулись к рулям и повисли друг у друга на колёсах, медленно и нудно влезая наверх. Янтарь, тоже воспользовалась Арзамасским опытом, и уставившись в набегающий асфальт, отключила сознание, уйдя в педальную медитацию. Порывистый ветер в это время дня мог означать лишь одно - погода завтра будет другая. Сегодняшняя тоже неплоха, но на завтра снова дождя не хотелось бы. Так что пусть будет солнце.
   Проанализировав азимут нашего курса, я понял, что мы идём всё же на Кремники, что очень хорошо - срезаем неплохо, уменьшая дистанцию объезда Саровского тупика. Появилась идея заночевать перед Кремниками, если будет место, а воду канистрировать в самих Кремниках, заслав туда отряд водовозов.
- Янтарь, Янтарь… - подобравшись к ней поближе на велосипеде, хочу посоветоваться, вставать, или дальше ехать. - Тут есть идея, можно встать тут немного впереди, по ситуации, если сильно устала.
- А, - машинально ответила Янтарь, и, не выходя из комы, поехала дальше. Я уже решил что зря суетился, и чуть не забыл об этой идее, как сознание вернулось к Оле, и она стала выруливать ко мне:
- Что-то ты говорил про стоянку? - между моим вопросом и этим ответом прошло минут пять…
   Но у всех подъёмов рано или поздно бывает апогей, а потом он заканчивается. Словно почуяв это ветер стих, а вокруг дороги выросла лесополоса. Я сразу взял карту, и понял, что требуется коллективное решение. Если вставать, то где-то здесь, потому что дальше долго не будет подходящих мест. Может и будут, но никаких на то гарантий.
- Янтарь, как ты?
- Э… Вот. Готова. Отдыхать.
   Поняв это как сигнал к действию, мы разделились. Разведка на право - Бегун, налево - Абхаз, вперёд - Беркут. В результате неподалёку было найдено отличное место для стоянки, совершенно невидимое с дороги, и прудик немного впереди. Сделав оперативную заброску, группа в составе Бегуна и Агата отправилась за водой.
   Абхаз же был особо озадачен своей задней покрышкой - она протёрлась настольно, что камера из неё лезла грыжей. Лесозаводские пески её добили. Теперь надо её лечить и ставить на переднее колесо, а как лечить такие вещи я хорошо знал с Алтайского "М-45".
   Абхаз налил себе кофе в кружку, взял у меня весь необходимый ремнабор - иглу большую и толстую капроновую нить, резиновый клей, и разложив коврик неподалеку от установленной им же палатки, впал в медитацию ремонта. Глядя на него, можно было позавидовать. Даже столь нудный и сложный ремонт он сумел превратить в получение удовольствия. Агат с Бегуном появились не скоро, и рассказали, что в пруду много дохлой рыбы плавает, и воду оттуда брать стрёмно. Они доехали до Кремников, и набрали воду там. 2 канистры по 10 литров нам более чем достаточно.
   Мы стоим в молодой лесополосе. Частые и тонкие деревца, с маленькими листиками на вид ничего спрятать не могут, а на самом деле даже в темноте нашего костра от дороги не видно…
   
Сквозь трафик
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ. Храм в Кремниках
Храм в Кремниках
   Пробив молодую листву, солнце добралось до притаившихся внизу палаток, и, набрав силу начало выплавлять из них заспавшихся путешественников. Окумаренные жарой, они вываливались из своих укрытий, пытаясь сообразить, что же произошло. А произошел новый день, обещающий безоблачную погоду. В такую жару даже есть не очень хочется. К нашему выходу на дорогу мы уже были готовы ехать в стиле "ню" - с голым торсом. Термометр на руле показал +37ºС, что означало, что кто-то с погодой перестарался… Но я молчу как рыба об лёд.
   От асфальта парит, вчерашняя влага покидая его создаёт влажные потоки, сквозь которые на больших скоростях пролетает группа велосипедистов по Кремникам, на ходу рассматривая отремонтированный бело-голубой храм, и лихо взбирается на подъём в конце посёлка. Народ на автобусной остановке с большим удивлением и полной тишине провожает взглядом удивительную процессию, пытаясь сообразить, кто и зачем тут может взяться на таких велосипедах.
ЛЕСОКРУТ. В Аламасово
ЛЕСОКРУТ. Аласасово. Прихрамный магазин
Аласасово. Прихрамный магазин
За Кремниками снова полого, потом резкий спуск с ограничением скорости 40км/ч, которое мы злобно нарушили, разгоняясь для штурма не менее резкого подъёма за ним. Пологая дорога начавшееся вслед за ним, выводит на гигантский спуск, за подъёмом после которого видна бензоколонка в спартаковских расцветках, а в горизонте Дивеево и Осиновка, боязливо вытащив из леса купола своих церквей. По правому борту у спуска плотный лес, спрятавший в себе глубокий овраг. В принципе, если бы не лесополоса, то здесь заночевать тоже можно было б.
   У заправки перекрёсток, нам через мост налево, на юг к Цигановке. Здесь неуютно. Не только от открытости места, но и от сильного автотрафика. Редко кто едет по дороге меньше 120км/ч, и нам приходится напрячь внимание. Лихачи оправдывает своё название, данное, видимо, не спроста. Осторожно приступаем к движению. Автомобили теснят нас за обочину, но мы упорно сопротивляемся, держа под контролем ситуацию. Однако внимание к дороге и трафику сыграло злую шутку. Велосипеды-гибриды в такой обстановке чувствуют себя намного уверенней, и я с Бегуном сами того не заметив ушли в сильный отрыв от остальных, и заметили мы это только в Яковлевке, пришлось засесть в подтяжную, и долго ждать, вызывая по рации, отставших.
   Прорваться сквозь бешеный трафик им удалось минут через 15, дальше мы решили ехать не растягиваясь, а гибридам предписано сбавить пыл.
   Стройной колонной мы минуем городки и обгоняем пробку около Хвощёво. Из обгоняемых машин на нас смотрели как на инопланетян, иногда снимая на мобильники. Очевидно, для местных жителей откровение, что на велосипедах можно не только кататься, но и ездить, путешествовать даже. И вот мы аккуратно поворачиваем на запад, беря курс на Нарышкино. На родник Св. Серафима Саровского мы не едем - некогда. Объездной маневр Саровского тупика завершён, отняв у нас целый день пути. Солнце всё так же печёт, но набегающий свежий воздух не даёт нам зажариваться. В Полевом перекрёсток - прямо Нарышкино, налево - Сатис, Направо Орешки. Странно, на карте всё иначе. Даже обозначенный Путь Ленина оказался обширным кладбищем. Что ж, символично…
ЛЕСОКРУТ. Мы на повороте на Илев
Мы на повороте на Илев

   После этого перекрёстка трафик уменьшился, но не пропал. Так же, не теряя бдительности, мы продолжаем пробираться по зовущей в даль дороге, сквозь леса, уже примеряющие летние одеяния. Жара не спадает, и даже на скорости начинает припекать. Но нас волнует больше всего здесь трафик. Мы настолько отвыкли от него крутясь по лесам и пустынным дорогам, что одна машина в минуту - уже создаёт дискомфорт. А их тут явно больше.
   Не торопясь, на скорости больше 30км/ч, заруливаем в Аламасово. Тут, кроме живительного мороженого, продающегося в магазине-пристройке к церкви, закупаемся для хорошего перекуса, однако финансы уже кусаются, так что без излишеств. Заодно приходит свежая идея, уйти от трафика с этого хайвэя срезав путь через Илев - Мотызлей и сразу в Вознесенское. Для этого в Нарышкино сворачиваем направо, и забирая к северу выходим на Илевскую дорогу, которая нас порадовала привычной нам пустынностью.
   Добравшись до леса, устраиваемся на перекус. Характерно, что мы не первые, кто это здесь делает. Но мы наверно первые, кто после себя ничего не оставляет.
Кто видел Мотызлей
Тема: Подробное описание

   После перекуса асфальт начал портится, временами уходя куда-то глубоко под песок. Мужик с коровой, который прошёл мимо нас во время перекуса, был догнан, и сказал, что на Мотызлей дорога плохая, "хуже, чем эта грунтовка". То что тут хоть и местами был асфальт, он видимо не знал. Подъезд к Илеву впечатляет. Это на карте маленькая запруда. На самом деле там огромное озеро, а вдоль дороги-запруды стоят автомобили, девушка с мольбертом, люди с фотоаппаратами и удочками. Впереди, куда мы едем виден храм удручающего состояния в лесах, и сооружение походящее на кирпичный Стоунхендж на самом берегу акватории. Асфальт тут раздваивается, один идёт налево, куда нам и надо, другой прямо, видимо на Челатьму, а может и никуда.
ЛЕСОКРУТ. Стоухендж в Илеве
Илевский Стоухендж
ЛЕСОКРУТ. Дорога в Мотызлей
Дорога в Мотызлей
ЛЕСОКРУТ. Мотызлей, который мы увидели
Мотызлей, который мы увидели

   Зря, свернув налево, мы не посмотрели на компас. Дорога прошла сквозь посёлок, подозрительно удаляясь от воды и поднявшись на возвышение, и закончилась у заброшенного сооружения похожего на склад. Взглянув не компас, я понял, что мы движемся едва ли не в противоположную нужной сторону. Команда сразу разделилась. Бегун с Абхазом сразу выдвинулись в разведку вперед, посмотреть, куда идут отсюда тропинки, а Агат с Янтарём назад в посёлок, выяснить у местных, где дорога на Мотызлей.
   Доехав до ближайшего дома, во дворе которого двое мужиков кололи дрова, Янтарь решительно вошла через открытую калитку, а за ней Агат.
- Здраствуйте… - надо сказать, что камуфляжная форма, офицерский ремень с красной косынкой на Ольге и суровый вид Агата наводят мысль о коммисарском прошлом нашей страны. Видимо это и сыграло роль в том, как мужики отреагировали на их приветствие: бросив топор на землю, они сразу положили руки на затылок, и широко расставив ноги, упёрлись лицом к стене. - Да мы это… Дорогу спросить..
- А… Тфу… - выдохнули мужики. После чего чистосердечно раскаялись, где находится дорога на Мотызлей.
- Беркут Бегуну на связь.
- На связи.
- Дорога валит к северу, хиреет. Заболачивается. Что будем делать?
- Отбой, возвращайтесь.
- Понял, выполняем.
- Беркут Агату на связь.
- На связи.
- Дорогу на Мотызлей знаем, мы не туда свернули у церкви.
- Понял. По готовности выдвигаемся.
- Принято, конец связи.
   Вниз по посёлку назад к церкви пронеслись с верерком, и треща переключаемыми передачами, завернули на разбитую грунтовку, идущую под острым углом к дороге, по которой мы приехали в Илев. Грутовка тем не менее проезжабельна, и долго и скучно идёт по посёлку, пока резко не сворачивает через ещё одну дамбу куда-то в лес на другой стороне. Вперёд же идёт жиденькая тропка рядом с парой избушек. Только я успел задуамться над картой, снова извлекая комас, как около нас притормозила легковушка из которой сразу сказали:
- Вам туда не надо, вам туда надо, - и показали на тропинку.
- Спасибо… - мне это напомнило не весть откуда взявшегося мужичка в поле на "Сухом Велокроссе". Стараясь не доверять глазам, я просто и тупо поехал по тропинке. Ребята конечно же за мной. Тропинка перебралась по жиденькой досточке через ручеёк, через полянку, и влилась в хорошо утрамбованную дорогу. Где-то мы её проглядели… Но теперь это не важно. В грунтовке плотно впрессована щебёнка, и ехать легко, только объезжай высыхающие лужи. Дальше снова деревенька, как и по карте, то же Илев называется. Но больше чем нарисовано. Миновав её, дорога ныряет в сыроватое мелколесье и выкидывает на берег речки, где в глаза бросаются остатки древнего моста, уныло торча гнилыми зубами из воды. Но есть колея направо, через сырник ведущая куда-то к северу. А нам на юго-запад надо! Делать нечего поехали.
   Колеи вывели нас на добротный бревенчатый мост, за которым дорога нырнула в лес и тут же растроилась. Причём все три рукава равные. Блиц-разведка показала, что два рукава заболачиваются, и мы поехали по крайнему справа. Но там дорога, поперляв, протащила нас через несколько луж, заболотов и сырников, которые мы штурмовали уже как-то машинально, не заостряя внимания, а только удивляясь, как между столь населёнными пунктами столь плохая дорога.
   За очередным обширным и колеистом заболотом вижу, как остановился едущий нам навстречу УАЗ-ик. Раправившись с топкой грязью заболота, подъезжаем к нему. Около машины возятся камуфлированные мужики среднего возраста и старше. По совокупности признаков можно с уверенностью сказать, что это - егеря.
- День добрый!
- Здрасьте…
- Мы Мотызлей по сей дороге увидеть сможем?
- Сможете. Туда и идёт. Езжайте по самой наезженной, и увидите Мотызлей. А как вас сюда занесло? Вы откуда? На велосипдах?
   Наша история о том, откуда мы и зачем была выслушана внимательно, сопровождаемая возгласами "Ну и ну.." и "Ни хрена се…"
- И что, вы вот так просто, сели на велосипеды и отправились в такое путешествие?
- Да.
- А-а-а-а-а!!! - эхо раздало крик по лесу, - Бли-и-ин… Я вам завидую.. и не завидую… Нет, завидую больше. Я бы тоже так хотел. Здоровья наверно накачаете… У-у… Эх… А дальше-то куда?
- Вознесенское, потом Виля. Дорога-то хоть на Вознесенское от Мотызлея есть?
- Есть. Только вроде затоплена… ну с велосипедами пройдёте… Но лучше через Бахтызино, там новый асфальт, хороший. Быстрее доедите. Ночевать где планируете?
- Где-то между Варнаево и Благодатовкой.
- Место там есть хорошее. Где Букалей будет, свернёте направо по щебёнке, вдоль речки. Тихо, никого, вода рядом, в-общем, то, что надо. Раки там… правда сейчас они может ещё зимуют. Но вода чистейшая!
- Спасибо, учтём!
- Ну ребят, удачи вам! Вы всё-таки молодцы, что вот так нашли в себе силы… Эх нам бы так… На велосипедах…
   На такой волнительно-благожелательной волне распрощавшись, мы поехали дальше. По карте Мотызлей должен быть уже рядом, а его и на горизонте не видно. Мы выбрались из леса в поле, которое пересекает ЛЭП, идущая в Мотызлей. Грунтовка со следами УАЗ уходит в горизонт по этому полю. А поле тянет вверх и вверх. Неспеша, на малых передачах, уже в вечереющем, но всё ещё жарком солнце, мы карабкаемся по дороге куда-то в даль поля. Но вот, дорога сливается ещё с одной, уже явно более разбитой и запесоченной, что говорит о приближении Мотызлея. Хорошо рядом с ней тропинка, по которой можно ехать без букса и песочных засосов. По ней-то мы и выбираемся наверх, где и видим Мотызлей.
   Асфальт сразу же. В Мотызлее копошатся мотызлейцы, а мы, что бы их не мотызлить, собираемся прямо на повороте у края посёлка: надо решать, ехать в Вознесенское напрямки по непонятно какой дороге, или через Бахтызино. Решили не искушать судьбу, сегодня мы уже лесов нафорсировались, поедем через Бахтызино. Но теперь нам легче: мы видели Мотызлей.
   Асфальт действительно хороший, и по нему мы как-то быстро преодолеваем участок до Бахтызино. Но в само Бахтызино не едем, в обход.
- Почему не едем в Бхазтызино?
- Там живут Бахтызы!
- Ну и что?
- Ты знаешь бахтызкий? Мы тоже не знаем…
   Обход нас вывел снова на ту трассу, с которой мы ушли, повернув на Илев. На повороте стоит поддатый медведеобразный мужик, сильно удивившийся нашему появлению. Он ловит попутку в Вознесенское, но трафик уменьшился, и ему это сразу не удаётся. Узнав кто мы и откуда едем, он был удивлён так, что был не в состоянии цензурно выразить свои эмоции.
- Через Илев? - Ну и ну!!! Ничего себе… Я так не смогу…
- А мы Мотызлей видели. Мы - можем.
Битва с жуками
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ. Велопоходка. Ездить легче...
Велопоходка. Ездить легче...
ЛЕСОКРУТ. Впереди Вознесенское
Впереди Вознесенское
   Вскоре, поймав попутку с кем-то знакомым внутри, он укатил, а мы, настроившись снова на трассу, поехали дальше.
   Путь до Вознесенского по трассе мы преодолеваем в полуанабиозном состоянии, достигнув вершин концентрации на езде. По пути Янтарь попросила сделать остановку по естественной надобности, и мы, остановившись, молча и не сговариваясь, дружно отправляемся в кусты, оставив её у велосипедов. Она просто не успела вспомнить, как ходить на ногах вовремя, и ей пришлось посетить кусты после нас…
   Вонесенское - это город. Небольшой, просторный, но город. 2-х и 3-х этажные дома из кирпича и бетона, стадион и вся инфраструктура. Мы величаво проезжаем его восточную часть под лучами вечернего солнца, навстречу закату. Восточная часть города заканчивается резким спуском к мосту, после чего уже тихая, патриархальная западная часть упирается в заброшенную будку ДПС. Здесь мы наконец-то сворачиваем на север, и проехав квартал видим магазинчик на изломе дороги. Рядом припаркована телега с кобылой. "Бум?" - мысленно спрашивает меня Янтарь. "Бум!" так же мысленно отвечаю, и мы паркуемся у магазина. Остальные, которые не могли слышать телепатического диалога, удивлённо следуют за нами - остановка на самом деле не планировалась.
   Подзарядив батарейки мороженным и бананами, изъятыми из магазина, мы выдвинулись в сторону Букалей и Благодатовки. Солнце уже добралось до горизонта и дарило всему и вся длинные тени. Наш путь лежит на север, от Вознесенского представляет собой сначала спуск, потом подъём, причём больше спуска значительно. Но это не главное, что подстерегает нас тут. Из вечереющих полей и вершин деревьев по тревоге поднята целая армия майских жуков. По-видимому, с боезадачей остановить нашу группу. Мы это поняли сразу, как выехали на открытый участок дороги: тот, кто впереди ехал сразу дал знак тревоги.
- Внимание! Жуки!
   И действительно, порывы ветра не могли разогнать полчища крупных насекомых, от которых начинало жужжать в ушах. То, что они к нам не равнодушны тоже сразу понятно - тушка майского жука, разогнанная ветром, плюс они явно догонялись своими крыльями, до скорости 30-40м/с. при соударении с тушкой велосипедиста может натворить не мало делов. Янтарь с ходу получила два синяка, а я, пригнулся к рулю и укрываясь козырьком заблаговременно одетого кепи, уворачивался от этих жужжащих пуль. Но жуков много. Они прут и прут. Увернувшись резко от очередного камикадзе я вижу как он пучит на меня свои глаза, с досады скрежеща хелицирами… Вскоре противник опробовал на прочность почти всю экипировку. Но мы неумолимо двигались к подъёму и к лесу, уходя от атакующих на волн ветра наполненного жуками.
   Но жуки не ослабляли натиска, и сделав разворот, боевое звено заходит на новую атаку. И вот, Абхаз, гудя как сбитый мессершмит, летит под откос…
- Что? - спрашиваю его проезжая мимо.
- Прямое попадание в глаз. Меня сбили…
- У тебя ещё один глаз есть. Попробуй ехать с ним!
- Ага. А вот жука поймаю - морду набью!
- Только потом не выбрасывай, - вмешался Бегун, - В нем может быть целых пятьдесят калорий!
- А ты пасть сейчас пошире раззявь, и ужинать уже не надо…
   После этого у жуков боевой пыл сразу упал. В подъём мы лезли уже в безопасности - голодный Бегун - страшная сила!
   Ольга, тем временем, гнала уже вверху подъёма, и судя по всему сбавлять скорость не собиралась. Агат с трудом удерживал её темп, а я спросил у догнавшего одноглазого Абхаза:
- Ты видел, что она съела?
- Два банана.
- Видимо, один был заряженный…
   Это так и осталось загадкой, но Янтарь втапливает так, что Агат за ней уже не успевает. Варнаево остаётся далеко позади, а впереди уже приближается Букалей, и мы в сумерках ищем указанные егерями поворот. И наконец, не без труда остановив Ольгу, мы сворачиваем вправо на грунтовку, идущую вдоль ручья внизу. Она долго вьётся вдоль оврага на дне которого течёт ручеек. И явно уходит куда-то далеко к берегу р. Варнавы, а нам так далеко не надо, и мы, свернув через поляну, забираемся на мыс с провалом посередине, где и ставим лагерь в опустившийся тьме. Мы снова откатали более 80-ти км. но чувствуем себя намного свежее, несмотря на сложный участок под Мотызлеем.
- Мне в понедельник надо быть в Москве. - грустно заметил Абхаз, разглядывая в свете фонарика недопитый кофе в своей кружке. В отличие от остальных, он не пользуется ФКН, у него стандартный армейский котелок, солдатская фляжка, и вот это кружка.
- Зачем?
- Ктулху зовёт… Ну типа встреча должна быть. По работе.
- Забей. Отменят тебе встречу, или перенесут на несколько дней.
- А зов Ктулху кто отменит?
- Лан, пока до Вили не доберёмся, всё равно ничего не изменить.
   Утро не принесло сюрпризов. Та же жара, что и вчера, вытащила всех из палаток, несмотря на стоящие рядом деревья с густой кроной. Выходя по лесу на дорогу, трудно было отделаться от ощущения, что мы плывём где-то в июньской жаре, пробивая марево лёгкой лесной духоты колёсами велосипедов.
   Проехав где-то с километр, мы увидели тот щебёнистый поворот, о котором говорили лесники. Что ж, узнать какая там стоянка, может удастся в следующий раз, как занесёт нас в эти края. А пока мы не торопясь въезжаем в Благодатовку. Судя по погоде, нам пить в пути надо будет постоянно, и первая остановка у колонки, фляги заправляются свежей, прохладной водой.
   Не дождавшись, когда все заправятся, я с Бегуном передислоцировался к магазину, который впереди и с другой стороны дороги. Поскольку коллективная касса у Ольги, я прошёлся внутри, оглядев ассортимент. Выйдя наружу, я обнаружил, что приехал только Абхаз, а Агат и Янтарь задерживаются, возясь ближе к колонке. Оказалось, что Янтарь упала, и ударила камнем колено. Странное ранение, которое мешало ходить, но совершенно не мешало ехать на велосипеде, задержало нас всех на пять минут.
   Закупившись всем необходимым и ритуальным, мы уселись поедать ритуальное мороженое на забор около магазина. Продавщица, дородная тётя, не усидев внутри, вышла пообщаться со столь неожиданными покупателями. После выяснения кто мы и откуда, она долго выражала своё удивление и восхищение:
- И как вас занесло в наше захолустье? - продолжала удивляться продавщица, когда далеко за её спиной появился синий робот, направляющийся в нашу сторону.
- Это вы захолустьев не видели, если называете Благодатовку так. Знаете, в таких местах бывали, ни дороги, ни электричества, две избушки, три доски, и волки воют от тоски. А у вас асфальт, трасса, магазин, жисть кипит… - я внимательно смотрю на приближающегося робота. Это у нас утро, а у него уже глубокий похмельный полдень. Он идёт прямо на меня деревянный с рог до копыт со стеклянным лицом. Прямым курсом. Особой опасности такой персонаж не представляет, обломать такого не сложно, в крайнем случае, если очень настырным окажется, можно сломать ему одну конечность, желательно нижнюю, и он будет безопасен. Но тут его засекла продавщица. Она отошла назад, и сдвигая его с курса своим массивным корпусом приговаривает:
- Иди отсюда, иди, вишь, приехали, щас повяжут-заберут тебя, иди отсюда…
   Сбитый с курса робот видимо не смог оперативно изменить программу, поэтому ровно тем же шагом что и раньше прошёл рядом и удалился куда-то в недра Благодатовки. У меня в голове родилась мысль как у капитана эсминца: "Торпеда прошла мимо…"
- Ой! - воскликнула неугомонная продавщица, обнаружив сидевшую рядом с ней, но спиной, Ольгу, - А это у вас что, ЖЕНЩИНА?
   Оля посмотрела на неё и мысленно ей что-то сказала, потому что ртом было нельзя - там мороженное.
- Ну и ну! Вот это да! - Продавщица опять пустилась в эмоции. А у нас закончилось мороженное, и распрощавшись, мы отчалили.
   Сразу за Благодатовкой, не доезжая Покровки, дорога делает небольшой поворот, перед которым мы замечаем людей на обочине спешно бросивших свои машиня и смотрящих куда-то вниз на обочине. Присмотрелись - там в кустах вверх колёсами лежит автомобиль, и следы только что произошедшей аварии.
- Ребят, не поможете?
- Конечно.
ЛЕСОКРУТ. Свежая авария
Свежая авария

   Мы остановились, и спустившись вниз помогли народу перевернуть то, что осталось от новенькой Audi. Она проскочила поворот, пролетела над землёй метров 15 и пропахала целену около 50-ти, после чего врезалась в кусты, и кувыркаясь пролетела ещё метров 10, после чего упав на крышу остановилась. Водитель с трудом стоящий на ногах, но не от ран или шока, а от количества выпитого с утра, радостно всех успокаивал, типа "Всё фигня…". Перевернули, открыли капот, отключили аккумулятор.
- Если бы не тот камень в Благодатовке, - заметил Абхаз, - Мы бы с этим неуправляемым снарядом встретились на дороге, и Бог знает, чем бы это закончилось.
- Так вот почему нам надо было задержаться… - Агат задумчиво посмотрел на жену.
- Да. Сила с нами… - еще более загадочно отозвался я.
   Сила точно с нами. Это доказывают кинометры, которые начали бодро заползать под наши колёса. Хороший асфальт, свежий воздух и попутный ветер делают нашу дорогу через леса и поля каким-то одним сплошным качением, несмотря на то, что кажется в каждом населённом пункте, где мы проезжаем, обязательно имеется своя дамба или запруда, и за ней большое озеро, от которого надо влезать на подъёмы разной крутизны. Но они никого уже не пугают. Мы давим их вполне привычно и буднично, не всегда даже останавливаясь после этого для подтяга. Позади уже Солнце (актуальное название для этой погоды), Нов.Деревня и поворот на Тайга, огромное Чупалейское озеро, когда мы свернули в придорожные лес для перекуса. Ничем особенным оно не отличалось, разве что долгими походами в поисках сфагнума. И абхаз всё таки поймал жука, и набил ему морду.
Суслик, которого нет
Тема: Подробное описание

    - Видишь суслика?
- Нет.
- Я тоже не вижу. А он есть…
     © к-ф "ДМБ"
   Однако после перекуса ехать стало как-то тяжеловато. Агат с Янтарём постепенно отстали, и в Новодмитриевке мы уже их поджидали несколько минут.
ЛЕСОКРУТ. Чупалейское озеро
ЛЕСОКРУТ. Чупалейская набережная
Чупалейская набережная
За Новодмитриевкой как то резко свечерело, хотя ещё очень светло. Здесь длинная, почти ровная асфальтовая лента тянется через сосново-дубовые леса, подступающие вплотную к дороге. Аромат свежей зелени начинает потихоньку пропадать, уступая место запахам распускающихся цветов. И в этот полный новых запахов горизонт устремляется наша группа.
   Накатив за переход непрерывных 11 километров, мы садимся передохнуть и подождать Янтарь с Агатом. Положив велосипеды на обочине, мы сели на край придорожной канавы, и взяв по хрустящему хлебцу из запасов Абхаза, жуём, задумчиво уставившись в бурелом в паре метров от нас. Проезжающие мимо автомобили притормаживают глядя как три странных парня в камуфляже, бросив свои велосипеды сидят и просто молча тупят в лес.
- Ты суслика видишь? - спросил Абхаз у Бегуна.
- Это не важно, - ответил тот, - он всё равно есть.
- И он где-то там… - поддержал я разговор. В этот момент одна из авто не выдержала, и остановилась около нас.
- Куда едите-то?
- В Вилю и дальше на Вековку.
- А откуда?
- Из Мурома. Через Первомайск!
- У-у-у… Крута… Ура! Молодцы! Удачи вам, приезжайте ещё! - и включив сигнал с музыкой, уехали, оглашая лес сложной какофонией из разных мелодий.
- Вот, а они суслика уже увидели…
   Несмотря на длинный переход, Агат и Янтарь долго рассиживаться с нами не стали, и мы снова гоним свои велосипеды по вечернему воздуху. Дорога одна, заблудится невозможно. И так до самой развилки около Вили. Одна дорога ведёт вперёд, на Вилюю, выксу и потом Навашино, другая… По идее тоже в Вилю, но куда не понятно. Мы разумеется едем прямо. Как и по карте, долго и нудно движемся вдали от каких-то строений, потом большой поворот с ограждением, и развилка в Глубь Вили, куда мы и спускаемся.
   Видимо это - главная улица. Автобусные остановки, и сами автобусы, А вот и аккуратненький магазин напротив старой, но очень высокой телевизионной вышки. Увидев, что магазин начал опускать жалюзи на окнах, мы поторопились забраться внутрь, а потом уже покупать не хватающий нам хлеб и кетчуп. Мороженное - вне обсуждений.
   Однако отсюда непонятно сразу куда ехать дальше. Дамбу, по которой идёт дорога на Верхнюю Верею, не видно, как и большого, если верить карте, водоёма. Я сверился с картой, и решил, что надо ехать дальше по этой улице пока не увидим поворот на запад.
- Нам точно туда? - спросил Абхаз, хмуро глядя на телевизионную вышку.
- Ну да… А что?
- Зомбовышка. Она тут близко.
- А тебе-то что?
- У меня дома - зомбоящик. Он с такими связь поддерживает. Сигналы принимает!
- Ну и что?
- Зомбирует!
- Не волнуйся, Абхаз, мы в камуфляже, проскочим!
   Зомбовышку проскочили быстро, благо спуск. Но что-то направление явно не к воде, если верить компасу. Я останавливаюсь, вижу что проскочили какой-то поворот на запад, и разворачиваясь глупо так заваливаюсь.
- Я же говорил! - Абхаз опять нахмурился. - Не проскочили!
- Ты о чём?
- Зомборупор!... - и показал на старый рупор на столбе рядом, с вырванным языком и без проводов… Ржавый уже.
- Понял, валим!... - и мы поехали в тот поворот. Но он вывел нас в поле, сквозь какую-то тусовку большегрузных фур, и разбился на грунтовки. Абхаз, стараясь уйти из поля зрения зомбовышки, ломанулся в разведку берега. Мы остались стоять, пока из проезжающей легковушки нам не показали направление, в котором находится дамба. Придётся ехать по грунту на юг, через задворки Вили. Зато подальше от зомбовышки.
   Абхаз, вернувшись, сказал, что встать там негде, мусор, и вода заболочена какая-то клоака там, а не берег. Поехали к дамбе. Немного проехав по полю, въезжаем в южную часть Вили. Необычно. Посередине идёт насыпь, которая на всех картах обозначена как узкоколейка. Но её давно нет, это просто дорога, кое-где ещё шпалы сгнившие проступают. По сторонам внизу - тоже дороги, и то же грунтовые. За ними уже заборы частных участков. Так что улица получается широкая с хребтом насыпи посередине, где мы и едем. Вот - поворот, мы туда, но выехав за дворы видим что до дамбы не добрались. Верно: узкоколейка на карте пересекает речку, образуя дамбу. Возвращаемся на насыпь. Но там нас уже поджидают местные собаки: лай на всю округу, но дистанцию соблюдают, близко не подходят, видимо матёрые…
- А вот и они…
- Кто?
- Зомбособаки! - Абхаз удивлён, что мы не сразу его понимаем. А мы начинаем всерьёз опасаться за его психику.
   И вот поворот на дамбу - снова асфальт. Есть серьёзное подозрений, что это тот самый асфальт, на который мы не повернули на развилке перед Вилёй. Ближе к шлюзу стоят шезлонги и зонтики, придавая месту совершенно курортный вид. Сам шлюз хоть и старый, но чем-то привлекательный. За ним дорога превращается в грейдер, с артефактами асфальта, потом просто - песок. Развилка: вперёд - вглубь леса на трассу, влево - вдоль берега, раздваивается. Едем, как и раньше, по насыпи от узкоколейки которой нет. Смеркается, на пути появляются глубокие, но короткие провалы, а подхода к воде всё нет. Преодолеваем ещё метров 300, и через достчатый мосток ныряем под кроны высоких сосен к берегу водоёма.
   Видно, что народ тут любит отдыхать у воды с видом на Вилю. Найдя подходящее место начинаем ставить бивуак, хотя с дровами тут есть некоторые проблемы, как и во всех таких местах. Наличие авто-проходимой дороги рядом говорило что винипухи могут пожаловать в гости в любой момент, поэтому предпринимаются некоторые привинтивные меры - маскировка велосипедов, весь экуп под тентами и т.д.
ЛЕСОКРУТ. Стоянка с видом на Вилю
Стоянка с видом на Вилю

   Закончив с установкой палатки и налив дежурную кружку кофе, Абхаз подошёл к воде и затупил глядя на противоположный берег. Там множество огней создавало иллюзию вида на морской курорт.
- Ты её видишь? - спросил Абхаз.
- Кого?
- Зомбовышку.
- Нет.
- И я не вижу. А она есть…
- Понял.
- Мне надо валить. Не могу уже. Ктулху зовёт, в понедельник чтоб в Москве был… Ночью пойду, пока они не видят.
- Кто?
- Зомбособаки, зомбовыш…
- Понял…
- Возьми будильник, - Агат даёт ему свой мобильник, так как Абхаза умер при погружении в подгорецком лесу, - Не проспи. Как пойдёшь?
- На Выксу, потом в Муром.
- Ну, будь осторожен. Вилю по этой дороге, что тут рядом, можно объёхать, и сразу дуть в Выксу.
   Однако, не смотря на запланированный ранний подъём, Абхаз не хотел упускать последних для него в этом походе ночных посиделок у костра, поэтому попал в спальник ближе к полуночи. А суслика мы так и не увидели.
По зову Ктулху
Тема: История

   (Откровение Абхаза)
Абхаз
  Автор: Евгений Жук
    Будильник на телефоне Агата был поставлен на 2.00, как ни странно в 2.00 он и прозвонил. Сквозь дрему слышался лай зомбособак, причем не с одного места а все время с разных, из чего можно было сделать вывод что это бродячая стая, которую встретили вчера. Планы на сегодняшний день были грандиозные: встать ни-свет-ни-заря, и добраться до Выксы а от неё доехать до самого Навашино, откуда до парома на Муром рукой подать, а от Мурома уже на автобусе до Москвы. Но таким грандиозным планам не суждено было сбыться с самого начала.
    В 2.00 встать было не возможно, в следствии поздней посиделки у костра, и обсуждения маршрута выброски. Воспользовавшись замечательной функцией телефонов NOKIA, отсрочка звонка будильника на 10 мин, я провалился в глубокий сон. Данной функцию включал не однократно, странно, почему ребята из палатки меня силком не выпихнули, ведь будильник они тоже слышали. В результате чего из палатки выбрался ровно в 3.00 часа утра. Быстро собравшись, уже было выдвинулся в путь, но из соседней палатки вылезла Янтарь и пожелала мне счастливого пути, возможно, она слышала надрывистый будильник нокии. В 50 метрах от нашей стоянки находилась маленькая парковка из машин рыбаков. Они спали в машинах с включенными двигателями в ожидании наилучшего момента для начала рыбной ловли. Объездная дорога вокруг Вили, а очень не хотелось встречаться с зомбовышкой, ранним утром была пустынна и достаточно хорошо освещалась месяцем. Я встал ровно посередине дороги и довольно быстро начал крутить педали. Было холодно, и лай собак еще был слышен. Ничего примечательного в этой дороге не было, поэтому я уткнулся носом в землю созерцая передвижения своей тени на асфальте в свете придорожных фонарей. На подъезде к Выксе я уже стал ассоциировать свою тень с некой мифической сущностью, которая несется в ночи, по ведомой только ей причинам. При въезде в Выксу встретил автобус Выкса-Навашино, на который советовал сесть мне Бегун и спокойно доехать, а не пороть горячку. В поиске автовокзала был выловлен местный мужичек на велосипеде, который собирался на рыбалку. Он поинтересовался откуда я такой красивый, и услышав вкратце рассказ о проведенных до этого днях, сильно удивился и засомневался в моей истории. Но дорогу к автовокзалу показал.
   В этом походе была очень интересна реакция людей, с которыми мы встречались и разговаривали. Ни кто не хотел верить в то, что человек просто так, без каких то материальных заинтересованностей, может оставить дом, семью, работу. Просто собраться и уехать на велосипеде в леса. Многие не верят что сейчас, когда самой главной целью в жизни стали деньги, такое возможно. Егеря, встреченные нами в лесу, то же не смогли с самого начала поверить в нашу историю, но основательно поговорив с нами о дороге и увидев, что мы не просто так все говорим, а были в тех местах, поверили в то, что мы им сказали. В итоге у одного из егерей не нашлось слов для выражения своих эмоций, и он просто закричал:
- АААААААА! Абхазна на своём байке
    Значит, жива Россия, пока есть такие люди. Значит, можно еще на что-то наедятся в этой жизни, что не знакомый человек может просто так тебе помочь, не запросив при этом материального вознаграждения за свои труды.
    В самом начале похода Беркут спросил меня, по какой причине я пошел в этот поход. Тогда ответ я не смог дать, сказав, что в дороге посмотрим. Сейчас я могу ответить на этот вопрос. Я поехал в этот поход только ради того чтобы услышать вот это вот "АААААА!" от егеря, которое отразилось гулким эхом в моей душе.
    Прибыв на автовокзал и посмотрев расписание, понял, что следующий автобус отправиться ровно через 20 мин. После этого как-то сразу расхотелось совершать 50 километровый марш-бросок до Навашино. Был сразу же куплен один билет для меня, и один билет для моего байка. В ожидании автобуса я уселся на лесенке перед кассами и начал медитировать на зарождавшийся рассвет. Автобус, как ни странно, пришел ровно по расписанию. Поговорив с водителем, решили все-таки разобрать велосипед, а не затаскивать его в салон, хотя такая возможность имелась. Быстро сняв рюкзак, я разобрал велосипед и положил в багажное отделение.
   Я много слышал о том, что путешественники "прикипают" к тому транспортному средству, на котором передвигаются, считая его продолжениями самих себя. Но мне всегда казалось, что это из области психиатрии. Зайдя в автобус я оказался вторым пассажиром, коим и оставался на протяжении всего пути. Выбор мест был велик: я мог сесть недалеко от водителя, что позволило бы мне пялиться всю дорогу в огромное лобовое стекло автобуса, или я мог пойти на последний ряд сидений, и, растянувшись на них подремать остаток пути. Но мое сердце подсказало мне правильное решение. Я вышел из автобуса, посмотрел на багажное отделение, в которое уложил свой байк, отсчитал нужный мне ряд сидений (над байком), и вернулся в автобус. В Навашино добрались достаточно шустро. Дорога на паром по прямой 9 км. Летим. У парома уже небольшая очередь из автомобилей, но нам это не помеха. Переправляемся через Оку и пулей на автовокзал. С автобусами мне сегодня не везет. Ровно 10 мин назад ушел автобус до Москвы. Следующий отправлялся в 13.40, сейчас на часах 8.00. Кассирша предложила вариант с пересадкой во Владимире, но этот вариант был отметен и куплен прямой билет до Москвы.
    - Вы на своем велосипеде быстрее доедите - Сказала она.
ЛЕСОКРУТ. Ктулху зовёт
Ктулху зовёт

   Т.к. со стоянки я сорвался рано и без завтрака, то была куплена булочка с кефиром, и я отправился на набережную Оки. Сев на скамейку я позавтракал. Вид был великолепным. Ранний подъем, еда в желудке, и куча свободного времени сделали свое дело - захотелось спать. Не долго думая, я развалился на прибрежной лавочке. Проспав какое-то время, я двинул к автовокзалу, на котором основательно разобрал велосипед и стал ожидать своего автобуса. До Москвы ни каких интересных происшествий, достойных описания, не было. Только вот моя соседка, молодая девушка почему-то очень сильно пыталась отодвинуться от меня. А мое предложение поделиться с ней булочкой, купленной на одной из остановок, вызвало у нее панику. Причину такого поведения я понял, только года приехал домой и посмотрел в зеркало. Все лицо у меня было извазюканно в саже, грязи и велосипедной смазке.
    Ктулху зовет, он не может не звать. И на неокрепшие умы этот зов сильно действует. Что могу сказать: встреча на которую я так спешил, и боялся опоздать, не состоялась, и была перенесена ровно на неделю. Так что времени закончить поход со всем коллективом у меня было бы предостаточно. По приезду домой было ощущение как будто приехал в незнакомый город. Вроде улицы те же, а вроде и нет, вроде те же лица, а с другой стороны посмотришь, и кажется, что встретил человека впервые. Очень долго не мог привыкнуть к квартире. С четырьмя стенами хоть как-то справился, а вот потолок еще в течении недели давил.
Духи леса
Тема: Подробное описание

ЛЕСОКРУТ. В.Верея. Идёт съёмка фильма
В.Верея. Идёт съёмка фильма
ЛЕСОКРУТ. Верхняя Верея, церковь
Верх.Верея. Храм
ЛЕСОКРУТ. Верх.Верея. Переправа
В.Верея. Переправа
   На этот раз утреннему солнцу достать нас сложнее: плотная хвоя сверху прикрывает нас от лучей, а огромная туша Вилейского пруда оттягивает избыток тепла на себя. Но упревать в палатке всё равно не хочется и мы выползли из неё пораньше.
   Без покинувшего нас Абхаза как-то непривычно. Но вместе с ним ушло какое-то гоночное настроение, и пришло удавье спокойствие в группу. Мы перераспределили групповой груз, потому что палатку вёз Абхаз, и стали выбираться на асфальтовую трассу. Она хоть и рядом, но пропетлять в лесочке по песочкам пришлось.
   На сегодня план действий таков: добраться до Верх.Вереи, от неё до Ниж.Вереи, выяснить насчёт парома, коих на карте обозначено аж две штуки по близости, и переправится на другой берег Оки. Если с паромной переправой возникнут проблемы, то ловить лодочника-частника.
   Сейчас, мы плавно поворачиваем на запад около задворков Вили по дороге идущей в Верх.Верею. Сразу начинается лес по обе стороны дороги. Лес в основном заболочен, залитые водой участки попадаются регулярно, но и сухие сосновые боры тоже мелькают. Асфальт хорошего качества, автомобилей почти нет, и мы легко заминаем километр за километром.
   Теперь идут две "двойки": я с Бегуном впереди, то, что осталось от ударного отряда, и Янтарь с Агатом сзади. Мы стараемся не сильно от них отрываться, что позволяет нам дополнительно экономить силы.
   Дорога входит в Верхнюю Верею, и сразу в центр посёлка. Но вид храма, стоящего здесь, столь печален и уныл, что наверно всё-таки Верхнюю Верею пора дисквалифицировать в деревню. Видимо глава местной администрации ортодоксальный коммунист: дрова по распределительной системе, главная улица - Ленина, а в магазине вполне советская очередь. Ассортимент тоже больше похож на времена расцвета социализма. Купив необходимое, в основном мороженное, мы узнаём у местного маргинального населения, что дорога в Нижнюю Верею есть, она по лесу. Поворот на неё тут рядом, надо лишь чуть назад от магазина отъехать, а там внизу мост через ручей.
   Но мы не нашли даже следов от моста. Спустившись по распесоченной дороге к ручью, стало ясно, что нас ждёт очередная переправа. В такую жару это было даже весьма к стати, только не хватает Абхаза, что бы показать самое глубокое место, глубже, чем по колено нигде не было, так что купаться не получилось.
   Сразу от ручья небольшой песчаный подъём с развилкой - две дороги вдоль берега, и одна, посередине, в лес через поле. По полю ехать сложнее всего: песок. Причём даже если не по дороге двигаться, а рядом, по целине, то всё равно вязнешь, разбивая и так распесоченные колеи. Однако по пескам нам уже не привыкать, и вот мы нырнули под сень дубов, охраняющих вход в лесной массив.
   Лес принял нас доброжелательно. Несмотря на сырники и лужи, песчаные ванны, ехать можно везде и зачастую довольно быстро, но не хочется. Наоборот, хочется застрять тут подольше, не уходить. Видно, что дорога это не забыта, следов и мусора достаточно, но не напрягает. Дубы, выпустив листья глухо овевают путника, сосны смолящим запахом, смещанным с запахами лесных цветов наполняют пространство неповторимым воздухом, а разные насекомые,
ЛЕСОКРУТ. Ящерицы
Ящерицы
ЛЕСОКРУТ. Лесной Ручей
Лесной Ручей
ЛЕСОКРУТ. Привал в лесу
Привал в лесу
бабочки, жуки и прочие создают ощущение какого-то сказочного леса. Всевозможные пернатые существа во весь голос заявляют о своём существовании, купаясь среди веток в жарких лучах полуденного солнца. И мы тихонько, что бы не сломать столь уникальное состояние, крадёмся на велосипедах по постоянно петляющей и раздваивающейся дороге, угадывая путь по компасу и интуиции. Ехать в таком лесу на велосипеде - истинное наслаждение. Но всё же в какой-то момент Янтрарь потеряла нас из виду, и к следующей развилке Бегуна и Беркута след простыл. Только птицы поют свои брачные песни, и дубы молча шевелят молодыми листьями.
- Ох, лес, - взмолилась Янтарь, - И куда же мне ехать?
- Туда, - ответили духи леса, и подсветили нужный поворот, раскрыв крону одной из сосен.
- Спасибо…
- Пожалуйста, - ответили духи леса.
   Через 200 метров после этого поворота Янтарь с Агатом увидели Беркута с Бегуном, блаженно скучающих на подтяжной.
- Какой добрый лес, - Янтарь серьёзна, как никогда, - Он мне дорогу показывает.
   Она достала из пакета с прикормкой немного сухофруктов и сладостей, и положила их на землю недалеко от муравейника.
- Это лесным духам, - приговаривает она, - Пусть они нас берегут, и будут добры…
   "Ну вот, - подумал я, - Не одному же мне с духами разговаривать!"
   Наша тактика не сложна, держаться западного направления, но при этом - самой наезженной дороги. А она постоянна норовит свалится к северу. Но это не особенно беспокоит, потому что всё равно выйдем на асфальтовую дорогу, ведущую в Нижнюю Верею из Тамболеса. А заплутать нам духи леса не дадут. Но на компаса мы всё равно поглядываем, но когда мы уже два раза переправились через ручьи, стало понятно, что до асфальта осталось километра 2 максимум, а из этого леса уходить никак не хотелось. Тогда сделали перекус. Сели, прямо рядом с дорогой на склоне холма, плотно поросшего хвойными, и расположились для еды. Просто приятно. Жара здесь не ощущается так как на открытом песте, но и солнышко играет по опавшим иголкам. Из них по другую сторону дороги Агат обнаружил муравейник, высотой метра полтора. Муравьи ползали везде вокруг нас, но совершенно не мешали. Духи леса нас берегут… Мы отплатили нашей традиционной скрытностью - после себя ничего не оставили, ни фантика, ни мусоринки, ни следа…
   После перекуса дорога заторопилась вниз, почти не виляя вывела нас на трассу.
- Спасибо тебе лес, - попрощалась Ольга, - Спасибо вам, духи леса, до свиданья!
- Счастливо… - ответили духи.
   И понёсся снова асфальт под колёса, а справа угадывается низина, в которой где-то далеко течёт большая река Ока, через которую нам надо искать переправу, выполняя предпоследнюю задачу этого похода. Речка Верея пересекает дорогу в глубоком, живописном своими обрывистыми берегами овраге, где мы заметили группу велосипедисток, стоящих кругом над водой и читающих заклинания. Но мы проносимся мимо, и вот уже видна Нижняя Верея.
Охота на лодочника
Тема: Подробное описание

   Нижняя Верея - это контраст по сравнению с Верхней. Всё цивилизовано, проведён газ, асфальт петляет среди чистых, ухоженных домов и участков, наблюдаются заборы каких-то предприятий. Находим магазин продуктов, и совершаем обычные закупки йогуртов, мороженного, хлеба. Но надо выполнять задачу, и Агат спросил про переправу крупного парня, с улыбкой знатока тусившего в магазине.
- Ну-у… - с парнем начало происходить что-то странное: он закинул голову назад, покрутил ей там, потряс ею, словно пытаясь нужную мысль вытрясти как шарик из лабиринта, - Это я так не скажу-у… Наверно где-то есть… ну не знаю… - Видимо ему хотелось выступить экспертом по навигации в этих краях, но никак не получалось даже представить то, о чём говорить.
- Спасибо! Нам всё понятно!.. с тобой... Всё, Спа-си-бо! - Агат успокоил парня, и вышел наружу.
   Зато когда к магазину подъехала машина с резиновой лодкой на багажнике, мы уже знали, где искать реальных экспертов.
- Паромы были ещё в советские времена, очень давно их нет в помине, - авторитетно заявил нам рыбацкого вида мужик внутри. На вид ему было лет 60. - Переправится можно, с рыбаками договариваться надо. Где? М… на берегу… Где лодки у них. Ну сейчас много народу на воду лезет, там поищите, переправят…
- Спасибо!...
   Мы поехали искать дорогу к реке. Но асфальт выкатил нас за границу посёлка, показав путь на Бакин. Это далеко, и нам туда не надо. Мы по просёлку мимо кладбища двинулись на запад, и вышли на край поля.
   Через поле, поднимая клубы пыли, шло довольно оживлённое движение автотранспорта в сторону реки. Более оживлённое, чем на асфальте в разы. Не сговариваясь, но как по команде, мы двинулись в сторону источника пыльного трафика напрямую через засохшую пашню. И преодолеваем её с упорством солдат, идущих в последнюю атаку. Оказавшись на дороге - песчаной, не сильно разбитой, но очень колейной грунтовке, сразу приступаем к движению на реку.
   На карте эта дорога обозначена, и согласно ей, до реки ещё километра 4-5. Мы переехали поле, потом небольшой лесок, где сплошной песок, и спустились к озеру-старице. Всё как на карте. Нас постоянно то обгоняют, то идут навстречу автомобили, пешие группы тоже добавляют колорита. Дальше дорога через лужу лезет на мостик, соединяющий это озеро с другим, и под шум неугомонных жабокваков со всех сторон, поехали по застывшей в камень дороге из грязи. Она закончилась форменной переправой, с каким-то железным листом на дне. Дальше по полю, мягкой траве, выводит к забору казачьего хутора, от которого уже устремляется дальше вниз, на запад.
   Отдохнув под деревом напротив хутора от вечереющего, но даже не палящего, а пялящего нас солнца, мы двинулись туда. Автомобили прячутся в окрестных кустах и разбегаются в разные стороны. Перебираемся ещё через одно сырое место с грязью, и оказываемся в чистом поле, с слабо различимыми дорогами в три стороны. Выбираем среднюю, потому что она на запад, к реке. Двинули. И вот, проскочив "быструю горку", мы оказались на высоком берегу с видом на обширную гладь Оки. Приехали. Ни людей, ни лодок, ни автомобилей… мы одни. На противоположном берегу из высоких сосен проглядываются постройки толи санатория, толи пионерлагеря, и больше ничего. За сегодня мы проехали рекордно мало за поход, поэтому так просто сдаваться не собираемся. Команда разделяется: Я беру северное направление разведки, Бегун - южное, Янтарь занимает боевой пост на берегу с рацией и ракетницей, что бы перехватить возможного лодочника на реке, Агат с рацией - назначается координатором.
   Тем временем солце выдавило из нас длинные вечерние тени, он почему-то стало не прохладнее, а словно под инфракрасным нагревателем, оно нас пялило. Но нам надо выполнять свои задачи.
ЛЕСОКРУТ.
Охота на лодочника. Дозорный
ЛЕСОКРУТ. Окский берег
Окский берег

   Моя задача, как и у Бегуна, поиск и обнаружение рыбаков с лодками, самих лодок или того, что может как либо способствовать переправе через реку. Двигаюсь фронтально по берегу, пешком, что бы можно было оперативно проходить кусты и спуски на воду. Пройдя около полукилометра нахожу ещё одну стоянку у воды, с хорошим подходом, но как и наша она пуста. Продолжаю поиск. Ещё через 400 метров нахожу стоянку, в кустах и с доступом к воде - и тоже пустую. Дальше продвигаться нет смысла: болота и озерца отсекают путь далеко вглубь берега. Но здесь с воды, я вижу как моторная лодка осторожно выдвигается с пляжа на противоположном берегу на юг.
- Агат Беркуту на связь.
- На связи.
- В вашу сторону движется "Тёплый" объект, курс 200, скорость 1-2 узла.
- Нет контакта.
- Подлётное время при скорости минута-две.
- Вас понял, встречаем. Доложите обстановку.
- Две стоянки, обе пустые. Сейчас попробую перейти на ту что ближе, попробовать перехватить объект.
- Принято.
   Я быстро двинулся к первой пустой стоянке. Но когда прибежал туда лодки уже не видно и не слышно.
- Агат Беркуту…
- На всязи.
- Есть контакт?
- Контакт потерян. Был звук, потом пропал. Видимо в кустах спрятался.
- У меня тоже ноль. Возвращаюсь на базу.
- Принято.
   Вернувшись на Базу, вызываем Бегуна. Бегун не сразу, но сообщил, что у него результатов нет, подробности расскажет, когда придёт. И вскоре появился, сообщив, что мы попали на "берег синих роботов".
- Кругом бутылки из-под их горючего, но самих не видно.
- Следы лодок?
- Никаких. Авто с отдыхающими засёк, но они через пойменный залив, далеко обходить и смысла нет, ни лодки, ничего.
- Тогда нам остаётся надеется только на Янтарь. Во, кажется мотор!
   Действительно, вдоль берега с севера движется моторка, вот она показалась в пределах видимости, Янтарь запустила ракету м Агат неистово орать "Э-эй!!!". Но лодка уклонилась и взяв курс более к другому берегу поспешила скрыться их виду.
   Пока шли разведывательные мероприятия, место стало приобретать вид бивуака. Постепенно собрались дрова и заработал костёр, выросли палатки. Но мы ещё надеемся, что удача улыбнётся, и мы в авральном порядке будем это всё убирать. И вот, мы засекли мотор, приближающийся с юга. Возможно тот же, что шёл с севера. Все по местам. Приготовились. Контакт. Ракета, пошла не сразу, но вовремя. Агат включает свою сирену. Человек на лодке бросает быстрый взгляд на всё это, переключает скорость на полную, и ходу отсюда…
   Между тем настал закат, сумерки. Моторки ещё ходили по реке, но уже маршруты свои выбирали так, что бы мы их не могли увидеть, или прятались от нас подальше. Итак, охота на лодочника сегодня закончилась ничем. Надо разработать план действии с учётом этого.
   Совет стаи около карты. Как вариант ловля лодочника с берега тут признаётся бесперспективной. Перспективной она может быть только там, где лодки непосредственно имеют свою базу, т.е. у населённых пунктов на берегу, причём расположенных так, что бы противоположный берег был доступен напрямую, самым коротким маршрутом, ибо за длинный придётся больше платить. Таких пунктов поблизости только одно: Шиморское на севере, но до него надо ещё добраться. Если там не сможем пересечь реку, то придётся признать переправу тут не возможной, и отправляться в Муром через Выксу, по следам Абхаза. Переброску на Шиморское запланировали на завтра, а сегодня решили просто отдохнуть.
   Под раскатистые грохоты окружавших нас со всех сторон жабокваков, мы поужинали, а Бегун разработал план борьбы с жабокваками под кодовым названием "Фурор". Делалось это так: Бегун с разбега, галавное чтобы не ожидали, плюхается в середину болота с жабокваком, и начинает там громко квакать. После этого вся квакающая живность прекращает квакать, потому, что либо панически спасается бегством, либо лопается от хохота…
ЛЕСОКРУТ. В Ниж.Верее
В Ниж.Верее

   Утро, как в "Дне сурка", предвещало погоду под копирку вчерашней. В этом есть некоторый плюс: грязь, которую мы помесили по дороге сюда, подсохла, и ехать назад, хоть и вверх не основной берег, проще, чем вчера. Довольно борно, хоть и без суеты, мы выбрались назад в Нижнюю Верею, где заправив фляги чистой водой из колодца (ведра не было, долго вытаскивали её каном от ФКН-а), посетили ближайший продуктовый магазин. Учитывая погоду, главный товар - мороженное. И далее выехав на трассу, взяли курс на Тамболес. Что бы попасть в шиморское, нам надо проехать по непонятной дороге напрямки, или сделать крюк через Выксу.
   И вот снова мы проезжаем рядос с Лесом добрых Духов, и кидаем на него тоскливые взгляды. Хороший лес. Но нам дальше надо, вперёд. И вот, впереди подъёмчик, и Тамболес. Пока дожидался отставших на перекрёстке в центре, перекинулся парой слов с местным автовладельцем. Он выдал, что есть хорошая, асфальтированная дорога на Шиморское, и как на неё попасть. Собственно, от перекрёстка на запад, потом поворот на север по асфальту. Так оно и получилось. Короткий путь до Шиморского по лесу проскочил весьма мимолётно и приятно. Подтянувшись в кучу у начала городка, мы двинулись в глубь. Сначала пропетляв по закоулкам, а потом выехав на главную улицу городка, мы поняли, что попали в Маями.
ЛЕСОКРУТ. Лодки в Шиморском
Лодки в Шиморском
ЛЕСОКРУТ. Шиморской берег
Шиморской берег
ЛЕСОКРУТ. Переправа лодкой
Переправа лодкой

   Под жарким солнцем аккуратными рядами стоят аллеи пальм… то есть деревьев на них похожих, везде пруды и бассейны, даже рядом с церковью, по чистеньким курортным улицам прогуливаются девушки в коротких просторных юбочках, пытаясь соблазнить вальяжных самцов в бермудах южных расцветок, пафосно наводящих лоск на свои спортивные авто и джипы, стайки велосипедисток, порхающих в переулках, чопорные старушки на ухоженных лужайках греющих кости, выгуливая любимых бультерьеров… И сквозь всё это экваториально-пляжное благолепие молча и грозно движется группа закамуфлированных велосипедистов, пропахших костром и потом, у которых в глазах светится одна боевая задача: переправа…
   Поглядывая на компас, мы приближаемся к берегу. Уткнувшись в Т-образный перекрёсток, поворачиваем направо, и уже по грунтовке спускаемся на самый берег, где видим лежащие лодки. Около них пусто, а ближайший абориген подсказывает, где их можно найти больше, и туда отправляется Агат.
- Беркут Агату на связь.
- На связи.
- Я договорился, нас переправят, 100р. С носа.
- Куда ехать?
- 500м. на юг, будет спуск сверху, внизу гараж открытый и лодка готовая к отплытию. Двое сюда, один пусть дожидается меня.
- Принято, выполняем.
   Янтарь выразила желание дождаться мужа, и мы с бегуном поехали вверх по течению. Вскоре обнаружили искомую лодку, и лодочника, который сам нам подал знак на погрузку. Переправляться будем на вёслах, в обычной деревянной лодке-плоскодонке. В три рейса. Всё просто.
   Погрузка - это рюкзаки на дно лодки, велосипеды - на нос, пассажир - на корму, лодочник - на вёсла посередине. Пока грузимся, узнаём, почему вчерашние моторки так странно себя вели. Во-первых, сезон нереста, и моторы и рыбалки на Оке запрещены. Во вторых, за этим бдит рыбнадзор, поймает - пиши пропало. И тут кто-то в камуфляже с берега ракеты пускает и что-то орёт: в штаны наделаешь, не то что по кустам шхерится будешь. А мы тем временем уже успели стать в какой-то мере местной достопримечательностью. Слух о велопутешественниках сюда пришёл вперёд нас, когда мы ещё выехали на трассу под Вознесенским. Может поэтому в Маями на нас смотрели довольно спокойно, хоть и с любопытством…
   Я переправился первым. Оставив меня с двумя велами и рюкзаками на берегу, лодочник уплыл назад. Потом я видел как загрузили ещё 2 велосипеда и рюкзака, но лодки всё не было и не было. Просто на вёсла сел Бегун, и если бы в конце концов он не поменялся местом с хозяином лодки, она не смотря на все усилия Бегуна причалила бы только в Муроме, и то, если бы повезло… Пока ходил рейс за Агатом и Янтарём, Бегун ушёл в воду, и вскоре стихли окрестные жабокваки. Вернулся Бегун довольный: "фурор" удался…
   Агат тоже не упустил случая засвидетельствовать своё почтение водоплавающим и земноводным, после чего все оделись, и мы поехали.
Больная скорость
Тема: Подробное описание

   Дорога пошла по пойменным лугам. Надо сказать, что как только мы переправились, появилось чувство, что перейдён некий перевал, рубеж, за которым уже всё по-другому. И не только область уже Владимирская началась, а на том берегу - Нижегородская, изменилась энергетика земли. Она не лучше и не хуже, она просто другая.
   И по этой "другой" земле всё также разлиты щедро солнечные лучи, в поле, где дорога из горизонта в горизонт бесконечной полосой гуляет лёгкий освежающий ветерок, и нам тут ехать не просто приятно, а мы натурально кайфуем. Это не смотря на то, что грунтовка, и что она немного забирает вверх, мы этого не замечаем. Мало того, быстро ехать не хочется. Велосипед, кажется, едет сам, а ты просто бесшумно летишь над свжепахнущим травой полем, словно на воздушном шаре, как во сне проплывая над дорогой.
   Ошибиться тут трудно. Дорога одна и идёт она только туда, откуда мы едем. В Ляхи, откуда идёт дорога, она приходит, изогнувшись и выводя на берег отдыхающих: авто, шезлонги, солнечные зонтики и мангалы, на фоне реки и буксира, торопливо уходящего вдаль. В траве застрявший автомобиль на сырнике, и молодёжь тупящая около него. Жизнь идёт своим чередом, и мы неожиданно резво влезаем на крутой песочный подъём, выводящий на трассу между Ляхи и Высоково.
   Ляхи без особого интереса проезжаем насквозь. Тоже, вполне курортный вид, но это не Маями с другого берега… Поворот на Миленки и мы грызём тяжёлый, крутой тягун, а ветер, как на зло, из ветерка подрос до ветра, причём иногда встречного, в порывах. После него хотелось не просто отдохнуть, а и подкрепиться. Добравшись до первого леска, устраиваем перекус.
- Давай поедем по медленнее, - Агат с опаской смотрит на жену, - Оля что-то приболела, температура у неё, знобит.
- Да, не весело. Ночью мы её вылечим, но до ночёвки ещё добраться надо.
- А как лечить будете? - вмешалась Янтарь.
- У нас есть походный способ борьбы с простудой. Одна ночь - и ты как огурчик… Зелёная, в пупырышках, но здорова.
- Интересна… - ответила Ольга, поёживаясь даже под солнцем, - Но вы ничего, если я медленней поеду?
- Ничего…
   С перекуса мы с Бегуном дали Агату с Янтарь фору вперёд побольше, всё равно догоним. Но уже после д.Крутая мы их обогнали и остановились в подтяжную. Янтарь в этот раз отдохнула побольше, несмотря на то, что начало вечереть. Зато после этого она как включила 22км/ч, так и держала, Агат не без труда держал темп, а мы с Бегуном стали получать удовольствие не только от езды, он и от скорости. Приболевшая велосипедистка едет так, что к Миленкам она приехала первой.
   Миленки - город. Просто город. Улицы, тротуары с остановками автобусов, многоэтажные дома с внутренними дворами, парки и парковки. В центре города большая развилка, где мы не пропускаем мимо магазин с мороженным, а Оля с бананами. Бегун тут находит долгожданный банкомат и выдаивает из него какие-то деньги.
   Солнце устремилось в закат, а нам надо подобраться поближе к Южному. Разобравшись на развилке куда ехать не надо, влетаем в долгий спуск по городу, и вылетаем из него наверх к трассе на Бутылицы-Злобино. Тут приходится ехать осторожно, легко прозевать поворот на Коровино - Софроново. Едем очень быстро, видимо болезнь у Ольги развивается параллельно. Чем дальше, тем быстрее. Поворот широкий, свежий евроасфальт, и подъём за ним Янтарь просто проглатывает, после чего очень шустро пытается от нас оторваться. Хотя скорости 3-8 на моём гибриде с колёсами 28" не позволяют ей это сделать гаранитировано. Но обгонять не хочется больную, если едет так быстро, то пусть подольше.
   Коровино за время прошедшее с момента картографирования, разрослось раза в три-четыре. Едешь по нему и едешь, а оно не кончается и всё. Но мы всё равно едем, и оно заканчивается. Заночевать мы решили на реке Унжа, не доезжая Данилово, и больная одолела расстояние до этого моста разгоняясь временами до 28км/ч.
- Когда ты была здорова, ты так не ездила, - говорю больной.
- А что такое?
- А то, что не все тебя теперь догнать могут…
   Мост появился неожиданно и с грохотом. На нём разболтаны или не закреплены какие-то металлические части, поэтому всякий кто по нему проезжает заставляет его изрыгать громоподобные звуки. К северу от моста за ухоженным забором располажился какой-то явно не бедный хутор, которому эти звуки доставляют не мало эмоций. Впрочем, собаки с этого хутора, провожая лаем всех с моста, видимо, тоже. Но их терпят. Сразу за мостом грунтовая дорога налево ныряет в лужу и скрывается за деревьями. Разведка предпринятая мной показала, что встать есть где, но за водой к реке надо будет ходить через приболоченное поле.
- У нас две канистры, - сказал Бегун гордо, - С ними и со мной проблем не будет с водой…
   Так оно и получилось, дорога, уткнувшись в тупик из сосен и дубов, оставила место под уютную стояночку, где мы и расположились. Мы приготовили еду посытнее, послушали птиц и посмотрели на тучи майских жуков вверху, и собрались спать. Но прежде для больной приготовили лекарство - спичечная головка вьетнамской мази "Звездочка" развели в кружке с чаем, и дали выпить на ночь.
ЛЕСОКРУТ. Ремонты у
Ремонты у "Гремящего моста"

   Вскоре Ольга почувствовала себя кипятильником, который вытащили из воды, но не вытащили из розетки. Пару часов её плющило и колбасило одновременно, после чего она провалилась в сон. Но и тут её поджидали засады. Как только дрёма охватывает сознание, оно возвращается на велосипед, опять педали, руль, дорога бежит и бежит… куда-то… А куда? Куда едем-то!? - с этим вопросом она просыпается, и слышит наши голоса у костра. "А! У них уже еда готова… нет, это же ночь, посиделки у костра… можно спать..". И снова - в сон. Опять дорога, опять руль, трава, лес, скорость… А куда едем-то!?
   И так её циклило полночи, пока сознанию не надоело гонять на велосипеде. Грохот моста, и лай собак вдали добавлял колорита всем этим ощущениям. А утром она обнаружила, что кроме остаточной слабой боли в ухе никакой болезни больше нет. Вот те на, а только настроилась поболеть…
   За завтраком Янтарь рассказала о своих ночных приключениях.
- Ну вот, - хитро ухмыляясь, ответил я, - Теперь и ты знаешь кун-фу экстремальной медицины…
- Дома бы на неделю слегла, а тут даже день поболеть не дали…
Тащилово
Тема: Подробное описание

   Стоянку "У гремящего моста" мы покинули пораньше. У нас впереди довольно загадочная часть маршрута: "тащиловский тракт", о котором известно… ничего не известно. Не торопясь мы доезжаем до Данилово, и по указателю на Южное попадаем в Софроново. Здесь нам надо залить воду во фляги, но как назло - ни колонок, ни колодцев. Зато есть колодезные лючки, которые говорят о наличии водопровода и канализации. Кирпичные многоквартирные дома, образующие что-то наподобие микрорайона, подтверждали это предположение. Софроново уже кончилось, когда мы тупя, остановились у автобусной остановки и стали пешком шакалить воду. Безрезультатно. Тогда спросили у проходящей мимо местной женщины, где можно налить воды.
- А вам много надо?
- Вот эти фляги. Для питья.
- Идите за мной.
   И она повела нас в техническое одноэтажное здание, от которого у неё оказались ключи. Проникнув во внутренние коридоры этого сооружения, которые наверно мало кого удивят из городских жителей, мы почему-то почуствовали себя в катакомбах. Давит всё - стены, потолок, словно в нору залезли. В недрах катакомб нас завели в сырой и тёмный грот, где из стены торчит труба, из трубы - водопроводный кран, а из крана, если открыть, вытекает вода… жутковато так…
   Но воду мы всё же набрали и с радостью выбрались наружу. Многие озадачились, как они вернутся в свои квартиры…
   После Софроново, дорога через поле заваливается на юг, и забравшись в лес идёт там около десятка километров. Этот десяток километров - настоящие наслаждения для велосипедиста. Вполне хороший асфальт, вокруг лес, и почти полное отсутствие автомобилей. И мы опять летим, наслаждаясь уникальностью момента, сладко вдыхая свежий лесной воздух, пропитанный летними ароматами цветов и усыпанный щебетанием птиц. Слегка поскрипывают друг о друга ветки и стволы деревьев, которые лениво шевелят листьями, приветствуя лёгкий ветерок, сдувающий с нас солнечный зной.
   В таком благостном и размякшем настроении мы въехали в Южный, где немедленно приступили к обезвреживанию запасов мороженного в местном магазине. Естественно, за сим занятием нас и обнаружили местные аборигены. Нам этого и надо, дорогу на Тащилово прознать.
- А вы от какой организации? - крепкие, приличного вида мужики из чистенького УАЗ-а внимательно рассматривают велосипеды в поисках моторчиков.
- Исследовательская группа.
- По экологии?
- В том числе. По теме близко.
- И куда едете?
- Да вот, в Тащилово нас тащит. Дорога есть, которая нас туда дотащит?
- Есть.. Вот там, за лесопилкой едете, по главной, после моста только налево, и держитесь самой накатанной. Дотащитесь. На велосипедах-то… На машине-то наврятли.
- Да лан, - вступил в разговор ещё один, - Я на той неделе на Ниве там проехал!
- Да что там Тащилово! - к разговору подтянулся ещё один, - вот на юг за каменку 12км забросится, пусть померяют радиацию, и покажут, вот ему! - и показывает не первого говорившего.
- Зачем?
- А это - глава местной администрации, не верит ни фига!
- Ага. Понятно…
- Ну мы это… пойдём?
- Не задерживаем, - отвечаю.
- Тогда счастливого пути…
ЛЕСОКРУТ. Дорога на Тащилово
Южный. Дорога на Тащилово
ЛЕСОКРУТ. Тащиловский тракт
Тащиловский тракт

   Поехали. Лесопилка - это стоящие в ряд недоделанные срубы из свежей древесины. Вид и следы позволяют сделать вывод, что только что тут кипела работа, а сейчас как вымерло всё. Что-то подсказывает, что все эти метаморфозы с работой вызваны нашим появлением. Но причём тут мы?
   За лесопилкой начинается тракт. Широкая, разбитая дорога, уходит в лес с правильным азимутом. Мы снова месим пески, буксуя и уворачиваясь от сырников и грязных луж. Но едем. Довольно муторно добираемся но невзрачного перекрёстка с дорогой, соединяющей Пичугино и какую-то деревушку у ручья Чармус. Впереди мост, почти закопанный в засохшую грязь. За ним развилка - накатанная лесовозами и тяжёлой техникой вперёд, и заброшенная направо. Согласно данным нам инструкциям, как выяснилось главой администрации, нам прямо, туда и едем.
   Тракт, не меняя своего песчанно-грязно-разбитого характера, начинает уверегго сваливаться к югу, что не очень хорошо, но мы с него не сворачиваем никуда, хотя развилка налево уже была. Но та дорога просто на юг, куда нам не надо. И тут видим какого-то мутного мужичка на дороге с большой корзинкой: грибочки собирает, белые, подосиновики… в мае-то… Завидев нас, но потихоньку стал кустами пробираться, лесом.
- Эй! Простите-извените! Не подскажите? - пришлось орать на весь лес, потому как тот делает вид что не слышит, - Эта дорога куда ведёт?
- А? Что? А куда надо? - мужичёк всё же подошёл, но старательно прячет глаза, старается не смотреть прямо, движения выдают определённый испуг.
- Эта дорога на Тащилово?
- Не. Нет… Не… Не туда… - и начал потихоньку отходить, но я снова его уципил.
- А куда?
- Не.. нет. Не туда. Эта параллельная, на Пичугино.
- А на Тащилово где?
- Это не тут. Не туда… Это надо до деревни, там старая дорога такая, старая. Она на Тащилово. А это нет… - тут он совсем зартясся и проворно сдрыснул в лес. Грибничок однако…
   Я уже собрался развернуться что бы снова тащится до моста, но мне остановил Агат:
- Что-то не так, нам тот мужик сказал держаться накатанной.
- Точно. - я достал компас, и обнаружил, что эта дорога никак не может быть в Пичугино, ни рядом. Если только от Пичугино. Но на тащилово, правда почему-то сильно к югу, но всё же больше на восток. - Врёт грибничок однако!
   И мы потащились дальше. Странные тут дела творятся… Лес то же какой-то странный, чужой. Молчит он, хотя деревья нормальные, здоровые, лес густой и плотный. Дорога тем не менее всё дальше валится к югу, пока не встанет в чётко юго-восточном направлении. Но мы спокойно тащимся по ней, продолжая надеется, что притащит она нас в Тащилово.
   Но вот дорога резко свернула направо, и мы увидели здоровенный, грязный, разбитый тракт, почти до горизонта, уходящий почти точно на восток, видимо по старой просеке. Всё сходится. Ещё раз помянув грибничка "добрыми" словами, мы приступили к штурму тракта.
   Это действительно штурм. Нельзя сказать что мы это делаем пешком, но и что едем - тоже. Что-то между. Глубокие колеи в засыхающей, но липкой грязи, постоянно нас выводят на бревенчатые настилы, довольно крепкие, которые лежат над заболоченными и сырыми участками. Если бы не грязь, то в зазоры между брёвен колесо велосипеда ушло бы легко. Хоть какая-то от неё польза. Солнце светит, грязь сохнет, но всё больше на наших велосипедах, облипая их со всех сторон, а мы всё равно пробираемся вперёд, таща их сквозь это сохнущие чвакло. Наконец мы добираемся до конца прямого участка, там дорога изгибается по какой-то жиже с брёвнами, и снова выходит на прямой участок уже точно на восток. А я к этому времени уже понял причину всех чудес, что показал нам лес.
   Всё просто. Тут лес воруют. Жёстко, варварски вырубают, делают срубы и их продают. Всё выдают "Блинчики" и чурбачки, которые лесорубы отрезают от поваленных деревьев, что бы нельзя было доказать, от какого пня данный хлыст. В случае легальной вырубки это делать не нужно, так что раз не ленятся - значит воруют. Воруют и боятся. А тот "грибничок" - видимо "на шухере", и дорогу врёт, что бы время выиграть.
   Вырубки идут в основном по северной стороне дороги. Частые и беспощадные. И тракт этот существует оттого, что ворованную древесину надо как-то тащить. Одно слово - Тащилово.
   Но мы тащимся дальше, как вдруг… налетает дождь.
- Только тебя здесь не хватает, - ворчу я и начинаю откровенно шаманить, что бы прекратить это безобразие, правда стараюсь это делать так, что бы сотоварищи не засекли. Дождь тем не менее какое-то время набирает силу, наводя лужи и размягчая и без того не твёрдую грязь, но потом всё же отстаёт. Продолжаем тащится по тащиловскому тракту…
   Через несколько минут ветер снова несёт струи дождя.
- Но-но-но! Куда!? - и струи покорно прячутся в тучу. - То-то.
   Тракт тянется кажется бесконечно. Грязь, лужи, вырубки. И вот впереди замаячил какой-то человек, потом ещё один. И тишина… Добравшись до них нахожу картину маслом: четыре человека загорают на солнышке посреди свежей вырубки, старательно делая вид, что они - грибники.
- До Тащилово дотащимся?
- Дотащитесь… А вы не из лесонадзора случайно?
- Не-а. Мы путешествуем тут.
- Да ну… - и внимательно высматривают, где у нас моторы, - это как же вы тут на велосипедах?
- Как видишь, тащимся…
- У нас тут была машина недавно, она бы вас быстрее до Тащилово дотащила бы.
- Да мы сам справимся.
- А вот и она! - по тракту в нашу сторону от Тащилово едет ЗИЛ. Из кустов вылезли ещё два "грибника" и нервно пошли к остальным.
   Мы двинулись дальше. Но ЗИЛ остановился рядом, и бригада синих роботов вывалилась из его чрева-кунга наружу. После чего один из них что-то долго пытался у меня выяснить, но так и не добившись ничего, и даже не поняв, как можно отдыхать без ящика водки, отстал. Пока я с ним раскланивался, агат с Янтраём не теряя времени ушли вперёд. Это место явно не то, где хочется задерживаться.
   Впереди нас ожидает здоровенная погружная лужа немерянной глубины и длинны. Янтарь уже на другом берегу спокойно тащит свой велосипед по грязевым завалам, а мы пошли в обход через лес. Обход удался, только выйти после него на тракт довольно сложно, через бурелом.
   Останавливаемся передохнуть. Присесть особо некуда, но постоять хотя бы. Правда Янтарь устала сильнее, в отличие от многих она по это грязи ещё частенько ехать могла. Она без комплексов уселась на дорогу, но когда ей потребовалось что-то достать из рюкзака, она обнаружила, что ходить уже не в состоянии, только ездить или… ползать. Вот так она и ползала вокруг нас по своим делам, не комплексуя по этому поводу совсем - всё равно дальше поедем.
   Неожиданно тракт кончился, и пошла нормальная лесная дорога. Она пересекла ЛЭП, и бодро устремилась аккуратно в центр Тащилово, если верить компасу и карте. Лес тут не битый, но такой же грустный и молчаливый. Развилка. Одна дорога, наезженная идёт на лесопилку, где видны уже строящиеся срубы, другая вдоль кладбища, более дружелюбная. Едем вдоль кладбища и всё равно выезжаем к лесопилке - она тут очень большая, лес воруют в гигантских масштабах.
   Работнички, проворно ковыряющиеся с одним срубом поодаль от нас, когда увидели нашу группу засуетитлись, бросили работу. Трое выдвинулись в нашу сторону с явным намерением "разобраться", но когда приблизились на расстояния различимости деталей, резко дали задний ход. Мы уже не удивляемся ничему. Вся "делюга" тут и так на лицо…
   Видимо тот, кто дал название этому посёлку, был с добрым чувством юмора. Название - самое что ни на есть говорящее… По всему посёлку следы недавнего ливня, всё сыро, на асфальте лужи. Но для нас светит солнышко, и мы не задерживаясь, все припасы сделаны ещё в Южном, отправляемся к Тащиловскому мосту через реку Колпь. Эти места мне уже знакомы, я тут бывал не раз. Не скажу что красиво или уютно, но после тащиловского тракта это лучшее ближайшее место, где можно перекусить и расслабится. К мосту от Тащилово километра четыре ровного спуска, так что проехать их нам труда не составляет, даже Янтарь разъехалась и показала, как быстро может ехать она, даже не болея.
   Выжженная трава, сквозь пепел которой уже пробиваются ростки молодой, встретила нас около Колпи. Прошедший дождь уже лишил её возможности пачкаться, поэтому мы расположились прямо на земле, хотя когда Бегун расстелил свой коврик, все этому обрадовались. Перекусываем немного судорожно: на тракте явно подустали, и сейчас надо восстановится.
Сюрприз
Тема: Подробное описание

   Все задачи этого похода выполнены. Нам остаётся только добраться до Вековки, откуда прямая электричка до Москвы. Сегдня мы уже ни на одну не успеваем, но надо подобраться поближе, что бы завтра гарантированно уехать. Бегуну тоже удобно: он доедет до Мурома на поезде, и оттуда… опять на велосипеде домой.
   До Купреево от моста плавно нарастающий подъём, зато потом ровная, с незначительными колебаниями дорога до Цикул. Я с прошлого года помню, как объезжал там рытвины в асфальте, но сейчас их нет, есть свежий асфальт, и мы едем очень быстро. Это приятный сюрприз. Сама доргога до Цикула приятная - живой, не то что тащиловский, лес, никакого трафика, ехать одно удовольствие. Перед цикулом подъём, выводящий на развилку. Нам налево, через Бараново в Аксёново. Всегда, сколько ту не ездили, всегда останавливались у магазина в Аксёново. Заодно, в колодце напротив, залили воду во фляги. В магазине мы не разгуливаемся - последний день похода, так, мороженное пожевать, и после этого опять в седло, поворачиваем на Маслиху и Окатово.
   Дорога - хороший асфальт, но настолько узкая местами, что наводит мысль, что это скорее велодорожка. А попадающиеся навстречу и обгоняемые велосипедисты эту мысль делают навязчивой. За Маслихой по карте грунт, но вот ещё сюрприз - опять асфальт! Собравшись в кучу на подтяжной, мы укатываем по нему от своих непомерно растянувшихся теней в золотистых лучах заката. после Окатово мы от хорошего настроения даже в догонялки поиграли, получилось и быстро, и весело. Однако в Степаньково нас поджидает ещё один сюрприз.
   По близости Вековки нет ни одного значительного водоёма или речки, где можно было бы брать воду, поэтому на всякий случай надо заполнить канистры с водой. Но вот засада, в Степаньково нет колодцев, и тем более колонок. Зато есть хорошая, асфальтовая дорога, уходящая в сторону Григорьево. Около невзрачного поворотика между заборов в сторону Вековки мы остановились, и начали стучаться в двери в поисках воды. Из ближайшего дома нам сказали, что если спустится по тропинке мимо трансформатора то там будет родник. Взяв канистры мы отправились туда. Дейсвительно, внутри конструкции из бетонных колец чистая родниковая вода. Только заливать её во что-то не так просто, но мы исхитрились.
ЛЕСОКРУТ. Стоянка-сюрприз
Стоянка-сюрприз
ЛЕСОКРУТ. Сушёный корень
Сушёный корень

   Поворот действительно на Вековку. Когда мы туда поехали, удивились ещё раз - это уже настоящая велодорожка! Для машины узковато, если только впритык, а для велосипеда - как раз двоим разъехаться. Но радость длится не долго: площадочка, и всё, дальше грунт. Отсюда до Вековки километров 4-5, три проедем и встанем. Поехали. Грунтовка пересекла поле, с застаревшими грядками, и пройдя по опушке нырнула в лес.
   А в лесу ещё один сюрприз: опять велодорожка! Только на этот раз грунтовая, она идёт параллельно часто запесоченной основной, иногда довольно далеко отходя от неё. Это именно велодорожка, а не пешая тропинка, об этом говорит и то, как она проложена (не боится лишних метров), и следы - исключительно велосипедные. А ещё она идёт по лесу. Странному, весёлому лесу. Но почему-то сразу поднимает настроение и не даёт ему упасть. В купе с ездой по велодорожке начинаешь получать странное, приятное чувство свободы и парения между деревьев. Это самый необыкновенный подарок нам к концу похода, и мы его с благодарностью принимаем.
   Но вот я чувствую, как лес мне говорит: стоп, дальше встать нельзя будет. Я послушно останавливаюсь, и пройдя по тропинке нахожу просто чудесное, напоминающее горную площадку, место для ночёвки. Короткие елки и сосны, высушенные до бела корни, создают дежа-вю наших стоянок в горах Алтая. Вот это сюрприз! Вокруг небольшие прудики, в которых, если верить жабоквакам, чистая вода. Можно было бы и без канистр обойтись. Трудности возникли только с палкой для подвески канов: рубить я ничего не хотел, а то что сухое - слишком сухое.
   Палатки поставили уже в темноте, и ели под звёздным небом, в котором Бегун наконец-то разглядел бесшумно и низко летящее НЛО, которое, впрочем, неожиданно исчезло.
ЛЕСОКРУТ. В Вековском поезде
В Вековском поезде
Последняя стоянка похода удалась на славу. Мы отдыхали и наслаждались свободой и радостью, которую нам дарит этот открытый, весёлый лес, словно собачка, беззаботно радующаяся каждому встречному. Или может это всё для нас персонально?
   Утром, размеренно и чётко, мы собираемся в последний в этом походе, короткий переход до Вековки. Уходить не хочется, но надо. Поблагодарив на прощанье и место, и стоянку, и лес за тот уют и радость, что он нам сделал, мы неспешно тронулись по велодорожке. Я взял видеокамеру и заснял её с велосипеда, что бы сохранить подольше этот клочок лесного простора в такой маленькой детали: лесной велодорожке.
   В Вековке мы очутились более чем за 2 часа до нашей электрички. За это время успели помыть велосипеды и насидеться вдоволь. Уже в поезде, когда он тронулся и пошёл в Москву, небо накрыло тучами и пошёл сильный облажной дождь.
- Во, как хорошо мы успели, - заметила Янтарь.
- Нет, это просто я перестал шаманить...
    А вечером поход закончился - мы переступили пороги своих домов в обратном направлении.
Результаты

  •    Пройдено: 655км.
  •    Из них объезды, разведки и блудни: 30км.
  •    Объезд Сарова: 50км.
  •    1. Горицы-Валтовский проход есть, но изобилует водными препятствиями.
  •    2. Марфинский лес не телепортирует, но дистанции неадекватные.
  •    3. Через Саров сквозного проезда нет. Но есть объезд.
  •    4. Выше Мурома до Елатьмы переправа возможна только на лодке из Шиморского.
  •    5. Южное-Тащилово: проезд есть, но по гатям и грязи.

       
       До следующих путешествий!

       
       ©Robin Couton

    Реальный график похода:
    День
    Пункт
    дорога
    км. за день
    общий пробег, км.
    Вход
    Муорм - Ока
    Асфальт-грейдер
    8км.
    8км.
    1
    Муорм
    асфальт
    44км.
    52км.
    Горицы
    асфальт
    Подгорицкий лес
    Лесная грунтовка, вода
    2
    Валтово
    Грунт (лес), переправы
    27,5км.
    79,5км.
    Пустынь
    асфальт
    3
    Румасово
    грейдер
    56км.
    135,5км.
    Венец
    Грунт, песок
    Ольгино
    асфальт
    Марфино
    Грунт
    4
    Наумовка
    Грунт (лес), болота
    30км.
    165,5км.
    Модан
    асфальт
    5
    Пошатово
    асфальт
    84км.
    249,5км.
    развилка (Верякуши)
    асфальт
    6
    Первомайск
    асфальт
    53км.
    304,5км.
    Арзамас-16(заповедник)
    асфальт
    7
    Стеклянный
    асфальт
    44км.
    346,5км.
    Лесозавод
    грунт, песок
    Кремники
    асфальт
    8
    Нарышкино
    асфальт
    81км.
    427,5км.
    Илев
    асфальт
    Мотызлей
    грунт (лес)
    Букалей
    асфальт
    9
    Чупалейка
    асфальт
    68км.
    495,5км.
    Новодмитриевка
    асфальт
    Виля
    асфальт
    10
    Верх.Верея
    асфальт
    29км.
    524,5км.
    Ниж.Верея
    грунт (лес)
    11
    Шиморское
    асфальт
    66,5км.
    595км.
    Ляхи
    грунт, лодка
    Миленки
    асфальт
    Данилово
    асфальт
    12
    Южный
    асфальт
    63км.
    654км.
    Тащилово
    грунт, песок, грязь
    Цикул
    асфальт
    Степаньково
    асфальт
    Выход
    Вековка
    Грунтовая велодорожка
    1,3км.
    655км.
  • Видеофильм о велопоходе "Лесокрут"
    Тема: Видео

    Видеофильм о проведённом походе вышел на DVD
    90минут.



    Комментарии
    Robin Couton12.10.12, 12:01
    Охрана 
    А кто там на вышке и что делает? Просто так смотрит как сторож, учитывая что охраняет оружейный плутоний?
    Насчёт погран-войск - верно, погранцы этим не занимаются :)
    А планирование - на то и планирование, что бы узнать всё в реальности.
    Guest01.06.12, 17:19
    Охрана сарова 
    тут автор мягко говоря чуть приврал. саров никогда не охраняли погран войска. и нет там автоматчиков на вышках. насмотрелись фильмов... :-)
    нужно лучше маршрут планировать. про закрытость сарова известно всем.
    Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
    Оцени маршрут  
         

    Еще маршруты в Россия
    еще маршруты
    О Маршруте
    Категория сложности: 2
    Ссылка: