Путешествие по Магаданской области

Идет загрузка карты ...
Экспедиция в южные отроги хребта Черского, лето 2014
 
Озеро Малык

К озеру Малык я пришел к вечеру. В пути был весь день. По началу, все давалось очень тяжело и намеченные цели казались недостижимыми. Где-то за километр до озера я вышел к перешейку между рекой и затоном. Этот перешеек перейти не представлялось возможным из-за большой воды. Обойдя злополучный затон и еще одно небольшое озеро, я очутился на галечном берегу озера Малык. Из-за горы Момонтай, которая была вдали, на севере, ползли серые тучи, поднялся сильный ветер. На мое счастье, недалеко виднелись серебристые балки?. Это означало, что будет возможность быстро просушить на печи намокшую обувь, да и вообще будет довольно уютный ночлег.
 
 
Жилище
 
 
Оказавшись в своем новом жилище, единственным желанием было желание лечь на нары и уснуть. Не хотелось ни есть, ни пить, даже печь топить не было желания, хотя и было на улице довольно прохладно. Незаметно для себя я заснул, проснулся через пару часов с мыслью, что как же так, я собираюсь спать с не протопленной печью и на голодный желудок, поэтому, довольно оперативно я переоделся в сухую одежду и отправился собирать хворост. Поужинав я вновь провалился в сон. Ночью шел легкий дождь. На следующий день погода порадовала – была переменная облачность, дул легкий ветерок с севера, иногда моросили дожди.
 
 
К вечеру погода стала ухудшаться, поднялся ветер такой силы, что ему удавалось немного раскачивать из стороны в сторону мой дом. Рассиживаться времени не было, нужно было заготавливать дрова и топить печь, а после более подробно изучить карту местности и спланировать ночевки для дальнейшего перехода.
 
 
На следующий день погода вновь наладилась и я решил не терять времени и отправиться исследовать округу, моей целью был противоположный берег озера. Но, чтобы попасть туда, требовалось перейти брод через реку Малык-Сиен, но из-за большой воды его было возможно пересечь только вплавь. Поэтому в мои планы входил поиск места, которое наиболее оптимально для пересечения реки. Внезапно для себя обнаружил почти сдутую лодку, она была вся побитая, видно, что старая. А под деревом лежал такой же старый рюкзак, в котором был насос для лодки. Поднявшись на взгорок, чтобы осмотреть округу на предмет людей или хотя бы дыма от костра, я ничего не увидел, решил покричать – тоже безрезультатно. Думаю, видимо это лодка здесь с прошлого года лежит. Достав насос накачиваю ее и спускаю на воду, попутно высматривая место, куда лучше причалить. Проплыв на лодке метров сто, внезапно вижу, что вдалеке из кустов торчит удочка, не палка, а именно удочка. Когда, хотя бы несколько дней, находишься в лесу, то все рукотворное мигом бросается в глаза. Первая мысль, которая посетила меня «Неужели люди?». Поспешил причалить к берегу и отправиться в направлении запримеченного куста. Действительно, это оказался человек, но немного напуганный. По его словам, когда я продирался через кусты в его направлении, он думал, что к нему медведь идет. Познакомившись с ним, выяснилось, что это рыбаки из Сусумана, которые вырвались сюда на выходные. Но встретить здесь человека, тем более одного, который пришел пешком они не ожидали. Познакомившись с ними меня пригласили в свой лагерь отведать свежепойманного в сети хариуса. Такая вот неожиданная встреча произошла на озере Малык. Тогда я еще не знал, что это последние люди, которых я встречу во время моего маршрута на север. Поужинав ухой из хариуса в их лагере и рассказав о своей задумке и куда собираюсь, я отправился обратно в свое жилище.
 
На следующий день я опять зашел в лагерь к рыбакам, с целью уточнить некоторые моменты дальнейшего моего путешествия. Днем мы отправились на лодке проверять сети, заодно меня научили, как и где ставить сети, чтобы ловить рыбу на всем маршруте. Кстати тогда и выяснилось, что лодка, найденная мной и принятая за оставленную с прошлого года, была лодкой, с которой устанавливали сеть.
 
Договорившись с рыбаками о том, что на следующее утро они меня переправят на лодке на другой берег реки Малык-Сиен, я отправился в свое жилище собирать вещи. В этот день где-то в горах постоянно были слышны раскаты грома. К вечеру небо залилось удивительными красками. Погода предвещала следующий день жарким. Трудно было уходить с обжитого мною озера, опять куда-то в неизвестность, где можно без проблем нарваться на голодного медведя. Но я должен продолжать свое путешествие на север. Следующая остановка – озеро Момонтай.
 
На ручье Оерчан

Ранним утром, как и договаривались с рыбаками, я подошел к истоку Малык-Сиена. Там меня должны были переправить через него на лодке. Переправа прошла удачно, напоследок рыбаки спросили, не хочу ли я обратно, так как сейчас есть последняя возможность повернуть назад. Ощущения были двоякими: с одной стороны, было вроде как страшно отправляться куда-то в неизвестность, да еще без оружия и связи… С другой стороны – если сейчас вернусь обратно, буду сильно жалеть об этом. Поэтому решено было, несмотря ни на что, идти дальше. Изначально я хотел идти вдоль береговой линии озера, не углубляясь в тайгу. На одной из полян я обнаружил множество рыбацких балков, около них я решил остановиться на завтрак. После завтрака отправился налегке на прогулку вдоль озера, заодно хотел разведать, как обстоит дело с проходимостью. Возвратился с не очень хорошей новостью: вода в озере еще не спала, поэтому возможность идти по галечному берегу отпадает, а по склонам сопок, подступающих в упор к водной глади, путь был бы очень тяжелым. Взвесив все за и против, я решил идти по другому пути – уйти за сопки и отправиться вдоль ручья, текущего с гор Черге. Сейчас понимаю, что выбрать длинный вариант дороги было верным решением. Почти весь день я шел вдоль чистейшего ручья с вкусной водой. Кругом были горы, меня обдувало свежим ветром, настроение было спокойным. В низовьях Оерчана к середине июня еще сохранилась наледь, которая напоминала замерзшее озеро. Я спустился на наледь, чтобы набрать воды. Очутившись на наледи, я почувствовал, как в лицо ударил ледяной ветер, повеяло зимой и запахло снегом. Несмотря на палящее солнце, стало холодно, захотелось надеть куртку. Передвигаться по поверхности наледи было довольно неприятно, так как не знаешь, что под тобой: слой льда толщиной в несколько метров или же врезанный в лед каньон ручья, прикрытый тонкой корочкой не стаявшего льда. Пополнив запас воды в одном из ручьев, текущих по поверхности наледи, я поспешил уйти с опасной поверхности и продолжить свой путь. Через несколько часов я подошел к озеру, откуда вытекает этот ручей. Место живописное, у меня было желание остаться на несколько дней здесь, но вместе с этим желание идти вперед подталкивало в сторону гор. Это желание оказалось сильнее. Я жалею сейчас, что упустил из внимания это озеро и его окрестности.
 
 
 
 
 
После отдыха на берегу безымянного озера пришло время продолжать путь, который осложнился заболоченной тундрой и кочкарником. Переход через такую местность был трудным, да и накопившаяся усталость из-за смены часовых поясов давала о себе знать. Все это способствовало появлению желания остановиться на ночевку у одного озера, которое располагалось как раз за увалом.
Озеро Тобындя

Подъем на увал оказался не таким простым, как мне думалось изначально. Хоть и идешь, почти прижавшись к сопке, все равно идешь по болотине. Вскоре показалась зеркальная гладь озера. Возле этого озера я и нашел себе приют на ночь. Левый берег озера был заболоченный, кочкарник и мхи подступали прямо к воде. Надо было ставить палатку. Поискав более-менее сухое место, я расположился в зарослях лиственницы. Как только солнце скрылось за горой, активизировался гнус. Это были только комары, но какие комары. Вокруг меня кружилось несколько десятков озверевших особей, никакие аэрозоли и мази против них не помогали. Пришлось взять себя в руки, не нервничать и смириться с ними, как с неизбежным злом. Лучше всего это получается, когда есть накомарник и одежда с длинным рукавом. К правому берегу озера подступали горы Черге, массив очень выделяется среди прочих гор своими отрогами с крутыми склонами и плоскими вершинами. Из моей палатки открывался вид на заснеженные гребни, подсвеченные лучами вечернего северного солнца. Ночью шел моросящий дождь, но на утро погода наладилась и стояла жара. Сегодня я должен был подниматься в горы. Хоть я итак находился в горах, подняться предстояло значительно выше. Само озеро находилось на высоте 1116 метров, вода в нем проточная. С гор в него втекает река Верхняя Тобындя, но она больше похожа на ручей, а не на реку, а вытекает широкая река – Нижняя Тобындя, которую я потом переходил вброд. Брод был глубоким – выше пояса, но течение почти не чувствовалось, и вода была не такой ледяной. После перехода через Нижнюю Тобындю лес становился все менее заболоченным, что значительно облегчило передвижение. Вскоре начался подъем в горы.
 
 
 
 
Вдоль гор Черге

Лес редел, под ногами стала ощущаться твердая каменистая почва, от которой я отвык за последнее время. Это было хорошим знаком, ведь болотина и кочкарник за последнее время меня вымотали. Вскоре показалось большое плато с небольшими возвышенностями и неспешно бегущими ручьями. Были мысли уходить в глубь горного массива, но я решил отложить это на обратный путь, чтобы идти через горы с опустевшим рюкзаком. Вдали синели грозовые тучи, которые постепенно нагоняли меня, поэтому в горах я не стал рисковать и задерживаться - начал подъем на перевал. С перевала я спустился в долину реки Обдра, которая впадает в озеро Малык. Спуск шел через лес, вдоль безымянного ручья. Здесь же я увидел первые медвежьи следы, причем относительно свежие, стало немного не по себе, но, все же взяв себя в руки, я продолжил спуск. До Обдры дошел довольно быстро. Вскоре показался река Обдра и устье ручья Ягодный. Однако здесь на ручей больше походила Обдра. Брод через нее вроде бы казался простым – ручеек метра два с половиной длиной и глубиной чуть ниже пояса. Вскоре было найдено удобное для переправы место: относительно спокойная вода, дно из мелкого песка, крупных валунов нет. Несмотря на размеры этой реки, которую можно было даже назвать речушкой, возникли трудности при переправе. Где-то на середине меня подхватило течением и понесло вперед, пронесло несколько метров и прибило к берегу, где река делала крутой изгиб. Глубина там была около двух метров, так как дна я не чувствовал. Кое как вылез с рюкзаком, нашел удобное место и переоделся в сухое. Дальше путь лежал вдоль ручья Ягодный, по заболоченной тундре, к следующему большому озеру.
 
 
 
 
Озеро Момонтай

Первые несколько километров шел по долине ручья Ягодный, но вскоре наши с ним пути разошлись - ручей уходил все дальше, в свои верховья в горах Оханджа, круто поворачивая на запад, а мне предстояло идти в северном направлении, через увалы и заболоченные луга. Погода окончательно испортилась - начался затяжной моросящий дождь. Он то ослабевал, то становился сильнее. Горы Момонтай, которые расположены на восточном берегу одноименного озера с каждым шагом становились все ближе, а вскоре, с одного из увалов, показалось и само озеро, покрытое льдом. Вечером я оказался на южном берегу озера, где меня ждала неожиданная находка – три рыбацких домика и баня. Здесь я остался ночевать. Нужно было восстановить силы для того, чтобы продолжать путь. На следующий день погода была капризной. Она постоянно менялась: то налетит низкая облачность и пойдет мелкий холодный дождь, то поднимется сильный ледяной ветер. Иногда совершенно внезапно проглядывало солнце, становилось жарко.
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Путь на Омулевку

Пробыв не?сколько дней на озере Момонтай, пришло время продолжать путь на север. Следующим этапом была река Омулевка, за которой начинались Якутия и хребет Улахан-Чистай. Идти на Омулевку можно двумя путями: первый по левому берегу реки Момонтай, которая вытекает из одноименного озера и впадает в Омулевку, второй - по правому берегу той же реки, вдоль гор, а порой и через горы. При выборе первого варианта стоило учитывать, что придется пересекать мелкие ручьи, которые протекают в густых зарослях, а также две крупных реки - Зима и Уи. Второй вариант мне показался проще и интереснее. Я вышел с озера Момонтай в восемь часов утра, перед этим плотно позавтракав овсянкой с сухофруктами. Погода стояла хорошая - ясное небо, а потом переменная облачность и тепло. Вдалеке виднелось Омулевское среднегорье, которое так и манило к себе своими крутыми склонами. Несколькими километрами ниже истока реки Момонтай я нашел мелкий и проходимый брод, через который перебрался на ее правый берег. Идти по редколесью было сплошным удовольствием - твердая и сухая почва под ногами, никакой заболоченности, от таких хороших условий для ходьбы с рюкзаком за последнее время я отвык. Вскоре показались горы Катун и ущелье, где располагается еще одно крупное озеро - Урультун, но в этот раз на него не удалось попасть. Почти весь путь проходил вдоль реки Момонтай. 
 
 
 
 
 
 
Горы Катун
 
 
 
Под конец пришлось подниматься на горный перевал и спускаться по крутому склону в долину безымянного ручья, который меня вывел в большую речную долину. В этой долине протекает река Сингами которая впадает в Омулевку, так что я счел, что самый лучший вариант - идти вдоль его русла.
 ?
  
Вскоре я вышел на крупную наледь, которая, по данным с карты, простирается чуть меньше чем на километр. По факту, на момент моего нахождения там, она простиралась на все четыре километра. Сама наледь весьма впечатляет своими масштабами и мощностью льда, но идти по ней неприятно, по причине того, что ты не видишь, где она подтаяла. Есть риск провалиться в глубокую трещину с ледяной водой, откуда выбираться будет очень трудно. Как правило, большинство наледей являются многолетними, имеют распространение в области многолетнемерзлых горных пород. Они образуют бьющие из-под земли ключи подземных или грунтовых вод в местах разломов. Образуются в местах, где близко к поверхности расположены коренные породы.
 
 
Долина реки Сингами
 
 
 
 
 
Снял себя со штатива для масштаба
 
 
 
 
Не более, чем через час, я вышел к месту впадения реки Момонтай в Омулевку. Впереди начинался сложный этап перехода - путь вдоль русла Омулевки. Омулевка протекает в каньоне, порой делая крутые повороты, прижимаясь вплотную к высоким скалам и осыпям, так что все время идти вдоль русла, по крайней мере, по ее правому берегу, нет возможности. Мне часто приходилось обходить эти участки сквозь заболоченную местность, а порой и карабкаться по крутым осыпающимся склонам, которые опускаются в саму реку. Лезть по ним, и видеть под собой грохочущий поток воды было жутковато. Хорошо, что через это пришлось проходить только один раз. После подъема по такому склону я вышел в низину, по которой продолжил свой путь, а вскоре внезапно обнаружил заросшую, местами едва просматриваемую, вездеходную дорогу. Это было весьма необычно для этих мест. Было решено идти по ней, так как она шла в нужном направлении. Ближе к часу ночи я прибыл на базу, которую построил в советское время фотограф Виктор Борисович Маргаритто (ударение на последний слог). База создавалась для редких в этих местах туристов и рыбаков, но видимо дело не заладилось. Самого Виктора Борисовича в живых уже нет. Сейчас на базе живет в одиночестве один человек, который занимается тут охотой и рыбалкой, он же является ее смотрителем. Оказавшись на базе Маргаритто, я стал искать смотрителя, чтобы поговорить насчет того, как добраться дальше на север. Но все надежды встретить тут кого-то рухнули, ведь на базе давно никого не было. Меня заранее предупреждали, еще в Магадане, что так может случиться. Ну что ж, решил ждать появления смотрителя, а заодно подлечить неудачно вылетевший голеностоп. На следующий день были планы нарубить дров и истопить баню, а также изучить прилегающие территории и поискать тросовую переправу через Омулевку. Место, где должна была быть переправа, я нашел быстро, но переправы там не оказалось. Вернее, она там была – лежали ролики, беседка, но вот стальной трос, который перекидывался с берега на берег, и по которому осуществлялась сама переправа, был снят. Это резко поменяло мои планы, так как дальнейшее продвижение на север стало невозможным - река, протянувшаяся с запада на восток, отрезала путь на север своим грохочущим потоком. Переходить ее вброд, да еще и с поврежденной ногой я не рискнул. Что ж, видимо здесь предстоит закончить свой путь на север и поворачивать вновь на юг. Я вернулся в избушку, сделал чай и принялся изучать карты, разрабатывая дальнейший маршрут. На Омулевке я прожил больше недели в одиночестве и все это время шли не прекращаясь дожди, лишь по вечерам облачность раздувало, а с утра начинался дождь с новой силой. Недельный покой пошел мне на пользу, поврежденный голеностоп начал заживать, вскоре предстояло возвращение на озеро Момонтай.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Возвращение на Момонтай

После недели, проведенной на Омулевке, пришло время возвращаться обратно на Момонтай. Чтобы не идти той же дорогой, я решил попробовать вернуться по левому берегу одноименной реки. Я предположил, что возможный брод через реку Момонтай может располагаться в нескольких километрах выше места ее впадения в Омулевку. Перешел с трудом, так как из-за затянувшихся дождей довольно сильно вздулись реки. Брод по глубине был выше пояса и длиной около ста метров. Дальше путь шел по выгоревшей несколько лет назад тайге, это осложнило дорогу. Вскоре начались небольшие ручьи, которые распознаются издалека по зарослям кустарника вдоль их русла. Продираться через этот кустарник с человеческий рост - то еще удовольствие. Пройдя через тернии, которые мне уготовила обратная дорога, я возвратился на озеро Момонтай, на котором вскоре началась четырехдневная зима.
 
 
Внезапные гости
 
 
 
Снежная Оханджа
 
 
 
Массив Момонтай
 
 
 
Шикша
 
 
 
Вдалеке виднеется Омулевское среднегорье
 
 
 
 
 
 
 
Трудная дорога на прииск

Пришло время возвращаться обратно. Прииск, с которого начался мой путь был уже довольно близко – всего около 73 километров через тайгу и горы. Хотелось пройти их за три дня. Подул ветер с юга. По моим наблюдениям, это предвещало затяжные дожди, которые не заставили себя ждать. Но вскоре выдался относительно сухой день, в который я покинул озеро Момонтай. Путь вдоль озера не отнял много сил и времени. Из-за затяжных дождей в реках все еще стояла большая вода. Те, что были по колено, стали выше пояса. Это немного поменяло мои планы. Решено было не останавливаться вставать на ближайшей запланированной ночевке, а дотянуть до следующей стоянки. Вновь пошел дождь. В лесу, через который я шел, были видны свежие медвежьи следы – это наблюдение заставило ускорить шаг. Вскоре показалась одна из рек, которую надо было переходить вброд. И эта река тоже поднялась… Прикидывая, что мне предстоит еще несколько серьезных бродов, и один большой, шириной около сотни метров, я решил попробовать дойти до прииска без стоянок. Задача конечно тяжелая, но это лучше, чем быть отрезанным от трассы на неопределенный срок большой водой. Возвращаться решил другой дорогой, не поднимаясь в горы, а идя по долине реки Обдра, а затем вдоль правого берега озера Малык. Идти вдоль нее было нетрудно, к часто встречающимся медвежьим следам уже привык. Внезапно с одного увала вдалеке показалось зеркало озера Малык и над ним светило солнце. Это радовало, ведь болотистая дорога, что за Малыком, немного подсохнет после затянувшихся на две недели дождей. Вот и каменистый берег озера. Здесь предстоит еще чуть больше десятка километров каменистой поверхности. В северной оконечности озера я нашел самодельный плот из бочек. Поначалу обрадовался, но потом, посмотрев внимательнее, обнаружил пробоины почти во всех бочках. Идея переплыть озеро длиной более 10 километров была отброшена, и я пошел пешком по его круто подступающим восточным берегам, которые представляют собой склоны своеобразного горного хребта из сопок конусообразного вида, склоны которых круто опускаются в озеро. Местами шел по узким песчаным пляжам, местами по воде. Постепенно я подобрался к истоку реки Малык-Сиен, которая вытекает из самого озера. Здесь и предстоял самый протяженный брод. Сняв с себя почти всю одежду, я начал переход. Глубина постепенно росла, уровень воды доходил до груди. Вода ледяная, я перестал чувствовать ноги, бороться с течением становилось все тяжелее. После всех трудностей брод был удачно пройден. Через сто метров предстоял переход еще одного брода, по длине примерно такой же, но он был не опасен. После двух бродов на взгорке был разведен большой костер, чтобы обогреться и высушить все, что намокло, а также приготовить еду. На все я потратил чуть больше часа, затем продолжил путь. Впереди было еще два брода – один через ручей Миссурио, другой - через реку Кюрбелях. Последние десятки километров дались не так легко, как большая часть пути. Каждые полчаса я останавливался на десять минут, чтобы поспать немного. Дождь словно по синусоиде то усиливался, то переставал, не давая отдыхать. Надо было двигаться дальше. В шесть утра услышал звук бульдозеров с прииска. «Добрался!» - это была единственная мысль, которая тогда пришла в голову. Непривычно было слышать звуки техники и видеть людей после длительного времени полного одиночества в тайге. На прииске меня с радостью встретили, накормили вкусной едой из столовой и определили отдыхать в один из домов.
 
 
 
 

Комментарии
Так красиво! Супер. Теперь как говорится "Еду в Магадн":) 
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Магаданская
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: