«Человек на льду!», или четыре дня на Енисее

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Небольшая 4-х дневная прогулка по льду Енисей (Красноярского водохранилища) в январе двумя томскими туристами.
 
Предисловие

«И каждый верит, что несложно просчитывать шаги носителей идей…»
Технология, «Камни»
 
      У меня всегда много идей в голове, и у Сереги Артамонова – тоже. Только его – более безумные и с глубоко идущими инженерными последствиями. Но эта была моей… На новогодние каникулы обычно было принято ехать с лыжами в горы: кто на Ергаки, кто на Поднебесные Зубья, а кто в Шерегеш. Но мы поехали в другую сторону: мы поехали на Енисей, на Красноярское водохранилище. В его центральную часть, примерно посредине между Абаканом и Красноярском. Идея была такова: дней несколько походить по льду водохранилища и посмотреть, что там есть интересного и красивого. Кроме нас двоих никто эту идею не поддержал: одни чего-то испугались, других семья не отпустила, третьи по привычке полезли в горы с лыжами. Поэтому даже на 4 дня зимой на двоих снаряжения нам грозило много.
 
      Кроме рюкзаков, мы запаслись волокушами, которые обзывали «телегой» - удобнее таскать за собой, а не на себе. Это было в нашей истории впервые, поэтому поход был изначально признан исследовательско-экспериментальным. Еще перед отъездом Серега задымил идеей сделать печку к палатке покомпактнее и с кучей своих приблуд, повышающих ее эффективность и понижающих вес. И сделал! Волшебная жестяная коробка размером с посылочный ящик, с трубой и несколькими ручками, педалями и рычагами.
 
      Перед походом на втором контрольном выходе печка получила имя «Леденящий душу конструктив», т.к. работала она… странно. Т.к. мы еще не научились ей пользоваться. В середине похода ее всё же переименовали в «Дровяной Реактор Артамонова», т.к. в результате практических опытов были составлены мануалы к ней и выяснилось, что всего у нее два режима: «Жечь жарко» и «Жечь адски жарко». «Слабого газа» или «Малого хода» у нее не было как класса: полная закладка дров выгорала за 15 минут, так что стенки краснели, из трубы виднелось свечение плазменного пламени, а мы в ужасе прятались в противоположном углу палатки ближе к полу дышать холодным кислородом, раздетые почти до трусов.
День номер раз: автомобильный. г. Абакан – устье р. Сидорихи.

Куртак. Выкатываем "Ниву" со снежного поля Куртак. Выкатываем "Ниву" со снежного поля

      До Абакана добирались врозь – я в ночь с 30 на 31 декабря 2013 г. на своей машине, Серега в ночь с 3 на 4 января 2014 г. – на рейсовом автобусе. 4-го в обед мой отец, отъявленный рыбак и профессиональный геолог, на «Ниве» повез нас за 200 км выбрасывать в Куртак - начальную точку нашего похода. Когда мы свернули с трассы к Енисею стали открываться великолепные виды просторов водохранилища… по которому ходили волны!!! «Вот тебе бабушка и Юрьев день!» Надо отметить, что год нынче дурной был в Сибири – лето было дождливое и холодное, зима – теплая и бесснежная… Вот тебе и волны вместо льда в январе.

Куртак. Январские волны на Енисее
Куртак. Январские волны на Енисее.

     Почесав репы решили попробовать по полю доехать до берега и потупить у воды, благо снега было всего 10-15 см, но и тут приключился облом – умудрились заехать в снежный надув и застрять. Час выкапывали и выталкивали «Ниву» посреди поля на малоснежную его часть, благо лопат и мужиков было много.

     Первоначальный план «с. Куртак – зал. Убей – зал. Сисим – зал. Огур – с. Огур» приказал долго жить, утонув в волнах январского Енисея, поэтому решили ехать назад в сторону Абакана и смотреть где есть лед на водохранилище. Воспользовавшись опытом нашего рыбака-водителя поехали через Первомайское, мимо Горького озера в устье Сидорихи. Добрались туда уже к закату. Лед там был. Было его много! Десятки мегатонн! 3 км в ширину и 30-40 см в толщину. С первого шага на него заработал план «Б»: устье р. Сидориха – зал. Быскар – зал. Беллык – зал. Сыда – г. Краснотуранск.

     Суть да дело, с последними лучами солнца насобирали на ночь и утро бревен, выброшенных на берег и стали экспериментировать эксперименты с палаткой. Сначала собрались ставить на замерзшем пляже – колья не вбиваются и везде уклон с буграми к воде. Потом оттащили на гладкий лед метров 20 от берега – стали бурить бурами дырки под колья и ставить на льду. Сдувает ветром посреди открытого пространства. Уже в темноте с фонарями вытащили наше барахло на яр и поставили на лугу в хилом березовом перелеске. Это было оптимально и с деревьями. Пока Серега ставил палатку с печуркой, мы с отцом напилили и накололи дров на ночь для нашего экспериментального деревоперерабатывающего реактора. Ужинали уже ближе к полуночи привезенными с собой и разогретыми на горелке объедками новогоднего застолья.

     Прокочагарив печку адским жаром, все трое завалились спать штабелем в дальнем углу палатки и проснулись уже утром бодрые и готовые к аутдорщине: мы с Артамоновым к ледопоходу на следующие несколько дней, батя – к рыбалке до вечера.

День номер второй: прогулочный. р. Сидориха – зал. Быскар.

Турист и рыбак Турист и рыбак
Восточный берег Енисея Восточный берег Енисея
Маленький бергшрунд Маленький бергшрунд
Широкая трещина Широкая трещина
Серега в лыжах олицетворяет корову на льду Серега в лыжах олицетворяет корову на льду
Замерзшие волны Замерзшие волны
Шкала уровнемера Шкала уровнемера
Наши тележки на фоне скал Наши тележки на фоне скал
Большой каток Большой каток
Вот как?! И на чем оно держится? Вот как?! И на чем оно держится?
Наледь на скалах Наледь на скалах
Природный артхаус Природный артхаус
Закрытая бухта Закрытая бухта
Наш бивачок Наш бивачок

Я - слева, Серега - справа
Я - слева, Серега - справа
     С утра – голубое небо, солнце и попутный ветерок средней мощности. Мы еще дожигали на горелке что-то из новогодних объедков на завтрак, а наш папенька, закаленный степями центральной Хакасии рыбак, уже носился по льду метрах в 100 от берега и перфорировал его буром в поисках рыбы.

     Тактический план на день был: перейти на ту сторону реки около 3 км и вдоль гористого восточного берега дойти до залива Быскар и в его устье встать на ночевку. Всего 10 км – для нас прогулка на 3 часа ходу. Поэтому спешить и не стали, а для пущего падения скорости Серега одел лыжи, чтобы удобнее было олицетворять корову на голом льду. Типа: «На лыжах быстрее!» и «Ну ведь лыжи же взяли!» Я не стал выделываться и пошел пешком с прицепом из тележки и лыж.
 
     Трещин на льду было много. Трещины были красивые: сквозные через полреки, многоуровневые, многослойные, с разной высоты краями, широкие, узкие… Всякие разные. Первые час останавливались почти у каждой – фотографировали, и обсуждали тектонические движения льда и квантовую физику их образовании. Сережа периодически нам показывал, как на лыжах можно ехать… нет… идти… нет… перемещаться! вперед то боком, то задом, но всегда по ветру. В какой-то момент ветерану броуновского движения это надоело, и он соорудил из лыж себе тележку, водрузил на нее свой рюкзак и потащил это на привязи. Впоследствии ему это так понравилось, что он рюкзак уже почти не носил, а возил его.
Многослойные трещины
Многослойные трещины
     За полтора часа мы добрались до скал на соседнем берегу. По наледям на скалах и грязным следам было видно, что уровень воды бывал и на 3 метра выше текущего. Лед не прилегал вплотную к камню, и поэтому у самых скал был 10-см зазор из воды. Под скалами был еще огромный ледовый каток, на котором мы порезвились, катаясь как пингвины на животах и просто на жопах с разбегу.
Скалы напротив устья Сидорихи
Скалы напротив устья Сидорихи
     Было еще нечто впечатляющее в этом ледовом походе – это треск лопающегося льда. Когда глухо ухало вдалеке – было интересно и гулко, а когда где-то в нескольких метрах от тебя – дневной рацион мгновенно выпадал в штаны калистым осадком кирпичной формы! Несмотря на откладывание полугодового запаса фекалий в час – ни одной трещины под нами не появилось.
 
     По дороге вдоль восточного берега к Быскару мы заглянули в несколько бухт, в дальнем углу одной из них устроив перекус и за час до заката прибыли в устье залива Быскар. Встали на северном берегу в отличном местечке – овраг, поросший лесом плавно сходил в лед песчаным пляжем. На пляжу у опушки леса и встали. Ну как на пляжу – до пляжа там было 20 см снега в глубину, но в целом песок был отличный…
 
     Напротив нас на южном берегу устья на довольно видном утесе стоит здоровенный крест. Это память о селе Быскар, которое ушло под воду в полукилометре от этого места при затоплении Красноярского водохранилища в 1967 г. Вот что говорит интернет об этом:
 
     Чернов Федор Моисеевич из деревни Черновой уезжает на заработки в село Быскар, что на берегу Енисея. В Быскаре заводит семью с Ульяной Вакулиной. Появляются дети: Михаил 1927 г р, Гавриил 1933 г р, Павел. Село Быскар как и много других поселений уходит под воды водохранилища, но память остается.

   В честь ушедших из жизни Черновых, Вакулиных и других жителей села Быскар Юрий Михайлович Чернов (сын Михаила) с друзьями и родственниками ставит памятный крест на одном из возвышений, недалеко от дома в котором жили родители.
 
     И еще: Быскар - родина Героя Советского Союза:
 
   Макаренко Николай Николаевич, Герой Советского Союза, уроженец с. Быскар
 
Быскарский крест
Быскарский крест
     Во время затопления водохранилища большое число сел и пара небольших городком оказались под водой. Население было переселено в другие места. Некоторые перенесенные н.п. сохранили свои названия и дату основания, например, с. Белоярск – 1780 г., с. Беллык – 1726 г., с. Краснотуранск – 1707 г. Кроме этих сел и городков на дне оказался и Абаканский острог – первая крепость русских казаков на Енисее, основанная в районе Краснотуранска.
 
     Дрова заготовили из выброшенного на берег сухого топляка, главное его надо было вырыть из-под надутого на берег снега. Пока Серега ставил палатку, собирал свое инженерное чудо и начинал его кочегарить, я занимался высоко интеллектуальным трудом – пилил и рубил дрова на улице, производя скребущие душу звуки, опилки и периодический ной, что хочу в домик и даже злой хозяин собаку на улицу в такую погоду не выгонит. Хотя было относительно тепло (около -15÷20), звездное небо и лунные тени, но хотелось поприбедняться и после дня на ногах уже хотелось их протянуть в тепло и уют.
 
     Ночь прошла прекрасно: в тишине под далекое глухое тресканье льда. К утру выяснилось, что наш ядерный реактор на 30 см протопил пляж под собой и высушил верхний слой песка (хоть в стекло не сплавил – уже не плохо), поэтому в вещах утром кроме прочего у нас было еще много песка.
День номер три: героический. зал. Быскар – зал. Беллык.

Одна из мелких бухт Одна из мелких бухт
Серега на лыжах с моей телегой Серега на лыжах с моей телегой

Залив Быскар
Залив Быскар
     Внеплановое философское словоизвержение: в зимнем походе мир делится на 2 части: «в палатке» и «всё остальное». И мир палатки, как правило, более желанный, т.к. во «всем остальном» у тебя нет возможности остановиться надолго и уж тем более полежать и отдохнуть. Причину очень точно сформулировал Руаль Амундсен, известнейший норвежский полярный исследователь: «Человек может привыкнуть ко всему, кроме холода». Когда мерзнешь – отдохнуть не возможно. Так вот: вылезать из палатки утром – это самое сложное, на это требуется максимальное усилие воли. Потому что до темноты ты не вернешься в этот мир, где можно полежать…

     Утро. Вылезая из палатки ты всегда получаешь сразу кучу свежей информации: сила ветра, освещенность, забортная температура, дельта уровней снега, выпавшего за ночь и прочее. А тут еще получаешь пару рыбаков в 300 м от нас… Далеко они забрались! Хотя чья бы корова мычала про далеко…

     Вообще стоило начать с предыстории моего выхода на свет.

     8:00 – будильник. Не высовывая из спальников голов, происходит диалог с Серегой: «Ммммм?» - «Еще час» - «Угу».  Переставляю на 1 час будильник.

     9:00 – будильник. «Девять…» - «Еще…» - «Угу». Плюс час.

     10:00 – будильник. «Нахер!» - «Угу».

     Ближе к 11 мы практически одновременно начинаем совершать в спальниках вращательные движения вокруг своей оси, выжидая момент, когда другой не выдержит и вылезет из теплого спальника на холод растапливать печку. Я выиграл! И того: в 11 мы только проснулись, а в 17 – уже закат, в 18 – уже полная темнота. Т.е. полдня мы уже потеряли. Как же прекрасно, что у нас не спортивный поход и не надо стабильно ломиться по N+5 км в день в соответствии плану!

     Этим поздним утром мы пожертвовали 20 км ходьбы до залива Сыды и решили, что за оставшиеся 2 дня дойдем до Беллыка и оттуда позвоним нашему эвакуационному транспорту.

     Солнце светило в режиме «вырви глаз». Т.к. голый лед еще вчера вечером перестал попадаться, а снегу было сплошняком и не более 8-10 см, то свой хабар Серега сразу погрузил на лыжи и потащил за веревочку его за собой. Я же для уменьшения трения на лыжи поставил свою телегу, в которой ездили почти все продукты, палатка, тент, печка, пила и прочие тяжелюги. В рюкзак пихнул 2 спальника и легкие личные вещи, прицепил телегу, и мы бодро параллельно с Сережей зашагали обратно из устья Быскара на русло Енисея.

     Еще на подходах к быскарскому кресту, стало очевидно, что ветер поменялся кардинально со вчерашнего дня – в пищезаборник лица стало задувать почти по прямой. И со вчерашнего вечера температура упала довольно ощутимо – выдох уже инеем оседал на воротнике пуховки, а пальцы стали мерзнуть даже в перчатках. Потом мы уже узнали, что днем было 25-30, а следующей ночью до -37 в Беллыке упало. В этот день мы почти не веселились и видели мало – мела метель и голову поднимали редко вверх из-за поземки.

     План был следующий: пройти 3 часа до сумерек и встать на полпути от Быскара до Беллыка, назавтра прийти и встать в паре км от села Беллык, позвонить транспорту про новый план эвакуации и в обед послезавтра забраться в отцовскую «Ниву» и ехать к цивилизованным людям, многоэтажным домам, стационарным кроватям с матрасами, теплому унитазу и проводному интернету.

     Двинулись опять вдоль восточного берега водохранилища на юг. Шли в основном по неглубокому снегу пешком, не приближаясь ближе 20 м к скалистому берегу, чтобы случайно не залезть в закрытую полынью или какую-нибудь прибрежную трещину. Ветер сопли раздувал до ушей, пару раз даже душки очков от примерзших соплей пришлось отскабливать. Один раз зашли в маленький закрытый залив немного укрыться от ветра и отхлебнуть из термоса. Перекусывать не стали, т.к. решили, что и так дотянем до ужина.

     Через полтора часа мы вышли из узкой горловины в более широкую часть водохранилища, тут между берегами было 6 км. На левом берегу стало видно хвойный лес, в котором и решили ночевать, т.к. сухие сосновые дрова горят лучше топляка. Да и лес все же от ветра закрывает лучше, чем открытое пространство. Вечерело, уже было не так ярко, да еще подзатянуло легкой дымкой. Дойдя до середины уширения Серегу вдруг снова потянуло на эксперименты: барин изволил обуться в лыжи. Мне было откроено влом отцеплять телегу от лыж, и я решил идти дальше пешком. Но Сережу уже укусил вампир халявы и его тоже ломало тащить свой рюкзак на спине, тем более он был не такой легкий, как мой. В результате коротких дебатов и примененной мной магии слова наш статус подвижного состава установился так: Серега в своих лыжах, за ним прицеплена моя телега на моих лыжах, на телегу сверху взвален Серегин рюкзак. И в хвосте я: «босиком» и с легким кулем на спине. У меня 10 кг на плечах, у Сереги – примерно 40 на привязи, он в лыжах и доволен, что ничего не тащит на плечах. Это была великая победа дипломатии!

Январский закат на Енисее
Январский закат на Енисее
     Солнце уже почти село. «Да тут минут 40 до леса!» - радостно сообщил мне коллега и бодрее меня пошуршал с прицепом вперед. Я достал фотоаппарат и стал фотографировать лыжника Сережу и окружающие мир сумерки. Камера включилась, но объектив замерз и моторчик не смог его сфокусировать, пришлось в ручном режиме выставлять голыми руками резкость. Сделав так 5 кадров, и собрав все на место, а руки в перчатки, понял, что пальцы чувствительно подмерзли и еще полчаса потом болели.

     Сережа устремился не бодрой походкой вперед, за ним я пешком, почти не отставая и все это уже почти в темноте. 40 минут до леса длились 2 часа, а сам лес оказался в устье зал. Беллык. Т.е. мы зачем-то перевыполнили план. Капюшон пуховки и шарф, прикрывающий рот смерзлись от выдохов, образовав забрало, которое закрывало пол-лица от ветра, но нос все равно мерз.

     В темноте мы вышли к устью Беллыка за которым был наш лес. В глубине залива на склонах блестели белые огоньки села, над ними на холме возвышались красные огоньки башни сотовой связи, а выше нее – звезды. Романтика, бля… Миновали пляж и уткнулись в яр, на котором рос сосновый бор. 10 минутная разведка с фонарями в обе стороны. Результаты природоведенья показали, что бор насыщен отличными местами для ночевок и биваками летних отдыхающих. Зимой же тут ни души на километры.

     И еще старая индейская мудрость права: где много отдыхающих – мало дров. На сотню метров не было ни одной сухой ветки. Место нашли отличное – овраг, выходящий на пляж, закрытый со всех сторон лесом. Но вот за дровами пришлось совершить целый турецкий поход. Любовь Сережи к экспериментам и святая уверенность в чем-то непостижимо непонятном для меня завели нас в бурелом в глубоком овраге ночью в полукилометре от бивака. Фееричная жопа мира! И это еще на издыхании – еды в нас не было уже 6 часов. Но достаточное количество дров на ночь было найдено и вытащено на опушку леса из оврага. Мы связали их веревкой, впряглись в них и поволокли это к биваку, любуясь звездами и переговариваясь о чем-то стратегически неважном.

     Пока Серега ставил палатку и печку, я пытал дрова пилой и расчленял их под габариты нашего ядерно-дровяного реактора. Хотя скорее это дрова пытали меня – именно здесь и сейчас было неимоверно тяжело их пилить. И вот настал тот благословенный час - 11 часов ночи, когда мы сидим раздетые в палатке, в тепле и объявляем друг другу пищевую анархию! Продуктов у нас было много для двоих - полтелеги, я запас еще несколько ништяков – банка кукурузы, банка горошка, сало, мешок конфет с НГ… И мы решаем, что сейчас вскрываем все что захотим, это жрем (именно «жрем», т.е. законно можно смачно чавкать и говорить с набитым ртом, пихать руками в рот и сорить на пол) и потом валимся спать. Ведь мы это заслужили! Ай, какие мы молодцы! Иногда себя надо любить и баловать такими лыжными походами…

     Ночью были звезды и -37 по Цельсию, но мы их проспали.

День номер четыре: халявный. Устье зал. Беллык.

     Спали без задних ног, но под утро Серега стал подмерзать и начал вращаться, а так как мы лежали бок о бок, то его кинетическая энергия стала передаваться в мои бока, и я тоже проснулся. Раскочегарили реактор Артамонова и поспали еще немного… Но уже в тепле. Сегодня никуда особо бежать не надо было, т.к. завтра нам нужно было до села пройти всего 4 км. Выход из палатки состоялся только в районе часа дня. Обожаю такие походы!

     Стояла белая мгла – было довольно туманно, висела снежна взвесь и видимости особо не было, за то было не сильно ветрено. Нужно было сбегать куда-нибудь где берет МТС и позвонить отцу с корректировкой планов. Несмотря на то, что в селе на самом видном месте стояла сотовая вышка, МТСа не было, за то воздух вокруг был так заМегафонен, аж шкала с палками лопалась в телефоне. Дела разделили поровну: Серега, любитель лыж, ушуршал налегке в деревню с телефоном. Я же пошел в лес теперь при свете дня заниматься природоведением и заготовить дрова на остаток дня и ночь. Договорились, что в 17:00 оба должны быть на биваке.

     В лесу стоял полный штиль, было не сильно холодно и со всех сторон одновременно лес долбили отряды невидимых дятлов специального назначения, наводящих глухоту на людей. Кроме звуков ударов клюва по дереву ничего больше не было слышно. Прогулявшись час по лесу в поисках сухой сосны я обнаружил прекрасное высохшее и просмолённое дерево в каких-то 100 метрах от палатки, что было совсем рядом. По свойствам дерево было отличное, в по диаметру не очень – у комля ствол был около 40 см, а пилить одному лучковой пилой такое дубьё – это пытка ёрзанием. За 30 минут с перекурами я свалил дерево, еще 5 минут полежал на нем в знак безоговорочной победы и немного остыл от перенесенного события. Для расчленения его на бревна, которые бы я смог утащить, ушел еще один час. Получилось 2 бревна 170х40 см… Для доставки их к палатке я совершил 2 рейса, проложив отличный 100 метровый желоб для бобслея. Просто обвязывал веревкой и тащил бревно волоком. А при спуске в овраг к биваку приходилось даже убегать от них, т.к. вниз они и без меня катились прекрасно. Пилили и делили на дрова уже вечером вдвоем.

     К 5-ти явился Артамонов, нараспашку, горячий, красненький лицом, извергающий пар и накатавшийся на лыжах. Он принес новость, что квест выполнен – свой телефон так и не нашел МТС, поэтому в деревенском магазине он попросил телефон у продавщицы и позвонил отцу. Кроме новости он принес полу выпитую бутылку «Швепса» и один мандарин. На немой вопрос моих глаз «Нахера это?!» он ответил, что в кармане оказалось всего 100 руб., и он не придумал ничего лучше, чем купить «Швепс», а мандарин он нашел посреди улицы в селе и принес его мне. Приятно, черт возьми, неожиданно поесть мандарин, принесенный другом в зимнем походе!

     Добытые мной дрова оказались просто отверделым напалмом! Сухие с кучей смолы они горели просто адски, и при нашей бешенной печке – приходилось раздеваться до футболки и забиваться в дальний угол палатки. Остаток вечера посвятили продолжению вчерашней пляжной вечеринки с бессистемным пожирания продуктов и дебатам клуба «Ярый демагог» на выезде.

День номер пять: финальный. Село Беллык.

Я с телегами Я с телегами

Отдай мне своё сердце !!!!
Нормальный пацан убегает от туриста нетрадиционной ориентации :))
     Встали рано, чтобы успеть собраться и прибыть в час «Ч» в место «М» точно по плану «П». У атомных дров оказался высокий уровень радиоактивности – вокруг палатки снег был усыпан черными хлопьями сажи из-за невыгоревшей до конца смолы, а труба была на треть диаметра забита теми же радиоактивными отходами.

     Солнечно, ярко, тепло… Прямо заснеженное «Баунти»! Не в пример вчерашнему «Ёжику в тумане». Водрузили весь свой скарб на лыжи и потащились в село. Вместо 4 км прошли всего 1,5, когда увидели нашего встречающего – батя сидел на берегу на бревне и фотал нас на свой смартфон. Оказывается, он приехал раньше на пару часов и пошел гулять по заливу нам навстречу, по дороге базаря с местными коллегами-рыбаками.

     Обратную дорогу из Беллыка трепались о похождениях, травили старые истории и играли в «Угадай расстояние». Это примерно так: «Вон видишь поворот дороги? Вот сколько до него?», делали ставки, а потом по спидометру и GPS определяли кто ближе угадал.

     В Абакане мы за несколько часов собрались, поели, отмылись в душе и в сумерках выехали домой в Томск, проведя всю ночь по очереди за рулем машины.

Экакуатор. Дядя Коля и Серега.
Экакуатор дядя Коля и Серега с лыжами.
Финал

     Зачем это было нужно? Ну не сидеть же дома все новогодние каникулы?! Это раз. И мы хотели попробовать местность, отличную от всех остальных, используемых нами обычно, т.е. огромные ледовые пространства и скалистые берега. Это два.

     Поход получился необычным – все время мы шли по плоскому льду, а ночевали на берегу. Вещи не несли, а тащили за собой, что неимоверно понравилось Сереге. Енисей в этой местности очень красив даже зимой, особенно скалистые берега с закрытыми заливами. Да и спортивная составляющая похода совершенно отсутствовала, позволяя нам делать, что хочется и постоянно менять планы. Особенно весь спорт портило количество еды, которое мы набрали с собой :)

     Были и минусы: хоть мы и лихо приспособились передвигать свой скарб, не сильно утруждая плечи, на двоих хабара получается много, примерно 50-60 кг и это всего на 4 дня. Но основная проблема даже не в этом – в основном не хватало рук. Особенно при пилке дров – одному перепилить 3 мешка дров на ночь физически муторно и долго. Поэтому часто приходилось дожидаться Серегу, когда он доставит палатку, и мы быстро добивали дрова вдвоем. Кроме этого – поставить нормально зимнюю палатку одному крайне тяжело, а в ветер вообще на гране невозможного. Приходилось бросать всё и ставить домик вдвоем. А как известно – в темноте зимой холодной ночью очень хочется быстрее в дом. Но в целом, это не сильно нам мешало наслаждаться путешествием.

     Вот так легко и непринуждённо перебирая ногами и языком, мы славно провели крохотную часть своей зимы! Навтыкавшись великолепными видами сибирской природы и выдышав много свежего морозного воздуха.

     P.S.: Можно было еще рассказать много историй о местности, по которой мы шли, но это уже совсем другие истории. Я просто оставлю здесь немного ссылок для затравки самым любопытным:

http://ozeroff.livejournal.com/128809.html
http://ozeroff.livejournal.com/127756.html
http://www.discoverytour.ru/?id=79
http://forum.vgd.ru/?m=feed&a=list_warn2&u=39122

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Красноярский
еще маршруты
О Маршруте