13 авг.

Брошенная ступень. Губа Федотовка. Брошенная ступень. Губа Федотовка.
дорога к Восточной Лице дорога к Восточной Лице
Озерца Озерца
Вчера - дождь, сегодня - отличная погода. В губе Федотовка у мыса Лихая Пахта (скала) купаемся. Здесь валяется ступень от ракеты, материал титан, все детали со множеством маркировок и знаком качества, вплоть до мельчайших. В р-не о. Махальный берега перестают быть пологими, появляются скалы.
Не доходя о. Яичный скалы приобретают каньонообразный характер и так до Восточной Лицы. Выход к Лице потрясающий - глубокое ущелье, несется вода, посередине реки - скалистый остров. Обходим гору, спускаемся к реке и идем вдоль нее выше, прыгая по камням. Мы шли вместе с Шустровым и всерьез хотели остановиться и поставить палатку, не догонять Димку, но потом подумали, что он нас будет ждать и пошли дальше, хотя уже было 23ч. Он нас ждал у вертикальной стенки, по которой мы поднимались по веревке метров 5 с рюкзаками и без страховки, кошмар. Ничего, говорит, здесь все так лазают! В устье Лицы должен быть лагерь, но мы его не находим, уже поздно, встаем возле переката на берегу. Лица глубокая, где люди, лодка? Арбузов как всегда неутомим, он бы ещё столько же прошел. Какие 5 метров?- кричит, он через эту стенку мигом перемахнул. Заявил, что завтра придется переплывать реку с рюкзаками. Меня собираются пустить вплавь повыше, а ниже по течению поймать, не представляю даже… Мне страшно, я уже не хочу ужинать, залезаю в теплый спальник, может последний раз в жизни. Ребята у костра смеются, варят манную кашу и какао. Шустров явно выздоровел, смотрит хитро, как Арбузов.
14 авг.

Заброшенная  погранчасть Заброшенная погранчасть
Мы не дошли до людей совсем немного, они оказались за следующим же поворотом. Увидели, что есть женщина и перевезли нас на лодке, накормили царским обедом (мы съели все, что было на столе, борщ, бутерброды, сгущенку, фрукты, сил не хватило доесть повидло). Спросили, какие нужны продукты, мы назвали самое необходимое, в том числе соль, но нам собирают огромный мешок со всякими деликатесами. Потом мы еще час разговариваем с гидом и его женой, поварихой лагеря. Вот хорошая работа для семейных пар!
C утра лило часа 3, сильный дождь, а после 12-ти выглянуло солнце, облачка закружились. К 4 вечера поднялся ветер, который бешено завывал и оглушал. От В. Лицы мы поднимались теперь вдоль озера Поперечное и к 20.00 достигли, наконец, залива с водопадом (губа Полютиха), остановились в полуразрушенной избушке связистов. К тому времени погодка испортилась, закрапало, ветер усилился. Нам дали с собой много продуктов, а соль забыли! Арбузов долго ругался, что без соли жить нельзя, что я должна была проследить, что нам дают, и ушел за солью в устье Лицы на брошенную погранзаставу, использовав этот повод. Скорее всего в эти места он больше не попадет, обидно будет пропустить что-то интересное. А мы остались готовить ужин.
В дневнике он пишет: «Я не пожалел: поднявшись в горы, идешь лишь с небольшими подъемами, а во-вторых - сама застава, плац, вышка и все такое. Таблички с надписями - "Погранзона. Предъяви пропуск. Мишени" Обратная дорога пришлась под ночь. Столбы здесь погранцы попилили на дрова и ориентироваться приходилось по телеграфным проводам или кладкам - круглым навалам камней. Я шел вперед по проводам как по путеводным ниткам, не различая далеко вперед, от кладки к кладке.
Ветер усилился до 9-10 м/с и теперь валил с ног, я шел против него и не мерз. Возвратился в 00.00, отмахал 8 км».
15 авг.

*** ***
Ручей Мертвецкий, вот и рыбка на ужин Ручей Мертвецкий, вот и рыбка на ужин
Переход на губу Сидоровку не удался. С погодой снова не очень, вышли как всегда, поздно. На Мертвецком ручье проглядывало солнце. Рыбачим, отличная кумжа. Рыбу раздали нам с Шустровым - хотите есть, несите. Ручей скалистый, подъем с него крутой. А на Лице курсируют патрули, ловить не дают. В р-не г. Белой захватил вечер, на Сидоровку явно не попадем, отправились на побережье к обозначенной на карте избе. Оказалось, есть дом, правда, заброшенный. Стоит на самом краю обрыва, в 15 м от края.
Ветра со всех сторон. В доме голландская печь, но штукатурка отпала, печь провалилась, только крыша более-менее держится. Я опять поражаюсь, как ребята могут быстро обжить любую хибару. Почистили и затопили печку, закрыли щитами пустые окна, настелили доски на нары. С ними нигде не пропадешь! На столе надпись "ленин, таня, 1942". Вокруг было множество других строений, голландский дом видный, с выдающейся каминной трубой и 4 окнами на все стороны света. Наблюдательный пункт! Вид обалденный на побережье, края мысов, гигантское пространство воды. С обрыва виден скалистый мысок внизу, словно притаившийся краб. До ночи чистим и жарим кумжу. Едим сникерсы, подаренные на Лице, и апельсины. Накрапывает дождь.
16 авг.

Когда всходило солнце, Арбузов иногда просыпался, фотографировал. Но чаще говорил: разбудите, когда завтрак будет готов и рюкзаки собраны, типа, чтобы нас не ждать. Но все равно выходили поздно. Покинули Голландский дом, такой примечательный. По-прежнему кругом набиты оленьи тропы. Ни особых камней, ни топких болот, но встречаются отдельные места, где проваливаешься по колено. Мне особенно тяжело спускаться по камням, прыгать с рюкзаком я боюсь, а шагнуть широко, как ребята – не могу, распухла и болит нога в районе ступни. Если солнце, идти весело, а нет - туманы, ветер, дожди - тропы не помогут. Фотоаппарат (у меня большой тяжелый Олимпус) в основном едет в рюкзаке, то моросит, то нет времени снимать по дороге, только на привалах. Комаров так и нет, как, впрочем, и ягод - не было тепла. Дорога на Сидоровку от г. Белой в целом изобилует изрезанным рельефом, подъемами. Спуск скалист, каменист, река стиснута настоящими горами. Сама бухта сжата ими, словно в тиски. В устье был дом, в нем сохранилась 2-х ярусная кровать. Эх, как здорово здесь было, когда линия связи, по которой мы идем, еще работала!
17 авг.

*** ***
Наш банщик Наш банщик
Никуда не пошли - забастовали. Арбузов со скрипом согласился. Солнечно. Командир не усидел и прогулялся по отливу в сторону мыса Сидоров, надрал в камнях мидий, которые мы потом, предварительно кидая на раскаленный на огне металлический лист, ели как семечки. Вкусно, но очень мало, не наешься.
Семга не попалась, Арбузов 3 ч провел на реке, безрезультатно. Рыба с приливом шла, играла, но не брала. Зато умудрился найти в реке блесну! Диме Шустрову удалось починить печку в старой щелястой бане и растопить ее. Топил целый день, стены так нагрелись, что уже потушенная баня ночью сгорела. А ночка выдалась холодной.
18 авг.

Поднялись от бухты в горы, дорога повела по пологим верхам. Видим множество оленей, группами и порознь. Одиночки стоят почти на каждой сопке, издалека видны только черточки копыт и рогов. Стоят и не двигаются, спешить им некуда. Они в своем мире. До самой губы Дворовой дорога не представляет трудности, те же тропы. Кое-где осень уже изменила краски, добавилось красного. Ночи все темнее. Сместились южнее - появились по распадкам кусты.
Встали на ручье, наш промысловик Арбузов отправился на рыбалку и осмотр губы Дворовой. Из его дневника:
«На мысу видны какие-то перстообразные скалы, иду туда, и с каждым шагом прихожу в восторг: олени, лисы, орланы... Коршуны так близко, что я вижу их зрачки, слышу шум, с которым они рассекают воздух над головой. То и дело орланы сражаются, играют на высоте, выделывают пируэты, и наблюдать, как они накручивают круги, очень притягательно. А скалы... Саблезубые пики, вертикальные стены обрывов, в глубоких нишах которых застыли каменные изваяния кошек.
Я обошел все каньоны, загулялся до темноты, жутко уставший пришел обратно к горячему чаю и макаронам с подосиновиками, собранными на ближайшем склоне моими друзьями. День был отличный».
19 авг.

Птичий базар Птичий базар
Камушек на роликах Камушек на роликах
Солнце мелькает, облачно. Мы спустились в бухту, решив осмотреть скалы. Прошли к ним по отливу, полазили вокруг, поглазели на птичьи базары.
Чайки порой и правда вскрикивают как люди. Эхо обрывистых скал усиливает эффект. Скалы, эти жалобные крики, жутковатые ущелья и суровое море вокруг. Там внизу бушует стихия, а здесь, на высоте, на краю мило зеленеет травка. Обошли мыс вкруговую, и дальше было очень живописно, целый день бродили. Ромбовидный, как кусок пирога, мысок с вертикальными резаными гранями. Булыжники на "колесиках" - мелких камушках, будто кто специально поставил. Поднялся холодный западный ветер, к вечеру вернулись в лагерь.
20 авг.

Эх, хороши грибочки! Эх, хороши грибочки!
Ветер утром стал порывами гнуть палатку, зашуршали хлесткие капли. Непогодило сильно, Арбузов проспал до обеда, Шустров вымок и замерз, готовя завтрак (было его дежурство). Ко всему прочему воздух стылый, продувает в момент. К обеду стихло, горы накрыл плотный туман. Вчера ребята подожгли груду мусора на побережье - дерево вперемешку с пластиком отлично занялось, и фронт огня распространился на добрую сотню метров. Получилось, как в кино про войну - берег горит и дымит головешками. На раскаленной железной бочке устроили отличную сушилку для одежды. Наверное, только в России можно себе такое позволить: жечь костер длиной во весь берег. На приливе Арбузов нашел и подарил мне голубую пластиковую кружку, на память о Кольском.
21 авг.

Россомаха Россомаха
Купание Купание
Быт путешественников Быт путешественников
На переходе до Варзино встретили 3 росомах (с одной, обогнув камень, Арбузов столкнулся нос к носу).
Солнца нет, но тепло. Промелькнул косяк уток - дело к осени. Кругом подосиновики. Вчера мы с Шустровым сходили в соседнюю бухту и приволокли 2 мешка грибов. Сначала я собирала все подряд, потом оставила их на берегу ручья и стала выбирать только маленькие и красивые. У нас теперь даже манная каша с подосиновиками. Шустров пожалел оставить лишние грибы, взял с собой (потом незаметно выбросил по дороге, грибов море, об них спотыкаешься). На губе никого, какой там поселок... Выглянуло солнышко. На пляжике около Варзино искупались. Мимо идет лодка, звучит мотор. Ладно, думаем, люди где-то рядом за бугром. Как бы не так! Пришлось топать до лагеря иностранцев 2 км вверх, думали - через гору, но потом вышло по отливу, пока пили чай, вода отступила от скал. Там мы покричали и нас перевезли через реку, которая сейчас (слабые отливы) плохо проходима. Встретили нас очень гостеприимно: пригласили в душ, потом накормили в столовой и дали мешок продуктов с собой. Рабадан, житель Североморска, был нашим проводником по лагерю и рассказал про окрестности. Большую часть продуктов нагрузили на меня, хотя и отбрыкивалась, но оставить было жалко. Вот эта запасливость меня и подвела! Тепло попрощавшись с работниками и гостями, мы поспешили обратно к устью, где видели большую белую палатку. Нас предупреждали, что скоро прилив, а мы долго фотографировались на память и запоздали. Арбузов хорошо представлял перспективу лезть ночью в скалы вслепую, обходя морскую линию, в результате он с Димой благополучно проскочили и побежали в палатку греться и топить печку, а я не успела и вдоволь наплавалась в приливе. Рюкзак был очень тяжелый, бежать с ним я не могла. Дно там какое-то ребристое, я то влезала на ребро, то ухала в воду, никого рядом не было, воды становилось все больше, темнело и я уже подумывала вылезти на скалу и попробовать развести костер, когда увидела впереди белый песок пляжа и выползла на берег. Здесь тоже меня никто не ждал, хорошо, что белую палатку даже ночью было видно и я догадалась, что идти надо туда.
В палатке оказалась отличная печка-буржуйка, в которой очень хорошо горели пластмассовые поплавки с берега, и из трубы валил черный-черный дым. Крыша, правда, немного протекала, но это мелочи. Меня встретили смехом - "Ну как, хорошо поплавала?" Не отвечая на насмешки, я стала переодеваться. Я не сдалась, справилась, это была моя победа.
22 авг.

*** ***
Дроздовка Дроздовка
Вышка Вышка
Деликатесы Деликатесы
Идем искать Варзинские лабиринты. Находим что-то похожее, а может, это обман зрения и просто камешки во мху, уж очень они мелкие. Нога у меня болит, я отстаю и одна возвращаюсь обратно.
После обеда идем в Дроздовку, там всего 3 км по прямой. В тундре море грибов, погодка из солнечной переходит в дымку, сопки скрывает туман. Заброшенная Дроздовка выглядывает макушкой пограничной вышки, здесь множество брошенных домов, еще крепких, а на сопке повыше - раздолбанная военная часть.
К вечеру дымка сереет, тепло мгновенно сносит и подступает холод. Мы снова поражаемся, как порой быстро меняется температура воздуха - за 20-30 мин. Остаток дня посвящаем тщательному осмотру Дроздовки. На ночь располагаемся в доме над заливом, с печью-плитой, на которой жарим блины и грибы, а шальной Арбузов проверяет на взрываемость найденные ампулы. В соседнем доме нашли целую коробку армейского хлеба, упакованного в двойной целлофан, взяли с собой, сколько смогли унести. Хлеб немного черствый, но вполне съедобный – ему год! Еще нашли банки с консервированным картофелем, морковкой и свеклой. Гадость, как только наши солдаты это едят.
23 авг.

Плотный туман, видимость метров 100. Осматриваем все, что не успели вчера. К вечеру морось рассеивается, и в 17:00 выходим. От военной части ведет дорога. Пойдя по ней, командир сбился с курса, и выскочил к озеру. Пришлось возвращаться, время потеряли. В устье реки Дроздовки прибыли поздно - все тот же туман вокруг. Продвинувшись немного вверх реки, вышли в палаточный лагерь - дочерний позавчерашнего, где нас радостно встретили Женя и Саша, только что проводившие группу туристов и ожидающие вертолет, чтобы вывезти лагерное имущество. Им показалось, что их группа вернулась. Ребята щедро одарили нас деликатесами - сыром, кофе, яблоками, малиновым вареньем. И я запасливо спрятала все подаренное в палатку. Потом Арбузов всю ночь шуршал пакетом с апельсинами и обзывал меня хомяком.
Погода мерзопакостная - мгла, холод, временами дождь. Приходят грустные мысли о скором конце лета, о том, что мы можем не успеть и вляпаться в зиму. Надо спешить. А у меня распухла нога, связки не выдерживают нагрузки и прыганья по курумам. Болит уже давно, особенно в начале дня, потом расходится. Компрессы и растирания не спасают, хорошо помогает перетягивание эластичным бинтом, но ступаю на больную ногу осторожно, может подвести. Видимо, придется поход прервать, чтобы не задерживать группу. Арбузов только сегодня спросил, что со мной такое. Дойду до Гремихи, а там посмотрим.
24 авг.

Полярный сад Полярный сад
Тундра алеет на глазах. Летят перелетные птицы - вчера видели первый косяк. Бродируем Дроздовку выше озера Дроздов – Явр (озеро). Погода все та же - отвратная, хорошо, видимость есть, но на всякий случай Дим забил в GPS точку впереди. В Дроздовке он разжился зимней курткой - и вовремя, с туманом что-то сильно похолодало в эти дни. А я нашла себе хорошие сапоги и оставила свои дырявые. Сначала пыталась их нести с собой - очень тяжело, пришлось выложить. До устья реки Черная добрались без особых приключений, шли с 14 до 19. В устье березовый лесок, как будто пляшущий танец Святого Витта. Я еле продралась сквозь заросли. Вообще, деревья встречаются часто, но я думаю, это из-за Ивановского полуострова, оберегающего побережье от северных холодов. Черная - красивая речка, бурная, легко переходимая в устье даже в большую воду; вода горьковатая на вкус. Здесь меня опять оставили - просто ушли вперед и смотрели из укрытия, как я спускаюсь с кручи, пустив рюкзак перед собой, а потом штурмую речку напролом, брод искать мне было некогда. Пришлось снять носки, обуться на босу ногу, а потом опять переобуться, чтобы меньше намокнуть.
25 авг.

Каменный ежик Каменный ежик
Попытка перебраться через Ивановскую бухту по мысочкам не увенчалась успехом - крупный слив. Пришлось обходить бухту до мощной гряды на востоке и перебираться там. Бухта отличная - камни, местами песочек, шныряет камбала. Лесок везде, небольшие скалки. Поднявшись наверх, на полуостров Ивановский, ребята поорали на всю бухту благим матом. Где еще поорешь во всю Ивановскую?
То мелькает солнце, то бьет морось. Выходы к побережью снова покрыло туманом, от лесочков не осталось и следа. Бухта Безымянная сурова - дров здесь нет, дождь вымачивает полностью. В попытке отыскать что-либо для комфортной сушки, следуем вдоль столбов. Я отстаю, но вертолет за мной не прилетит, надо ползти. Видимо, до губы Савихи добраться сегодня не удастся. Вышли в 10 утра, сейчас 20:00. До Савихи остается 7 километров, не успеть до темноты. Арбузов спрашивает меня - дойдешь? А откуда я знаю, какая дорога, по курумнику в темноте не попрыгаешь, тем более с больной ногой. В аптечке нет никаких обезболивающих, только антибиотики, хорошо хоть Шустров мне отдал свой эластичный бинт. Надо решать проблему, и срочно. Необходим большой костер. На карте ручей, вытекающий из озерца, впадает в море в месте более или менее широком на всем остальном протяжении маршрута до Савихи. Спускаемся туда. Полазив по скалистому побережью, командир с трудом находит единственное место с дровами. Полоса дров - метров 30, их много, чуть выше - отличное место для палатки, скалы прячут от ветра. Утром у Арбузова тоже порвался сапог - просто отвалилось голенище. А днем он заметил, что где-то оставил свои зимние перчатки. Видимо, тундре они нужнее.
26 авг.

Удачно выбранное командиром место ночевки среди скал надежно укрыло нас от непогоды - ветра и моросящих дождей, волнами накатываемых к морю. Поднимаемся от берега, и я вижу, как горизонт впереди просматривается до глубины, в то время как мыс позади едва различим в тумане. И правда, сказывается климат - от Харловки до Гремихи он субарктический и, видимо, за Святым Носом сегодня светит солнце и день отличный. Нам, правда, тоже везет - к 12-ти как-то немного распогодилось, в облаках ярким пятном дает знать о себе солнце. Дорога до Савихи от места ночевки неожиданно предстала в виде курумов - нет, вчера мы бы точно не дошли. Может, Арбузов бы и допрыгал, но не я. В скалах проходили чашу, оставшуюся после водопада. Точнее, фрагмент древнего русла некогда существовавшего ручья. Подвижка земной коры уничтожила поток и выдвинула часть его русла к морю, в пространство, где потока быть не может. Прошли немного, и вот, кусочек синего неба. Мы заметили, что погода меняется часам к 11-12 дня. В это время дождь, который лил всю ночь, перестает, сходит туман, начинаются какие-либо изменения. Солнце мелькнуло и скрылось, снова туман, и так всю дорогу. Только к вечеру распогодилось в какой-то ощутимой мере. За пару километров перед бухтой - крупный ручей, слева на нем озеро. Сама бухта - красива и сурова, берега словно отлиты из свинца или красного металла. Местечко для ночевки находим в скалах у высокой стены. Вечереет. Жарим белые грибы. Арбузов с Димой поднялись повыше, осматривая местность, там осинки звенят листиками, таволга цветет. А за ними - живописные склоны, островки с озерами между ними. Долго сидели у костра, смаковали подаренный нам кофе. 6 километров до Савихи шли 4 часа - такая дорога.
27 авг.

*** ***
Олень Олень
Ловись, рыбка… Ловись, рыбка…
Избы Савиха, обозначенной на карте, давно уже нет. Минуем избу, расположенную в живописном месте (если бы она была цела, мы не ушли бы оттуда так просто). Забираемся на склон, кажущийся крутым. И в самом деле, жуткого вида склоны здесь легко преодолеваемы - зрительная иллюзия, скрадывающая расстояния повсеместно. Спускаемся к реке. Опасения Арбузова, что река Савиха непроходима бродом, не оправдываются. А то бы пришлось обходить озеро Савиха, довольно крупное, по скалистой местности, потеряли бы день. Река переходима, даже не замачивая сапог, т.е. меньше чем по колено. Воды много, но крупные камни, упавшие с окрестных скал и обточенные потоком - это отличные ступени. Переходим реку и снова идем в гору. Наверху накрывает туман до видимости 50 м. Ребята оставляют рюкзаки и меня и уходят на осмотр мыса Клятны. Там обозначена изба и стоит заброшенный маяк.
Из дневника АД:
«Дорога, в отличие от вчерашней, легкая. Камней здесь гораздо меньше, чем мы встречали вчера. На мысу был дом, и не один. Деревянные ступени вели к берегу и обратно. По колдобинам стекала вода, лавочка стояла на склоне, там, где воду набирали. Обжитой, живописный уголок, скрытый надежно от непогоды, влюбляющий в себя с первого взгляда, с видом на море, смотровой площадкой повыше. Я снова поразился, как побережье было обжито пятьдесят лет назад. Здесь можно было ходить без продуктов, палатки и карты. Здесь везде были люди, рыба, олени - райский уголок Заполярья. И правда, в то время Россия жила лучше, чем весь мир. В таком многонациональном и больших площадей государстве были продуманы даже мелочи, проложены дороги и построены избы. Вот когда надо было приходить сюда! Это было золотое время этих краев».
А я, чтобы не скучать и не мерзнуть, пытаюсь нащепать топором лучину из обломков телеграфного столба и раздуть в скалистой нише маленький костерчик. Несколько часов проходят незаметно.
В сторону Гремихи проходим 6 километров и встаем на ночлег среди скал, где нашлись дрова. Найти удачное место для ночевки - половина дела. Костер жжем в ложбине скал, стенки греются со всех сторон, со всех сторон тепло. За поворотом палатка, чуть выше в скальном углублении - вода. Туман спадает, теплеет, видны праздничные огни порта Гремихи.
28-29 авг.

Гремиха Гремиха
Гремиха Гремиха
Стелла Стелла
*** ***
*** ***
Последние километры до Гремихи шли по розовой каменной дорожке, напомнившей мне дорогу из желтого кирпича, ведущую в Изумрудный город. ЗАТО Островной встретил нас миражом белых домиков в лучах заходящего солнца. При ближайшем рассмотрении белые домики оказались обветшавшими брошенными пятиэтажками с черными провалами мертвых окон. Неожиданно воцарился штиль. Старой набитости тропа, преодолев многочисленные спуски и подъемы, вывела на дорогу. В ЗАТО поселились в 4-эт гостинице типа общежития, где кроме нас жил только еще 1 человек. Первый же прохожий посоветовал сразу зарегистрироваться в милиции, что мы и сделали. Температура воздуха на улице +5 .
Увы! Надежда ребят сразу выехать на Святой Нос не оправдалась. Пока они договаривались насчет катера, погода так же быстро испортилась, поднялся ветер, стали хлестать волны.
Мне пришлось закончить путешествие, последние километры по камням я еле доползла. Компрессы и перетягивания не помогали, надежда, что все само как-то пройдет, не оправдалась. (Надо было в аптеке диклофенак купить, и дошла бы!) А другой возможности нормально сойти с маршрута (я ушла на теплоходе "Клавдия Еланская") не будет до его конца, а ведь скоро зима. Конечно, было грустно, что не закончила маршрут, и может быть пропущу все самое интересное, но я старалась сохранять лицо. Да и отношения в группе были уже не очень, я была в тягость. Ребята забрали мой любимый легкий складной ножик, с которым я никогда не расставалась, и отдали весь лишний груз.
Все, написанное далее, - из дневника Арбузова, да и весь отчет писался под его строгим контролем, только через 7 лет я смогла немного отредактировать и вставить свое видение событий, поэтому такая разница стилей. А я еще пройду по Белому морю, но уже в другом экипаже и не пешком, а на байдарке, в 2015г. Отчет можно посмотреть здесь: http://www.marshruty.ru/travel/belomorsk_kem/.

Комментарии
Guest18.07.13, 21:39
Ностольгия 
Рассказ очень тронул. Я провел в тех местах два года, служил матросом на РТП пост мыс Городецкий 1989-1991 г. Часто бывал в гостях на маяке и в Лумбовке, жаль что вы не прикрепили к рассказу фотографии поста, но судя по вашему повествованию, вы туда не заходили. Ну все-равно спасибо за воспоминания.
Guest02.12.11, 05:21
Знакомые места 
Очень интересное и занимательное путешествие.Читал несколько раз,так как сам служил на погранзаставе Корабельное в 2000-2002г.г. Тимур Калужская обл.г.Жуков
"Осиротевшие берега"... 
Катался на Рыбачьем на велосипеде прошлым летом, сильно проникся местным колоритом, суровостью и опустошенностью местной земли... Название книги Михаила Орешеты подходит ко всему Кольскому в принципе. Смотрю фотографии и всё внутри переворачивается в воспоминаниях. Будет время обязательно прочитаю отчет.
Спасибо, особенно за фотографии. У нас в Сибири совсем всё по другому :))
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Россия
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовал: Опанчук И. В рассказе использованы материалы из дневника Арбузова Д.В. и фотографии Арбузова Д.В.