город Москва / Самостоятельная поездка | Пешеходный туризм | Спортивный туризм
 

Василий Сталин и псевдосталинская высотка. Знаменитый стакан с мухой. Обнаженный Высоцкий. Дмитрий Быков в "Гнезде глухаря".

7 октября 2016 г.

Василий Сталин и псевдосталинская высотка. Знаменитый стакан с мухой. Обнаженный Высоцкий. Дмитрий Быков в "Гнезде глухаря".

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Нитка маршрута Места
Новые московские (и не только) байки
 
Василий Сталин и псевдосталинская высотка

Были мы с женой и свояченицей в воскресенье (28 февраля) в гостях у Доктора Лены.

Лену я ценю чрезвычайно: она меня пару-тройку раз от (почти) летального исхода спасала. Много лет назад это было, но ведь было же. Причем по телефону: сообщаешь ей симптомы, Лена бодро диктует список лекарств и порядок их приема. ТЕРАПЕВТ, одним словом, Самый Главный Врач.

001-В гостях у доктора

Живет она на Соколе, в последний раз я в гостях здесь еще до ремонта квартиры бывал, лет назад несколько.

Приятно поразился произошедшим переменам: квартира просто преобразилась (да и кредит, как выяснилось, взятый на ремонт квартиры, Доктор выплатила).

И тут я заметил уютно расположившуюся на покрывале двуспальной кровати дымчатую кошку солидных габаритов.

002-Бася

-А звать ее как? –поинтересовался я у Лены.

-Бася, то есть Барселона (полное имя), -ответила Доктор.- 6 лет от роду. Шотландская вислоухая.

-Дорогая небось, долларов 500 стоит? –поинтересовался я.

-Да нет, не особо, -ответила Лена.- 15-16 тысяч рублей, всего-навсего.

-Так 6 лет назад это как раз 500 баксам и равнялось, -заметил я.

-Мне ее соседка снизу просто подарила, -пояснила Доктор.- Зато сама Бася (то есть ее питание) мне в 10 тысяч рублей в месяц обходятся. Только консервированный корм ест, каждая баночка – 120 рублей, а в день таких баночек – три.

-Кастрировали? -спросил я.

-Пришлось, -ответила Лена.- Когда Бася в половозрелый возраст вошла, такое началось: весь подъезд на ушах стоял. Пытались ей кавалеров подобрать – так ведь двух котов замордовала буквально. И надо же такому случиться: только ее кастрировали, как в соседнем подъезде жених подходящий нашелся.

-Так Бася и его бы замордовала, -предположил я.

-Это вряд ли, -заметила Лена.- Жених 10 килограммов весит.

-А зачем у тебя гладильная доска разложенная на кухне стоит? –спросил я.

003-Бася на гладильной доске

-Так это Басино любимое место, -ответила Доктор.

Надобно заметить, что курит Лена как паровоз. В какой то момент опорожнили мы пепельницы в пластиковый пакет, к которому немедленно «прилипла» Бася. Отогнать ее от «бычков» получилось только после того, как пакет выкинули в помойное ведро.

004-Бася и окурки

В общем, женского счастья Бася не обрела. Вместо него – доска гладильная.

-А что, Доктор, -спросил я, отвлекшись от Баси и выглянув в окно.- Эту Вашу псевдо - сталинскую высотку заселили таки? Несколько лет назад квартиры в ней пустовали, вроде бы.

005-Триумф-Палас

-Заселили, -вздохнула Лена.- Квартиры дорогущие, вот только жильцам с домом не повезло.

-Отчего же? -удивился я.

-Секции (все девять) от центральной стилобатной части отходить стали, -пояснила доктор.- Пришлось приваривать. Лифты от вертикали на 15 градусов отклонились.

-В начале 50-х годов прошлого века Васе Сталину (в ту пору командующему ВВС МВО) место это очень понравилось. Вася распорядился построить гостиницу «Советская» (в которой сам и поселился), а на месте этого дома – стадион с бассейном. Что бы его спортивным командам ВВС было где тренироваться.

-С гостиницей все удачно вышло, а вот со стадионом – нет. Когда три (свежеотстроенных) этажа будущего стадиона внезапно просели, вызвали специалистов. Те провели исследования грунта и сообщили Васе, что ровно на этом месте под землей четырнадцать речек и ручейков вместе сливаются. И строить здесь вообще ничего (крупнее сарая) нельзя.

006-Триумф-Палас

-Строительство стадиона немедленно прекратили. Полвека прошло, на фундаменте стадиона эту высотку и возвели. Геодезистов на сей раз (видать) не позвали.

 

Анатолий Новак,

29 февраля 2016 года

Знаменитый стакан с мухой

Давно это было. Так давно, что многие уже в списках живых не числятся. После окончания института, что ныне Финансовым университетом при Правительстве РФ именуется, попал я по распределению в Минфин СССР, в отдел (позднее – Управление) оборонной промышленности, финансировавший эту самую (знаменитую «девятку») промышленность. На должность экономиста с окладом 150 рублей в месяц.

Девиц, даже самых способных, в Минфин не брали. Во-первых, девицы имеют непреодолимую склонность (время от времени) уходить в декретный отпуск, а, во-вторых, в подшефный совхоз им. Калинина (Зарайский район Московской области) посылать их неудобно как бы было. Да и в длительные командировки – тоже. По той же самой (первой) причине.

Парень я был холостой и вполне бравый. В подшефном совхозе я и коллеги освоились быстро, составив постоянную бригаду на совхозной пилораме. Систему мы поняли быстро. Дело в том, что вечером аборигены напивались в лоскуты и гоняли по огородам жен, а вот оставить 100 грамм для опохмела на утро фантазии у них не хватало.

А нам хватало. Поэтому, выставив с утра эти самые 100 граммов начальнику пилорамы Петровичу и прослушав его прочувствованную речь о международной обстановке, шли по частным домам колоть дрова - за полный ужин с выпивкой. Топили в домах углем, но печи вначале дровами разогревали. Вечером, возвращаясь в общагу, покровительственно посматривали на сокамерников, жарящих на плитке пустую картошку, выдавая им очередной «сувенир»: трехлитровую банку сметаны (от хозяйки полученную), к примеру.

Впрочем, от «гонорара» мы и на пилораме не отказывались. Всего и дел то – пару бревен бабушке распилить за трехлитровую банку самогона плюс огурцы соленые (закуска).

Самым же низким статусом в совхозе обладали студенты Бауманки, занимавшиеся розыском картошки в полях раскисшей глины. Трактора в этой самой глине просто тонули.

Возвращались мы (после пары недель, проведенных в совхозе) в родной Минфин физически окрепшими и посвежевшими, каждый – с мешком яблок, набранных в заброшенном совхозном саду.

Командировки были по три недели. Обычно в октябре-декабре, плюс январь-февраль. То есть зиму я проводил на просторах СССР, в Москве только Новый год встречал.

Середину ноября и начало декабря 1983 года, например, я в Свердловске провел. Жил в гостинице «Свердловск» на улице Свердлова и проверял завод имени Свердлова. Чуть с ума не сошел от этой фамилии (вернее, псевдонима), стоя над развалинами Ипатьевского дома, недавно снесенного (для «спрямления дороги»). Завод, кстати, интересные изделия выпускал, с нежными названиями: «Акация» (152-мм САУ), «Тюльпан» (240-мм самоходный миномет) и т.д. Всю эту технику мне любовно показывали, потому что допуск у меня имелся – по форме номер раз. За допуск, между прочим, доплачивали: к концу своей службы в Минфине 20%-ю надбавку к окладу получал. Заводчане, кстати говоря, чтобы я к проверке без фанатизма относился, пачку билетов мне на каждый вечер выдали (в том числе в цирк и оперу).

Но это все преамбула. Амбула – далее.

Не секрет, что чуть ли не треть всех ресурсов СССР тратил на содержание армии и ее вооружение. Но иногда власти (не без юмора) вспоминали о пустых полках в магазинах. Поэтому все оборонные заводы обязаны были выпускать товары народного потребления (ТНП), к чему относились спустя рукава. У Курганского машиностроительного завода боевые машины пехоты до сих пор лучше (чем лифты) получаются.

Очередная битва за ТНП случилась в начале 1985 года и я (уже старший экономист), вздохнув, отправился в г. Никольск Пензенской области. Миноборонпром СССР, который я тогда курировал, помимо всего прочего, отвечал за выпуск военной оптики. А где оптика, там и (попутно) хрусталь.

Сойдя с поезда, был неприятно поражен. Вместо положенной «Волги» встречал меня задрипанный уазик. Что и не удивительно – завод «Красный Гигант» работал, судя по всему, на оборудовании, оставшемся со времен крепостного права. Так (во всяком случае) мне показалось, когда я бродил на экскурсии по заводским цехам, где штамповали хрусталь. По полам цехов (под деревянными настилами) текли ручейки плавиковой кислоты. На заводе мне объяснили, чем штампованный хрусталь от хрусталя ручной работы отличается. И тот, и другой изготавливаются одинаково, только во втором случае над предметом (ваза, бокал и т.д.) мастер с резцом работает: узоры наносит.

Поселили меня в заводском пансионате, стоявшем в глухом лесу километрах в трех от завода, и выдали лыжи. На них я на работу (и с нее) и добирался. Вечером в лесу – хоть глаз выколи. Но бегал я быстро, потому что всерьез опасался волков.

При заводе музей имелся. Говорили, что в нем есть стакан, сделанный неким крепостным мастером. В стенки стакана муха вмонтирована, да так, что когда пьешь из стакана – полное впечатление, что тебе в воду муху подбросили. Поговаривали также, что стоит стакан миллион долларов.

Музей работал так, что попасть в него было затруднительно. Когда я на заводе появлялся, музей еще не был открыт, когда шел домой – уже закрыт. Так я на стакан и не полюбовался. Несмотря на то, что провел в Никольске последнюю неделю января и первую неделю февраля. Потому что по выходным музей тоже не работал. Да и с лыжами в музей – неудобно.

Впрочем, было мне не до культурных ценностей: в стране было голодно и полки магазинов Никольска поражали неприятной стерильностью. Даже прилавки местного колхозного рынка одни только семена подсолнуха украшали, а у меня к концу командировки мясные консервы и палка копченой колбасы (из дома прихваченные) закончились. Подписав у директора акт проверки, сдал его в Первый отдел для отправки фельдъегерем в Минфин и с огромным удовольствием Никольск покинул.

Новость про стакан спустя 11 лет появилась.

Выяснилось, что нынешним заводом «Красный Гигант» владел некогда Николай Алексеевич Бахметев. И был у него (среди прочих крепостных) мастер Александр Петрович Вершинин (1765-1828). Мастер (с большой буквы) выполнил (среди прочего) сервиз для будущего императора Александра I, за что получил от последнего в награду золотые часы.

Но прославился Мастер двухслойными стаканами, внутри которых прокладки изо мха, соломы, лоскутков шерсти и перышек удивительным образом превращались в замечательные пейзажи. В музеях России хранится 9 двухслойных стаканов, приписываемых Вершинину. Сюжет ни в одном из них не повторяется.

007-Украденный шедевр

Предполагается, что еще примерно 10 стаканов работы Вершина хранятся в частных коллекциях, причем один из них – в некой московской семье. Есть его стаканы и в музеях США. В 2000 году стакан, сделанный Вершининым, продали на лондонском аукционе «Кристи» за 28 тысяч фунтов (анонимному покупателю, естественно).

Уже в наше время секрет Мастера раскрыли. Оказалось, что Вершинин делал двухслойный стакан из двух: стакан поменьше вставлялся в больший, между ними располагался пейзаж. Ободки стаканов тщательно шлифовались, промежуток между верхними краями заполнялся специальной мастикой. Раскрыть то раскрыли, только вот повторить не смогли. Не сумели.

А стакан в музее завода вовсе не с мухой был. Вот его точное описание:

«Никольский стакан работы Александра Петровича Вершинина – стакан с видами усадьбы Бахметевых и надписью внутри: "Ра. Александръ Вершининъ, № 10, 1802 г.". Высота его 11,8 см, диаметр - 8 см. На нем изображены княжеский дом, пруд, гуляющие дамы. Отличительная особенность – крохотная, еле различимая невооруженным глазом сорока.»

Именно был. Потому что ранним утром 14 августа 1996 года стакан из музея украли, хотя сигнализация сработала. Вор (или воры) сработал «на рывок», залез по лестнице в окно второго этажа музея, схватил стакан и был таков. Почти десять лет прошло, а других известий про дальнейшую судьбу никольского стакана Вершинина нет. Пока нет.

 

Анатолий Новак,

27 марта 2016 года

 

Обнаженный Высоцкий

«Бард». Памятник Владимиру Высоцкому (1982, бронза, 200х70х60). Присуждена третья премия Театра драмы и комедии на Таганке за участие в конкурсе на проект надгробия. Ранее находился в парке «Музеон». Установлен во дворе дома-усадьбы Зубовых на улице Александра Солженицына (бывшей Большой Коммунистической, еще более бывшей Большой Алексеевской) в Москве.

Источник: «ВикипедиЯ»

008-Обнаженный Высоцкий

Усадьбу правильнее называть Полежаевых – Зубовых – Соколовых. Почему – можно понять на сайте усадьбы.

http://usadbazubovyh.ru/

Попасть в усадьбу не так-то просто (частное владение). Паспорт охрана (конечно) не спрашивает, но имя и фамилию по списку проверяет. Мы в нее попали в составе организованной проектом «Иди и Смотри» экскурсии.

http://seeandgo.ru/?p=1559

Это весьма адекватный проект. Цены приемлемые, группы – небольшие. Лично я с ними гулять начал с 2012 года и догулялся вчера до 18-й прогулки.

Гид (она же и автор проекта) Наталья Леонова, заметила, что точно такой же «обнаженный» Высоцкий в «Музеоне» стоит. Ан нет. Этот -  тот самый.

Концепцию скульптора Наталья объяснила походя:

-Желали узнать все тайны Владимира Высоцкого – получайте Высоцкого обнаженного.

009-Обнаженный Высоцкий

Забыл упомянуть имя скульптора: Берлин Леонид Львович (1925 – 2001).

Тот самый, который (в частности) станцию московского метро «Римская» оформлял.

010-Ромул и Рем

Рем и Ромул на станции – его работы. Никто не знает, кто из двоих пухликов Ромул, а кто  - Рем. Тайну эту (как говорится) скульптор в могилу унес. Скульптуры, правда, поизносились и поподкрашивались, но в диванной особняка Зубовых (у камина) авторские копии имеются. Есть с чего восстанавливать.

 

Анатолий Новак,

14 августа 2016 года

 

Литератор. Дмитрий Быков в «Гнезде глухаря»

В минувший четверг (наконец) сподобился попасть в бард-клуб «Гнездо глухаря». Барышни мои здесь и до того бывали: это на Цветном бульваре (в рифму, однако).  Билет за столик в полутора метрах от импровизированной эстрады стоил 1500 рублей. Из приличия сдали куртки в гардероб.

011-Гнездо глухаря

Стоило только присесть, как тут же к нам за столик запросился молодой человек лет тридцати довольно высокого роста и приличной комплекции (в очках), пробормотав (довольно невнятно) какое-то объяснение. Мы не возражали. Быков задерживался, что дало нам возможность сделать заказ официантке: бутылку белого сухого вина (для барышень), пинту темного бочкового пива (для меня) и две порции жареных ржаных гренок (в качестве закуски).

-Еду заказывать вроде неудобно, -размышляли мы.- Запах ее может на дикции поэта сказаться, а это нехорошо. Кроме того, нагло жрать под носом у весьма популярного не только поэта, но и прозаика – вдвойне нехорошо.

012-Гнездо глухаря

Между тем молодой человек сунул в руку официантке записку и попросил (как потом выяснилось) следовать инструкции, в ней изложенной. Буквально минут через пять официантка принесла поднос размером с наш столик, на котором находились 3 пинты светлого пива, бокал белого вина и коктейль «мохито».

-Неужели этот псих угостить нас решил, не спросив о вкусах? – тревожно подумали мы.

-Ну я же просил не сразу, а следовать инструкции, -простонал молодой человек и добавил сквозь зубы.- Чаевых не будет.

Из чего мы сделали заключение: всю эту живительную влагу молодой человек собирался употребить в одиночку.

-Однако, -переглянулись мы.

Но это было еще не все. Официантка ужом вертелась, подтаскивая нашему одностольнику еду. Похоже, инструкция была длинная: за салатом следовал теплый салат, потом суп из шампиньонов, потом горячее, потом еще горячее. К каждой перемене блюд молодой человек требовал корзиночку с хлебом.

-Что поделать, 1-го августа я работы лишился, живу с мамой, -пояснил он.- Буквально несколько тысяч рублей осталось.

013-Гнездо глухаря

Тут, к счастью, появился Дмитрий Быков. Я давно его люблю. Ну, не его конкретно, а то, что (и как) он пишет. Еще в 2005 (кажется) году вышла его «Правда» - великолепный плутовской роман о дедушке Ленине. Сидя за столиком и прихлебывая пиво, я мысленно кусал локти, что книжная версия "Правды» не то в родительской квартире, не то на даче где-то закопана. Будь она у меня с собой, автограф я получил бы без труда, потому что – всего полтора метра. Ну да ладно, делать нечего. Другим разом.

Застольник наш не только еду (в немеряных количествах) и напитки поглощать успевал, но и энергично рукой свободной декламировал в такт читаемых стихов. Похоже, все их он наизусть знал.

014- Дмитрий Быков

Между тем поэт отчитал первое отделение и объявил антракт. Как мне показалось, публика (по виду - довольно приличная) половину из них не очень то поняла. Что поделаешь – навык отсутствует: кто в наше время стихи читает? Нынче-времена суровой прозы.

Попросив в гардеробной куртки, чтобы выйти на улицу перекурить, мы поняли, что сдавать их в гардероб обратно не стоит, поскольку дяденька искал куртки минут пять. Нетрудно было предвидеть, что (с учетом полного зала бард-клуба) в этом случае верхнюю одежду мы получим только на следующее утро, причем уже на рассвете. А ведь еще на работу попасть стоит.

Повесив куртки на спинки стульев, присели слушать второе отделение. На сей раз Дмитрий Быков прочел злободневные стихи из своей новой книги, выходящей в декабре. Если она, конечно, выйдет. Впрочем, если и не выйдет – часть ее уже на You Tube имеется. И найти ее не сложно. Может, именно поэтому обут был Быков в кроксы.

Пробираясь после окончания мероприятия (сквозь безнадежную очередь в гардероб) к выходу, услышали завистливо-восхищенное, в спину нам произнесенное: «Мудрые какие…»

-Да, мы такие, -гордо ответили мы и вышли на улицу.

Так кто же он, Дмитрий Быков? Поэт (продвинутая ипостась Саши Черного) или прозаик? Ведь и то, и другое получается у него одинаково хорошо. Видимо, все-таки Литератор. Именно так, с большой буквы.

Впрочем, сам о себе Быков думает несколько иначе:

«У меня насчет моего таланта иллюзий нет.

В нашем деле и так избыток зазнаек.

Я поэт, но на фоне Блока я не поэт.

Я прозаик, но кто сейчас не прозаик?

 

Загоняв себя, как Макар телят,

И колпак шута заработав,

Я открыл в себе лишь один, но большой талант —

Я умею злить идиотов.»

 

 

Анатолий Новак,

06 октября 2016 года

 


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Москва
еще маршруты
О Маршруте