Эльтон (30.04.2013 - 04.05.2013)

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Нитка маршрута Места
В этом году на первые майские дни выпало сразу пять выходных дней и я решил съездить куда-нибудь не совсем далеко, но чтобы было и интересно. Первое, что пришло на ум - это попробовать застать цветение тюльпанов в степи. Варианта было два: Эльтон и Баскунчак. Но до второго было дальше и климат там более жаркий, т.е. тюльпаны к первому мая скорее всего уже отцвели бы. Поэтому я выбрал Эльтон. Прямого поезда туда из Пензы нет. А ехать через Саратов или через Ртищево получалось как-то дороговато, да и стыковки не совсем удачные. Я прикинул, как туда добраться автостопом. В общем-то, всё выглядело не совсем плохо. Я решил ехать автостопом на Эльтон и на обратном пути от Саратова до Пензы, а на поезде проехать из Эльтона до Саратова.
 

В этом году на первые майские дни выпало сразу пять выходных дней и я решил съездить куда-нибудь не совсем далеко, но чтобы было и интересно. Первое, что пришло на ум - это попробовать застать цветение тюльпанов в степи. Варианта было два: Эльтон и Баскунчак. Но до второго было дальше и климат там более жаркий, т.е. тюльпаны к первому мая скорее всего уже отцвели бы. Поэтому я выбрал Эльтон. Прямого поезда туда из Пензы нет. А ехать через Саратов или через Ртищево получалось как-то дороговато, да и стыковки не совсем удачные. Я прикинул, как туда добраться автостопом. В общем-то, всё выглядело не совсем плохо. Я решил ехать автостопом на Эльтон и на обратном пути от Саратова до Пензы, а на поезде проехать из Эльтона до Саратова.
Определившись с маршрутом, я стал собирать информацию в сети, что там и как. В результате выяснилось, что придётся ехать от Палласовки до Эльтона через пограничную зону, а для этого надо оформлять специальный пропуск. Но это делали далеко не все из тех, кто там бывал. Я же, имея не особо приятный опыт общения с пограничниками, решил всё-таки попытаться сделать всё по правилам. Поэтому ещё в начале апреля я позвонил в Волгоградский погранотряд для того, чтобы заказать пропуск (тел. 88442396887, и ещё парочку номеров, если не получится дозвониться по первому 88442396910, 88442396810). Мне сказали, что надо заполнить заявление (приказ 458) по форме (http://www.rg.ru/pril/19/10/01/4527_2.gif) (заполнять можно и вручную), потом оно отправляется по факсу 88442396917. Далее идёт период рассмотрение длящийся где-то месяц или более, а после этого пропуск высылается по почте России на указанный в заявлении почтовый адрес. Если отправлять все через электронную почту, то процесс рассмотрения занимает гораздо более длительный срок, так как в этом случае всё идёт через Москву. Заполнив заявление, я отправил его по факсу и убедился в его получении. Потом, где-то через неделю, решил поинтересоваться о его судьбе. Мне ответили, что пока пропусками для туристов не занимались, и стоит позвонить позже. Подождав ещё пару недель, я снова набрал номер Волгоградского погранотряда. Меня ждал сюрприз. Но зная распиздяйство наших военных, я не очень удивился. Моего заявления не смогли найти. И вообще, с весны этого года разрешено туристам въезжать без пропусков, а Эльтон не является погранзоной. Это меня не очень обрадовало, так как приказ новый, а распиздяйство военных вещь многогранная и сложно поддающаяся логике, то о существовании этого новейшего приказа на конкретных пограничных пунктах могли ещё и не знать. Если бы его даже довели до старших чинов, то это совсем не означало бы того, что в курсе были бы прапорщики и прочий рядовой состав. Да и не факт, что такой приказ действительно существовал в природе. Может просто потеряли моё заявление, а признаться в этом как-то не хотелось. И была придумана новая версия событий, а турист пусть сам разруливает ситуацию на месте, да может и не попадётся он никому. В общем, затея сделать всё по правилам, как и следовало ожидать в нашей стране, провалилась.
Выезжать я решил вечером 30 апреля, точнее после трёх часов дня, так как рабочий день был сокращённым. Сначала я зашёл на Пензенский автовокзал, в надежде взять билет на Саратовский автобус до Кондоля или до Петровска. Но вредная тётка в кассе сказала, что на ближайшие дни на Саратов все билеты распроданы. Тогда я попытался спросить про возможность уехать на Каменском автобусе до Константиновки. Но тётка была вредная до корней волос, поэтому чего-то вразумительного от неё добиться не представлялось возможным. Поняв бесполезность траты времени на автовокзале, я пошёл на автобусную остановку, чтобы уехать на маршрутке до окраины города. Уехал быстро, но на выезде попал в длинную пробку. Отъезжать от Пензы всегда было тяжеловато, но в этот раз мне повезло. Меня взял водитель, ехавший в Белинский на праздники. С ним я доехал до развилки на Саратов. В процессе разговора выяснилось, что он в своё время тоже часто ездил автостопом по стране.
От развилки я также быстро уехал и до самого Саратова. К городу подъезжали в семь вечера. Но пересекать Саратов я решил утром из-за огромных пробок на его улицах в предпраздничный вечер, когда все выбираются за город. Поэтому я остался у развязке, на объездной. Переночевал я в палатке, поставив её в каких-то зарослях ивняка недалеко от трасы, в стороне от Старожовки.
Утром решил постопить, пока не было маршрутки. Уехал с ментом ехавшим на дежурство. Довёз он меня до места, где уже ходил 75 автобус идущий до ж/д вокзала. Проезд в Саратовских автобусах стоит 12 рублей, а в маршрутках 14 рублей. У 75 маршрута конечная на площади перед ж/д вокзалом, в том же месте конечная и у автобусов едущих в Энгельс. Из Саратова, если ехать на Волгоград по левому берегу Волги, выбираться на трасу проще на электричке. Их бывает несколько и они проходящие через Саратов. Нужны электрички на Анисовку до станции Приволжский. Есть сайт 3ty.ru «Сервис поиска оптимальных маршрутов по СНГ на электричках» . На нём я нашёл пять электричек, по времени отправления это выглядит так: из Саратова-1 - 6.36, 8.34, 15.08, 17.07, 21.04. До Приволжского они идут где-то час. Я зашёл на ж/д вокзал, чтобы узнать про билеты на электрички и уточнить расписание. До ближайшей оставался ещё час. Но я решил не ждать, а попробовать добраться на автобусе.
Мне нужен был 284К (до Энгельского ж/д вокзала идёт автобус именно с буквой «К»). Проезд стоит 14 рублей, за багаж денег не взяли. Автобус сначала поколесил по Саратову. Старый город более интересен, чем новостройки, и чем-то напоминает старую Самару. А нашу старую Пензу уже практически всю снесли, оставив только воспоминания и фотографии. Мост через Волгу просто ужасный. Хотя там и три полосы, но открыты только две. Посередине реки есть песчаный остров, местная зона отдыха, с моста на него есть лестница. Остров длинный и при желании можно там переночевать в палатке. 284К не идёт сразу на вокзал Энгельса по короткому пути. Он делает большой круг через центр города. Энгельс мне запомнился цветущими абрикосовыми деревьями, растущими чуть ли не в каждом дворе и на улицах. Ж/д вокзал сложно назвать таковым. Просто какая-то старинная хибара с навесными замками на дверях. Я перешёл через пути в направлении небольшой церквушки, набрал воды из расположенной рядом колонки и побрёл по улочкам частного сектора Энгельса по направлению выезда из города. Абрикосы цвели очень пышно. Где точно кончается город я не знал, поэтому выйдя на позицию поприличнее начал стопить.
Взял парень, житель Энгельса. Довёз он меня чуть дальше Приволжского. Парень рассказал, что урожай абрикосов в Энгельсе собирают очень хороший. И они не такие мелкие и дубовые, как продают на наших Пензенских базарах, а крупные и сладкие, какими и должны быть.
Дальше я уехал практически сразу с жителем какого-то военного городка чуть дальше Берёзовки. Он возвращался с работы домой на праздники. В Берёзовке остановились, водитель зашёл в магазин за продуктами и сам купил мне полутора литровую бутылку минералки. Запомнилась крупная надпись на заднем стекле его машины: «Я ПЛАЧУ НАЛОГИ. ВОВА, ДИМА ГДЕ ДОРОГИ?». Оставил он меня на повороте в свой военный городок. Оттуда я уехал с жителем Саратова, ехавшим с женой в Скатовку. Дальше пришлось постоять. Машин стало значительно меньше. Перед Ровным и дальше начинаются арбузные места. Так что если ехать туда, то лучше в конце лета.
До Ровного ехал с семейной парой. Я хотел добраться до парома через волжский залив. Но поспрашивав народ, решил ехать в объезд. Из рассказанного следовало, что переправа работает в сезон, когда везут арбузы и траса более загружена. Да и рейсов делает паром всего три или четыре в день. Приехать к неработающей переправе, и возвращаться назад желания не было, а найти достоверную информацию не представлялось возможным. В сети же каких-либо сведений о режиме работы парома я не нашёл.
У Ровного я стоял может около часа. На развилке был указатель на Волгоград. Чуть дальше, есть поворот вправо на паром через залив, а прямо уходит дорога в объезд. Я стоял на развилки в Ровное. Я надеялся, что если паром всё-таки работает и если остановится машина которая едет туда, то поеду и я, а если водитель едет в объезд, то и я с ним. Но уехал я и не туда и не туда. Первый остановившийся водитель ехал в Циково. Находится это село на трасе в объезд парома. От водителя я узнал, что в Советское время тут начиналась целина, и что зерна тут вырастало столько, что его сушили прямо на дорогах. Это был очень богатый край, а сейчас там полная разруха.
На повороте в Циково пришлось постоять. Я нашёл его на распечатке из автомобильного атласа дорог. Дорога дальше была обозначена тонкой линией как грунтовка. Но я надеялся, что всё-таки кто-то там едет.
Взял меня возвращающийся домой со службы в Самарской области военный водитель. С ним я доехал до развилки на Луговское. В местных деревнях жили поволжские немцы. В некоторых местах их осталось довольно много. Германия, чтобы остановить их миграцию из России, предложила им обеспечение работой и деньгами, с условием, что они остаются в России. И многие остались, так как родились и выросли в этих местах.
Чем дальше я уезжал, тем более глухой и разбитой становилась траса. Хотя нормальная дорога даже по Российским стандартам кончается сразу же за Энегльсом. Дорожное полотно в этом направлении на Волгоград представляет собой хаос ям, бугров и заплаток различных форм и структуры. И как точно сказал ранее один из подвозивших меня водителей, дорога была полностью усосанная. Поэтому оставшись на перекрёстке и посмотрев на уходящую вдаль то ли трасу, то ли направление, я решил, что уеду не скоро. Но мне повезло. Меня взял водитель фуры «Магнит» с прицепом. Он ехал до самого Волгограда, но по пути должен был взять своего знакомого по работе в его родном селе Новой Квасниковке. Собственно только поэтому он и забрёл в эти края. Новый пассажир разместился на спальнике. Он оказался сыном польки и немца. Уезжать в Германию он не хотел, хотя некоторые его родственники давно иммигрировали туда. Пока ехали, он рассказывал про здешние края. Когда проезжали мимо Верхнего Еруслана (по местному Собачье), то я принял остроконечную немецкую кирху за мечеть. Также на реке были интересной конструкции шлюзы. В Харьковке по словам «экскурсовода» жили хохлы, и на хохляцком говорили все, даже казахи, живущие там. В Волгоградской области дороги стали чуть-чуть получше. Оставили меня на окружной Палласовки на повороте в сторону Эльтона.
Я пошёл в нужном направлении в поисках хорошего места для стопа. Впереди показался плакат предупреждающей о въезде в пограничную зону, а рядом стояла металлическая будку с застеклёнными бойницами. Я думал, что сейчас придётся объяснять кто я и откуда. Но из будки никто не вышел. Уехал я с двумя казахскими парнями до Кайсацкого. Говорили они по-русски без акцента. Поговорили про местную жизнь и природу.
Когда я стоял на выезде из Кайсацкого, то ко мне подъехал прапор казах на машине. Он спросил мой паспрот, стал его листать и изучать. Зная нравы казахских погранцов, я не ждал ничего хорошего. По его поведению было видно, что он хочет докопаться, но пока не решил до чего. Пока он изучал мой паспорт, я рассказывал ему историю про мою затею с пропуском, чем сбивал его стройный ход мыслей. На моё счастье подъехала маршрутка на Эльтон. Я сказал, что мне надо ехать и казах не стал препятствовать. До Эльтона с меня взяли 80 рублей.
Так что особо бродить в тех местах без пропусков скорее всего не стоит.
Когда приехали в Эльтон, я пошёл сразу на вокзал, чтобы купить билет обратно. Перед входом меня встретил пограничник, тоже казах. Он спросил паспорт, полистал его и сказал, что мне нужно зарегистрироваться в местном погранотряде. По его словам, как-то тут уже выловили одного туриста гуляющего вокруг озера, проезжающие по степи погранцы. Они доставили его в Эльтонский погранотряд, записали и отпустили. А обратно его никто не повёз. Но сначала пограничник разрешил мне взять билет. А я посомневался, если всё-таки завернут, то придётся сдавать билет и терять какую-то сумму. Но подумав, решил рискнуть. Касса вокзала Эльтона работает с 14.00 до 19.00. Я взял билет на пятое мая на поезд Астрахань – Санкт-Петербург, проходящий в 4.32 утра. На поезд Махачкала – Москва мест в плацкарте не было.
Пограничник ждал меня у выхода, хотя дверь там всего одна. Он объяснил как дойти до погранотряда. Сначала надо было пройти по центральной асфальтированной улице до первого поворота её налево, а на следующем повороте направо, стоило идти прямо по пыльной улице до упора. Погранотряд это несколько двух или трёх этажных домов за высоким бетонным забором. Найти его довольно не сложно. Подойдя к воротам, я позвонил в звонок. Ответила девушка. Я объяснил ситуацию. Она сказала, что через некоторое время ко мне выйдут, и стоит подождать. Вскоре появился солдат казах. Он взял мой паспорт, посмотрел, позвонил капитану, спросил у него, что со мной делать. Потом сказал, что отметит меня и скоро вернётся. Забрал мой паспорт и скрылся за железной дверью. Когда он вернулся, то сказал, что мне ещё надо будет отметиться при отбытии из погранзоны. Но я объяснил, что поезд уходит рано, и вообще, нет у меня времени на такие прогулки. Он ответил, что это можно сделать по телефону 88449256961.
На обратном пути я зашёл в один из магазинов расположенных рядом с погранотрядом и попросил у девушки питьевой воды. Она наполнила две мои полутора литровые бутылки.
В общем, закончив последние формальности, я направился в сторону озера. Туда можно пройти только через ж/д вокзал, либо придётся обходить весь поселок, так как железка обнесена высоким забором почти на всём протяжении Эльтона. Проходы в заборе есть по краям перрона.
Был уже вечер, но жара стояла очень сильная. Пройдя через посёлок, я вышел в степь и пошёл напрямую к озеру, точнее на косу для забора грязи. Когда подошёл к берегу, то решил пройтись по высохшему дну. Грязь ещё не совсем подсохла и местами проваливалась под моим весом. Что-то хрустело под ботинками. Я подумал, что это ракушки, но откуда им там взяться? Нагнулся, чтобы разглядеть получше. Это были тысячи трупов просоленной саранчи. Сюда бы китайцев, подумал я.
Когда подходил к косе для забора грязи, то навстречу из будки вышел сторож и сказал, что туда нельзя ни пешему ни конному, это особо охраняемая зона. Потом мне сказали, что надо было предложить денег, и меня бы пропустили. Хотя если там хорошо платят, то, я думаю, навряд ли получилось бы это сделать дёшево. Пообщались со сторожем немного, и я пошёл дальше вдоль берега в поисках места под палатку, так как уже начинало темнеть. Солнце опускалось за горизонт отражаясь в гладкой поверхности просоленного озера. Степь пахла полынью. Дышалось очень легко. Ночь прошла спокойно.

Утром я начал свой путь вокруг озера. Я планировал обойти его по окружности. Шёл я вдоль самого берега. К воде в это время года подойти не разуваясь невозможно. Вдоль всего берега тянется широкая полоса камыша, в его зарослях стоит вода, а там где они кончаются начинается грязь, проваливающаяся под ногами. Я совершил несколько неудачных попыток пробиться к воде и соли.

Степь была вся зелёная, такой я её ещё не видел. Много сочной травы. Особенно в небольших оврагах. Встречались различные степные цветы. Иван-чай, небольшие пучки ирисов голубого и фиолетового цветов и ещё много неизвестных мне растений. А вот тюльпаны уже отцвели, под их зелёнными стеблями лежали высохшие лепестки. Но встречаются они там довольно часто, чем дальше от посёлка, тем их больше, есть даже небольшие полянки. За весь свой поход я не встретил не одного цветущего тюльпана.

На пути попалась неглубокая балка с протекающим по ней ручьём. Я попробовал воду на вкус, она была пресная, лишь чуть-чуть отдавала солью.

За ручьём был большой участок покрытого солью высохшего дна озера и я решил попробовать ещё раз пробиться туда. К нему вела тропка через камыши. Сухие стебли наваленные друг на друга не позволяли проваливаться в грязь и я, прыгая с кочки на кочку, всё-таки вышел на высохшее дно Эльтона покрытое солью. Поснимав это интересное место, я вернулся на берег и пошёл дальше.

Жара была очень сильная. Тем более, что в этом году я ещё не видел хорошего солнца.
Чем ближе я подходил к Харе, тем более высоким и обрывистым становился берег. Балки стали встречаться чаще и глубже. А в местах их выхода к озеру стояла вода, и приходилось уходить в степь метров на 20-30, чтобы пройти их. На дне балок стали попадаться кусты цветущего тёрна и колючего шиповника. Приходилось искать проход через эти заросли. Да и ломиться через стену засохших стеблей камыша на склонах балок дело не очень приятное.

Уже на подходе к Харе встретилась небольшая но очень соленая речка Чернявка. Я попробовал подойти к берегу, но ноги проваливались в него. Тогда я решил поискать место поуже и вышел к автомобильной колее. Она шла прямо через реку, так как глубина была небольшая. Я решил переходить вброд. Хотя сначала хотел перекинуть рюкзак, а потом перепрыгнуть сам. Но подумав, решил всё сделать осторожно. Когда разулся и наступил в воду, то подумал, что провалюсь в илистое дно, но оно оказалось твердым из мелких камушков и песка. После брода Чернявки колея привела к более накатанной степной дороге. Она шла по высокому и обрывистому берегу Хары. Я решил попробовать перейти эту реку также вброд. Выбрал более пологий спуск и подошёл в воде. На берегу лежал толстый слой стеблей засохшего камыша, благодаря им я не проваливался в грязь. От меня в сторону метнулась маленькая гадючка.
Раздевшись, я наступил в мутную воду. Первый шаг пришёлся на твёрдоё дно. Я сделал второй. И тут же стал проваливаться в глубокий чёрный ил. Нога утонула выше колена, но твёрдого дна я так и не почувствовал. Я резво вернулся на берег. Ширина реки была метров пять и что там дальше ближе к центру, если у самого берега такой глубокий ил, проверять не хотелось. В общем, я решил не рисковать, а идти до чёртова моста, до которого было около трёх километров. Дальше Хара стала уже, но желания проверять её глубину снова у меня уже не было. К этому времени я прилично вымотался, очень хотелось пить. К чёртову мосту я срезал дорожную петлю через степь. На мост он совсем был не похож. Это четыре огромные стальные трубы засыпанные глиной и камнями, по которым проходила колея. Вода в реке была практически пресная. Я разделся и искупался в ней. А потом немного позагорал под ярким солнцем. Пока сидел, видел как в неглубоком месте, где вода была прозрачная, игрались рыбки, похожие на карасей. Вдоль берега проплыла огромная серая крыса. Стали подтягиваться пасущиеся рядом коровы. Они запросто пили воду из Хары.

Пока отдыхал, думал, стоит ли идти вокруг озера дальше. Тюльпаны уже отцвели, к воде не подойти. Да и судя по карте, дальше берег сильнее изрезан балками и они значительно глубже тех, что встречались до этого. Ну и главная проблема это вода. Прикинув всё это, я решил пройти ещё немного дальше и потом определиться. Дорога привела к небольшому хозяйству в степи. Когда я подходил к дому, мне навстречу выбежали две огромные пастушьи собаки и лая стали меня обходить с двух сторон. Хозяин им что-то прокричал, и они немного успокоились, но лаять всё ещё продолжали. Я медленно, оглядываясь на них, стал подходить к жителю этого степного дома. По-русски он говорил не совсем хорошо. Был он казахом из Астрахани, а его жена из местных. Живут они там круглый год. Воду и продукты им привозят хозяева, чьих овец и коров они там пасут. Сами они держат кур и индюков. Пастуха звали Сергеем. Я попросил попить. Он предложил поставить чай, но я отказался и попросил просто воды. Он принёс целое ведро. Ковшом он зачерпнул воду и протянул его мне. Недалеко в степи виднелись еще несколько таких хозяйств. Я спросил у Сергея, есть ли дорога через следующую реку Ланцуг. Он сказал, что моста через неё точно нет и пройти её маловероятно из-за глубокой грязи. В её устье иногда тонут даже коровы. Судя по карте, дорога через Ланцуг шла ещё дальше чем через Хару, там где река только начиналась. Поэтому я решил возвращаться назад.

На обратном пути попалась лежащая на дороге гадюка длиной чуть больше полуметра. Выглядела она как-то не совсем живой. Я кинул в неё мелким камушком, и она ожила. Близко подходить я не стал.

Ночевать решил в устье Хары на берегу Эльтона. Со степи надвигалась буря. И когда я поставил палатку, пошёл сильный дождь. Он продолжился и ночью. Вечером было слышно, как к берегу подъезжало несколько машин.

Утром степь была сырая, и глина сильно налипала на ботинки. Прежде чем отправиться в обратный путь, я решил пройтись по намытому Харой грунту в её устье. Очень интересное место. Огромное ровное пространство. Хотя соли нет, но и без этого там красиво. После дождя на гладкой глиняной поверхности растеклась тонким слоем вода. В ней как в зеркале отражалось бескрайнее небо. Встретилось несколько цепочек следов. Я решил пройтись по этому высохшему дну, до русла Чернявки. Эта речка промыла себе путь прямо в нанесённой Харой глине. Если чуть сковырнуть пальцем верхний слой, то под ним выступала чёрная грязь. Через Чернявку кто-то перекинул доску в качестве мостика. Побродив ещё немного в этом необычном месте, я пошёл в строну берега. Я думаю, что в конце лета, когда вода сильно отступает, обходить озеро можно прямо по его дну вдоль берега.

После вчерашнего дождя степь сильно промокла. Идти по глине было не очень приятно. К тому же вся земля была изрыта какими-то норами и ноги постоянно проваливались в них. Но благодаря вчерашнему дождю было не так жарко. Постепенно я добрёл до косы для забора грязи. Местные её называют «остров».

В этот раз на посту был уже другой сторож. Молодой казахский парень. По-русски он говорил без акцента. Я попросил у него попить, и он вынес большую крышку от термоса с горячим сладким чаем. Каким он мне показался вкусным… От него я узнал, много полезной информации. Тюльпаны в этом году отцвели слишком рано и быстро. Обычно они стоят неделю, а в этом году сильный ветер сократил этот срок. В Эльтоне местное население сдаёт жильё, почти как в курортных посёлках. Самое дешёвое 200 рублей в день. Можно купить в санатории «курсовку», т.е. лечиться там, а жить у местных.
От сторожки я пошёл в посёлок через степь. Ориентироваться нужно на одинокую вышку связи для ж/д. Она расположена прямо напротив вокзала. Я хотел попробовать поменять билет на день раньше.
Кассирша сказала, что на четвёртое есть плацкарты на махачкалинский поезд, проходящий в 7.53 утра. При обмене я терял всего сто рублей. И билет теперь стоил 850 рублей, вместо прежних 750. После удачного обмена я дошёл до магазина в центре и купил пакет холодного молока. Местные казахи говорят на русском языке даже между собой. Они здесь сильно обрусевшие. Много волгоградских автотуристов.
Так как время ещё оставалось, то я решил посетить ещё одну достопримечательность называемую местными «нарзан». До него идти от вокзала по степи по грунтовке чуть больше получаса. В этом направлении едет много машин и идёт много людей. Сначала дорога проходит мимо местной купальни в минеральном источнике. Как мне объяснили, по берегу реки Самарода бьют несколько родников, образующих неглубокие лужи, в которых и купаются люди. Питьевой источник находится чуть дальше. Пить эту воду в больших количествах не рекомендуется. Когда я умывался, то один из автотуристов предложил мне бутылку купленной им минералки.

До берега озера я не пошёл, так как было очень жарко. Я уже очень устал от этого яркого и горячего солнца. Место для палатки я нашёл за небольшим бугром недалеко от источника, на берегу образованного им болота. Метрах в десяти от меня в зарослях камыша обнаружилось гнездовье степных орлов. Я так понял, рядом было ещё два. Взрослые орлы кружили над моей палаткой.
К вечеру появилось огромное количество мошки. Она искусала мне все ноги и руки. Кстати, к середине мая там её становится очень и очень много, почти как в Астрахани. Источник самое посещаемое место. До темноты я слышал музыку из стоявших где-то недалеко машин.
Утром я пошёл на вокзал. По пути заглянул на купальню. Вода в ней мутная, а берег глиняный, дно видимо тоже илистое. Купаться мне расхотелось. По пути встретились казахские бабаи сидящие на «завалинке». Перекинулся с ними парой фраз.
Долгое время на перроне я стоял один. Но ближе к прибытию поезда стали подтягиваться и другие пассажиры. Из их разговоров я понял, что билет был только у меня. Остальные обсуждали, в какой бы вагон лучше сесть. Поезд стоял всего две минуты, и сделать это надо было очень быстро. Большинство ехало до ближайших станций: Палласовки и Гмелинки.
Поезд даже объявили. Он прибывал на второй путь. Нумерация вагонов была с головы поезда. Все ломанулись к первым вагонам, а я и ещё один казах в другую сторону. В моём вагоне даже открылась дверь, и проводница стала звать к себе в вагон. Когда я залез, то она очень обрадовалась, а увидев, что я с билетом, очень расстроилась. Сказала, зачем я купил билет, она и без него бы меня посадила и за меньшие деньги. Так что имейте в виду, на поезд Махачкала – Москва можно сеть без билета. Проводница сказала, что она бы взяла с меня на триста рублей меньше. Мест свободных было много.
В вагоне было спокойно. Никто не бузил. Со мной ехали русские мать с сыном и молодая дагестанка, все из Махачкалы. Рассказывали про тамошнюю жизнь. Из разговоров я понял, что коррупция в Дагестане сверх всех границ. Развалено практически всё, что можно было развалить. В общем как и везде по стране.
От саратовского ж/д вокзала я на 75 автобусе доехал до третьей дачной остановки, перешёл подземным переходом на другую сторону дороги и пошёл в том же направлении, в котором ехал, до светофора для пешеходов, сразу за кругом разворота. Там сел в уже стоявшую маршрутку до Сторожовки. Проезд стоил 28 рублей. Вышел я за развилкой на окружной. Перешёл на автобусную остановку и стал стопить. Стоял около часа. Забрал меня водитель ехавший в Москву из Палласовки. С ним я доехал до Пензы.
Позвонил я в эльтонский погранотряд, чтобы выписаться, уже из дома.
Что можно сказать в итоге? Время посещение Эльтона напрямую зависит от цели. Если хочется увидеть цветение тюльпанов, то лучше ехать после двадцатых чисел апреля. Но в этом случае озеро вы увидите только издалека. Если цель увидеть именно озеро, то лучше ехать в сентябре, когда спадает жара, сильно обнажается дно Элтона и поверхность грязи становится более прочной. К тому же если ехать в это время стопом, то можно от души наестся отличных арбузов, так как дорога проходит через самые арбузные места.
Весной стоит взять крем от загара. Я за эти два дня сильно обгорел. Облезли нос и шея. Так как после зимы кожа ещё не видела жаркого солнца, а тут сразу и много.
От мошки помогает запах корицы, она её не любит.


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Эльтон
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: