Мурманская область / Спортивный туризм | Пешеходный туризм
 

500км в одиночку пешком за 38 дней по Мурманской обл.

21 мая - 26 июня 2002 г.

500км в одиночку пешком за 38 дней по Мурманской обл.

Идет загрузка карты ...
В мае-июне 2002г мной в одиночку пешком за 38 дней было пройдено 500км по маршруту: жд.ст. Полярный круг - г.Зареченск - г.Алакуртти - г.Кандалакша - г.Апатиты - Хибины
 
Ж.д.ст. Полярный круг - г.Алакуртти - г.Кандалакша

    После нашего с отцом большого похода по рекам Урала в 2001 году следующей весной я решил "продолжить традицию", маханув на весь месяц в одиночку на Кольский (благо, весна в том году выдалась ранняя и жаркая). Сказано - сделано... утряс дела дома и на работе, собрался, сел на поезд... и рано утром 15 мая 2002 года оказался на станции "Полярный круг" Мурманской железной дороги.
    В Питере все давно уже бегают в рубашках с короткими рукавами. В Москве (откуда я только что вернулся из командировки), и вовсе, жара такая, что в городе не знаешь в какой пруд и залесть, чтобы хоть немного остыть. А тут, хоть солнце и светит практически круглые сутки, листья на мелких, чахлых берёзках появляться если когда-нибудь и не думают, то явно не скоро... вокруг немало ещё снега (а где его и нет - там только что сошел - так что земля прямо сочится влагой)... и не жарко даже в двух свитерах и тёплой синтепоновой куртке... Но зато вокруг разлиты такие неземные тишина и покой, что я, почти сразу забыв про все свои "городские" дела, сел медленно тут же на рельсы, натянул на ноги толстые шерстяные носки и невысокие ПХВ-шные сапоги (поезд с этой станции умчался, как ошпаренный, не простояв и минуты - что тоже наводило на некоторые размышления... а я ещё и чуть не проспал - так что из вагона успел выскочить лишь босиком... но с рюкзаком за плечами), на руки - рукавицы, а на уши - двойную вязанную шапку и пошел по широкой пустой дороге сначала чуть на юг, а потом на запад - в края маловедомые даже немногочисленным "местным" жителям...
    Проводник в поезде так вообще удивлялся - как я тут в это время года собираюсь идти без лыж... Но в отличие от иных "изнеженных" направлений, это было единственным, что вызывало в окружающих удивление по отношению ко мне. Одна из соседок тут же начала рассказывать, как у них, в Ковдоре привыкшие к порядку "западные шпиёны" чуть не неделю бродили по округе, пытаясь найти какой-то ручей, обозначенный на их суперподробной "шпиёнской" карте, но самом деле давно высохший... пока наши доблестные пограничники, сжалившись, их всех не арестовали. А другая и сама толком не знала, куда её с сыном (настоящим северянином лет 12, который за те полные сутки, которые мы ехали, не произнёс ни слова, как его не пытались разговорить окружающие) везёт супруг.
    Впрочем, днём немного потеплело (так, что я смог даже заменить рукавицы на перчатки и оставить на себе куртку без свитеров). А к вечеру я вышел в район Нольозера и встал лагерем на небольшом пляжике на его берегу... Зеркальная гладь воды отражала небо по обе стороны от узкого (м.70) перешейка суши с дорогой. Невдалеке плескались, перекликаясь между собой трубными, звенящими, душузащемляющими голосами, только что прилетевшие, вольные (не то что в Башкирии, где мы плавали накануне) гуси... И так и заснул я под эти клики при свете холодного заполярного солнца.
    
    21.05 (2-й день пути) "Ночь" и всю 1-ую половину дня шел снег. До обеда вокруг было много озёр. Потом, в р-не оз.Винча дорога стала часто разветвляться, и подчас нелегко было разобраться по какому же из этих ответвлений следует идти... Даже в попавшемся мне на пути рабочем посёлке (состоявшем из нескольких вагончиков и кучи дорожной техники) мужики толком не знали ни где находятся, ни что тут делают - ссылаясь на отсутствие начальства (которое, как и положено в нашей стране, одно только, по их представлению, всё и знало... впрочем, насчёт последнего я, лично, тоже сомневаюсь... так что вполне возможно, что мужикам этим так здесь жить и придётся остаться - если, конечно, жены их не отыщут). Наконец, в 23ч я встал на ночлег между дорогой и озером, немного не доходя до р.Пудос.
    22.05 (3-й д.п.) В р-не Пудоса несмотря на весну оказались почти одни лишь камни, между которыми лениво струилась вода. Зато, ещё через час хода по дороге на р.Винча - мощный порог с водопадом... а ещё через два часа - брошенная база геологов, откуда по северной дороге (при магнитном склонении +100, которое я замерял накануне по разнице в показаниях компаса и положении солнца, в 20ч находящемся на "истинном" западе и смещающемся за один час на 150 по часовой стрелке - т.е. на компасе надо отнимать 100 от азимута, отложенного по карте) 6км до р.Кукас, где я и встал лагерем, отойдя на 500м влево от моста - к красивому водопаду (которых на этой реке целых 5 на протяжении всего 4км... но остальные подальше и ниже по течению).
    23.05 (4-й д.п.) Весь день шёл то дождь, то снег. За р.Кукас дорога в северо-западном направлении провела меня ещё около часа, после чего кончилась на вырубках. И дальше я пошел уже напрямик диким заболоченным ущельем, по обеим сторонам которого вздымались основательно припорошенные снегом замшелые, каменистые горные склоны, проход между которыми, вдобавок, раза три перекрывали озёра - небольшие, но глубокие, чистые и наполовину ещё обледенелые. Ущелье вывело меня к оз.Васькиярви, вдоль которого по левому берегу, тоже сплошь усыпанному крупными камнями, я прошел до речки, а затем уже напрямик по компасу азимутом на 2950. При этом по пути мне попалось ещё несколько небольших озёр, на берегу одного из которых я и встал на ночлег.
    24.05 (5-й д.п.) Лес, по-большинству, сосновый - достаточно ровный, чистый и проходимый. Так что к обеду азимутом опять на 2950 я вышел уже к оз.Бол.Яурлан и стал обходить его по левому берегу, пока не упёрся в тропу, через км.2 выведшую меня на большую дорогу, по которой, ещё где-то через час дойдя на север до речки, а затем по тропе вдоль неё м.800 на запад, я вышел уже к бухте Иовского водохранилища, где и остановился на ночлег и до того после ужина залюбовался открывающимися передо мной видами, что спать лёг уже далеко заполночь (благо, ночью, как я уже говорил, тут также светло, как и днём - только что холоднее), а соответственно, и встал на следующее утро не рано.
    25.05 (6-й д.п.) Весь день шел по дороге. Обедал возле Иовской ГЭС (расположенной в красивом скальном каньоне в полукилометре от места истечения р.Иовы из одноимённого водохранилища), и когда дошел до г.Зареченск, магазин уже был закрыт - так что продукты на следующий отрезок пути до г.Алакуртти пришлось покупать на частной квартире (которую я, хоть и с трудом, но нашёл при помощи массового опроса местного населения). После этого возле автобусной остановки (он тут ходит на Кандалакшу по будням в 7 утра, а по выходным - в 9) ко мне подошел какой-то молодой парень и давай распрашивать: кто такой, откуда, куда и зачем... Я сначала несколько возмутился - так я местной шпане всё сам про себя и рассказывай, чтобы им потом легче грабить было... но потом оказалось, что это местный милиционер. Отойдя после этого по дороге на Кандалакшу за мост через р.Иову ещё км.2, я встал на ночлег.
    
    26.05 (7-й д.п.) Встал я нынче в 5 утра, собрался и к 6ч вышел на дорогу. Там остановил автобус, доехал на нём до моста через р.Толванд (21км от Зареченска; на карте обозначена, как большая река, но из-за дамбы, построенной в её истоке, в настоящее время больше похожа на простой ручей). Тут же у реки приготовил себе завтрак и в 10ч двинулся дальше по основной дороге на Кандалакшу... Но потом, у 25км свернул с неё влево - на дамбу... и с 1130 до 16ч просидел на берегу большого горного озера, греясь у большого костра, разведённого мной из выброшенных здесь в большом количестве на каменистый берег сухих деревьев, и любуясь широкой спокойной водной гладью, начинающейся почти от самых моих ног, обрамлённой горами и отражающей их и облачное небо... так что под конец, до того слился с природой, что совсем рядом со мной (хотя не скажу, что я сидел, как истукан) принялись безбоязненно плавать нырки (это местные-то, вольные, осторожные, а не какие-нибудь там городские). Но пора было всё-таки двигаться дальше (тем паче, что я уже достиг в сём походе такой стадии "просветления", что без рюкзака оставаться мне стало тяжелее, чем с ним - как налегке, так слабость общую ощущаешь, и всё тело ломит, а как наденешь наконец рюкзак, так сразу и силы появляются, и тело болеть перестаёт). Первые км.3 дорога шла по склону вдоль озера Толванд, а потом свернула на юг - окончательно в горы - и пошла поворотами то вверх, то вниз среди смешанного леса, болотистых озёр в ложбинах и высящихся над ними горных вершин. Наконец, в 1ч ночи на очередном перевале, рядом с говорливым, весело бегущим откуда-то с самой вершины ручьём я разбил лагерь. Однако, ужин по причине усталости готовить не стал... о чём потом, "ночью" (холодной настолько, что и нос-то, высунутый из спальника, почти сразу замерзал) весьма сожалел.
    27.05 (8-й д.п.) Встал в 9ч, приготовил завтрак, снова наладил клин на топоре. Внизу опять видно озеро Товланд. Вокруг высокие, островерхие северные ели. С утра с неба сыпалась снежная сухая крупа... а в общем, погода, как обычно на севере, постоянно меняется - то солнышко, то снова пасмурно. По-прежнему, холодно - так что приходится идти в свитере и тёплой куртке... Но воздух просто волшебный, и много чистых весенних ручьёв - местами заливающих всю дорогу, да так и текущих по ней. В 1530 вышел к красивому озеру справа от дороги. Гора Тюртойва с "лысой" (безлесой) верхушкой видна хорошо, но уже сзади по ходу движения. Дальше дорога вышла на хребет, и с неё то в одну, то в другую сторону стали открываться такие красивые и величественные виды на разнообразные, витиевато изрезанные озёра и покрытые лесом гряды гор до горизонта, что я забыл и про время, и про тяжёлый рюкзак за спиной... и на обед встал уже в 1830... после чего снова двинулся в путь уже в 2045. На дороге стало появляться много развилок, из которых я старался выбирать самую сухую и наезженную колею. Виды вокруг по-прежнему чудесные. Так что встал на ночлег я только в 24ч - опять на одном из перевалов, но с видом на этот раз на оз.Ориярви.
    
    28.05 (9-й д.п.) Всю "ночь" где-то рядом токовали тетерева (да и лосиных с медвежьими следов на дороге к утру явно прибавилось - недаром сегодня я спал неспокойно - всё казалось, что вокруг кто-то ходит), и висела над лагерем тёмная снежная туча. Но утром к 11ч появилось солнце и не сходило с небосклона весь день. Погода сегодня для этих мест тёплая (в смысле, не требовалось варежки надевать). Дорога шла по хребту, продолжая вместе с ним подниматься. Кругом по-прежнему много ручьев. Наконец к обеду я подошел к мощной, хоть и длиной всего несколько км. протоке из оз.Толванд в оз.Ориярви (вообще-то, если посмотреть на карту, она должна течь в обратную сторону... но из-за подземной протоки, по-видимому существующей между оз.Пизиярви и Тумчаозером, все реки в этом р-не текут "неправильно"). Шириной она м.100, и вода в ней просто кипит. Есть старый мост (насыпанный весьма основательно - так что просуществует он, скорее всего, дольше, чем сама дорога, которой явно грозит зарастание березняком). Но сейчас, из-за паводка, чтобы добраться до него нужно преодолеть ещё м.30 мощного потока. Во время обеда вокруг меня долго крутилась норка. Зверёк сей прыгал по камням у входа на мост, плюхался там в лужи, охотясь за мелкой рыбёшкой, и не желал обращать на меня никакого внимания (в отличие от городских собак, воробьёв и т.д., которые только и знают, что попрошайничать). Впрочем, на последнем я и не настаивал... Потом, я приступил к строительству переправы. Для этого срубил 8 длинных, но не очень толстых сосен и с трудом (пару стволов при этом сложном мероприятии так и унесло потоком) уложил их одним концом на свой берег, а другим - на торчащий посреди потока камень. Затем, перебравшись по этим шатким кладям на промежуточный камень, ещё 4 жерди завёл дальше - уже на мост. Провозился я с этим часа 3,5. После моста дорога пошла гораздо более наезженная. И пройдя по ней ещё часа 2,5, я встал лагерем у небольшого ручья перед горой Вайтитундра (458м).
    
    29.05 (10-й д.п.) "Ночью" было по-прежнему ниже 00С... но с утра, когда солнце поднялось выше, потеплело. После завтрака, спрятав рюкзак, полез на вершину. Подъём тут довольно крутой и занял у меня мин.40. Склон густо зарос лесом... Но на самой почти плоской широкой вершине - одни камни с зарослями карликовой берёзки, вереска, багульника, черничника... Свежий ветерок. Пологие, но от того не менее дикие каменные уступы... И дали - подёрнутые синевой, горные, лесные, озёрные - на км.50 во все стороны. Пробыл я тут часа 2. В видел орланов с белыми зеркальцами на крыльях; военные вертолёты (пролетевшие по направлению к Алакуртти весьма низко - почти на одной высоте с птицами - 2 спереди и 3 следом, в шеренгу)... Как спустился, начался дождь, продолжавшийся с перерывами до глубокой ночи. В 22ч я вышел к р.Тумче. Здесь она спокойная и шириной м.300. Однако, дорога, в разрез с картой, не переходит её, а идёт вверх по течению левым берегом. Идти пришлось до 23ч, поскольку приличные площадки попадались только на узкой полосе между дорогой и рекой, а стоять лагерем совсем уж на виду мне не хотелось (и так весь день мимо меня летали вертолёты и ездили по дороге машины, в основном с военными, которые ещё, чего доброго, решат, что я подобрался слишком близко к их любимой границе, и следует меня, вследствие того, заарестовать). Справа же от дороги тянулось непрекращающееся залесённое болото... в котором я, вконец озверев, и поставил под дождём сначала тент, а под ним уже и палатку... И оказалось всё не так уж страшно: и кочки мшистые уминаются, и баган рвётся... Единственно, чего я делать опять не стал - это ужина.
    
    30.05 (11-й д.п.) Дорога - песчаная, ровная, освещённая солнцем - так и шла вдоль лев.берега Тумчи до самого Алакуртти. Тумча по-прежнему широкая и спокойная. К 20ч я подошел к Алакуртти. Здесь сплошные военные, вездеходы, вертолёты, злые собаки. Так что в городок я пошел уже без рюкзака (спрятав его в кустах)... И всё-равно, когда у местного ж/д вокзала, спросил, как отсюда ходит поезд, то проходившая мимо женщина, ответив, что никак (в смысле, давно уже не ходит), подозвала свою овчарку и поспешила от меня прочь, будто и впрямь, от злостного диверсанта.
    - А как же и куда тогда отсюда можно выбраться? - всё не желал успокаиваться я.
    - На автобусе, в Кандалакшу - ответила женщина, прибавляя ходу.
    - А когда он отходит?
    - В 630, - уже совсем издалека, переходя почти что на бег, прокричала женщина и скрылась за насыпью.
    После этого я решил больше окружающих дурацкими, на их взгляд, вопросами не беспокоить... самостоятельно, нашел магазин; купил в нём продукты на следующую часть пути, вернулся обратно, к рюкзаку и пошел в обход городка (а вернее, пограничного аэродрома и гарнизона с КПП, перегораживающего дорогу дальше на север и запад) - вправо, вдоль сопки по направлению на северо-запад... пока не упёрся в болото - большое, топкое, со множеством открытых водяных "окон" (без слеги в такое лучше и не соваться), в конце которого около 23ч и встал на ночёвку. Место неплохое - сухое, дров много, вода хоть и болотная, но чистая. А вот холод и вечером, и "ночью" был "собачий" и ветер ледяной, пронизывающий даже у костра и в тёплой куртке.
    31.05 (12-й д.п.) Выйдя из болота, я, держась направления на запад, пересёк большую заросшую лесом сопку и где-то через час вышел снова на большую песчаную дорогу, по которой и пошел дальше на север вверх по течению р.Тумчи, которая меняет здесь своё название на Тунтсайоки. Дорога пустынная (за день прошла всего одна машина, которую я переждал в кустах) и всё время идёт на подъём (за полдня я поднялся на высоту около 400м). Изумительно красивые виды вокруг - гористые, с туманными голубыми далями. Кругом ни души, ни звука. Часто встречаются крупные непуганные птицы явно из семейства куриных, коих я зову "кекликами". Самцы у них имеют хохолок и большие белые "зеркальца" на крыльях. Взлетают с характерным громким недовольным криком (впрочем, добиться специально от них этого не так-то просто... бывает, ногой пнёшь - когда уж совсем на троперассядутся и дороги уступать не хотят - так и то, отойдут чуть в сторону и смотрят на тебя с недовольным видом - как смел, мол, их потревожить). А нынче, по весне, так и вообще, по-большинству, бегают вокруг с намерением чуть ли не тебя заклевать. Земля кругом каменистая (как впрочем, и почти везде на Кольском, не считая болот). Деревья (в основном, берёзы и ивы) становятся всё более корявыми и низкорослыми (хотя на них наконец-то начали распускаться первые листочки). В общем, пейзаж всё больше приближается к тундровому. Зато, воды и дров сколько угодно. Ночевал слева от вершины на 529м.
    01.06 (13-й д.п.) Солнечная, с красивыми облаками, отличная погода. Дорога, красиво петляя, продолжает идти вверх. Первые две большие развилки свернул направо, потом сразу налево, ещё раз налево (дорога стала слабонаезженной, каменистой... кругом видны бесконечные сопки, бескрайняя тайга, голубые туманные дали... ручейки постоянно бегут то вдоль, то поперёк дороги, то прямо по ней... встретил крупные медвежьи следы, а также двух наглых зайцев) и только после подъёма и начала спуска с горы Кеткойва (449м; открывается красивый вид в сторону Финляндии; там и пообедал) от развилки - направо. Там, когда дорога повернула на юг, срезал напрямик, на восток м.200, вышел опять на дорогу и пошел по ней налево (на север)... Через некоторое время после этого дорога всё же свернула на восток (став однако, при этом чрезвычайно слабонаезженной, болотистой - а потому труднопрослеживаемой)... потом (ещё через 2,5ч хода) - снова на север... затем (ещё через полчаса) опять на восток... Так что в конце концов всё это мне надоело, и я встал на ночлег.
    
    02.06 (14-й д.п.) С утра снова солнечно - так что от зеленовато-белого ягеля (относящегося, кстати, как и "Олений рог" и "Исландский мох" к лишайникам, а не ко мхам, если кто не знает), которым зарос вокруг весь сосновый подлесок, аж слепит глаза, как от снега в марте. Дорога снова стала вновь достаточно сухой и хорошо прослеживаемой - но по-прежнему сильно петляет (на этот раз, явно, обходя гору с "полинезийским" названием Коутамотунтури). На развилках стараюсь выбирать наиболее наторенную из дорог. Пока фотографировал, смотрю подбирается ко мне на полусогнутых любопытствующий заяц... но заметив и моё ответное внимание, остановился и сделал вид, что я его совсем не интересую. Поднимаюсь всё выше. Ягельная подстилка вокруг постепенно сменилась зарослями кустарниковой берёзки.
    Обедал у реки, вытекающей из оз.Репоярви. Почти сразу после этого мне пришлось вброд переходить холоднющую реку, шириной м.20... да ещё дважды одну и ту же, вместо того, чтобы просто обойти по берегу. Вследствие того, благо никто не слышит, во всю глотку кляну себя, того, кто так проложил дорогу и т.д., и т.п. И как ни странно, сиё помогает - как в плане общего поднятия настроения, так и просто для сугреву.
    Ещё 2 часа иду среди верховых горных болот... после чего наконец не выдерживаю, оставляю рюкзак и направляюсь налево к горе, что одним большим, монолитным, серым булыжником торчит из очередного болота. Вблизи, однако, сия гора оказалась всё же россыпью камней; но на которых, действительно, ничего не росло. И вид сверху на горные дали открывался настолько дикий и дальний, что сам себе удивляешься: "И я отсюда думаю куда-то выбраться? Один? Да как я сюда, вообще, умудрился забраться?". Мимо неспеша прошел заяц и скрылся меж камней, взглянув на меня напоследок даже несколько пренебрежительно - так что я понял и медведей, обходивших нас (в смысле, меня, зайцев и прочую местную живность) стороной (рассуждая, по-видимому - и с полным, кстати, на то основанием - что нормальным ни людям, ни зверям тут делать нечего, а ненормальным, на всякий случай, лучше держаться друг от друга подальше - по крайней мере, до тех пор пока уж совсем нужда не припрёт), и "кекликов" (о которых уже тут рассказывал). Ещё на вершине из камней сложены какие-то явно рукотворные сооружения со входом и стенами (прямоугольником высотой м.2)... только что без крыши. Вид у них такой, будто стоят они тут не иначе, как с прошлого тысячелетия.
    Поход на вершину и обратно занял у меня часа 3. Ещё же через час дорога подвела меня к плато, обозначенному на карте как "562м". И тут вид открылся совершенно иной - безлесая каменистая равнина, поросшая ягелем, мхом и кустарником, длиной км.4 и шириной км.1,5; с которой видны три "Каменных горы", озёра Верхний и Нижний Верман, дорога, по которой я иду (она проходит почти по краю плато) и даже, вроде бы, кусочки озёр Тованд и Толванд. Там я провёл ещё часа 2 (солнце на горизонте... идешь словно по луне... далеко друг от друга растут маленькие одинокие кустики... а ещё дальше, куда ни посмотришь - голубые горные дали, озёра и болота внизу, синие тучи... простор и тишина... только тонкий крик куликов)... и заночевал тут же - возле дороги, у небольшого, прозрачного дождевого озерца, от которого тоже открывался вид на горные дали (поскольку вокруг растут только низкие, чахлые берёзки, доведённые никогда тут, похоже, не кончающимися ветрами и прочим суровым микроклиматом до прочности дуба - так что даже топор от них отскакивает, звеня, а уж сломать даже самую тонкую веточку голыми руками, и вовсе, безнадёжное дело).
    
    03.06 (15-й д.п.) Всю "ночь" и утро дул пронизывающий холодный ветер и шел дождь. А затем, под утро уже по моей голове (в том месте, где она касалась "крыши" палатки) принялся прыгать какой-то хорёк. Пришлось его прогнать (поскольку зверёк сей хоть и маленький, но всё же плотоядный - а вдруг решит, что я его законная добыча, да и откусит нос или ухо) и вылезать из палатки... для того, чтобы нос к носу столкнуться ещё и с зайцем (возможно, вчерашним), который, навроде "кеклика", ещё и уходить не пожелал, а уселся в м.5 и долго наблюдал - не заберусь ли я обратно в свою палатку, чтобы дать ему возможность пошуровать вокруг.
    
    Впрочем, с зайцами у меня всегда почему-то самые чу'дные истории происходили. Вот к примеру, плыву я как-то на лодке резиновой по реке Паше. Ширина её тут - метров 200, не меньше. На правом берегу - деревни, поля, дороги; а левый - дикий, один лес, да болота. Смотрю, на том самом левом берегу ещё одна лодка (только железная, типа "Казанки") причалена (видно, хозяин в лес ушел по какой-то своей надобности)... а по ней нагло разгуливает заяц. Погулял, осмотрел всё критическим взором... а потом возьми, да и прыгни прямо с борта в воду, да и поплыл себе, ничтоже сумняясь, прямо в деревню, на другой берег.
    Я уж на что на всякие заячьи чудачества насмотрелся и наслушался (как один из них, например, полюбил шоссе переходить - всегда в одном и том же месте, неспеша, не обращая никакого внимания на сигналы нетерпеливо дожидающихся конца этого действа машин... другие же возле самого города, зимой, по руслу реки устроили себе прогулочную тропу с метр шириной и отполированную до такого зеркального блеска - точно тут рота красноармейцев не один день маршировала - я как попытался себе представить, какая толпа зайцев могла это сделать, так меня сразу пот прошиб - а ну как попадёшься им на пути - затопчут), а тут глазам своим не поверил и даже обратно, против течения повернул - убедиться, точно ли заяца вижу (а не бобра, к примеру, про которых тоже мог бы историй порассказать: как они гнались, сверкая своими здоровенными, как стаместки, зубами, за нашими байдарками на глухой реке в Карелии, где нам, как голландским повстанцам, приходилось их плотины разрушать - штук по 6 за день - чтобы водой русло ниже по течению заполнить и плыть дальше... или как один из этих Канадских диверсантов - своих-то, Росийских у нас давно извели - решил во всей округе берёзы, как класс, извести - по-видимому, для того, чтобы на их месте могли вырости гораздо более съедобные для него осины - и клал их по всему лесу буквально штабелями... другой регулярно выходил на косогор и грыз там здоровенную, в три моих обхвата осину - не иначе как для устрашения, потому как до воды дотащить оттуда её смогла бы только разве что рота солдат, и т.д.). А тот как увидел, что я к нему направляюсь, обратно поплыл (всё ж таки до родного берега ближе ещё оставалось), выбрался на сушу, отряхнулся, отошел метра на два, уселся, на меня укоризненно глядючи (мол, чего бездельно к животным пристаёшь), да так и сидел, пока я ему минут 15 втолковывал, что лучше уж жить в своём болоте, чем попасться на воровстве чужой моркови; да и без оной моркови там слишком много найдётся желающих навроде меня к нему приставать...
    На следующую же ночь я долго слышал впереди, на одном и том же месте ружейные выстрелы. А утром наткнулся на оставшее кострище, возле которого валялась куча стрелянных гильз и рядом же пустая пачка из-под них с надписью "Safari professional" и большим, зверского вида зайцем на обложке.
    Что за трагедия разыгралась тут? Вчерашний мой знакомец грудью встал на защиту собратьев, героически принимая весь огонь на себя. Или наоборот, толпа злобных, коварных зайцев подкралась к мирно отдыхающим людям, один из которых остался прикрывать отступление по реке остальных. Но слишком мало патронов, способных поразить зайца - всего одна пачка на 25 штук. Всю её расстрелял человек, держа круговую оборону; а потом... Был ли он настигнут жестоким врагом? Или подоспел на помощь отряд бесстрашных борцов с вредными животными и растениями, и звери отступили обратно в лес, унося погибших и раненых?
    В любом случае, лучше не вставать лишний раз у зайцев на пути... Лучше уж, пожалуй, с рысью встретиться. Я в таких случаях (если слышу, к примеру, посреди леса подозрительное жалобное мяуканье) сразу говорю: "Если ты какое приличное животное - выходи. А коли рысь - уходи", - и она уходит. А у одних моих знакомых, и вовсе, дикий рысь на даче, на чердаке жил... и ничего, хозяев не трогал (вот только когда они продали свой дачный домик, для его новых хозяев наличие дополнительного жильца, боюсь, стало сюрпризом).
    
    Но что-то я отвлёкся... Надо всё-таки попытаться из припрятанных с вечера сухих веточек костёр развести и завтрак приготовить... с чем я к 11ч наконец и справился. Затем, налегке сходил на северо-восток на ещё одну вершину, возвышающуюся в км.2 от лагеря. Первые полпути (по замшелой, местами заболоченной лесотундре) тёмная, угрюмая, неуютная каменная глыба была всё время перед глазами. Затем, лес всё же скрыл гору... но туда продолжили вести два широких "каменных потока". И наконец, сама вершина, начинающаяся довольно крутым "курумником" (осыпь крупных камней), выше переходящим в почти монолитную темную голую скалу. На вершине большие, гранёные глыбы, видимо из диабаза, были красиво украшены яркими лишайниками... И надо всем этим то проходил зарядом дождь с ветром; то солнце ярко озаряло всё вокруг; то снова мир хмурился, и по глубоко-синему небу низко неслись угрюмые (но от того не менее, а пожалуй, ещё более красивые) тучи.
    Затем, как вернулся, я собрался и снова двинулся в путь по дороге. Первые 3,5км она шла почти по самой вершине, открывая взору всяко-разные дали, потом спустилась пониже. С дороги взлетали молча (хоть и шумно хлопая крыльями) большие чёрные глухари и с возмущённым криком белокоричневые "кеклики". Высоко в небе пролетел на север очередной гусиный клин.
    Но вот и очередная развилка... от которой я пошел влево. Поужинал возле "Каменных гор" (Предварительно налегке сходив на них; благо туда от дороги всего м.300 через болото. На болоте - пара небольших голубых озер. Сами же "Каменные горы" состоят из трёх вершин высотой 555м. На склоне - каменные россыпи, вершина чистая, почти ровная, покрыта ягелем. По ней идёт тропа, набитая, видимо, геологами. Внизу угрюмая лесотундра, болото, озёра, тучи, дождь... А здесь - светит солнце, у горизонта радуга). Потом, пошел дальше...
    Но когда уже заполночь вышел на дорогу, обозначенную на карте красным цветом, понял, что автобуса на ней вряд ли дождусь. Когда-то, возможно, она и была вполне большой и приличной. Но теперь основная асфальтовая магистраль (я пересекал её под Алакуртти) проходит, похоже, где-то южней. Подумав, я двинулся по тому, что имелось, на восток - в надежде, что когда-нибудь пересекусь хотя бы с трассой из Зареченска; а если и не пересекусь, то всё к Кандалакше ближе... и лагерем встал уже возле речки Каменной.
    
    04.06 (16-й д.п.) "Ночью" всё время моросил дождь, но к 10ч перестал. Утро холодное. Сижу в свитере, синтепоновой куртке, ветровке, рейтузах. Ноги мёрзнут даже в шерстяных носках. Через 17км (причём половину из них в гору) вышел в район реки Рябины - на пересечение с асфальтовой магистралью, по которой уж раз-то в 10 минут точно проезжала какая-нибудь машина. Вроде бы и устал (так что один раз даже, задремав на обочине и потом проснувшись через несколько минут, пошел по дороге в обратную сторону... и долго бы шел, если бы не компас) и можно было бы остановиться на ночлег, чтобы утром сесть на автобус, как я намеревался ещё вчера. Но я успел впасть уже в такое просветление, что прошел по шоссе ещё км.15, прежде чем встал лагерем на берегу реки с красноречивым названием Кумжа (где, впрочем, прямо на мосту висит запрещение ловить оную кумжу). Левая нога и правая лопатка болели ужасно; костёр опять никак не хотел разгораться... а я, на манер замерзающего Скотта, всё равно был доволен и счастлив.

    Кандалакша. Железнодорожная станция. К кассе прорывается молодой человек:
    - Дайте, дайте мне билет!
    - На когда, куда? - строго спрашивает его кассирша.
    - Всё равно... Только, чтоб поскорей и подальше отсюда.
    - На ближайший месяц билеты есть только до Мурманска.
    - Тогда лучше добейте меня прямо здесь! - рыдает молодой человек.
    - Это можно... Петрович, подь сюды. Тут дело есть, человек просит.
    - Да сколько ж можно? Пятый за неделю. У меня уж и патроны в нагане кончились. А новых не выдают, - ворчит Петрович. - И вообче, за вредность доплачивать положено.
    - Ты-то, Петрович, как заслуженный чекист, понимать должен, войти в положение... Ну нет, видать, у начальства денег. А люди просют.
    - Ага, денег у них нет, - не соглашается Петрович. - И эти ... всю жизнь только и делают, что просют... Ну, так уж и быть, за шашкой схожу. - И приносит... старую, заржавленную.
    - Это откуда ж такое? - изумляется молодой человек.
    - Так от прадеда. При Грозном ещё Иване головы ею рубил. Подходят к нему как-то раз опричники: "Ты кто таков, как смеешь? Мы вот, к примеру, по царёву указу"... "А я - по велению души", - отвечает прадед. Покачали те головами своими недорубленными и то ж, вроде тебя: "Откуда орудья такая?". А прадед и говорит: "На Калке, Чингизид один ею предка моего так по башке долбанул, что сабелюка сия там и застряла. Предка-то конь верный вынес. А Чингизид тот с расстройства после цельное Нашествие на Русь организовал; чтоб, значит, достояние своё обратно вернуть. Да только, предок мой, то ж видать с расстройства, так в лесах схоронился, что татарове, 300 лет по всей стране нашей рыская, пропажи той не нашли. Но однако ж, народ упорный, по сей день набегают - надеются". Пригорюнились опричники, закачали головами ещё больше: "Ох, и дорого ж всем нам, людям русским, орудья сия долбанная досталась!"... "А то", - отвечает гордо прадед.


Комментарии
Guest04.05.10, 21:57
Здорово))) 
Спасибо, за такое подробное и доброе описание похода..)
Читал взахлёб, и с улыбкой. Прослужил в Алакуртти 86-88 в разведроте пехотного полка. По прошествии такого времени тянет мотнутся в заполярье с северного берега Чёрного, на южный берег Белого моря ( шутили :)))) Большое спасибо за всё!
Сам из Николаева, юг Украины.
Guest05.02.09, 16:12
Людооед 
эНу ты красава! 40 дней шел!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Мурманская
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3
Ссылка: