Мистические похождения по Монголии

Идет загрузка карты ...
Все события, ситуации, которые произошли со мной- уже давно ушли в прошлое. Полностью оценить и осознать их значение я не могу .– Это может только Бог и мое Высшее Я. Событие может быть Pеальным только здесь и сейчас, а когда они оставлены на перроне, а поезд уехал дальше, и часть просто записана в альбом историй, и закинут на чердак моей памяти, – как давно прочитанные мифы… – остановилась писать… Это был мой опыт, эти события и ситуации преобразили меня, трансформировали меня и научили распознавать. Утром, когда проснувшись, размышляла – а стоит ли вообще писать?- у каждого свой опыт. Мне мой друг сказал: –“Главное - не твои героические походы. Тут важно твое отношение к происходившим с тобой ситуациям.”
 
Путь

Это было самое первое путешествие, возвратившись из него, скромно говорила, что прошла пустыню Гоби. Слушатели ахали, воображая, что прошла всю Гоби, барахтаясь в барханах. Bсю пустыню, конечно же, не увидела и вглубь особо не заходила, тем более, что большая часть Гоби на территории Китая, но кусочками прошла до Гоби-Алтая и дальше на Монгольский Алтай. Начну с границы - переходила через Наушки и там надо было заплатить тридцать рублей таможенного сбора. Выбежала назад и к таксистам: “Ребята, выручайте, кому сколько не жалко.” За пару минут собрав нужную сумму, перешла на монгольскую землю. Монголы ничего не запросили, удивленно посмотрев на мой рюкзак сo спальником и кариматом сверху.
Шла босиком по шелковой траве-мураве, там не было колючек и битых стекол, вокруг летали громадные розовые стрекозы, как маленькие вертолеты. Oни были такие большие и так громко стрекотали, поэтому и пришло такое сравнение. За целый день могла не встретить ни одного человека. Страна большая, но малолюдная, поэтому шла распевая во все горло: ”Пока я ходить умею, пока дышать умею – я буду идти вперед“... Маршрута и цели не было, просто шла по 20-25 км в день, особо не торопясь, некуда спешить...
В то время на один миллион двести тысяч населения было шестьдесят миллионов учтенного домашнего скота. Так что меня встречали большие стада коз или баранов, одновременно поворачивая ко мне головы и удивленно таращась своими выпуклыми глазами. Изредка попадались юрты, монголы радостно встречали, давно в их краях не было путников. Это раньше их много было бадарчинов, а тут лысый человечек в красных штанах и с красным польским рюкзаком! Голову пришлось побрить, жара там 50 градусов. Накормив, напоив, сразу укладывали спать в любое время суток. Затем перед дорогой укладывали в мой и без того тяжелый рюкзак снедь, бутылки с кобыльим или верблюжьим молоком, совали в карманы тугрики и провожали в путь. Несколько раз мне предлагали в подарок коня или верблюда, но не решилась взять ответственность за их жизнь и судьбу.
Все эти гостинцы разгружала в следующей юрте, так что каждый день мой рюкзак был на 3-5 кг тяжелее, чем на границе. Если не хотела остановки и обходила одинокую юрту или группку, обычно из 4-5 юрт, – догоняли на лошадях с горячим чайником и узелком в руках и угощали прямо в степи.

Вода в реках холодная и прозрачная, любила устраивать привал там, постирушки и костер, собирала кизяк, - лошадиный помет горит классно. Вот так с песнями и пионерскими речевками дошла до Улан-Батора. У меня осталось воспоминание, что это пожалуй единственный город в стране. Была и в других местах, обозначенных на карте как города, но они напомнили мне наши небольшие поселки.
Вы знаете, только после монгольского путешествия осознала, что прошла так легко от русской до китайской границы потому, что шла на полном доверии к Отцу и другу. Мне ни разу в голову не приходила мысль, что же буду есть, пить, где буду спать, и всегда был кров, забота. Если же мне самой хотелось спать под звездным небом, то проходила мимо юрт, но только до заката солнца – ведь шла всегда навстречу солнцу. Несколько раз, ночуя в степи, в горах или в пустыне, замечала, что меня охраняют три-четыре собаки. Oни располагались невдалеке – одна в изголовье, две по бокам и одна в ногах. Сквозь смеженные веки наблюдала за ними, но они мирно посапывали, а на рассвете исчезали.
Опишу то, что многие считают чудом, но мне кажется - это нормальная божеская защита и забота. Однажды ночью, в пустыне, проснулась от громкого возгласа: ”Проснись!” - “Не могу… Спать хочу!” - “ Быстро вставай!“ Вскочила. “А теперь рюкзак на плечи и встань боком! Замри!” Через пару минут услышала топот копыт, это мчалось стадо диких лошадей. Не доскакав до меня считанные метры, они разделились на два рукава, обогнули меня и снова сомкнулись. Но когда стояла посередине потока, почувствовала их мощь и слияние с природой- такая энергетика! Мне показалось, что рядом промчался тайфун - страха не почувствовала, только удивление, радость и экстаз-все одновременно, потом правда, снова тишина и сон.
А однажды умирала в пустыне, хотя вполне возможно, что казалось, что умираю. Кожа на лице и руках была томатного цвета, обгорела и кое-где просто слезала клочьями, вода закончилась, в глазах марево. Попрощалась мысленно со всеми, попросила прощения у всех, короче, стала готовиться к уходу. И вдруг… вокруг меня затанцевал прохладный ветероk, он игрался, гладил меня по щеке и что-то нежно шептал. Удивленно подняв голову, видела, что на мили вокруг нет ветра, только вокруг меня. Tак продолжалось минут двадцать. И этот ветер (?) вдохнул в меня столько энергии, что легко встав на ноги, чуть ли не в припрыжку пустилась дальше в путь.
Забота Отца чувствовалась и в руках одной монгольской женщины, когда устав от одного долгого перехода, зашла в ее юрту. Oна принесла железное корыто, нагрела воду и стала купать меня, как ребенка. Закутав меня в монгольский чапан, стала стирать мою куртку. У меня не было сил даже разговаривать, просто молча, улыбаясь, мы смотрели друг на друга.
В августе резко похолодало, и как-то раз три дня сидела под проливным дождем – все промокло насквозь, и спальник, и обувь, и рюкзак. Дождь лил не переставая и тогда обратилась к небесной канцелярии - “Вы там случаем не забыли про меня?” И вдруг серые тучи раздвинулись и на несколько минут вышло солнце, оно так ласково светило мне, а больше вокруг ни души. На четвертый день просто сказала - “ Все дается по силам, знаю, ничего сверху. Так вот, официально Вам заявляю, что силы мои на исходе. И через минут десять вдруг появляется газ 69, поначалу мне показалось, что это мираж. Oни тоже глазам свои не поверили и сделали вокруг меня три круга, прежде чем остановиться – на красном спальнике, в красной куртке сидит мокрая курица. Тут же дали мне чапан, приказали переодеться, а мокрую одежду развесила в машине - до ближайшей юрты было 60 километров. Ну, a там уже женщины растерли меня спиртом, напоили кумысом и уложили спать.
Меня часто спрашивали, не обижал ли кто в дороге? Нет, а может, сама не обижалась. Ко всем, кто мне встречался в пути, кроме благодарности, ничего не испытывала. Были просто единичные случаи воровства, но они такие забавные. Однажды, усталая, крепко заснула и не почувствовала, как из нагрудного кармана вытащили все деньги - и монгольские тугрики, и китайские юани, и российские рубли. Утром спросила хозяев, они ответили, что не видели их. Одинокая юрта в степи, за ней большая гора пустых бутылок из-под арака. Вернулась, вытащила игрушки из киндер-сюрпризов и начала играть, затем вытащила флейту - все учусь играть на ней и никак не научусь. Хозяева замерли и слушая, как разговариваю c собачкой и рыцарем, решили, видно, что шаманю. Перепуганные, они стали совещаться друг с другом, а потом подошли и сказали, что деньги нашли под столом – “Хорошо, нашлись, так нашлись. Благодарю!”
В один из жарких дней решила зайти попить кумыса в одинокую юрту, хотя слышала предупреждение, что не стоит. Приняла компромиссное решение – зайти, но только на пару минут. Была в юрте совсем недолго, подхватила рюкзак, прислоненный снаружи и двинулась дальше. В Монголии погода меняется раз пять на день. Через пару часов стало резко холодно, ныряю в рюкзак за свитером, – а он исчез. Решила вернуться, ведь это один из последних подарков друга. Остановил меня голос – “Не возвращайся, подари им.” – ОК. Поворачиваюсь лицом в сторону юрты - “Носите на здоровье! “ Минут через десять нагоняют всадники. Иностранцы, в основном пожилые люди, путешествуют на лошадях или охотятся на Монгольском Алтае. Мимо меня проехали две семейные немецкие пары, одна из женщин оглянулась и, увидев, что под шквальным ветром иду в одной ковбойке, спешилась сняла с себя куртку и, улыбаясь, отдала мне.
Вы согласны со мной, что Бог сам знает, в чем мы нуждаемся и дает? Более того, Он предупреждает все желания и потребности. Когда холода усилились, одна старая монголка вытащила из сундука теплые штанишки с начесом, а на Алтае девушка, заметив мои порванные кроссовки, незаметно подложила в рюкзак новые. Меня только удивляло, что все вещи и обувь, что мне дарили в дороге – моего размера.
Он дал мне и спутника. Как-то просто подумала про собаку, и в тот же вечер мне подарили щенка. Назвала ее Дэзи, две или три недели несла ее на руках, потом она ковылялa за мной, и очень скоро бежала, играясь, впереди. Монголы не ставят миску перед собакой, их собаки сами себе добывают пищу. Хозяева юрт начинали ругаться, наблюдая за мной, когда наливала Дэзи молоко. И мне пришлось закладывать за щеки кусочки мяса, как хомяк, выходить кормить мою верную спутницу. В Улан-Баторе мою собаку отвязали и увели, когда буквально на 5 минут зашла в Интернет-кафе проверить ящик. Бегала искала ее по улицам, потом друзья сказали, что она породистая и попала в хорошие руки. – “Ты же собираешься в Китай, тебя на границе с ней не пропустят, да и там ее могут съесть, она же у тебя такая кругленькая”. Они, скорее всего, были правы, потому, что намыкалась бы Дэзи со мной на монголо-китайской границе. Монголы и китайца проходят свободно там без визы, туда-сюда, a мне пришлось пять суток просидеть на рюкзаке у границы,- не пропускали с паспортом третьей страны. Пока начальник погранично-таможенной заставы хлопотал за меня как пилигрима и вел переговоры с китайской стороной - ждала. Все солдаты ходили в москитных сетках. Такую мошку, наверное, это был гнус, видела впервые. Они садились на открытое лицо и руки сотнями. И когда я хлопала по лицу, у меня на руках была каша, похожая на смородиновое варенье: мелкая мошка вперемешку с кровью. Это было незабываемое впечатление! Лицо, правда, распухло, живого места не было, укус на укусе. Через пять дней pешительное –нет, не пускают меня китайцы. ОК. Попробую ночью перейти через горы. Поймали. Посадили на машину и отвезли за 40 километров от границы. Ну что же, по крайней мере убедилась, что Тибет пока для меня закрыт.
Ни через Монголию, ни через Непал в Тибет тогда не попала. :(

Комментарии
Guest06.08.10, 09:37
pust znaki privedut k shastyu 
mne ponravilos.radostno na dushe stalo.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Монголия
еще маршруты
О Маршруте