Тутончана: дневниковое сочинение

Идет загрузка карты ...
Сплав по реке Тутончана, выход в Нижнюю Тунгуску, закончился маршрут в Туруханске: р.Тутончана - р.Нижняя Тунгуска - Туруханск
 

1 до скорой встречи Туруханск 1 до скорой встречи Туруханск
2 р.Северная с высоты птичьего полёта 2 р.Северная с высоты птичьего полёта
3 возвышенность Северный камень 3 возвышенность Северный камень
5 возвышенность Тальдакон 5 возвышенность Тальдакон
6 место высодки приток Муили 6 место высодки приток Муили
25 августа.
«По щучьему хотенью по моему велению, а ну-ка вертолет унеси меня в полет» – примерно так, мы призывали легкомысленную фортуну обратить на нас внимание, подстраиваясь под сказочного персонажа Емелю, правда в ином стиле и другом формате.
С навязчивыми мольбами к Творцу, мы упрашивали всепогодную, малую авиацию не отвергать наши настойчивые просьбы о скорейшем вылете. В итоге, в самом деле – подействовало! Обожаемая и «дорогая», малая авиация, слово «дорогая», я умышлено поставил в кавычки, иного, более емкого определения я не отыскал. Так вот она в буквальном смысле слова подняла нас к облакам и помогла отыскать в земле сибирской истоки малознакомой реки Тутончана. Истоки реки затерялись где то в таежной глухомани Эвенкии, на одноименной возвышенности Тутончана. К тому же, нам доподлинно было известно, что впадает она правым притоком в Нижнюю Тунгуску.
Имеющие разумение в своем ответственном и нелегком деле пилоты вертолета, повидавшие многое на своем веку, помогли открыть глаза на дивную, нехоженую и отвергнутую теплом природу Среднесибирского плоскогорья, развернувшуюся всем своим хвойным фронтом между 67 и 65 параллелью. Огромное им за это спасибо, ибо, без помощи авиации такие проникновения, в святая, святых – эвенкийской тайги, практически не возможны, либо возможны но с большим ущербом для психики и здоровья.
Начиная от прославленного селения Туруханск за иллюминатором железной птицы распласталась заболоченная низменность, скрепленная разветвленной сетью пронырливых ручейков, стоячих озер и топкой мари.  Под нами красовался темно-зеленый ельник, торчащий заостренными стрелами и пышный березняк подслащенный светло-желтой россыпью осени, пока еще не расположенной к ночным заморозкам, из-за своего ленивого характера.
На подлете к реке Северная зеленокудрая тайга, в проплешинах седых лишаев, что называется, расцвела вовсю свою необъятную ширь. Тайга находилась на пике своего цветения, но было в ней нечто, безысходное, предопределяющее ее скоротечный, цветущий взлет. Она приготовилась к унылому, желтому увяданию. Островки пожелтевших берез, покрасневшие пятна теплолюбивого ивняка скрашивали берега рек и озер, напоминая о скором наступлении таежного сентября, не ведающего солнечной милости и теплой благодати.
Правобережный приток Нижней Тунгуски река Северная, отрезала заболоченную низину от скалистых гор возвышенности Северный камень. Крутые склоны, разрушенные веками и неблагоприятными арктическими погодами превратились в лавинообразные потоки коричневого курумника. Устоявшие в бессрочной битве коричневые скалы хорохорились нарядными лишаями и разрозненными клумбами вечнозеленого кедрового стланика.
Обозначившиеся на горизонте, мрачными штрихами, горные плацдармы возвышенностей Марбенту, Комто и Тальдакон, имеют плоскостное строение. Подобный рисунок горной системы Нижней Тунгуски сродни Путоранскому плоскогорью, это сравнение вполне оправданно, близкое соседство скрепленное родственными узами Среднесибирской возвышенности дает о себе знать.
Вертолет летит вперед, уверенно подстраиваясь под боковые порывы и вертикальные сдвиги ветра, известные в народе как воздушные ямы. Под лопастями железной птицы, слово «под крылом», я сознательно не употребляю, для того, чтобы неопытный читатель смог уловить конструктивную разницу между самолетом и вертолетом. Так вот пространство на плоскостных возвышенностях гор заполонила болотистая низина. Гниющие лужи-озерца запружены корягами и обезличенными деревцами, напоминающими обструганные и покореженные палки.
Возвышенность Комто, благодаря многотысячным ручейкам изменяющим рельеф местности, расчленилась на отдельно стоящие сопки. Оголенные сопки напоминают футбольные поля и теннисные корты. Выположенные подъемы высоких сопок окружили плотным кольцом таежные заросли. На возвышении, ряды таежной растительности редеют, уступая место бурому камню. У края береговой линии ручейков, озер и рек проглядываются осветленные букеты ярко-оранжевых березок.
Вертушка задрожала и завибрировала, мелькающие в иллюминаторах картинки тайги, слились в единую панораму и замедлили свой бег по круглым экранам. На восходящих потоках, отраженных от галечной площадки, железная птица зависла над двумя голубыми ключами. Вытянутая стрелка двух притоков, поросла ивняком и широколистной травой, растущей прямо у воды. Ниже стрелки, открытая береговая зона углубилась в тайгу галечным полем, создав тем самым великолепную площадку для посадки вертолета.
Командир вертушки описав над стрелкой изящный пируэт, без разведывательного зависания в воздухе и разгона пыли, мягко опустил многотонную машину на неподготовленную, галечную площадку. Это нас насторожило и встревожило, конечно не сточки зрения безопасности полетов, а с точки зрения путешественника, ищущего нехоженые дали. Сам собой напрашивался вывод – значит в устье Муили, пилоту доводилось не один раз садиться…
К нашему огорчению, мы не стали первопроходцами, а являлись продолжателями, кем-то проложенного пути. Грустные выводы тут же подтвердились, у бережка стояли в ряд спиленные пеньки, приспособленные под табуреты.
Отполированные стойки шасси в нужный момент с амортизировали, приняв на себя ударный эффект притяжения земли. Кормовая часть железной птицы опрометчиво низко опустилась, едва не коснувшись воды. Факт неоднократной посадки вертушки в этом месте, подтвердился – пилот знал что делал. И еще одна немаловажная причина для горьких раздумий – командир не стал выключать двигатели, предоставляя нам полную свободу выгрузки под вращающимися лопастями. Позже, мы осознали и на собственной шкуре прочувствовали почему он так поступил, вопреки правилам безопасности полетов. Всему виной была мошка, не дающая спокойно жить теплокровным тварям, включая конечно и разумных существ.
И так, под рокот гудящих турбин мы начали разгрузку, время деньги – актуальность данной пословицы мы ощутили натруженными мышцами и запыленными глазами. Вертолетчики торопили, осыпая нас недружелюбными взглядами, когда мы замешкавшись или разинув рты, бросали поднятые тюки, баулы и рюкзаки. Наши проблемы и желания, небесных пахарей не трогали, впрочем мы на них и не сердились, нас поглотила неизведанная страна прозванная Эвенкия. Настроение у нас было на подъеме, физическая активность на полной выкладке, мы что называется, носились над землей перебирая ногами по воздуху.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Эвенкийский
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3
Ссылка: