Рыбалка-сплав на двух катамаранах по рекам Полярного Урала. Обретение рыбацкого счастья
Нитка маршрута
Архангельск (Онега, Вельск, Сыктывкар) – Ухта – ст. Харп – Пятиречье – р.Танью – оз.Варчаты – р.Варчатывис – р.Войкар – р.Обь – Лабытнанги.
 

Маршрут - «Пятиречье»: Архангельск (Онега, Вельск, Сыктывкар) – Ухта – ст. ХарпПятиречьер.Таньюоз.Варчатыр.Варчатывиср.Войкар р.Обь – Лабытнанги.

Период – 22.07.2020 по 05.08.2020.

Продолжительность маршрута:

на авто – 1010 км (через Карпогоры и Микунь) (18 часов);

на поезде – 1323 км (от Вельска) (29 часов);

на вездеходах – 110 км (10 часов);

сплав – 350 км (из них 180 по Оби) (9 дней);

обратно на поезде и авто до мест начала путешествия.

Оборудование сплава: катамараны (6-тиместные) – 2 шт.; мотор – 5 л.с.

Состав группы: 12 человек (10 взрослых 35-44 гг. и 2 ребенка 8 и 13 лет).

Сам зауральский маршрут хорошо отображен на карте, составленной участниками группы в ВК «Полярный Урал» - https://vk.com/club69622759.

На схеме: красная линия - вездеходная заброска, фиолетовая линия - сплав, желтая – свой мотор, лодка или катер местного населения), оранжевая линия – Метеор.

2020 год чуть не сорвал все планы… Изоляция, удаленная работа и учеба, сорванные отпуска, потерянные деньги, проблемы на работе и в бизнесе… И все-таки светлые пятна в нашей жизни есть, они просто должны быть... В итоге получилось большое и эмоционально запоминающееся путешествие на Полярный Урал.

Каждая «турвылазка» в отдаленные места нашей необъятной Родины запоминается по-своему. Каждая привносит не только новые впечатления, но и новые волнения, которые всегда начинаются уже на этапе подготовки и разработки маршрута. Основания для беспокойства по поводу уральского маршрута были. Скажем больше: к моменту старта они только нарастали.

В первый раз в походной практике в путешествие отправилась сборная команда. В группе были рыбаки, охотники и просто туристы из Онеги, Вельска, Сыктывкара, Мурманска, Архангельска. Кто-то из нас имел опыт достаточно продолжительных маршрутов, некоторые отправлялись на длительный сплав впервые.

Самому юному путешественнику было 8 лет. Большинство членов группы были знакомы друг с другом, однако в походных условиях практически всем пришлось заново узнавать друг друга.

12 человек – это уже достаточно большая по численности, можно сказать, массовая, группа. Да, были туры на тот же Урал на двух катамаранах, но один из них был, что называется, «школьным». А большая группа – это повышенные требования ко всему: месту ночлега, объему продуктов, возможностям рыбалки, безопасности и т.д.

Если основные контуры маршрута и состав группы были намечены еще осенью, непосредственная подготовка началась в самый разгар коронавирусных событий. Но раз парад на Красной площади провели, чем мы хуже!? С окончательным составом не было ясности до последнего момента: решали проблемы с отпусками, тестами на «китайскую заразу», заменой выбывших участников. Утряслось все буквально перед самым выездом. Бесконечные походы в рыболовные магазины, созвоны, обсуждения стали уже привычным и постоянным элементом подготовки.

Главным козырем был наш добрый и старый товарищ – инструктор по туризму из Сыктывкара, кстати, лучший по Коми. Летом он практически каждые две недели выезжает по новому маршруту с новой группой. За неделю до нас он путешествовал по Кожиму и верховьям Мезени, после нас поехал на Кавказ. Туры выходного дня, школьные походы и соревнования, горно-пешие тропы, группы до 35 человек – опыта ему не занимать.

Именно ему принадлежит сама идея маршрута по Пятиречью. В далеком 2014, сплавляясь на Приполярном Урале по реке Кожим (на европейской стороне Уральских гор), возникло желание перемахнуть за хребет, где щука потолще, хариус пожирнее, беленькая есть. Пугали цена вопроса и погодные условия Полярного Урала. К тем далеким планам вернулись сейчас.

С погодой действительно было очень серьезно и актуально: в середине июля 2014 года на Кожиме попали в снег, в 2019 году, путешествуя по Карелии (р. Кутсайоки – р. Тумча), «словили» 6 дождливых дней из 7 дней маршрута. Видеоролики в сети, посвященные Пятиречью, выдавали такие же неутешительные прогнозы. Из-за постоянной сырости группы 2019 года сокращали время сплава или вовсе отказывались от своих планов. Надежда на то, что на Полярном Урале дождя не будет, а будет сразу снег, оптимизма не добавляли. К тому же очень не хотелось обносов: с нашим количеством багажа это довольно утомительное занятие.

Относительная популярность маршрута также зарождала определенные сомнения: туристических групп было много, и вдруг всю рыбу уже выловили? Для 12 рыбаков это было больше, чем беспокойство. Как выяснилось в дальнейшем, «проходного двора» на Пятиречье нет. 5-10 групп туристов в сезон мало влияют на состояние местной ихтиофауны. В самой Оби рыбы действительно становится меньше, но знающие люди в этом винят промышленников Салехарда и Лабытнанги.

В итоге было выбрано именно Пятиречье: спокойный сплав по труднодоступным рекам с надеждой на трофей. В июле 2020 года знакомые только по географическим картам объекты и названия должны были стать нашей реальностью.

На Восток! На Урал! В Сибирь!

Признаться, не до конца понимали, что заброска будет дорогой, долгой и трудной. Автопробег до Ухты запомнился задушевными разговорами, в большинстве своем, разбитыми дорогами, заброшенными зонами и бесконечным борщевиком по обочинам. Как сказали коллеги, в глубине этого борщевика еще больше. Все дорожные указатели Коми сопровождаются дублированием информации на русском и коми-языке. С гидронимами сначала все было понятно и знакомо – Печера, Вычегда, Вашка, Мезень, Ижма, Пижма, Уса, Кожим. На Урале и в Сибири названия рек и поселений без подготовки уже не выговоришь: Лимбекою, Яренейшор, Джагальябтикшор, Бурхойла, Лагортаю, Шурышкары, Катравож, Лабытнанги.

В Сыктывкаре чисто, ухоженно и весело! Совершенно неожиданно в пригороде Сыктывкара наткнулись на симпатичную композицию на международно-политическую злобу дня: «Болт на санкции».

РЖД – это отдельная история. Купейные билеты были куплены за 90 дней, плацкарты появились только перед самым выездом, и мы решили не рисковать и проехаться в купе «как человеки». Возвращались уже в плацкарте.

К основному снаряжению из Архангельска, в Сыктывкаре добавилось еще столько же, включая продукты на всю группу. В Ухте весь багаж пересортировали, купили багажные билеты (в отдельное багажное купе), уточнили места остановки нужных вагонов.

Стоянка 10 минут, надо было успевать. Наш инструктор, сопровождающий группы чуть ли не каждую неделю, признаков беспокойства не подавал, но предчувствие, что РЖД подкинет сюрприз, все нарастало. В итоге поезд «Москва – Лабытнанги» опоздал, стоянку сократили до 5 минут, нужные нам вагоны оказались совсем не там, где ожидалось. Вещи закидывались прямо в тамбур, проводницы охали и ахали, начальник поезда ругался, а мы все бегали и бегали по перрону с вещами.

Дальше – больше. Было известно о бюрократии на РЖД, но тут она превзошла саму себя. В продолжительном разговоре с начальником поезда мы узнали, что кассиры, продававшие билеты, ничего не знают, что туристы все такие наглые и стремятся провести багаж «на халяву», что его (начальника) проверка может наказать. Проблема состояла в том, что двухметровые алюминиевые балки для рамы катамарана якобы не попадали под габариты РЖД перевозки. А мы оформили все просто как «байдарки», оказывается надо было дополнительно оформить «негабаритный груз».

Не в нашей ситуации было идти на конфликт: объясняли, что туристическое оборудование, перевозится без ограничений, а не как негабаритный груз, предлагали доплатить и т.д. Нас сначала хотели высадить, потом, сверясь с инструкцией, грозили уволить кассира (станции и поезда относятся к разным организациям). В итоге разошлись миром, доплаты не потребовалось, потом вместе с бригадой проводников с начальником во главе шутили, обменивались жизненным опытом, договорились о том, что мы заранее занесем вещи в поезд на обратном пути. Забегая вперед, скажу, позвонили, представились, начальник поезда нас не узнал и, вообще, сказал, что нас таких много, и он всех не помнит… Так почему же про туристическое оборудование ничего не знает? В вагоне в основном хвастались спиннингами, блеснами, устраивали мастер-классы по подготовке бомбард, заточке ножей и даже топора.

Когда пересекали Уральский хребет, за окнами вагона проскакивали знакомые по названиям речки, еще совсем маленькие горные ручьи, которые позже разольются, образуя бассейн Печоры с запада Уральских гор и Оби – с востока.

Харпстанция нашего прибытия – известна, пожалуй, наличием одной из самых строгих зон в стране. Здесь нас ждала «Газель» и жесткий карантин. Первая партия команды выехала с вокзала, минуя центральный выход. Всех остальных пассажиров и нашу вторую партию пропускали через антикоронавирусный пункт: измерение температуры с проверкой документов. К слову сказать, термометрии мы подверглись еще в вагоне перед высадкой: проверял лично начальник поезда.

В Харпе же состоялось наше очное знакомство с начальником этого участка пути – Юрием Васильевичем Ждановым и его командой. Они занимаются организацией туров и заброской туристов на Полярном Урале. Маршруты на самый широкий вкус: пешие, водные, горные, лыжные, сплавы; разные по сложности, продолжительности и стоимости. Группа в ВК https://vk.com/club69622759. Рекомендуем!

Следующим этапом нам была уготована поездка на двух гусеничных комфортабельных вездеходах – «Газах». В процессе погрузки была с большим вниманием выслушана лекция о недопустимости такого громадного количества груза, о ненужности второй коптилки и третьей пары запасных сапог, четвертого спиннинга. Количество груза на вездеход строго ограниченно!!! После инструкции по безопасности и ее подписания – фото на память, и в путь. По словам Юрия Васильевича, наша группа была первой, которую он забрасывает на Пятиречье в этом «коронавирусном» году.

Расстояние «всего» 110 км, основная часть пути – камни и болота. Сначала показалось, что какую-то часть дороги можно «пролететь» на более скоростном транспорте. Но первые же препятствия убедили нас, что лучше медленно, но надежнее. Ехать, признаюсь, утомительно: трясет, громыхает, ничего не слышно, алкоголь, в целях безопасности, под запретом. Несколько раз делали остановки, постоянно фоткались, перекусывали. Воду брали уже из горных речушек. Юрий Васильевичбывший геолог, прекрасный рассказчик и знаток здешних мест. Записывали и запоминали советы и наставления, слушали рассказы про нерадивых и удивительных туристов и коллег из туристического и геологического опыта, подчерпнули много нового о природе, геологических особенностях Полярного Урала, геологическом быте, лосиных тропах.

Здесь тоже не обошлось без небольших приключений: сначала застрял камень в гусенице, потом стали вылезать «пальцы» (приходилось пристально следить за ними) и, уже на подъезде в Пятиречью, один из вездеходов увяз в болоте. В этот раз просто вытянули вторым вездеходом, в противном случае для этой цели используют бревно. Красота мест, особенно для жителей тайги и болот, неописуемая. 11 км ехали прямо по руслу реки! Немного переживали, как вынесет столько трудную заброску наш самый юный геолог-турист…, но он держался молодцом.

Юрий Васильевич сказал, что для ночевки в первую ночь можно будет воспользоваться вагончиками геологов. Это сильно облегчило нашу туристическую жизнь: нет необходимости возиться с палатками. После перекуса нам разрешили пропустить по стаканчику, жизнь стала еще веселее.

Выгрузились у ярко-оранжевых балков (вагончиков геологов). Если в городе у дома припаркованы автомобили, в деревне – мотоциклы и трактора, то здесь – вездеходы. Чуть забегая вперед, скажем, что нам встретилась еще одна необычная парковка – катеров, амфибий и гидроплана. Перевалочная база состоит из бани, столовой, двух жилых балков по 8 мест каждый. Там уже находились три геолога. Даже не знаю, с чем связать их скорый и неожиданный отъезд…!

Сразу скажем, место изрядно загажено, мусор везде. Что смогли, то прибрали. После непродолжительного отдыха и прощаний наши адмиралы-водители отправились в обратный путь.

Ну а наш маршрут, собственно говоря, только начинался…

По притокам Оби

Первый день – день заезда – промелькнул как миг. Передохнули, разложились, поели и с разных сторон Пятиречья начали носить хариуса, хариуса отборного – 1-1,5 кг. Он не похож на европейского, но от этого не менее вкусный. Жарили, солили, заготавливали впрок. Наша полноценная охота за хариусом была как раз в первые два-три дня: мы поднимались по притокам и чуть спускались по Танью. Потом собирали каты, долго пели песни под гитару, устраивали спортивные конкурсы .

А утром встречали первый праздник в нашем путешествии: день ВМФ. Среди нас был заслуженный старший мичман, только уволившийся в запас: ему устроили поднятие флага, салют из фальшфейера, праздничное застолье. Уже тогда нас начала удивлять погода Полярного Урала, нещадно палило солнце, загорали, мошкары и комаров практически не было. Ни для налаживания погоды, ни для стабильного клева не пришлось даже проводить танцев с бубнами и прочих шаманских ритуалов.

Пятиречье – это место слияния пяти горных рек Правая и Левая Пайера, Бурхойла, Хойла и, чуть ниже, Лагортаю. Все вместе он образуют Танью, по которой у нас и был первый этап сплава.

Горные реки прекрасны именно тем, что, начинаясь как ручей, они быстро набирают воды, разливаются, сохраняя на всем своем протяжении большую скорость. В нижнем течении, разливаясь еще шире, только немного замедляются. Восточный склон Уральских гор более пологий, чем Западный, поэтому р.Танью показалась другой. Еще у балков ее, по факту, можно было перейти в брод, если бы не сильное течение. Да и воды было много в этот период. Буквально через день-другой Танью стала неповоротливой, полноводной, образуя большие плеса с замедленным течением и ямами. На дне – большие заросли длинных (до полутора метров) водорослей, которые образуют большую кормовую базу для рыбы.

Первые три дня был спокойный неторопливый сплав. Сначала мы немного отдалялись от Уральских гор, река петляла, и хребты показывались на горизонте то с одной, то с другой стороны. Невероятной красоты зрелище. Перед отправлением не поленились забраться на вершину склона, чтобы запечатлеть виды Пятиречья с высоты.

На каждом катамаране было по 6 рыбаков: одновременно закидывать «спины», да и просто сидеть, было не очень удобно. Наш самый юный рыболов в поисках самого комфортного места еще в самом начале отработал погружение с катамарана «солдатиком» спиной вперед. Страшного ничего не случилось. Поймали за «спасик», вытащили, обсушились.

Позже приноровились, неоднократно возникали ситуации, когда вываживали добычу все одновременно. Иногда пороги облавливали с берега. Хариус брал стабильно: и на мушку, и на блесну-вертушку. Начал клевать окунь, его отпускали, оставляя единичные экземпляры на копчение. Коптить на очищенном от коры ивняке ничуть не хуже, чем на яблоне или ольхе. Была не очень удачная попытка завялить рыбу, но дневных стоянок и полярного солнца оказалось явно недостаточно. Здесь сразу дадим совет на будущее: тщательно солите рыбу. Поедание свежего посола обернулось для некоторых из нас борьбой с кишечными инфекциями и паразитами уже дома.

Команда была большая и шумно-веселая. Особенно это было заметно на стоянках. Каждый раз берег превращался то в улицу, то в площадь из 5 палаток. Очень выручили три ящика-контейнера: удобно перевозить продукты, сидеть, использовать в качестве стола, в дальнейшем – заготавливать и хранить рыбу. Пространство вокруг костра иногда напоминало столовую в пионерлагере: много посуды и людей. Дежурили парами по очереди, блюда готовили по заранее спланированному меню, рыба была постоянным добавлением к основным продуктам. Самым ценным предметом уже который по счету поход оставалась туалетная бумага. Вероятно, формулы, следуя которой можно не опасаться ее дефицита, просто не существует в природе.

Основным и самым приятным достижением путешествия следует признать коллективную атмосферу, сложившуюся внутри команды: на протяжении всего маршрута царило безудержное веселье, терпение, взаимовыручка. Постоянно травили байки на самые разные темы, благо, хороших рассказчиков хватало. Религию и политику обходили стороной; жаркие споры велись вокруг удобства экипировки, практичности туристической одежды, уловистости снастей, былых трофеев, детских воспоминаний. По-моему, каждая из фраз, произнесенных в походе, могла бы стать успешным мемом на развлекательных порталах. Случайно замеченная иноземная эмблема на бейсболке одного из коллег тут же стала предметом шуток. Почти все в экипажах с этого момента стали говорить с ярко выраженным американским акцентом. Самым нужным и желанным аксессуаром были признаны солнечные очки: когда они были оставлены на берегу, за ними вернулись и даже нашли.

Из постоянного музыкального сопровождения – колонка и гитара. На гитаре играли прямо на реке в катамаране!

Места для рыбалки определяли по советам в группе ВК, посвященной маршруту на Пятиречье. Правда, первоначально инструктора заподозрили в использовании меток на навигаторе, но, когда рыбалка стала удачной у всех, в этот вопрос решили не углубляться. Среди нас были и специалисты по морской рыбалке, перестроится на «речной» режим им удалось не сразу .

Тайменную яму ниже впадения ручья Элькошор обловили слабо, фактически пропустили. Расстояние от старта до первой ночевки, учитывая хорошую скорость течения, было пройдено небольшое. Нам пока некуда было спешить.

Вторую стоянку решили делать на Сизымской яме (ручей Сизым, впадающий в Танью, образует большую глубокую петлю). По картам там была изба (по комментариям, даже дом), но искать ее не захотели, все равно все бы не уместились. Здесь на яме перед самым ночлегом начался отсчет по щучьим трофеям: по 3, 4, 5, 6 кг…. Те, кто не успел поймать, начали волноваться, будет ли еще рыба. Наш инструктор неизменно отвечал: «Завтра».

Через некоторое время вода в реке стала совсем темной. Настало время окуня, щуки и большетестовых спиннингов. Одновременно с этим увеличился размер блесны, практически все ловили на колебалки и глубоководные воблера. Очень интересно оказалось ловить на попперов. Позже стали ставить самые неуловистые приманки и всегда с неизменно успешным результатом.

Создавалось такое впечатление, что отборным окунем (1 кг и выше) было выстлано все дно реки. Он брал на все виды приманки, самые огромные и неказистые; хватал в воде и над водой, на отвесное блеснение; его тащили за жабры, спину, хвост, плавники, брюшину и бока. Иногда казалось, что окунь специально бросался на блесну, чтобы его вытащили, тем самым спасая от преследовавшей его щуки, и потом отпустили. Обнаружилась такая закономерность: сначала беспрестанно дергают окуни, потом – затишье, далее – начинает активно клевать щука. Щучьи трофеи стремительно росли в показателях: 7 кг, 8 кг, 9,6 кг… Кажется, ты лидер, но сразу же 10,3 кг; и друг – уже не совсем друг . Экземпляры до 3 кг смело отпускали, если только изъятие приманки было проведено без последствий. Больших щук на катамаран было уже не вытащить, и приходилось сначала глушить веслами.

У щуки наступал период жора, хватала все. Когда чистили рыбу (брали исключительно филе), только пару раз внутри были найдены птенчики и окуня, икры практически не было.

Раза три пробовали ловить ночью на «мыша», помня удачу якутской рыбалки на тайменя. В этот раз безуспешно: «мыш» был атакован крачками сверху и стаей крупного окуня из воды. На блесну поймали только двух некрупных (до 1 кг) таймешков, которых затем благополучно отпустили. Одного в районе ручья Элькошор, второго – ниже слияния Ворчатовиса (речка, выпадающая из озера Ворчаты) и Большой Лохорты, откуда берет свое начало Войкар.

Зацепов было не много, приманок почти не потеряли. Из утраченного рыболовного инвентаря – только 4 спиннинга, которые сломали по неаккуратности либо ветхости. К сожалению, один из них был все же недешевый.

На реках и встретившихся озерах очень много уток с утятами и крачек. Иногда, въезжая на места гнездования, мы были буквально атакованы крачками, они пролетали над нами на расстоянии протянутой руки. Несколько раз видели орланов-белохвостов: они либо парили, высматривая рыбу, либо их гоняли крачки. Однажды заметили орлана, клевавшего большую (на вскидку, около 3 кг) щуку. Он пытался поднять и утащить добычу, но потом бросил и вернулся за ней, когда мы уже проплыли. Перед озером Ворчаты (ударение на последний слог) удалось запечатлеть олененка, вышедшего на берег реки.

С погодой очень повезло: жарко на солнце, комфортно ночью, ожидаемого снега не было, кратковременный дождь был только пару-тройку раз за весь маршрут. Хотя, надо признать, облажник над горами присутствовал постоянно, но как-то обходил нас стороной. Только на выходе с маршрута погода немного испортилась.

На 4 день сплава семейные заботы, родные лица, любимая работа уже не вспоминались, по ним еще не начали скучать. И тут появилась сотовая связь… На озере для особенных гостей стоит VIP-база, рядом с которой стоит ростелекомовская вышка, поэтому Теле-2 оказалась в зоне доступа. Вместе со связью у некоторых вновь возникли, казалось бы, забытые рабочие и семейные проблемы. Интернет, даже рядом с вышкой, был слабый, поэтому рабочие вопросы решались плохо .

Самое главное беспокойство вызвал звонок в пароходство: надо было уточнить расписание парома. Оказалось, не зря позвонили: призрак коронавируса застал нас и здесь. В условиях карантина в Шурышкары (предполагаемый заключительный пункт нашего сплава) паром не заходит. Попасть на него можно было только с п. Мужи (20 км вверх по Оби от Усть-Войкара) и только на сутки раньше, чем было запланировано. Отсюда появились дополнительные проблемы: сможем ли мы успеть, сможем ли подняться, хватит ли бензина? Тут же возникла история о туристах, которые пропустили свой поезд и третий день «тусуются» в Шурышкарах. Пришлось скорректировать маршрут: дневки, предусмотренные графиком сплава, пришлось убрать совсем , рыбалку по возможности сократить , а остальные вопросы решать по мере их возникновения.

Но Урал и полярная природа пока никуда не делись. Уральско-сибирские пейзажи продолжали радовать глаз. Встречая озера (например, Ворчаты, Шурышкарский Сор, Войкарский Сор) и реки вроде Оби, начинаешь понимать масштабы водных ресурсов в нашей стране. Схожее впечатление произвело когда-то озеро Байкал. Ворчаты пересекали сдвоенными катамаранами на моторе примерно 2,5 часа (15 км). На выходе из озера на острове напротив базы стоит часовенька; вышли, прогулялись, очередная фотосессия.

На саму базу решили не заходить, планируя остановится у очень гостеприимного «Андрюхи Толстого», как его называет Юрий Васильевич. Однако он, вероятно, был очень гостеприимным, и там нас ждал полный аншлаг: катамараны, двухпропеллерные аэрокатера и даже гипроплан. Гости отдыхали по полной. Видимо, мы тоже представляли для них интерес. Амфибия пару-тройку раз поднималась и кружила над нами.

Поэтому желанная встреча с местными жителями откладывалась. Аэрокатера с этого момента встречались теперь постоянно. Памятуя о том, что после озера Ворчаты трудно будет найти стоянку, на ночевку встали на первой подходящей каменной косе, на которой, в ста метрах ниже, нашли следы старой стоянки.

Выброска

К огромному сожалению для нас, с этого момента, можно сказать, начался этап выброски. Как мы не старались, фактор ограниченного времени сработал и здесь: неопределенности с паромом, бензином, купленные билеты на поезд заставляли нас поторапливаться. Рыбачили уже только урывками. Главными действующими лицами стали наш верный помощник мотор и коллеги-мотористы, за что им огромное спасибо!

В месте слияния Варчатовиса и Б.Лохорты активными темпами идет строительство очередной дачи. Кстати, строительный материал на берегу встретили еще в нескольких местах: глухие и безлюдные места Приобья начинают активно осваивать. У строителей немного разжились бензином.

Остановится решили чуть ниже, уже на Войкаре. Слияние рек выглядит очень красиво: с одной стороны чисто горная Б.Лохорта с прозрачной водой, крутыми обрывистыми берегами, с другой – темный медленный Ворчатовис. Какое-то время струи не перемешиваются, создавая эффект слоеного пирога. На некоторое время опять появились каменистые косы – то, что надо для туристической бани.

Оказалось, что не все из нашей команды посещали подобное заведение. То, что получилось в результате впечатлило и опытных походных банщиков. Сыктывкарский инструктор постарался: вместительный каркас, лавочки на 12 человек, теплая вода, походный душ, веники, раздевалка и даже указатель «Баня». Пленка, тент, пиво были взяты заранее. Топили печь часа четыре, жара хватило всем, самые выносливые завернулись несколько раз. Перед баней была большая стирка. Помытые, побритые (), распаренные, в чистой одежде – чего еще не хватает!? Правильно! Только кружечки глинтвейна. Ингредиенты для него берегли весь поход: фрукты, вино, приправы.

На следующий день нас ждал большой переход до самого Усть-Войкара. Тем не менее, не могли не остановиться в месте, где предыдущие медиа-туристы поймали 78 щук (выложено в YouTube). Само место «щучьего беспредела» определили точно. Полчаса активного клева хватило всем, кто рыбачил. Некоторые уже даже зачехлили спиннинги. Трофеев уже не было, но щука крупная и много.

На протяжении нижнего участка сплава по берегам нас сопровождали многочисленны озера, болото и тундра. Несколько раз выходили на обрывистый берег, где желтела морошка.

На подъезде к маленькому селению Вершина - Войкар (навигатор выдавал всего 6 домов) нас издали заметил местный житель (хант Витя), проверяющий сетки. Туристический бизнес, по-видимому, у них налажен неплохо. После приветствия и дежурных фраз поступило предложение докинуть нас до Мужей, куда приставал паром. Цена вопроса – 2 т.р. на человека. Сказал, что лодки еще найдет, чтобы перевести нас всех вместе с грузом. Нас больше интересовал бензин. Пока мы добрались до селения, парень успел вернуться и уже встречал нас на берегу. В поселке были только он и его семья. После некоторого замешательства на бензин он согласился. На расспросы отвечал односложно, не спеша. Нас предупреждали, что с хантами надо держаться осторожно, но никаких подвохов мы не заметили. Позже, пообщавшись с другими представителями этого коренного народа, изменили уже вкравшийся в наши головы стереотип: все были открыты для общения, помогали, зачастую безвозмездно. Местные (ханты) никуда не спешат, говорят медленно и размеренно. Мы же, горячие северные парни, по сравнению с ними, общались скороговорками, выполняя несколько дел одновременно.

На пути в Усть-Войкар пересекли второе по счету озеро «Войкарский Сор» (около 20 км). Двигались уже в сумерках пока не было волны. Карты показывали наличие островов, которые надо было огибать. По факту воды было столько, что их просто затопило, и мы шли напрямую. К берегу пристали уже ночью. Палатки расставили прямо у причала на песке.

Предстояло решить главный вопрос, что делать дальше. Пока команда расставляла палатки, разбирала вещи и готовила поздний ужин, было решено сделать вылазку в ночной поселок.

Впечатление, надо признаться, удручающее. Население – 50 человек, часть занимается общественно-административными работами (электростанция, баня, магазин), часть – занимается рыболовством, часть – просто бухает. В некоторых домах были слышны звуки веселья. Здания, мостки остались еще с советских времен. В школу детей возят в соседний поселок на противоположном берегу Восяхово. Однако нам помогли. Местные подростки показали дом продавца, и даже ночью нам открыли магазин, чтобы купить хлеба. Предварительно решили вопрос с бензином и маслом. Уже на берегу встретили главного перевозчика – владельца катера. Стоимость проезда до Лабытнанги вместе с грузом – 10 т.р. на человека, до Мужей – 4 т.р. с человека. Пожалуй, это было решающим фактором в определении дальнейших действий. Вверх по Оби нам было не подняться, нанимать лодки или катер – слишком дорого.

Утром (в субботу) нас разбудило активное движение на берегу и чей-то окрик: «Рота! Подъем!». Наши палатки стояли в 15-20 метрах от воды, проснувшись, мы обнаружили на реке, прямо перед нами около двух десятков лодок с рыбаками. Получается, мы встали прямо напротив ямы, где местные (в том числе из соседних поселений) добывают щуку. И у всех клюет. В день вылавливают по двести кило на человека. Рыбу сдают по 35 рублей за кг, в Лабытнангах щука стоит уже 17 рублей за кг.

Пообщались (местные «стрельнули» пару латунно-светлых «колебалок»), нашли бензин, масло, запасную моторную свечу и решили двигаться до Лабытков своим ходом (примерно 180 км). Надо было опять спешить: начиная с конца дня, на Оби ожидался штормовой ветер. Для катамаранов это было чрезвычайно опасно. Кроме того, с нами был маленький пассажир.

Весь день, как, впрочем, и следующий, были на моторе. Признаться, скучноватое занятие…. Знакомые только на слух названия: Усть-Войкар, Шурышкары, Катровож – стали близкими и даже родными. Обь, конечно, завораживает. На прямых участках река терялась за горизонтом и, казалось, заканчивалась каким-то обрывом. При обычно уровне воды четко различались бы отдельные протоки сначала Горной Оби, потом Малой горной Оби, затем и самой Оби. Сейчас вода была практически на максимуме, пойма была полностью залита, приставать было проблематично. Еду готовили прямо на катамаране на газовой горелке. Отдыхали, все кроме мотористов, вяло переговаривались, спали – вот основное преимущество катамарана.

От нечего делать начали постигать тайны коми языка. Да простят знатоки наше произношение и написание:

(нараспев)

Чей чи,

Кужи чи,

Чаю вы,

Зашибись лоэ…. ()

Пристали только в Шурышкарах. Принятый нами за паром «Владимир Черных», стоящий у причала, оказался магазином бытовой техники.

После перекуса отправились дальше. Были попытки высадится на берег, на местах, судя по карте, нежилых поселений, но так и не нашли их. До Катровожа в этот день было пройдено 100 км. На берегу призывно сверкал огнями и манил музыкой дебаркадер, мы благоразумно встали в отдалении этого праздника жизни.

2 августа отмечали день ВДВ. Один из наших коллег служил в спецназе ВДВ. Настолько приятный, веселый и одновременно скромный человек! Не все даже знали до этого момента его о службе в ВДВ. Традиционно – флаг, салют, поздравления, песни под гитару! Весь день проехали под флагом, поздравляли даже встретившиеся на пути лодки, специально подъезжавшие к нам!

Несколько раз встречали местные рыболовные артели, которые ловили сетями. Главной ценностью была уже белая рыба: муксун, нельма, чир (щокур), пелядь, ряпушка. Погода начинала портиться, поднималась волна, накрапывал дождь, поэтому держались ближе к берегу. Полюбовались видами на Салехард (он стоит на противоположном берегу).

Пристали прямо напротив вокзала, перед нами незадолго до нас финишировала группа школьников с инструкторами. Водная часть маршрута была завершена. По времени в запасе оставались целые сутки. Лучше бы их провели на берегах Войкара или Танью. Немного сэкономили на билетах на паром и «Метеор». Ночевали в палатках прямо на обочине дороги. Здесь снова произошел небольшой казус, как без них! Наш коллега, отправленный за водой в один из близлежащих домов (воду из Оби уже лучше не пить), оказался заблокирован на участке здоровой собакой . Хорошо, что о нем вспомнили и вернули!!

Обратно добирались уже спокойно. Загрузились в вагон, вкусили ресторанной пищи, часть выгрузилась в Ухте и на авто отправилась уже знакомым маршрутом. Остальные – дальше отправились поездом до Вельска.

Все интересное и приятное когда-нибудь кончается. Отрадно, что маршрут однозначно удался. Еще на сплаве заговорили о будущем, стали возникать новые горизонты: Камчатка, Путорана, Якутия. Туристические перспективы у нашей команды определенно есть. Остаются извечные проблемы с нехваткой времени на маршруте, форс-мажоры, заставляющие форсировать походные размеренные события. Сценарий маршрута со спешкой на этапе выброски никак не хочет меняться. Все также актуально сокращение количества багажа, которые участники берут с собой.

На этом бы можно было закончить, но маршрутная тема имела неожиданное продолжение.

Отправляя с маршрута некоторые из наших фотографий в группу Полярного Урала (https://vk.com/club69622759), мы даже подумать не могли, что они вызовут такую бурную дискуссию. Последователи Греты обвиняли нас в подрыве экологической обстановки Урала (нельзя ловить столько рыбы), ханжеством попахивает и обвинение в неуважении к ихтиофауне (нельзя фотографироваться с трупами).

Но, позвольте, господа! Уже устали объяснять, что у нас был маршрут-рыбалка, ни одной рыбы мы не испортили, все, что поймали, съели или увезли домой. Сети мы не используем. Места, где мы бываем, настолько далеко, что кроме нас и, может быть, еще пары десятков рыбаков никто не ловит, вреда таким количеством спиннингов не нанести. Опасность водных и иных природных ресурсов исходит от объектов и субъектов промышленности региона, на инфраструктуре которой сплошь и рядом случаются техногенные аварии.

Рыбалка в основном проходила по принципу: «поймал – отпустил», т.к. всего, что поймаешь в этих краях, просто не съесть и не увезти.

Кроме того, это группа любителей именно РЫБАЛКИ!!!. Мы ведь не выкладываем трофеи в сообществах, где постят упругие ягодицы или выращивают огурцы. Заходя на странички таких злопыхателей-комментаторов, мы видим там преклонение перед надутыми губами, котами – спутниками независимых и гордых, перед лайками тату и бесконечных ресниц, бровей, ногтей и задниц. Никто из нас не высказывает неуважения к Вашим столь «достойным» и «благородным» занятиям. Поэтому позвольте и нам спокойно заниматься нашим хобби!


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Полярный Урал
еще маршруты
О Маршруте