Южный Урал / Лыжный туризм | Спортивный туризм
 

Рассказ пешеходника о первом опыте лыжных походов

3 - 8 января 2006 г.

Рассказ пешеходника о первом опыте лыжных походов

Идет загрузка карты ...
Лыжный поход на хребет Зигальга.
 

02 Зимний лес 02 Зимний лес
03 Ложная радиалка 03 Ложная радиалка
04 Чем не Швейцария? 04 Чем не Швейцария?
05 г. Поперечная 05 г. Поперечная
06 Вершина г. Поперечной 06 Вершина г. Поперечной
09 Хоровод вокруг елочки (на Рождество) 09 Хоровод вокруг елочки (на Рождество)
11 Иремельская подкова 11 Иремельская подкова
12 Банька на р. Березяк 12 Банька на р. Березяк
3 января.

Из дома вышел рано, уже в пятнадцать минут восьмого был на остановке пр. Победы. До встречи с Артемом – сорок минут (холодно).

Дожидаемся Витю с Костей и топаем к дому Адмирала.

Там еще ни кого нет. Минут через пять появился Серега и объявил, что автобус будет только в двенадцать (а я с похмелья, шутку то и не понял…).

Потихоньку подтягиваются остальные. Глядя на некоторые лица, становится ясно, что новогодние праздники прошли «на ура».

В восемь пришел Игорь, с дежурства, поздоровался и ушел за снарягой домой.

Около половины девятого появился автобус. Загружаем в него рюкзаки с лыжами и идем за пивом (как оказалось потом - ЗРЯ!!!)

Садимся в автобус. Тут же последовал тост за выезд. Тост за Зигальгу.

За окном ни чего не видно, потому что смотреть туда некогда. Разговариваем, пьем водку на мандариновых корках (Эльдар молодец – очень вкусно получилось, он у нас замполитом нынче).

Жора распаковал гитару. Понеслись турьевские песни. Весело.

Через час, Женя заставил-таки меня взять гитару. Сидя на поручне сиденья, с грифом задранным в потолок под шестьдесят градусов, я попытался исполнить несколько песен. Но неимоверная тряска, скоро заставила упаковать инструмент обратно в чехол.

Часа в три дня выгружаемся между поселком Тюлюк и деревней Меседа.

Упаковываем вещи в рюкзаки, одеваем лыжи.

Мои на меня не налазят, мне кажется они, блин, какие-то детские (и какого фига я не попробовал надеть их дома?!!!).

Народ начинает потихоньку уходить к будущему лагерю, а я продолжаю копаться с лыжами. Через пятнадцать минут остаются всего пять человек. Толя, помогает мне переставить защелку ближе к щечкам и лыжи все-таки удается надеть.

Выходим. На первом же спуске (метров тридцать от трассы) я падаю. Встать – целая проблема (я первый раз в лыжном походе, да и на беговых лыжах последний раз в школе ходил). Сил отнимает – уйму.

Идем дальше. Тяжело. В первый день всегда трудно расходиться. Тем более что после сентябрьского Конжака нагружал себя только поднятием рюмки… Совсем я что-то расслабился.

Догоняем Женю. У него полетела пружина на креплении, меняет ее на новую.

Топаем дальше. Еще раз падаю. Теперь на ровном месте. Блин!

С горем пополам доходим до лагеря. Уже горит костер и стоят палатки. Это насколько же я отстал?...

С трудом присоединяюсь к общественной деятельности.

Ужинаем.

Постепенно темнеет. Пьем, поем, пьем, поем, анекдоты… Все, хорош – уже три часа ночи. А завтра подъем на Зигальгу.


4 января.

Еле проснулся. Впихал в себя тарелку пшенки с печенками. Пошел собираться.

Самочувствие чего-то не очень. Трескаю таблетку Solpadin’а (помогает с похмелья).

Становлюсь на лыжи. Собираюсь отчаливать. Почти все уже ушли.

Ирина обнаруживает кем-то оставленный пакет со жратвой. Мой рюкзак тяжелеет еще на пару килограмм. Догоню хозяина «забытого» пакета, порву как грелку.

Иду, тошно, Solpadin еще не действует.

Впереди появляются Женя с Инной. У Жени полетело крепление (в смысле отвалилось от лыжи). Непруха у него какая-то. Обхожу его, падаю. Блин…

Хочется пить (почти до галлюцинаций). Чудятся ручьи, котелки с чаем и пр. Мечтаю придти в лагерь и выпить несколько литров горячей жидкости.

Кто-то сказал, что остановка и обед в двенадцать часов дня. С ужасом представляю, как далеко от меня мог уйти тропящий и на сколько километров впереди он окажется в полдень.

Все время в горку. Догнать ни кого не могу. Тяжко. Хотя хиляком себя назвать не могу, все же силы на исходе (сказывается мой «огромный» опыт лыжных походов). Постоянно падаю, это уже бесит… Стиснув зубы иду дальше.

Спустя время…

Меня догоняет Артем. Хочу пропустить его вперед, но он говорит, что пойдет за мной. Становится немного повеселее.

Хочется пить, во рту пересохло. Вспоминаю термосы, которые я столько раз видел в спортивных магазинах, но почему-то не купил…

Тропа портится (резко уходит вверх между деревьев), приходится снимать лыжи. А какой это кайф идти пешком… Артем тащит санки и палки, а я вязанку лыж.

Через пятнадцать минут нагоняем Адмирала с Женей. Женя прицепляет лыжи к рюкзаку и уходит дальше, а Игорь наоборот одевает их. Опыт мэтров непререкаем: одеваем лыжи, решаем немного передохнуть.

Артем делится со мной курагой. Съедаю ее с огромным удовольствием. Жажда немного отступает, а заодно появляется очень интересное занятие: за месяц до похода у меня из зуба выпала пломба и половина кураги застряла в дырке - на следующий час досуг мне обеспечен, буду идти и выковыривать ее языком…

Что-то стало холодать. Одеваем «грелки» и топаем дальше.

Снова догоняем Женю с Инной. Я останавливаюсь передохнуть вместе с ними, Артем уходит дальше.

Через пять минут уходят Женя с Инной и я опять остаюсь один.

Тоскливо. Хочется пить.

Слышу скрип лыж позади: на меня выходит Толик. Задаю ему глупый вопрос о наличии съедобной жидкости, И ОНА ОКАЗЫВАЕТСЯ!!! Полузастывшая вода в пол-литровой бутылке. НЕКТАР! Она даже не кажется холодной. Толя спасает меня уже второй раз за два дня (с креплениями я бы без него не справился).

Потом Толик угощает меня вином. Верх блаженства! Замерзаю, хватаю рюкзак и иду дальше.

Минут через пять меня обходят Толя с Владом. Опять становиться скучно.

Выхожу на развилку: одна лыжня уходит на перевал, вторая сваливается вниз. Краем глаза замечаю слева впереди идущих и поворачиваю за ними.

Догоняю Артема. Впереди маячат Женя с Адмиралом. Оказывается Аня видела, что двое наших (Костя с Витей) ушли по лыжне на верх (когда надо было вниз). Женя налегке уходит за ними дабы вернуть на путь истинный. Игорь остается на тропе, я с Артемом продолжаю движение.

Артем быстро отрывается, и я опять остаюсь один. Скучно…

Как же хочется пить…

Вверх, вверх, вверх…

Встречаю Эльдара едущего налегке назад. Выясняется, что на перевал утопал и его отец - Нажип. До лагеря полчаса ходу.

Затем появляется Влад, тоже налегке и тоже едущий на поиски, я бы и рад им помочь, но сам еле дышу. До лагеря пятнадцать минут. Да когда же он этот лагерь?!!!

Иду, тяжко, часто останавливаюсь, прислушиваюсь, ни фига не слышно.

Через десять минут чувствую запах костра – дошел…

Вваливаюсь в лагерь. Мне с ходу наливают полную стопку разведенного спирта (чалка!!!) на мандариновых корках. Выпиваю залпом, блаженство (организм пока не понимает, что это не обычная вода). Понимание приходит через десять секунд. ГДЕ ЧАЙ?!!! В котелке болтается растопленный снег с двух сантиметровым слоем еловых иголок, палочек и прочей фигни. На вкус фуфло (растопленный снег не для гурманов), но я уничтожаю несколько кружек подряд. Потом это варево обрело название «чая с бруньками», т.к. в нем кроме всего прочего присутствовала березовая шелуха.

Постепенно прихожу в себя. Выясняю, что по неправильной лыжне утопали и Алена с Динарой. На поиски уходят Миша и Толя. Темнеет.

Пилим дрова, ставим палатки.

Пью чай и «не чай» без передыха.

Возвращается Миша. Рассказывает, что Нажипу нездоровиться, с ним Толя, остальные топают в лагерь.

К Нажипу уходят Адмирал, Сергей и Влад. Забирают с собой котел, палатку, топор и аптеку.

Через некоторое время появляется Женя (еле живой, тащит чужой рюк). К костру, к чаю! Рассказывает, что народ ушедший не по той лыжне успел спустится за перевал, он их еле нагнал. Представляю, каково им сейчас, после такого крюка…

Далее появляется Динара, за ней спустя пятнадцать минут – Костя с Аленой.

Сообщают, что Витек поотстал, но еще держится. Иду ему на встречу, помогаю немного подтащить рюкзак.

Сидим, выпиваем, поем тихие песни.

По темноте возвращаются мужики, Нажипу немного полегчало, он в палатке на развилке вместе с Толиком.

Ужинаем. Через полчаса Игорь с Эльдаром уходят обратно к Нажипу.

На завтра примерный план таков: с утра дожидаемся посыльного с развилки и решаем, либо делаем радиалку на Поперечную, либо отправляем Нажипа в Тюлюк.

Трезвые ложимся спать.


5 января.

Встали часов в девять. Долбанный лапник: когда укладывался было мягко, а затем он промялся и мне всю ночь приходилось подстраиваться под лунку образовавшуюся подо мной. Полчаса после подъема ходил в позе шахматного коня и не мог разогнуться.

Завтракаем чаем с манкой (причем все это было в одном котле…). Дежурные спросонья не заметили в котле нифеля, оставшиеся от вчерашнего чая, да так и сварили в нем кашу…

Уходим на Поперечную, но не все – десять человек.

Блин – какой кайф ехать на лыжах без рюкзака!!! Идется отлично – лыжня протоптана пятью мэтрами.

Немного щипает морозец. Выходим на курумы: видимость метров пятьсот. Идет снег.

Через час встречаем двух Свердловчан. Они идут практически по нашему маршруту. Это по их лыжне ребята вчера утопали наверх.

Бредем дальше. Догоняем тропящих. Они немного промахнулись. Забираем левее.

На плато ветер. Ехать по насту легко и безмятежно: низкорослые елочки, засыпанные снегом (чего еще надо для счастья?...).

Доходим до Поперечной. Ее практически не видно, она скрыта в дымке. Снимаем лыжи – дальше пешком (Поперечная представляет собой гряду курумов, чем-то напоминая массив Бол. Иремеля).

Видимость километр. Ветер. Мерзнут ноги.

Вершина. Ни фига не видно. Ветер бросает в лицо колючий снег. Фотографируемся. Спускаемся к подножию. Внизу уже разливают. Серега травит какие то истории.

Пьем за вершину, пьем за тропивших. Одеваем лыжи. Едем обратно.

Спускаемся. Весело. Тормозить на поворотах пока не получается, все время падаю, но вставать без рюкзака намного легче.

Догоняю впереди идущих, естественно падаю. Женя на этом спуске тоже упал, у него отстегнулась лыжа и уехала вниз метров на пятьдесят. Прикольно.

Потом Артем показал как замедляться, съезжая в пухляк и дело пошло веселее.

По пути встречаем сначала Эльдара с Ириной, за ними едут Игорь со Светой и Татьяной. Они тоже решили сбегать на Поперечную.

В лагере ждет уха с водкой. Понемногу прихожу в себя.

Нажип с Игорем и Толей поднялись в лагерь. Нажипу стало значительно легче. Из штабной палатки доносятся турьёвские песни.

Рядом с нами встали Свердловчане. Их девять человек. Завтра они собираются делать радиалку на Поперечную.

Помогаем им напилить дрова: у них только цепная пила, но она не очень годится для толстых бревен и больших групп. Берем наши двуручки и наперегонки пилим одно полено.

Погода песня – облака растащило. Показалась луна. Выглянули звезды.

Дрова напилены, ужин сварен (сегодня суп из курицы). Это не суп, это сказка какая-то!!!

Анекдоты возле костра, разные веселые истории.

Разговорился с Владом. Выяснилось, что он, как и я военный, только я служу в Российской армии, а он в Бундесвере (вооруженных силах Германии). Вот тут уже нашлось много тем для разговоров. Незаметно проговорили с ним несколько часов подряд. Он живет в Германии уже десять лет, недавно (три года назад) поступил на службу в армию. Ценная и очень редкая надо сказать вышла встреча!!! Много интересного и познавательного почерпнул я для себя.

В сторону Ебуржского лагеря летят фразы типа: «Мочи Свердловчан!» и «Давай стенка на стенку!». Прикольно, я надеюсь, что у ребят с юмором все в порядке и они на наши шутки не обижаются.

С Поперечной возвращаются наши. Адмирал объявляет, что были мы ни фига не на Поперечной, а на перевале рядом с ней… Видимость то у них была заметно лучше чем у нас, они даже Бол. Шелом рассмотрели! То-то у меня закрадывались сомнения… Я был на Поперечке летом (лет эдак пять назад), но по случаю холода и ветра не придал этим сомнениям особого значения, не до того было. А теперь вон эко все повернулось…

Ну, ничего страшного, все равно хорошо прогулялись!

Пьем, закусываем, поем.

В гости заходят Свердловчане с гитарой. Пытаемся ее состроить с нашей. Пальцы мерзнут, да и гитара на таком холоде расстраивается махом, поэтому ни чего не получается. Ну, не беда.

Переходим на рок’н’ролл (Свердловчане в основном молодые ребята). Не кисло обдираю кожу на указательном пальце правой руки по случаю отсутствия медиатора.

У Свердловчан губная гармошка и пластиковая бутылка с сахаром. Так что у нас прямо таки оркестр какой-то получился.

Первый раз играл на варгане. Саша (Свердловчанин) полчаса объяснял мне, как это делается, прежде чем я смог извлечь из него хоть какой-то звук.

Женя заставляет меня писать отчет за сегодняшний день. Ломает, но писать приходится. Наши расходятся по палаткам. Свердловчане тоже расходятся, но трое самых стойких остаются.

У кого-то находится водка. Сидим у костра, поем песни. Редко бывают такие встречи. Появляется Серега. Нас становится семеро: Андрей, Даша и Рома (Екатеринбург), Виктор, Артем, Сергей (почему-то отказывается от водки), ну и типа я.

Пока сидим не плохо. Чем это все закончится, напишу завтра, т.к. замерзли руки.

После меня, запись сделал не совсем трезвый Артем, я долго смеялся на следующий день, пока читал это:

Классно, мне нравиться и даже не холодно! Просто очень хорошо все организованно. Когда мы подошли к Поперечной (что оказывается и не Поперечная!). То подъем – понты! Подошли, выпили! Поднялись! НЕПОНЯЛИ – выпили, пошли обратно. Тоже классно. Спускались хорошо, морозец приличный, лыжи несли гладко. Я еб…ся об камень – моя больная коленка. Но ее так откачали за вечер, что прошла.

Сидим, пьем, ПОЕМ.

Пришли гости. Опять пьем. (из Свердловска). ПОЕМ!

Ребята нормальные. Поем, трясем сахаром. Классно…

Далее несколько строк неразборчиво…

6 января.

Ночь была не из приятных!

Сидели, тихонько пели, и надо же было некоторым так нажраться (уточнять не будем)!

Я вроде бы держался неплохо.

Свердловчане ушли спать, а я растаскивал клоунов по палаткам. Было прикольно, если бы все не закончилось так печально…

Вечером я оставил свой спальник с курткой для просушки в штабной палатке. Просьбы к засыпающему у костра Артему, чтобы он мне их выдал, успехом не увенчались. А самому забираться в темный шатер, будить людей и искать свой спальник (который мог быть закопан где угодно), мне не хотелось.

С большим трудом запихиваю Артема в палатку.

Залазим с Витьком в нашу. И все бы ничего, если бы палатка отапливалась, а так без спальника, в этом «холодильнике»…

Ложимся с Витей под один спальник (вернее ложусь я), а Витьку видать так хорошо, что он ложится не накрывшись.

Я остаюсь в ботинках и Женькином пуховике. С трудом засыпаю, трясясь от холода.

Жопа… Витек спит без спальника. На ногах у него одни тонкие носки (ботинки он снял). Я не понимаю, почему он до сих пор не умер…

Через час просыпаюсь от холода – Витя замерз и стянул с меня спальник. Очень холодно. Снимаю ботинки, наматываю на ноги свитер. Немного согреваюсь, засыпаю…

ПОДЬЕМ!!!

Такое ощущение, что не спал вообще.

С трудом поднимаюсь, надеваю холодные ботинки и замерзшие бахилы. Иду к костру греться. Самочувствие… Я не представляю, как эту ночь пережил Витя…

Впихиваю в себя завтрак, иду собираться. Проснулся Артем.

Через час выходим. В лагере остается Женя и все еще не собравшийся Артем.

Рюк немного полегчал. Идется намного легче, чем во второй день. Передо мной идет Света на пластиковых беговых лыжах. Я ей сочувствую: то и дело пластики катятся назад.

Догоняем группу. На широком курумнике вышла небольшая пробка.

Погода – ПЕСНЯ! Видимость – СКАЗКА!

Лыжню пересекают несколько старых троп. А сколько здесь заячьих следов…

Через пару часов встаем. Кидаем рюкзаки. Основная часть народа уходит на Поперечку. Я остаюсь с мужиками (Двумя Сергеями, Эльдаром и Владом) ждать Артема с Женей. Немного для сугрева… Карамельки на закусь.

Через двадцать минут подходят отставшие. Уходим в радиалку. Мужики быстро убегают, я отстаю, иду в темпе Артема. Хоть в кой-то веки идти мне легче, чем ему…

По пути рассказываю ему, что было вчера, и чего он выдавал ночью. Так за разговорами выходим на плато перед Поперечной. Видимость отличная. Низкорослые елочки, яркое солнце, тихий ветерок (пока…).

У точки подъема догоняем наших. Скидываем лыжи. Идем наверх.

Подъем простой, хотя иногда наст проваливается и уходишь ногами в снег по колено.

Выходим на плоскость Поперечной. До вершины остается полкилометра. Вообще Поперечка представляет собой почти плоский навал курумников с двумя пупырями посредине (метра три высотой). На одной вершинке раньше была топографическая отметка, сейчас от нее остались только развалины.

По пути попадаются наши, замерзшие на вершине, и идущие обратно к подножию.

Сильный ветер. Десять минут и мы на вершине.

Вид просто обалденный. Со стороны Иремеля наползает циклон, но до нас еще не добрался. Вершина Бол. Иремеля торчит над облаками. Мне рассказывали, что такое бывает, но я не верил, а теперь увидел это своими глазами!!!

Пьем водку со льдом. Немного согреваемся. Удается связаться с родными (на вершине есть связь!!! Это что-то новенькое – ни когда ее здесь не было!)

Дожидаемся Свердловчан. Они топали налегке с нашей стоянки, только вышли чуть позже.

Фоткаемся, бежим вниз, очень холодно.

Внизу уже никого нет: все ушли. Остались я, Влад и Артем.

Одеваем лыжи, едем догонять наших.

Влад произносит коронную фразу: чем не Швейцария?! И действительно, чем не Швейцария - скрипит снег, светит солнышко: ЛЕПОТА!!!

Возвращаемся к рюкзакам. Ехать под горку одно удовольствие!

Нас дожидаются Толик и Женя. Горит небольшой костерок. Сало, хлеб, чай, рюкзак на плечи, топаем дальше.

Благо идти приходится недалеко: ребята нашли очень красивое место между скалок и разбили там лагерь.

Елка уже наряжена, ужин готовиться, осталось напилить дров на ночь и садится праздновать Рождество.

Через час рассаживаемся у костра.

Я опять зацепился языком с Владом. Проговорили мы до самого спектакля (не просто спектакля, а костюмированного спектакля). Девчонки молодцы – организовали все по высшему классу: было интересно и весело.

Потом водили хоровод вокруг елки, пили немецкий ликер припасенный Владом. Не лень ему было тащить столько стеклотары (каждому досталось по пятидесяти граммовой бутылочке). Но за это ему огромное спасибо: в полевых условиях, да такое лакомство!!!

Потом песни под гитару и долгие разговоры у костра.

Нажрался…


7 января.

Ночью Женя долго запихивал меня в палатку (в теплую палатку: мы вчера решили не ставить свой «холодильник»).

Уже в Челябинске выяснилось, что ночью было минус тридцать шесть…

Спали в тепле, с комфортом, намного лучше, чем вчера.

С утра еле продрал глаза, но голова не болит.

Вылезаю из спальника, Серега уже протягивает рюмку. Закусываю карамелькой, чувствую – отпускает.

Встаем. Завтракаем. Не спеша собираемся. В лагерь заходят Свердловчане (поднявшиеся по нашей лыжне).

Здороваемся, фотографируемся возле наряженной елки.

Прощаемся и выходим на лыжню.

Сегодня план встать под баней на Березяке.

Спускаемся с Зигальги. Прекрасные виды: такой родной поселок Тюлюк и чуть дальше Иремельская подкова, как на ладони.

БЛИН! Почему на Иремеле хорошая погода, только когда я смотрю на него со стороны?!

За сегодня еще ни разу не упал – рюк почти невесомый.

Но это ненадолго: далее начинается крутой спуск и лыжи становятся неуправляемыми.

Через час сплошных падений лицом в снег (да еще и палки с лыжами, как назло, переплетаются при падении в один узел), снимаю лыжи и топаю дальше пешком. Без лыж немного трудно: ноги проваливаются между курумами на еще не устоявшемся снегу. Зато иду намного быстрее, чем другие (пешеходный туризм - RULES!).

Скоро догоняю Игоря, Эльдара и Толю. Толя сломал лыжу. Пополам. Тоже идет пешком. Ненадолго останавливаемся в честь встречи. По пятьдесят капель для сугрева, несколько баек от наших медиков и топаем дальше.

Спуск становиться положе. Одеваю лыжи. Выходим на просеку и по ней долетаем до реки Юрюзань. Поднимаемся чуть выше по течению и встречаем развилку. Невдалеке видна трасса (цивилизация…).

Останавливаемся немного передохнуть. Первым уезжает Эльдар, немного погодя я. Женя с Аленой и Костей, решают еще немного передохнуть.

Переваливаю дорогу. На той стороне мелькает удаляющийся силуэт Эльдара. Начинает темнеть.

Через полчаса дохожу до р. Березяк. Поднимаюсь вверх по течению. Холодает, по ощущению, двадцать-двадцать пять градусов. Пару раз приходится снимать лыжи и обходить завалы камней по берегу. Устал. Когда же эта баня?!

Минут через пятнадцать она появляется вдалеке. Дошел…

В лагере всего семь человек. Уже пилят дрова и ставят палатку. Остальные, судя по всему, растянулись на несколько километров.

Эльдар разливает по маленькой. Закусываем замерзшими шпротами (экзотика).

Через полчаса появляются Женя с Аленой. Женя начинает готовить баню (она еще теплая, видимо ее топили вчера вечером). Разводим костер (жаль, что нет ни одного котла…). Греемся заготовкой дров.

Появляется Артем налегке. Говорит, что оставшиеся в раздумьях какой дорогой идти. Решаем за ними не ходить, т.к. есть вероятность что они уйдут верхней тропой и мы разминемся.

С другой стороны, из темноты появляются москвичи. Их семь человек, в основном молодые ребята, с ними один мужик (какой-то заслуженный пешеходник из Федерации туризма). У них один болезный, что с ним они не знают, но выглядит он «не очень».

Спрашивают у нас далеко ли до Тюлюка. Получив ответ, решают остаться с нами возле бани.

Кипятим чай в котелках москвичей. Чай, из нормальной речной воды, ЧАЙ без брунек!!! Оч. вкусно, выпиваю несколько кружек подряд.

Постепенно подтягиваются наши. Игорь с Толей, бросив лыжи, идут осматривать больного в наш натопленный шатер. Диагноз неутешительный: смещение шейных позвонков с защемлением нерва (как я это понял).

Москвич (Алексей, парнишка лет восемнадцати), остается в нашем шатре, потому что их палатка не отапливаемая. Лежит под спальником, боится пошевелить шеей (Толя не разрешает).

Ужинаем супчиком на мясном фарше (объедение!!!).

Иду в палатку писать отчет. Мужики достают Алексея расспросами. Потягиваем водку. Смеемся.

Все – ручка не пишет, иду в баню греться.


8 января.

Баня оказалась хорошей, с сухим паром. Единственное непродуманное обстоятельство, это то, что у нее нет предбанника, в смысле он есть, но без дверей и поэтому в нем очень холодно.

Париться не стал, а мужики отхлестали друг друга пихтовыми вениками, и довольные разбежались по отапливаемым палаткам (остывать, в общем).

За нами пошли девушки: Динара с Аленой (которые нас все время подгоняли). Я пришел к костру отпаиваться чаем.

Остальные к костру не спешили, сидели в штабной палатке и пели песни.

Через некоторое время подошел Адмирал и начал травить москвичам разные истории, потом появился Эльдар, и дело перешло совсем в иное от чая русло…

Постепенно у костра остались несколько москвичей, Жора, да я.

Перед этим выяснилось, что меня переместили в штабную палатку, а Эльдара в не отапливаемый шатер москвичей (по причине того, что к нам в палатку поместили болезного Алексея).

Володя (врач московской группы, который из Федерации туризма), начал толковать о том, что неплохо бы оставить Алексея на попечении у «Розы Ветров» (турбаза в поселке Тюлюк), а самим топать дальше на Иремель (добивать лыжную двойку). Мол, это же у него врожденное заболевание, а не приобретенное в походе, т.е. можно спокойно возвращаться в Москву, а проблемы Леши, это чисто его проблемы… Молодцы, ни чего не скажешь…

Далее пошли разговоры на тему, если мы ходим водные категорийки, и никак их не защищаем, то можно сказать что мы ни куда и не ходим, и буде мы в Москве толковать о том куда мы ходили, нам ни кто и не поверил бы…

Жора, покурил, поставил Володю на место и вернулся в палатку, я пошел за ним. Долго пытался устроится в потемках, но так и пришлось спать у порога: было холодно и твердо (голова у меня лежала на поленнице, а ноги на Косте), всю ночь вертелся, пытался устроиться поудобнее.

Утро. Из палатки выходят Света с Ириной готовить завтрак. Естественно будят меня. Такое ощущение, что спал я от силы минут пятнадцать. Я перемещаюсь на их место. Забираюсь в спальник, тут же согреваюсь и засыпаю (это не то, что у входа дрыхнуть). Проваливаюсь в сладкий сон, но тут же слышу призыв завхоза, тащить всю оставшуюся картошку и мясо. Хошь, не хошь – приходится вылезать из спальника в холодное зимнее утро. Выдаю все остатки еды и пытаюсь согреться у костра (сон ушел, и лезть обратно в палатку не охота).

Через полчаса завтрак готов, все подтягиваются с мисками. Сварить такое чудесное блюдо в походных условиях, это просто верх поваренного искусства. Спасибо всем кто его готовил!!!

Сборы в обстановке повышенной напряженности (москвичи тоже вылезли из своего «холодильника» и пытаются собраться). Все это напоминает большой муравейник, или сборы спавших солдат по команде повышенная опасность (с завязанными глазами). До автобуса осталось полчаса, он будет ждать нас на пресечении трассы Меседа – Тюлюк и Березяка.

Спустя несколько минут практически все покидают лагерь. Остаемся мы с Женей. Ожидаем пока соберется Артем. Что-то он последнее время собирается самым последним.

Выходим ровно в двенадцать, без Артема. Догонит…

Некоторое время идем вчерашней лыжней по Березяку, затем поднимаемся на верхнюю тропу и по ней вылетаем на дорогу.

Автобус уже на месте, ребята закидывают в него лыжи и рюкзаки.

Подходят Нажип, Адмирал, Ира и Света.

Пьем водку, с солеными огурцами (вкусно…).

Нужно ехать, а Артема все нет. Разворачиваемся и едем к пересечению тропы и дороги.

Замечаем его, идущего по реке к мосту. Оказывается, он все время топал по Березяку, не сворачивая на верхнюю тропу. Провалился под лед и поломал лыжу.

Все в сборе. Едем в Челябинск. По пути водка на апельсиновых корках (припасенная Эльдаром до конца похода), песни и разговоры. В семь часов вечера в Челябинске. Дома.

P.S. (1) По пути заехали в д. Меседа за пивом. Вылез из автобуса самым последним, т.к. место мне досталось в последних рядах, и путь к дверям преграждали завалы из лыж, палок и рюкзаков. Шаг из автобуса, поскальзываюсь, падаю на локти, бьюсь затылком о ступеньки и тут же получаю удар дверью по переносице. Некислая подача… Дверь оказалась увесистая. Пиво чего то перехотелось и я ожидал всех зашедших в магазин на улице, прижимая снег к носу, дабы остановить льющеюся из него кровь.

Прикольно получилось: проделал такой путь по автобусу, потом обратно на свое место пробирался, чтобы получить дверью по носу и минут десять останавливать кровь…

P.S. (2) Отдельно спасибо Георгию, который весь поход бережно носил гитару. Если бы ее навесили на меня, я бы помер где ни будь по дороге…

Комментарии
REMUT14.03.10, 17:39
Спасибо за теплые отзывы!! 
Вы меня прямо растрогали! Спасибо большое!
Сеня13.03.10, 22:52
Великолепно, коллега! 
"Коллега" - в том плане, что мы с Вами пишем пером одинаковой заточки и на одну и ту же тему.
Знаете, передо мной, напр., с юности стояла неразрешимая дилемма: где же все-таки истина, в антон-палычевской "Краткость – сестра таланта" или в не менее классической "Подробности – главное, подробности – Бог" (И.-В. Гете).
А Вы эту дилемму, БЛИН, сразу так ненавязчиво изящно и разрешили :)
…Одно утешает: я свою аналогичную нетленку "Невероятные приключения…" на недельку раньше опубликовал и в плагиате, по идее, упрекнут быть не должен.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Южный Урал
еще маршруты
О Маршруте