В краю вулканов и гейзеров. Камчатка 2004

Идет загрузка карты ...
Планы наши были грандиозные : совершить восхождение на шесть вулканов, пройти 600 километров по бушующему Тихому океану на надувных лодках, сплавиться на катамаране по изобилующей водопадами реке Карымской, посетить долину Гейзеров, кальдеру вулкана Узон и еще многие интересные места Камчатки.
Рассказ 
Камчатка

Камчатка… Этот уникальный край, созданный природой, манит людей со всего света.
Камчатка — это и величественные вулканы, и горные реки с низвергающимися огромными водопадами, и потрясающие своей красотой горные пейзажи; кратерные озера; бьющие из земли гейзеры; целебные горячие источники; дикие животные, которых вы можете увидеть совсем рядом; это и несмолкаемый шум Тихого океана; и потрясающее буйство красок... Недаром Юрий Сенкевич, объехавший весь мир, сказал: «Самым красивым местом на земле я считаю Камчатку». Камчатку называют страной чудес и самым колоритным местом для путешествий – именно поэтому каждый житель земли должен побывать на Камчатке.
Самолет ИЛ-86 оторвался от бетонки и взял курс на Восток. Два часа над Охотским морем — и в иллюминаторах появились белоснежные шапки вулканов. Плавная посадка в аэропорту Елизово — воздушных воротах Камчатки. Нас десять человек. Семеро хабаровчан, съевших в разных походах уже не один пуд соли, и трое приморцев.
Цели нашей экспедиции, рассчитанной почти на 40 дней, следующие: съемка видеофильма для кинофестиваля «Вертикаль», профессиональная фотосъемка уникальной камчатской природы для фотоальбомов. Также мы участвуем в чемпионате России по спортивным походам.
Планы наши были грандиозные : совершить восхождение на шесть вулканов, пройти 600 километров по бушующему Тихому океану на надувных лодках, сплавиться на катамаране по изобилующей водопадами реке Карымской, посетить долину Гейзеров, кальдеру вулкана Узон и еще многие интересные места Камчатки. Всю долгую зиму у нас шла подготовка к походу. Тщательно прорабатывали маршрут, готовили лодки, катамаран, горное снаряжение, что-то заказывали через интернет , варили самодельную тушенку... На Камчатке нужно было решить два вопроса: один простой — решить вопрос с дирекцией Кроноцкого заповедника, через который нам предстояло идти, второй сложный — получить разрешение от пограничников на прохождение по океану. Второй вопрос решился просто: по одному телефонному звонку нам выписали разрешения и дали команду погранотрядам оказывать всяческое содействие. А вот первый вопрос...
Почем гейзеры для народа?

Вы знаете, как решаются подобные вопросы в России? Правильно. Хочешь, чтобы тебе отказали — обращайся официально. Поэтому нужно найти знакомых. И такие знакомые нашлись. Человек при большой должности (кому обычно не отказывают) попросил руководство заповедника оказать нам содействие. Каково же было мое удивление, когда я получил на свой электронный адрес от зама по науке злое письмо с угрозами! «В заповеднике все секретно, ничего нельзя, все туристы — преступники, и он на нас будет жаловаться». В конце письма следовала приписка, что возможно посещение заповедника в исключительных случаях, за сорок долларов в день с человека.
Заповедник почти не охраняется, и туристы, путешествующие по Камчатке, проходят через него как хотят, не имея никаких разрешений. Нам хотелось все сделать официально. Но не платить же столько ! И за что?! За право русскому посмотреть на русскую землю!!!
Два месяца длилась бюрократическая переписка, и мы вроде бы сошлись на определенной сумме.
Сидим в кабинете директора заповедника и смотрим счет на оплату. «А почему так много?! — возмутились мы. — Вы же говорили, 38 долларов в день с человека, а здесь в два раза больше!». «Все правильно, — лукаво улыбнулся директор, — 38 долларов — это базовая ставка. А за использование биосферы, а за использование атмосферы, а егеря, а НДС?».
— Откуда такие расценки?!
— Места шибко красивые!
— Мы столько заплатить не сможем, «не устроит ли отца русской демократии» сумма в два раза меньше?
Денег хотелось, и директор, поморщив лоб, согласился. Еще раз убеждаемся: какие там к черту государственные интересы! Алчность и корысть правят людьми...Как мы узнали,Долину Гейзеров приватизировала какая-то ушлая фирма (это территорию-то заповедника!) и установила дикие расценки. Трехчасовая экскурсия в Долину Вам обойдется в 500 долларов, поездка с одной ночевкой - в три раза дороже.(за эту сумму можно месяц отдыхать где-нибудь в Тайланде)
Обменяв хрустящие купюры на бумагу с печатью, идем к нашим мужикам, которые упаковывают вещи в арендованный нами автомобиль «Урал». Сегодня мы выезжаем в поселок Ключи.
Ключевская сопка ¬— самый высокий вулкан Евразии — показался километров за 200. Мы ехали по дороге, а заснеженные пики были, казалось, совсем рядом. Доезжаем до Ключей, выгружаемся и с рюкзаками, обвешанными ледорубами, кошками и прочим снаряжением, бредем по старой дороге в сторону остроконечных конусов. Включаю спутниковый навигатор и нажимаю функцию «Идти» — к Ключевской сопке, координаты которой я забил заранее. Прибор показывает расстояние до вершины почти 50 километров. Не верю своим глазам. Кажется, что вот она, совсем рядом стоит, огромным белым конусом упираясь в небо. Ключевская сопка манит к себе туристов со всего мира, она выше Монблана и достаточно опасна. В прошлом году здесь погиб чешский турист и двое были тяжело ранены. Кроме Ключевской мы планируем также совершить восхождение на вулканы Плоский-Дальний и Безымянный.
Позади — зеленый пояс, полчища гнуса, полоса кустарников, безжизненные морены, ледники.
Все выше и выше поднимаемся в горы. Погода портится, первые снежинки перешли в метель. Ветер воет и свистит. Наступила зима. Не верится, что еще три дня назад мы ходили в рубашках! Встретили группу туристов из Санкт-Петербурга, которая выходила с маршрута. Два восхождения у них были неудачные. 12 часов поднимались на Ключевскую — не зашли и вернулись, второе восхождение они делали на Плоскую-Дальнюю,но начался ледопад (где-то наверху начал сыпаться ледяной карниз), и они были вынуждены спуститься вниз. Мы планировали делать восхождение на Плоскую этим же путем и по их совету выбрали другой путь. К исходу третьих суток пурга начала стихать. Видимость немного улучшилась. Готовим снаряжение и с рассветом выходим на восхождение.
Вулкан Плоский Дальний (Ушаковский) — один из самых высоких вулканов Камчатки — имеет высоту около 4000 метров. Восхождение на него не менее сложное, чем на Ключевскую и интересно тем, что здесь хорошо проводить акклиматизацию перед главной вершиной и отсюда открывается великолепный вид на два высочайших вулкана Евразии — Ключевскую и Камень…
Идем цепочкой, подъем все круче и круче, свежевыпавший снег помогает, но без ледорубов не обойтись, зарубаемся в фирн. Сильный ветер дует в лицо, поднимаемся все выше и выше. Высота 2500, 2800, 3000, 3200, и вдруг (о чудо!) мы пробиваем слой облаков, и перед нами — высочайшие вулканы Евразии во всей своей красе.
Шедший за мной Зотов Максим, самый молодой из нашей команды, обернувшись, произнес: «Вот это настоящая жизнь, офигеть!», а самый старший, Саша Абаимов: «Как я не завидую этим «земноводным», которые сейчас сидят дома!».
Конечно, для многих мы, променявшие уют городской квартиры на лютый холод и студеную палатку, — ненормальные, но что такое «нормальный»? Люди должны быть ненормальными. «Нормальное» — значит среднее, значит ничто. Любой «нормальный» видел, как восходит солнце над Ключевской? То-то! Вы можете посмотреть фотографии, но мы это видели живьем!
Высота 3800. До вершины совсем немного плавного подъема. Но почему так тяжело даются последние метры? Тошнота, одышка, и стучит в висках…
Выходим на край кратера, который дымится. Устанавливаем тур, фотографируемся на фоне Ключевской и спускаемся вниз.
Ключевская…

Ключевская… Базовый лагерь в седловине вулканов Ключевской и Камень (3400 м). Ночь, штормовой ветер, не спится. Все хрипят: сказывается нехватка кислорода. На вечернем совете решено: в любую погоду рано утром идем на Ключевскую. Даже если внизу облака, на пяти тысячах их точно нет, там летают только самолеты. Мы с Борисом Исаевым — дежурные, это значит, что нам вставать в четыре утра и готовить на оставшихся трех неполных баллонах газа завтрак. Мороз шкалит за 15 градусов, газ не горит, отогреваем его в спальнике, затем одним баллоном греем другой, затем греем воду. Газ в горах — это жизнь. Этот газ — последний. С огромным трудом варим кашу и нагреваем воду под чай. Газ закончился. Играем всем подъем, через полчаса выходим на восхождение.
Светает. Растянувшись цепочкой, траверсом поднимаемся все выше и выше. Смотрю на спутниковый навигатор. Высота 4000 метров, 4300, 4600.
Вроде бы еще совсем немого, но как тяжело даются последние метры! Сделаешь пять-десять шагов и отдыхаешь, сил почти не осталось, дышишь, как рыба, выброшенная из воды. Дует, не переставая, сильный морозный ветер, ни на секунду не давая расслабиться.
Шаг, еще шаг, где-то рядом Саша Абаимов, чуть ниже — Максим с Олегом, где-то внизу — Саша Леонтьев с Игорем Фроловым. Вот она, рядом, вершина кратера, земля парит, снизу поднимается дым, вулкан дремлет. Внезапно из кратера выплывает серное облако, и ветром его несет на нас. Даю команду: «Всем вниз!», и мы спускаемся на безопасную высоту. Голова кружится, делаем небольшой тур, закладываем контрольную записку, и срочно вниз.
Спуск был достаточно опасен. С вершины сыпались камни, а от валуна, летящего с огромной высоты, не спасут ни каски, ни бронежилет. Спускаешься и смотришь наверх, как заяц, петляя от летящих камней и укрываясь за большими валунами. Наконец-то мы в лагере… Третий, четвертый, пятый, а вот и шестой, Саша Леонтьев. Все живы, все устали, но мы собираем лагерь и идем вниз на сейсмостанцию «Апахончич», где дрова, где жизнь. Ключевская, к которой мы так стремились, не порадовала. Гора для восхождения очень неприятная и опасная, но мы сделали это!!!
Сейсмостанция Апахончич

Сейсмостанция Апахончич находится на границе лавового потока. Когда-то здесь кипела жизнь, а сейчас лишь вулканические карты на стенах напоминают об этом да записки туристов говорят о том, что домик не пустует. Завтра должна прийти машина, чтобы перевезти нас в Усть-Камчатск, откуда начинается океанская часть нашего путешествия. Только легли спать, послышался шум мотора. Замелькали фары, и огромный «Урал» (на Камчатке это самый популярный автомобиль) подъехал на большой скорости, чуть не уперся бампером в стену дома. Из кабины вылез водитель, дыхнув на нас перегаром. — «Володя, — представился он и, видя наши вопросительные взгляды, пояснил. — Да мы по пути со знакомым паромщиком пару пузырей засосали…».Это, видимо, как раз тот случай, когда мастерство не пропьешь. Приехал он сюда за группой французов, которые должны подойти завтра. Утром увидели картину: вдали, со стороны вулканов, появилась цепочка людей. «Французы идут, — изрек Володя, — через полчаса буду здесь».
Пока мужики ставили чай для гостей, мы с Сашей Леонтьевым, как самые умные (я дважды бывал во Франции, а он учил французский в школе), готовились к общению, вспоминая французские слова. Я вспомнил только «мерси боку» и поручил общаться с французами Саше.
Тем временем группа уже была на подходе. Впереди, склонившись под тяжестью огромных рюкзаков, шагали наши шерпы, сзади с небольшими штурмовыми рюкзачками вприпрыжку шествовали «буржуи».
«Бонжур, месье! Же не манж па сиз жюр», — поприветствовал их Саша (как оказалось, эта была известная фраза Кисы Воробьянинова «Господа, я не ел шесть дней»). «Буржуи» покосились на него, и лишь шерпы ответили: «Привет!». Как выяснилось, это были англичане (слава богу, мы избежали конфуза). Их 12 человек и 14 наших парней, в основном студентов, которые за 500 рублей в день таскают огромные «буржуйские» рюкзаки.
Даже не поблагодарив нас за чай, чопорные англичане побросали свои манатки в «Урал» и уехали, видимо посчитав, что мы тоже — их обслуживающий персонал. Неведомы англичанам русское радушие и гостеприимство!
«А ВОЛНА ДО НЕБЕС РАСКАЧАЛА МРС…»

Была в моей жизни классная авантюра. На надувном тримаране мы обошли на веслах по Охотскому морю Шантарский архипелаг. И в штормы попадали, и в воронки-водовороты, и в туман по спутниковому навигатору пересекали проливы, опыт приобрели мы в том походе огромный. Тримаран такой для морских походов очень надежен, но одно дело внутреннее море, где иногда даже бывает штиль, другое дело — открытый Тихий океан, подвластный всем ветрам, который за тысячи километров так раскачивает волну… Нас предупреждали, что главной проблемой будет огромный океанский накат, а пройти по океану нам предстояло 600 километров до Петропавловска-Камчатского. Особо опасные места — мыс Кроноцкий — самая восточная часть Камчатки, там штормит почти всегда. Выбирая суда для этого похода, мы перебрали разные варианты и остановились на следующем, предварительно испытав конструкцию на Амуре. Морская лодка «Квиксильвер» с 30-сильной «Ямахой» тащит на буксире надувной тримаран. Такой же, какой мы использовали на Шантарах, только большей грузоподъемности.
Уж как нас трепали океанские волны, многократно заливало лодку, и даже раз перевернуло, как щепку! Забегая вперед, скажу: мы дошли. Зашли в Авачинскую бухту и причалили в центре Петропавловска-Камчатского...
Вторые сутки идем по океану. Свинцовые тучи висят над головой, сыпет небольшой дождь. Заходим в нужную нам бухту и подходим к белой полосе прибоя.
Расцепляем «связку» и выбрасываемся на берег. Все мокрые, но операция прошла успешно. Рядом видим двух медведей, пялящихся на неизвестно откуда взявшихся существ. Хватаю фотоаппарат и успеваю сделать несколько снимков. Жалко, что мало света и пасмурно!
Разбиваем лагерь и под рокот прибоя ложимся спать. Завтра мы выходим покорять небольшой вулкан, находящийся среди ледников. Этот самый суровый район Камчатки практически недоступен и не посещается туристами (по океану туристы не ходят). Так что мы — первооткрыватели.
Утро не предвещало ничего хорошего: сопки, покрытые белыми плотными облаками, морось.
Спугнули медведя, бродящего возле лагеря. Разделяемся на две группы. Четверо, во главе с Володей Алехиным, перегоняют лодки по океану, остальная группа делает восхождение и выходит в условное место. Для связи у нас два спутниковых телефона, два GPS-навигатора, радиостанции.
Этот район Камчатки поражает своей суровостью и контрастом. Обильная зелень чередуется со снежными полями, переходящими в ледники. С гор в ущелья падают огромные водопады, разбиваясь на миллионы брызг, здесь же среди белых полей цветут ирисы. Бредем по руслу реки, переходя время от времени ревущий поток, зажатый между отвесных скал.
Поднимаемся по узкому распадочку и выходим на альпийский луг, где среди снежников растут ирисы. Вся группа поднялась наверх за исключением Бориса Исаева, остановившегося переложить свой рюкзак. Вдруг из кустов вышли четыре медведя и направились туда, где остался наш товарищ. А у нас на группу из оружия — один фальшфейер. Через пару минут со стороны отвесной скалы мы услышали что-то про «мать», затем появился чертыхающийся Борис, целый и невредимый, затем мимо пронеслись медведи, явно напуганные его криками. Обсуждая произошедшее, мы шли по альпийскому лугу, любуясь пейзажами. Кто-то высказал мысль, что медведи обычно нападают на последнего, и что, удивительно, Саша Леонтьев, обычно шедший последним, с тех пор стал идти в лидирующей группе.
Все выше и выше поднимаемся в горы. Зелень альпийских лугов сменилась колотым скальником, затем выходим на ледники; стоит густой туман, который здесь, похоже, вечно. Наша цель — совершить восхождение на вершину главного в этом районе вулкана. Видимость — не более ста метров. Ощущение, как будто находимся в молоке. Вариант ставить палатки и ждать в этом белом безмолвии у моря погоды не подходит, поэтому забиваем в спутниковый навигатор координаты вершины и вслепую идем на восхождение. Пересекаем изрезанные гребни, обходим скалы, снежные трещины (здесь даже в условиях хорошей видимости легко заблудиться). Выходим на перевал, крутой подъем метров двести, — и вот она, вершина! (В дальнейшем на чемпионате России судьи, изучая наш отчет снизили нам баллы за безопасность именно за то, что мы в кромешном тумане покорили вулкан, лишив тем самым нас золотых медалей чемпионата России)
Складываем тур, фотографируемся и так же, в кромешном тумане, выходим к оставленным нами за несколько километров рюкзакам, местоположение которых отмечено на навигаторе.
Хотелось бы сказать несколько слов о чудо-приборе, которым мы пользуемся уже несколько лет. GPS-навигатор в переводе с английского — «глобальная позиционная система». Этот маленький приборчик, размером чуть больше сотового телефона, просто необходим любому туристу, рыбаку, охотнику. Этот прибор по американским спутникам, летающим на высоте семнадцать тысяч километров, определяет координаты, высоту, вашу скорость, направление, измеряет пройденный путь, вслепую выведет вас в нужную точку, и еще в нем много разных полезных функций. Экономит очень много времени, сил, нервов, порой от этого прибора зависит ваша жизнь. Два года назад мы в надвигающийся шторм шли по Охотскому морю с Шантарского архипелага на материк. Нас закрыло туманом, в проливах сильное, постоянно меняющееся течение, ветер. И мы вслепую, по GPS, точно вышли на нужный нам мыс. Конечно, прибором этим нужно еще уметь пользоваться.
Созваниваемся по спутниковому телефону со своими друзьями и держим путь в условленное место.
Океан встретил нас гулом и большим накатом. Огромные волны обрушивались на берег, не оставляя нам никаких шансов отойти от берега. Выждав, когда волны немного успокоятся мы попытались выйти в море, но внезапно выросла «волна-убийца», которая пресекла попытку отойти от берега на корню — перевернула нашу лодку, как щепку, и выбросила ее на песок.
Четверо суток продолжалась борьба с «ветряными мельницами», пока мы не сменили тактику. Перенесли лодки и все наши вещи на несколько километров под защиту рифа, который гасил волну. В дальнейшем мы пользовались такой тактикой, искали либо подветренные бухты, либо защиту от волн в виде камней и рифов.
Причалив на ночлег в устье небольшой речушки, обнаруживаем двух медведей, увлекшихся рыбалкой. Делаю несколько снимков. Медведи плавают в реке и не обращают на меня никакого внимания. Крадучись, подхожу поближе, восторгаясь полученными снимками. Рядом с видеокамерой стоит Игорь Фролов. Все устье реки забито рыбой. Косолапые минут двадцать плескались в воде и, насытившись, удалились в заросли. Чуть выше по реке видим избушку, а возле нее человека. «Юрий», — представился он. Сотрудник заповедника, а здесь сопровождает американцев — фотографа из National Geographic и журналиста. Юрий предупредил нас о наглости здешних медведей и дал некоторые советы. Сварив ужин, приглашаем американца к столу, выпросив у завхоза по такому случаю заначку спирта. Егери поставили на стол тазик красной икры. После первой начинаем знакомиться. Благо, познания наши в английском гораздо глубже, чем во французском.
Обращаюсь к фотографу:
— What is your name?
— Stiv Winter.
— How are you, Stive?
— Зае…ись!!!
И этого егери испортили - как похвастался Стив, он знает по-русски уже 20 слов. Тактично я не стал уточнять, каких.
Налив Стиву еще немного традиционного русского напитка, прошу его показать свою аппаратуру, и он проводит меня в святая святых — комнатку, где все заставлено коробками и ящиками. Цифровые и зеркальные «Canon», несколько объективов, каждый из которых стоимостью с хорошую иномарку. Правда, чтобы носить всю эту аппаратуру, нужно несколько шерпов.
По сравнению со всем этим мой цифровой «Nikon» последней модели показался игрушкой. Как рассказал Стив, всего у National Geоgraphic 54 внештатных фотографа, работающих по всему миру. Здесь он снимает медведей, и в ближайших номерах должен появиться его репортаж. Стив хороший парень, но ленивый, как нерпа. Утром, когда я своим недорогим Никоном уже сделал несколько десятков снимков медведей, он только вышел, лениво потягиваясь из избушки.
Через полгода купив свежий номер National Geographik я увидел до боли знакомую медвежью морду. Медведи, как и люди – абсолютно разные по внешности. Этого медведя я узнал сразу. ведь я фотографировал его с 3-х метров. Он смотрел на меня в упор своим медвежьим взглядом, у меня в руках был лишь фотоаппарат. У меня не было не малейшей агрессии, я был без оружия и желал ему только добра и он видимо чувствовал это, подарив мне множество великолепных медвежьих портретов. Сравнивая репортаж Стива со своим, я видел, что мои фотографии гораздо лучше, чего стоит только один шикарный портрет этого медведя, снятый в момент нашей «дружбы».Зачем тратить многие десятки тысяч долларов на дорогую аппаратуру, на вертолет, на шерпов, когда можно с обычным Никоном пройти 500 км. по перевалам и отснять великолепный материал.
«Пошел вон, сволочь!»

«Пошел вон, сволочь!» — заорал Саша Абаимов, метнув в кого-то свой сапог. Мы сидели у костра и пили чай. Обернувшись, увидели «хитрую наглую рыжую морду», которая подкрадывалась к рюкзаку с колбасой. Медведь, поняв, что обнаружен, отошел метров на двадцать и стал пастись в зарослях голубицы. Стал накрапывать дождь, я вышел с фотоаппаратом на реку и обалдел. В радиусе тридцати метров рыбачили шестеро медведей, совершенно не обращая на меня никакого внимания. Рядом по берегу бродила рыжая лиса и подбирала остатки с барского стола. Не отставали от лисы и чайки, слетевшиеся на пиршество.
Ночью мне приснился сон: еду я на лошадях, вокруг табун и лошади фыркают. На свежем воздухе высыпаешься быстро. Смотрю на часы — четыре утра. Сон проходит, фырканье остается. «Стоп! Откуда здесь лошади? — соображаю я, отчетливо слыша, как кто-то ходит рядом с палатками». Тут до меня дошло: медведи. Скрипнула дверь избушки, раздались выстрелы — бах, бах, бах, «сволочи», мать - перемать... Егеря постреляли холостыми патронами, фырканье прекратилось. Утром мы подсчитывали потери. Кто-то «почистил» зубы моей зубной пастой и облизал чашку, оставив дырки от зубов; кто-то прогрыз дырку в рюкзаке нашего завхоза Саши Леонтьева, а кто-то уронил катамаран, опять - же оставив на нем следы зубов.
Утром я пошел на реку поснимать идущих на нерест кету и горбушу. Посмотрел влево, вправо — чисто, зверей нет. Только спустился к воде и приготовил камеру, рядом раздался шум. В двух метрах от меня из воды вылазил большой бурый медведь, за ним шел второй. Отряхнувшись (я прикрыл рукой камеру, чтобы не забрызгало оптику), они прошли совсем рядом и метрах в десяти устроили шоу-рыбалку, вылезли из воды, почесались о березу, затем затеяли друг с другом игру. У меня душа пела от восторга. Какие кадры! Почти 300 снимков медведей я сделал в этом походе и отснял два часа великолепного видео. Эти кадры украсят любой фильм. Такое увидеть в природе — редкая удача.
И еще у меня была одна незабываемая встреча с медведями. От нашего лагеря до реки вела опять же медвежья тропа, представляющая из себя тоннель, протоптанный зверями в густой трехметровой траве – шеломайнике , представляющей из себя настоящие джунгли. Я взял видеокамеру и побрел к реке. Внезапно перед собой я увидел медвежью морду… а за ней спины, спины, спины. Первый медведь стоял на расстоянии вытянутой руки и внимательно смотрел на меня. Секунд пятнадцать продолжалось изучение друг друга (медведю хватило бы одного взмаха лапой, что - бы очистить тропу) Звери расступились передо мной, шагнув влево, вправо, освободив дорогу. Скажу честно. Идя по этому коридору я чувствовал сильный озноб. Было огромное желание обернуться и уши мои улаливали малейший шорох за спиной.
Долина Гейзеров

Долина Гейзеров является самым живописным местом и визитной карточкой Камчатки и находится в тридцати километрах от Океана на реке Шумная. Сыпал нудный моросящий дождь. Чертыхаясь, наша группа продиралась сквозь джунгли. Заросли шеломайника, высоченной камчатской травы, чередовались с корявым березняком и ольховником. Кажется, все было пропитано сыростью и промозглостью. Тропа давно потеряна. Бесконечные овраги, холмы, перелески. Стоит плотный туман, уже три недели мы не видели солнца — такая вот осень. Идем опять по прибору, куда я занес координаты избушки, расположенной на входе в долину. Остается 800 метров, 500, 200, 100.
Внезапно в тумане возникает строение. Наши приморцы в шоке и в восторге одновременно: «Как приедем домой, сразу покупаем себе GPS!».
Утром слышим истошный вопль дежурного: «Мужики, вижу небо!!!». Мы выскакиваем из палаток и радуемся, как дети. На редкость быстро собираемся и идем на перевал. Вот она, долина. Вскоре мы уже были на кордоне, где скучали егери. «Погода наладилась, сейчас вертолеты полетят», — сказали они. И точно: вскоре три винтокрылые машины сели на подготовленной для них площадке. Из вертолета вылезли какие-то важные шишки из Москвы. Рядом с ними ходил, клацая затвором автомата, охранник. Егери посмеивались: «Что ни москвичи — то с автоматчиками. Кому они здесь нужны?!». Если бы понты светились - над Москвой бы были белые ночи!
Гейзер задымил и начал глухо ворчать. Прямо перед нами в небо взлетел столб воды метров в 25, примерно минуту длилось извержение. 20 тонн воды выбрасывает «Велика» за один раз. Вся долина парила, вокруг булькало, хлопало, извергалось. Купаемся в горячем водопаде «Джакузи»,любуемся тридцатиметровым водопадом на реке Гейзерной, водопадом на реке Сестренка, гейзерами «Сахарный»и «Первенец»…
Кальдера вулкана Узон находится в 15 километрах от долины и является еще одной достопримечательностью Камчатки. Кальдера-это кратер старого, давно потухшего вулкана, представляющего собой горное плато с озерами, горячими источниками и многочисленными грязевыми гейзерами. Выходим на Кальдеру рано утром с расчетом посмотреть все интересное, сделать фото - видеосьемку и к вечеру вернуться обратно. Егери тем временем устроили тотализатор: ставили на нас ставки 100 к 1,что до вечера мы не вернемся, в истории Долины Гейзеров еще ни одна группа не успевала пройти за день такой маршрут.
Велико же было их изумление, когда мы в полном составе вечером появились на базе. Одно дело «ленивые буржуи» -другое дело наша тренированная группа(как говорит Саша Леонтьев: «40 километров для бешеной собаки -не круг») В кальдере Узона так - же есть на что полюбоваться: буйство красок поражает, вся долина пестрит яркими красками, созданными природой. Все дымит, парит, булькает. Много грязевых гейзеров разного цвета -от нейтрально серого до ярко красного. Очень красиво озеро Высокое, по берегу которого бродил огромный бурый медведь. Интересно озеро Банное, температура которого сверху 40 градусов, а на глубине 30 метров-130 градусов. Это определили исследовавшие его вулканологи. Минут 20 мы плавали в озере, греясь и нежась в горячей воде, насыщенной сероводородом. Релаксация великолепная! Хотелось бы отметить, что горячих источников на Камчатке множество и грех не воспользоваться подарком природы: купание в таких источниках для путешественника - прекрасный способ снять усталость.
ЖУПАНОВО – заброшенный поселок на берегу Тихого океана.

ЖУПАНОВО – заброшенный поселок на берегу Тихого океана.
Когда-то здесь кипела жизнь, сейчас же базируется лишь бригада рыбаков да егерь Серега, подошедший к нам с просьбой похмелиться. Выходим на очередной маршрут. В наших планах -восхождение на два вулкана, посещение озера Карымского и сплав по реке Карымской -одной из красивейших рек Камчатки.
Начинает накрапывать дождь, небо вновь затянуло тучами. К сожалению у нас нет времени переждать шторм, и мы бредем по мокрому, заросшему кустарником лесу вверх по реке Семячик. Ставим
палатки у подножья красавца водопада. Река низвергается с 30-метровой высоты, разбиваясь на миллионы брызг. Интересная закономерность: как непогода -мы с Борисом дежурные. Сыпет нудный моросящий дождь, кажется все пропитано влагой. Встаем затемно и пытаемся развести костер из припрятанных с вечера дров. Дрова загораются и тут -же гаснут, дымя. Подкладываем щепки, бересту. Кто был на Камчатке, знает- что такое развести костер в дождь. Из дров- трухлявая береза и ольховник, который и в хорошую погоду не разожжешь. Промучившись два часа, доводим воду до кипения, «варим» кашу «Быстров» и поднимаем народ. Через час лагерь опустел. Свернуты палатки, и мы бредем по траве и кустам, стряхивая на себя сотни литров воды. Дождь усиливается, выходим к подножию вулкана Новый Семячик, на вершине которого стоит вагончик вулканологов. Вулкан этот интересен тем, что в его кратере находится очень красивое ,бирюзового цвета, кислотное озеро. Стальной трос, опущенный в это озеро растворяется за несколько часов. Лес и кустарник перешли в поля шлака, затем начались селевые потоки. Ветер усиливается и переходит в ураган. Вокруг безжизненная каменная пустыня. Видимость ухудшается, с океана несет черные, пропитанные влагой тучи. Забиваю в GPS координаты вагончика, единственное спасение для нас сейчас -дойти до избушки.
Температура падает до нуля, ветер уже воет и свистит, кажется, что мы промокли до нитки. Видимость почти нулевая, навигатор показывает, что то избушки всего 300 метров, но в этом направлении -огромная гора, нужно идти через нее.
Кажется, что уже не осталось сил, « прошу» мужиков (на экстремальном русском) собрать всю волю в кулак и вперед, только вперед! Закрадываются предательские мысли- что, если какая-нибудь ошибка: координаты нанесены неверно или там нет вагончика?!
Склонившись, ползем на четвереньках по грунту, ветер такой, что встать невозможно. 200 метров, 100-переваливаем гребень кратера и видим сквозь пелену дождя предмет прямоугольной формы. Вагончик вулканологов…Через несколько минут у всех начинается дрожь. Зубы выбивают чечетку: « За-завхоз - с-п-п-пи-пи-пирт!!!». Первый тост -за отцов-командиров, которые привели нас сюда; второй -за этот волшебный чудоприбор.
Как в такие моменты начинаешь ценить жизнь! Только сейчас начинаем понимать, насколько серьезной была ситуация. Утром, поняв, что кислотное озеро нам увидеть не удастся(через несколько десятков метров ничего не видно),уходим на заброшенную базу вулканологов к подножию вулкана Карымского. Двухэтажный дом с дровами и горячими источниками, где можно переждать непогоду. Также в тумане пересекаем край кратера, по-прежнему ветер свистит и воет, но после вчерашнего ада нам уже ничего не страшно. Прощай, Новый Семячик (или Свинячник, прозванный так нами из-за обилия шлака и глины)! Внизу нас ждал типично марсианский пейзаж: какие-то жуткие нагромождения камней непонятной формы и провалы. Где-то в этом районе космонавты испытывали луноход.
По-прежнему сыплет унылый дождь, и к вечеру мы, уставшие, приходим к дому, где дрова, где тепло.
Вулкан Карымский острым конусом уперся в небо. Из кратера, как из гигантской кочегарки, поднимались клубы черного дыма. Карымский является одним из самых активных вулканов Камчатки и за последние 200 лет извергался более 200 раз.
Поднявшись под самый кратер, на границу выброса серы и газа, видим озеро Карымское, расположенное между сопок, долину реки и домик вулканологов, давший им приют.
Озеро Карымское интересно тем, что совсем недавно в нем развели озерную нерку, но во время очередного извержения вся рыба погибла - вода в озере закипела от прорвавшихся газов.
Река Карымская – одна из самых красивых рек Камчатки и в верхней части изобилует водопадами. Когда мы планировали сплав по реке Карымской, тщательно изучили топографическую карту. Ниже каскада 10-30- метровых водопадов река принимала спокойный характер(судя по карте). Скорость течения – 1,6 м/с. К слову, во всех неших дальневосточных реках Хор, Анюй и т.д. скорость течения гораздо выше.
Собираем катамаран из корявой березы – и вниз по реке. Вскоре услышали сильный шум. Водопад! Черт возьми, его же нет на топографической карте! Обносим катамаран, груз, плывем дальше; начались пороги, еще водопад, по реке разбросаны валуны и обломки скальника. Скорость течения высока, и очень трудно маневрировать. Пробиваем гондолы, ремонтируемся и плывем дальше. За очередным поворотом начинается ущелье. Река, зажатая между скал , с ревом пробивается по камням и хаотично лежащим глыбам. Ущелье протяженностью восемь километров и практически непроходимое для катамаранов. Где обносим судно, где спускаем его на веревках, снова пробиваем гондолы. Все мокрые, то кто-нибудь упадет в воду, то влетим в «бочку». Вот так река!!! Как же врут топографические карты! Недаром рыбаки в Жупаново сказали, что по ней никогда никто не сплавлялся.
Трое суток боролись мы с рекой, пока не услышали шум океанского прибоя. Через два дня наши потрепанные суда вошли в Авачинскую бухту. Конечно, Камчатку невозможно объехать за один раз, но мы повидали многое: сполна испытали на себе суровый океанский прибой, встретили восход солнца над Ключевской, пообщались с медведями, покупались в горячих целебных источниках, восторгались красивейшими водопадами и гейзерами.
Путешествие успешно завершено. Мы заходим на трап самолета, покидая этот чудесный край, куда привели нас мечты и страсть к неизведанному. Когда-нибудь мы еще вернемся к тебе, Камчатка.
Эпилог


Автор: Игорь Ольховский
Камчатка – Хабаровск. Август,сентябрь 2004 г.

Комментарии
Editor25.09.11, 18:22
Да, вы я гляжу гурман, знающий толк в камчатской "кухне"! 
С интересом бы ознакомился с вашим опытом получения "очучений"!?
Guest24.09.11, 13:05
Хороший фильм, но 
Хороший фильм! Бодрящее и спасительное отношение к жизни. Но почти образец, как не надо бы ходить по Камчатке. Кроме навигатора есть еще карты- сотки и спутниковые снимки, на которых прекрасно видны места переходов из одного распадочка в другой и иные полезные сведения. На вулкане Алней я не был. Но, на какого - этого самого - в непогоду переть с речки в лоб через самое высокое место вулкана Малый Семячик мимо поучительных останков Ми-8, чтобы возле кратера попасть в холодную жестяную банку Фазлулина? Что там можно увидеть во время циклона? У западного подножия возле тропы на Сухое озеро, шалаш Ильича, не ахти, но куда милее и ниже. Таких моментов много. За спуск по Карымской ниже шестого водопада - респект. Тут, если вошел, выход один - океан. Макушка Ключевской не всегда торчит над облаками. Наоборот - в непогоду ее накрывает "шапка". Камни, летящие в тумане, могут и попасть.На Узоне стоит пожить. Километры хорошо, но длина маршрута, как вообще любая длина, с качеством очучений прямой взаимосвязи не имеет. Для Камчатки оптимально заброс базового лагеря - большой палатки с обязательной печкой в любое время года и много радиальных маршрутов с легким снаряжением в хорошую погоду. Август - сентябрь действительно лучшее время.На термальных болотах того же Карымского есть грифоны с умеренной древнегреческой температурой, где легкое дрожжевое винцо поспевает за три дня.Куда бежать, зачем бежать, к кому бежать? :))
Editor11.02.10, 09:24
Ха! посмотрите на комментарии вверху ) 
Похоже дитё неразумное добралось до компьютера и вулкан ему понравился таки ))))
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Камчатка
еще маршруты
О Маршруте