Автостопом в Краснодарский край

Идет загрузка карты ...
Автостопом в Краснодарский край, Москва - Тула - Орёл - Курск - Воронеж - Шахты - Ростов- Сочи 4 июля в 16-00 я вышел на станции метро Бульвар Дмитрия Донского, откуда пешком дошел до Симферопольского шоссе. Встав на автобусной остановке, стал останавливать машины. Первым остановился шофер, который вывез меня через дорожные развязки на шоссе, ведущее в Тулу. Дальше ему было не по пути, и он уехал. Затем меня подвозили на 4 машинах все южнее и южнее по Подмосковью. К сожалению, никто из них не ехал дальше Подмосковья. Один по пути сломался, и мне пришлось покинуть его автомобиль. Другому поступил телефонный звонок с просьбой срочно вернуться в Москву, и он не довез меня до того места, до которого планировал. И вот, наконец, остановился дальнобойщик, который ехал через Тульскую область в город Орёл. Это уже была удача! Мы пересекли всю Тульскую и часть Орловской области, оставив позади Мценский район (знакомый по книге «Леди Макбет Мценского уезда») и город Плавск. Недалеко от Орла дальнобойщик меня высадил, и я продолжил голосовать, чтобы меня отвезли в сторону Курска. Один шустрый водитель согласился довезти за 2000 рублей до Курского железнодорожного вокзала, на что я согласиться не мог. И вот, ТАКСИСТ согласился подвезти меня до той части трассы, которая ведет прямо в Курск. «Мне нравиться подвозить вашего брата [автостопщика]» - сказал он. Становилось темно. Деревьев вокруг было мало, в основном, высокая трава. Еще один водитель фуры подвез меня чуть дальше, совсем чуть-чуть. Дело близилось к полуночи. 5 июля. Становилось все темнее и темнее. И вдруг раздался гром, сверкнула молния, начался ливень. Я в спешке принялся ставить палатку. Одноместную, тесную, купленную в Ашане по дешевке, около 700 рублей, на ценнике было написано «рыбацкая». Вонзая колышки в мокрую, поросшую травой землю, я установил свое переносное жилище, ввалил внутрь рюкзак и залез сам. Я был в черных брюках, футболке и ботинках. И если ноги были достаточно защищены от внезапных ударов стихии, то сверху пришлось прикинуться теплой курткой и желтым дождевым плащом, но и это оказалось мало. Я достал из рюкзака зонтик и раскрыл его над собой, да-да, находясь в палатке. Конечно, мрак, окутавший Орловскую область, вынудил меня надеть на лоб фонарик. Понимая, что долго в таком положении сидеть нельзя, а спать под тяжелыми ударами капель дождя вряд ли возможно, да не очень и хотелось, я, оставив в палатке рюкзак и зонтик, а также запасы провизии, взвалил палатку на плечи и в таком виде вышел голосовать. Мимо равнодушно проносились огромные фуры, пуча свои фары и разбрызгивая вокруг грязную воду из луж. Водитель легковой машины притормозил и доставил меня в то место, где дождя не было. Обрадовавшись такому обстоятельству, я быстро упаковал палатку, снял куртку и дождевик, аккуратно вновь упаковал вещи в намокшем рюкзаке. Светила большая оранжевая луна. Но кроме нее и моего налобника, на трассе фонарей не было. И вот, разглядев меня, остановился дальнобойщик, державший курс на Курск. Через некоторое время водитель вышел около закусочной совершить свой паужин, а я, принимая во внимание свою прогулку под дождиком, на всякий случай заказал чай с лимоном.
 
Часть 1

Автостопом в Краснодарский край, Москва - Тула - Орёл - Курск - Воронеж - Шахты - Ростов- Сочи
4 июля в 16-00 я вышел на станции метро Бульвар Дмитрия Донского, откуда пешком дошел до Симферопольского шоссе. Встав на автобусной остановке, стал останавливать машины. Первым остановился шофер, который вывез меня через дорожные развязки на шоссе, ведущее в Тулу. Дальше ему было не по пути, и он уехал. Затем меня подвозили на 4 машинах все южнее и южнее по Подмосковью. К сожалению, никто из них не ехал дальше Подмосковья. Один по пути сломался, и мне пришлось покинуть его автомобиль.

Другому поступил телефонный звонок с просьбой срочно вернуться в Москву, и он не довез меня до того места, до которого планировал. И вот, наконец, остановился дальнобойщик, который ехал через Тульскую область в город Орёл. Это уже была удача! Мы пересекли всю Тульскую и часть Орловской области, оставив позади Мценский район (знакомый по книге «Леди Макбет Мценского уезда») и город Плавск. Недалеко от Орла дальнобойщик меня высадил, и я продолжил голосовать, чтобы меня отвезли в сторону Курска.

Один шустрый водитель согласился довезти за 2000 рублей до Курского железнодорожного вокзала, на что я согласиться не мог. И вот, ТАКСИСТ согласился подвезти меня до той части трассы, которая ведет прямо в Курск. «Мне нравиться подвозить вашего брата [автостопщика]» - сказал он. Становилось темно. Деревьев вокруг было мало, в основном, высокая трава. Еще один водитель фуры подвез меня чуть дальше, совсем чуть-чуть. Дело близилось к полуночи.

5 июля. Становилось все темнее и темнее. И вдруг раздался гром, сверкнула молния, начался ливень. Я в спешке принялся ставить палатку. Одноместную, тесную, купленную в Ашане по дешевке, около 700 рублей, на ценнике было написано «рыбацкая». Вонзая колышки в мокрую, поросшую травой землю, я установил свое переносное жилище, ввалил внутрь рюкзак и залез сам. Я был в черных брюках, футболке и ботинках. И если ноги были достаточно защищены от внезапных ударов стихии, то сверху пришлось прикинуться теплой курткой и желтым дождевым плащом, но и это оказалось мало.

Я достал из рюкзака зонтик и раскрыл его над собой, да-да, находясь в палатке. Конечно, мрак, окутавший Орловскую область, вынудил меня надеть на лоб фонарик. Понимая, что долго в таком положении сидеть нельзя, а спать под тяжелыми ударами капель дождя вряд ли возможно, да не очень и хотелось, я, оставив в палатке рюкзак и зонтик, а также запасы провизии, взвалил палатку на плечи и в таком виде вышел голосовать. Мимо равнодушно проносились огромные фуры, пуча свои фары и разбрызгивая вокруг грязную воду из луж.

Водитель легковой машины притормозил и доставил меня в то место, где дождя не было. Обрадовавшись такому обстоятельству, я быстро упаковал палатку, снял куртку и дождевик, аккуратно вновь упаковал вещи в намокшем рюкзаке. Светила большая оранжевая луна. Но кроме нее и моего налобника, на трассе фонарей не было. И вот, разглядев меня, остановился дальнобойщик, державший курс на Курск. Через некоторое время водитель вышел около закусочной совершить свой паужин, а я, принимая во внимание свою прогулку под дождиком, на всякий случай заказал чай с лимоном.
Часть 2


Пока тот заканчивал свою трапезу, я еще немножко поголосовал, но никто не остановился. Затем мы в его финской машине ехали сквозь вновь начавшийся ливень. Так как я не выспался, а дождь струями расползался по окну, треугольные дорожные знаки становились похожими на людей в капюшонах, резкие подъемы в гору превращались в шагающих великанов, а едущие навстречу машины – в восходящее солнце. Водитель время от времени крякал, чтобы не уснуть. Мы проехали реку под названием Курица. И рано утром я был уже в Курске, где услышал Курских соловьев и попробовал местную вишню.

Во второй половине дня я вышел на трассу ловить попутку в Воронеж. Первым из Курска меня вывез подмосковный дантист курского происхождения. Затем другой водитель легковой машины доставил меня до въезда в город Воронеж. С ним мы долго беседовали, а ландшафт становился все круче. Из въезда в Воронеж я стал ловить попутку, которая довела бы меня через реку Воронеж на другой конец города. Тут один водитель грузовика спросил у меня время, я ему ответил, и после этого он согласился меня подвезти.

Дорога, ведущая к мосту, была крайне неудобна, покрытая рытвинами, лужами, камнями, строго говоря, это было просто направление, а не дорога. На этом участке пришлось серьезно потрястись. При выезде из Воронежа я голосовал довольно долго и так же безуспешно. То проезжала мимо маршрутка, то один шофёр, который попросил денег за подвоз, а когда я ему сказал, что путешествую автостопом, он сказал: «автостоп не пройдет!».

Наконец, один остановился, чтобы подвезти меня до мотеля. По дороге в мотель я заметил, что у обочин продают какие-то красочные игрушки, в основном ярко-жёлтого цвета. Мишки жёлтые с красными лапками, зайчики в зеленых жилетках, коники с красными гривами оказались крашенными кукурузными палочками в фигурных прозрачных пакетиках. Причем шофер не советовал мне кушать эту кукурузу.

Возле мотеля я голосовал на фоне заходящего солнца, неуклонно сползавшего вниз и влекущего за собой ночь. Голосовал на одном месте, потом на другом. Вдруг я услышал свист, который, оказалось, был адресован мне. Двое ребят из Самары подвезли меня из-под Воронежа до города Шахты, который находится в 60 километрах от Ростова-на-Дону. Их поразило мое занятие автостопом. «Ну, вы, Москвичи, даете!» - говорили они. Впереди них мчалась машина из Воронежа и они произнесли фразу "Воронеж - шиш обгонишь!"

Видя, как меня клонит в сон, они разрешили мне подремать без угрызений совести. Их грузовичок имел два передних сиденья, на которых они сидели и одно заднее, на котором я расположился и удобно и неудобно. Удобно, потому что мне после ночи в Орловской области и дня в Курске было в самый раз вытянуть ноги на заднем сидении и опереть голову на рюкзаке, и неудобно, так как сами хозяева сидели впереди, а один из них, по имени Дима еще и рулил. Их и самих клонило в сон, поэтому, чтобы не уснуть, они расспросили меня обо всем, о чем только было возможно.

Возле закусочной они вышли, чтобы отведать харчо и манты, а я остался в машине, а когда они вернулись, еще и угостили меня лимонадом. Они громко включали музыку, чтобы не уснуть. И песни по радио были хорошие. Например, ремикс на тему кинофильма «Бриллиантовая рука», «Видео», «Стоп, стоп, люди» Евгения Осина (текст этой песни выглядит просто копией старой песни «Остановите музыку»).

Часть 3

6 июля. Рано утром, часов в 4 утра, я попрощался с самарскими и стал голосовать до Ростова. Уже на указателях появился Краснодар! Многие водители еще спали вдоль дороги в своих легковых автомобилях и больших фурах. Водитель одной из этих фур, Эдуард, пригласил меня к себе в кабину и угостил чашечкой кофе с печеньем. С ним я доехал до Ростова. Выйдя под Ростовом, я пешком прошел часть развилки и спустился к трассе на Краснодар. Не успел я начать голосовать, как встретил стопщика Сергея из Таганрога. Мы решили с ним посоревноваться, кто первым остановит машину. Я остался на том же месте, где был, а Сергей пошел вперед, чтоб стать чуть подальше. Не успел он отойти, как я остановил машину, и водитель, указав в сторону Сергея, спросил «Это тоже ваш?».

Серёга быстро вернулся, и мы вместе уселись в машину, которая мчалась в Краснодарский край. Было жарко. По обе стороны ландшафт пестрел полями подсолнечника, пшеницы, риса, кукурузы, вдали виднелся пруд с лотосами. Впереди дорога казалась мокрой, но стоило доехать до того «мокрого места», оказывалось, что никакой воды там нет! Такая иллюзия появлялась снова. Вот, вдали, похоже, на дороге огромная лужа, но подъезжаешь – и лужи нет! Возможно, из-за смолянистого покрытия дороги и жаркой погоды и возникали такие «миражи»!

Шофёр мог довести нас в Темрюк или забросить близ Анапы. Мы выбрали Анапу, так как Сергей именно туда держал путь, да и я хотел в первую очередь увидеть Чёрное море, а уже потом Азовское. Оставшись в нескольких километрах от Анапы, мы поймали грузовик, который довез нас до въезда в город Анапу. На автобусной остановке, на окраине Анапы, Сергей стал ждать автобуса, а я продолжал ловить попутку до центрального пляжа. Сергей не верил в успех этого мероприятия.

Но я дождался и уже вскоре купался на центральном пляже Анапы, заросшем тиной, собирал ракушки, кушал творожные шарики из кафе «Бамбуча», прикупил солнцезащитный крем и заряжал мобильный телефон в винной лавке. Сама Анапа показалась мне похожей на Евпаторию, только более модной отделки. В бочках на улицах стояли пальмы и вдоль берега росли пирамидальные тополя. В сувенирной лавке продавались значки «Мне нравиться в Анапе» и «Кому не нравиться в Анапе?».

Когда наступил вечер, я пошел на дикий пляж ставить палатку, но было трудно сделать это на песке в отсутствии камней и помощников. Поэтому я заночевал под кустом близ детского лагеря, откуда еще доносились звуки дискотеки. Нацепив на лоб фонарик, расстелив пенку и спальный мешок, я уснул, но ночью пошёл дождь, и я переместился в недостроенный дом, который, к счастью был поблизости.

7 июля. Утром я вышел на трассу и поймал автобус, который вез меня на восток вдоль побережья. Там я впервые увидел Кавказские горы! Водитель оставил меня возле поста ДПС, где меня почему-то остановили, спросили, что я делаю в Краснодарском крае (я ответил, что путешествую автостопом), проверили мои карманы и рюкзак на наличие наркотиков и оружия, развернули мою географическую карту, чтобы проверить, не секретная ли она, но потом, узнав, что я не тот, кого они ищут, отпустили.

Отойдя от поста, я нашёл человека, чинившего свою фуру. Починив её, он довез меня до Новороссийска. В Новороссийске я поймал легковую машину (её водитель лично знал Мишу Галустяна) до посёлка Кабардинка, где искупался на галечном диско-пляже с сильными волнами, глядя на слоистые скалы и причудливые природные рисунки на горных пластах. Искупавшись, я принялся сушить свои вещи на пляжном парапете, заказав в местном кафе сок, пряники и кукурузные палочки.

Высушив свои вещи, я пошёл на трассу голосовать. Пока я стоял, один не совсем трезвый гражданин предложил подвезти в меня на белой машине, а направлялся он туда, куда мне было надо - в Геленджик. К счастью, за рулём сидел не он, а его подчиненный – главный электрик Лёша, а сам этот не совсем трезвый гражданин, Валера, был главным инженером, проводившим застройку спортивных комплексов по всему Краснодарскому краю к Зимней Олимпиаде 2014 года.

Валера, и без того нетрезвый, попросил Лёшу остановиться в баре, где взял себе водки на клюкве, а для меня, так как я непьющий, заказал бутылку Нарзана и чашечку кофе. В баре Валера не скрывал своего восхищения моим занятием автостопом, оставил мне свой номер телефона и даже предложил остановиться у его сестры на балконе и уже сказал её адрес, который я тут же запомнил. Доехав в Геленджик, Лёша свернул к одной женщине, которой он должен был передать деньги. Видя, что поведение Валеры уже становиться неуправляемым, Лёша, извинившись, предложил мне выйти из машины, чтобы развернуться назад.

Я вышел и вдоль набережной Геленджика шёл пешком, а ведь говорят, эта набережная – самая длинная в мире набережная курортного города! И по этой набережной прямо среди отдыхающих пешеходов медленно ездили взад и вперед Mилицeйскиe машины. Любуясь фонтанами, сувенирами и уже встречающимися скромными пальмами, растущими в земле, а не в бочках, я столкнулся с одной семейной парой, которые приняли меня за английского путешественника, так как я носил футболку с надписью LIVERPOOL (Ливерпуль).

К вечеру я добрался до дома, где жила сестра Валеры и позвонил Валере по телефону. Через некоторое время он приехал на той же белой машине, но что странно, за рулём Лёши не было, а были какие-то молодые ребята. Они оказались племянниками Валеры, то есть сыновьями его сестры. Ту ночь я провел на балконе многоэтажки, любуясь огнями большого курортного города с высоты.

На следующий день 8 июля я изучал город, летал под парашютом, купался и совершал заплывы. Вернулся к вечеру к Валериной сестре, а та сказала, что Валера уехал, и попрощалась со мной. Я зашёл по пути в один из частных домов, на котором даже не было надписи «сдаются комнаты» и попросил какой-нибудь место. А мне комната и не нужна была. Было бы место за оградой. И меня поселили на кушетку под грецким орехом, где я повел два дня. Перед сном я рассказал хозяевам и гостям о своем путешествии, они были в шоке. Назвали меня экстремалом. Хозяин заметил, что я сильно обгорел (невзирая на то, что пользовался кремом!) и смазал мои солнечные ожоги кефиром. И вот, по прошествии двух дней я двинулся в Сочи!

10 июля. Выехав из Геленджика, я медленно, но верно двигался к цели, мало кто останавливался, а подбирали ещё меньше. Вот, уже я проехал Геленджикский район, въехал в Туапсинский, добрался до Джубги на фургоне Сочинского мясокомбината. И неподалеку от Туапсе, в районе Ольгинки здорово застрял. Голосовал более трёх часов, но никто не остановился, кроме парочки ребят, которые попросили денег за проезд. Положение спас дальнобойщик из Липецка, который ремонтировал колёса своей фуры прямо около того места, где я голосовал.

Он видел, что я уже давно стою и безуспешно ловлю попутку в Сочи. Он как раз ехал туда. Я сел к нему в машину и вы поехали по крутым горным дорогам, которые петляли, извивались, шли под углом, имели опасные повороты. С высоты можно было видеть домики, расположившиеся прямо на склонах. Странно, но надписи СОЧИ, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СОЧИ и тому подобные появились гораздо раньше, чем мы въехали в сам город Сочи. Эти надписи были по всему входу в парк, в Лазаревском, в Лоо. Доехав до Сочи, я попрощался с водителем и заночевал во дворе частного домика, где было много владельцев. Тот домик находился недалеко от вокзала.

На следующий день 11 июля я оставил вещи в камере хранения пошёл в Дендрарий. Пробыл там с 9 утра до 16 часов. Трогал мимозу стыдливую. Это растение складывает свои листочки, если к ним прикоснуться! Видел секвойю, пальмы эвкалипты, лавровишню.


Часть4

Сочи было и красиво, и дорого. Позвонил дядя и сказал, что в Лоо такие же пляжи, но цены на порядок ниже. Поэтому, на следующий день, переночевав чуть ли не в центре города, и отмотав в Сочи еще один день, исследуя местный рынок, наполненный фруктами и специями, я сел на электричку и уехал в Лоо, те места мне уже были знакомы, так как я их уже проезжал. Я стал спрашивать цены на жилье в Лоо и понял, они не особо ниже сочинских. И, походя по сувенирным лавкам, снова пришел на вокзал и взял билет до Туапсе.

C’est Туапсе
В электропоезде разговорился со своим попутчиком – Михаилом. И вот, поезд подходит к Туапсинскому вокзалу. Темно, поздно, в Туапсе у меня нет ни одного знакомого, даже карту города я никогда не видел. Просто хожу по улицам вблизи вокзала. Разговариваю с бабульками – где достать дешевое жилье. Одна мне сказала идти по улице Герцена в один дом.

Я прошел памятник Ленину, нашел искомую улицу и пока шел к указанному дому, увидел в ночной темноте яркий огонек, похожий на огонек спички в темноте. Огонек мигал и двигался. Ну, конечно! Это же светлячок! Впервые в жизни увидел живого светлячка! Бабушка пустила меня в комнату, где мне и было суждено остановиться на четыре дня. Нырнув в теплую мягкую постель, я уснул в городе, который еще час назад не имел ко мне никакого отношения!

Сказать по правде, Туапсе мне пришелся по вкусу. Городок серенький, с довольно неказистой архитектурой, но цены – вполне приемлемы, хороший рынок, отличный пляж, уютные скамейки в парке, Интернет-кафе недалеко. В доме у бабушки течет вода прямо с гор. На рынке продают ароматную грузинскую приправу с орехами, чудесные кисломолочные продукты, сладкую черешню, горький каштановый мед, и - шок дня – мясо нутрии. По дороге на пляж течет река Туапсе, (название переводится как «две воды»).

Покупавшись в море, я снова вернулся в центр и пошел в стоматологический кабинет, находившийся в здании администрации рынка. На мне была восточная тюбетейка (которую я выиграл на Московском Сабантуе 1июля 2007 года) и полотенце через плечо, поэтому врач сначала приняла меня за рыночного торговца и спросила, что мне надо. Я сказал, что хотел бы запломбировать зуб. И она мне наложила 3 световые пломбы за такую цену, за которую в Москве не сделали бы и одной!

Находясь в доме у бабушки, я постирал свои вещи, которые пережили и дождь, и долгие странствия, и жару и пахли неизвестно чем, скорее всего, это был запах расплавленного и вытекшего из упаковки твердого дезодоранта Олд Спайс, смешанный с запахом анапских ракушек, морским песком, влагой и пролежавшие в тесном рюкзаке.

Мой последний день в Туапсе запомнился тем, что вода в море была чрезвычайно холодна, почти как в Байкале! А знакомые меня ждали в двух местах – в Джубге и в Ейске. И я решил поехать сначала в Джубгу. Выйдя на улицу, я принялся голосовать. Через некоторое время нашелся водитель, который вывез меня из города. И я, на уже начавшейся жаре вытянул руку и ловил попутку до Джубги. Остановился пустой автобус, который ехал до Ольгинки. Ну что ж, подумал я, до Ольгинки, так до Ольгинки! По дороге водитель автобуса подобрал еще попутчиков – целую семью, с мамой, папой, детьми, и даже с тещей (или свекровью, точно не знаю)!

Часть 5, ба, новые лица

Новые запорожские казаки
И вот Ольгинка! Думаю, надо ехать дальше. И тут вижу группу людей с большими рюкзаками и прочим снаряжением. Они стояли на остановке, ели мороженое с таким удовольствием, как будто не ели его много лет. «Это праздник!» – говорили они!
Я поинтересовался:
- Вы из экспедиции?
- Нет, мы туристы, сплавляемся по морю.
- На лодках?
- Нет, на матрасах!

Это была не шутка, как сам я потом увидел, они брали крепкие надувные матрасы, надували их. Вещи в рюкзаках раскладывали по мешочкам, и рюкзак тоже клали в большой полиэтиленовый пакет и крепко завязывали. Потом привязывали этот груз к матрасу, а сами плыли, надев на ноги ласты и держась за матрас. Эти ребята из Запорожья уже плавали таким образом в Крыму, и вот, приехали в Краснодарский край попробовать сей способ передвижения на другом берегу Черного Моря!

У предводителя группы – Сергея не было матраса, вместо него были два автомобильных баллона (камеры, по-другому) и сеть с двумя палками на краях, которая соединяла баллоны в одну конструкцию. В группе Сергея был три Володи, а из женщин Таня, Галя и Наташа.
Я попросился к ним в отряд, они меня приняли. Правда, лишнего матраса у них не было, поэтому рассчитывать я мог только на передвижение по берегу на своих двоих!

С этого момента мой автостоп прервался и начался пеший поход. Тут-то мне и пригодилась палатка, которую мы ставили на ночь в лесу. В первую ночь мы ночевали у ущелья, недалеко от моря, куда добрались пешком, двигаясь на Запад, в сторону Геленджика. В этой, так называемой щели, я и поставил свою палатку. Еще двое человек разбили палатку, а один из Володь, самый молодой и спортивный по виду достал из рюкзака большой, длиной метра 2 или 2 с половиной, отрезок полиэтиленовой пленки, склеенный в виде трубы.

Он так и называл это переносное жилище – труба. Эта пленочная труба была проста в употреблении – через нее нужно было продеть веревку и завязать концы веревки к двум соседним деревьям. А потом просто залезть внутрь с ковриком и спальным мешком. И это было удобно: во всяком случае, эта «палатка» была закрыта с трех сторон – справа, слева и снизу, и давала защиту, по крайней мере, от дождя и ветра.

В эту ночь, я видел уже много светлячков в лесу. На ужин был какой-то супчик и свежепойманный краб, сваренный в морской воде. На своеобразной печке. А печка была сделана из алюминиевой кастрюли – в ней было проделано большое прямоугольное отверстие для дров и несколько маленьких круглых отверстий для выхода дыма. Наверх печки ставился котелок. За ужином разговорились об истории и этнографии. Вспоминали и Киевскую Русь, и жир тюленя, который жители Крайнего Севера едят после того, как наденут его на голое тело и походят так. И там я узнал, чем отличаются украинцы и хохлы. Различие состоит в том, что украинец живет в Украине, а хохол – там, где краше! И под плеск моря все пошли спать в свои палатки, трубы и просто под навес.

Так и прошли мои следующие полторы недели – группа делилась на две части, одни сплавлялись на матрасах, а другие, в числе которых был я, шли вдоль берега, по большим и малым камням, раскаленным на жарком солнце. Несмотря на то, что рядом плескалось море, само по себе оно от жары не спасало. Не-а, прохладой от него не веяло. Можно было только искупнуться во время привала, тогда – да, свежо и хорошо, а еще лучше, когда на берегу находишь утес или скалу, из которой струится прохладная вкусная родниковая вода! А если это большой родник, то можно стоять под ним, как под душем!

Часть 6

Мы прошли и проехали Джубгу (Сергей произносил это название, акцентируя внимание на труднопроиносимость этого слова Д-Ж-У-Б-ГХ-А), Новомихайловское, Криницу (хотя все на Кубани в этом названии И все читали как «И», по правилам украинской мовы нужно читать ее как «Ы») Архипо-Осиповку, деревню Пшада, многочисленные щели – Красную Щель, Малаканову Щель, Детскую Щель, Дельфинью Щель, бухту Инал (где купались в голубой глине).

Во время этого путешествия я впервые увидел дельфина на воле, в рыбацкой лодке живого ската, морского дракона, морскую корову, барабульку и ставриду, в пруду головастиков, южные растения, удивительные скалы и камни, застывшая вулканическая лава, зоопланктон, (что-то вроде морских светлячков, освещающих море при яркой луне, волны просто светились на море!).

Однажды мы около одной высокой горы нашли дольмен. Дольмены – это что-то вроде маленьких домиков, сложенных из пяти-шести массивных глыб с небольшим отверстием в передней стенке, дольмены по возрасту – ровесники Египетских пирамид, хотя и предназначение этих домиков еще изучено полностью.

Ученые расходятся во мнениях, одни считают, что в дольменах хоронили, другие полагают, что туда залезали медитирующие жрецы, готовясь отправиться в мир иной. Как бы то ни было, туристы стремятся увидеть дольмены, прикоснуться к ним и получить от них ответы на свои вопросы. А ведь дольмены еще не все открыты, некоторые из них до сих пор под землей, не раскопаны. И вот, Сергей потащил нас в гору искать дольмены, мы добрались до вершины и дольменов не обнаружили, зато обнаружили, что тропинки, ведущей вниз НЕТУ! И мы, без тропинок и дорог пробирались вниз через камни, песок, колючие растения, бурелом, елки-палки и прочие прелести дикой природы. В Пшаде мы посетили знаменитые водопады, и нашли деревню дольменов, где и заночевали.

А днем купались в горной реке под отвесной скалой, похожей на стену! Другую ночь мы провели в Прасковеевке, близ скалы Парус – самого известного местного памятника, воздвигнутого самой природой! Обидно лишь то, что прежде, чем добраться до скалы Парус, пришлось даже мне плыть по морю без ласт и матраса, так как берег был огорожен – кто строил свою дачу или стратегический объект, поэтому нельзя было идти по берегу. Вот так я и проплыл это расстояние! И конечно, мы были на реке Жане, у больших дольменов и водопадов.

И чтобы туда добраться, я применил навыки автостопа и водитель, который вез на заднем сидении телевизор, отвез троих из нас до указанного места (а остальные добирались автобусом). Тот водитель задал риторический вопрос: Ну и какое удовольствие в путешествии автостопом? В одном из дольменов я увидел собаку, лежавшую в тени каменного строения, спасаясь от жары. И я подумал: не могли ли дольмены быть предназначены для священных животных?

Часть 7, можно не читать

осле Жане я простился с группой и вернулся в Геленджик автостопом. Пришел к тем же хозяевам, и они воскликнули «О! Экстремал вернулся!». На этот раз мое место под грецким орехом было занято, и я ночевал в саду под вишней на раскладушке.

На Азовском Море
После 2 дней отдыха моим ногам в Геленджике (я их натер в походе), я отправился в Ейск. Труднее всего было выехать из Геленджика. Проходящие мимо отдыхающие говорили: пешком быстрее будет! Но я все-таки поймал машину, и за рулем была женщина (впервые передо мной остановилась женщина)! Ее звали Катя. Она довезла меня до Новороссийска. Потом я добрался до Крымска, а там меня подобрал водитель, который всю дорогу до Тимашевска ругался и говорил, что не берет попутчиков, не берет автостопщиков, что бесплатно везти он никого не хочет и ему это не надо, но при этом ВЕЗ!

И уже у дороги на Краснодар я ловил попутку до Ейска. И добрался от Геленджика до Ейска за 9 часов. В Ейске я увидел порт, и много-много паутины, висящей везде – на скульптурах, домах, фонарных столбах, кустах и деревьях, скамейках и окнах. В Ейске я был несколько дней, купался в Азовском море – самом мелком и наименее соленом море мира. В общем, последние дни своего южного вояжа я провел как самый обыкновенный курортник и благополучно добрался до Москвы!

А в Москве я попробовал чай, собранный ОБЕЗЬЯНАМИ. Тот высокогорный чай, до которого люди не могут дотянуться, собирают специально обученные обезьяны. Раньше во всем Китае существовала такая практика, но теперь она осталась только в одной маленькой деревне, откуда и был доставлен этот ароматный дикий чай, который по вкусу мне напомнил орехи. А вы пробовали минеральную воду с островов Фиджи или фильтрованную дождевую воду с острова Кинг (что близ Тасмании), а ведь все это можно найти в Москве, если хорошенько поискать! Вот так, даже не выезжая из города, можно открыть для себя много нового и интересного. Но еще больше откроете, если будете путешествовать! Поэтому путешествуйте! Путешествуйте сами и привечайте путешественников!

Я и сам принимал у себя дома немецкого путешественника Кристиана Вельза, американского журналиста, писателя и любителя активного отдыха Билла Гиффорда, автора книги «Ледьярд: в поисках первого американского исследователя». Встречал английских аристократов-меценатов, участников пробега «Ралли Белых Ночей», проехавших почти всю Россию: от Владивостока до Санкт-Петербурга.

Лично был знаком с отцом Кшиштофом Ковалем, польским священником, проделавшим путь от польского города Кошалин до Иркутска на велосипеде. Рядом, конечно, ехала машина с провизией и медикаментами, но отец Кшиштоф добирался именно на велосипеде. И пусть они не достигли такой известности, как Тур Хейердал или Жак Ив Кусто, все они принадлежат к одному и тому же миру – Миру Путешественников!


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Россия
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: