Сообщение о делах в Бутане

Идет загрузка карты ...
Впечатления от первой (но не последней) поездки в Бутан в 2009 году.
 
Первый день в Бутане

Национальный музей в Паро Национальный музей в Паро
Площадь в Паро Площадь в Паро
Лавка Лавка
Ресторан Ресторан
Всё началось с того, что дядя Володя подошёл ко мне и спросил довольно неожиданно:
- Ты в Бутан съездить не хочешь?
- Когда?
- Вчера. Через две недели. Что я знаю о Бутане. Сразу в голову приходит дурацкая ассоциация Бутан-Пропан.
- Это приказ или предложение?
- Предложение в приказном порядке. Ознакомься с программой, списком группы. Почитай о стране, обычаях, культуре.
Оставшееся время я посвятила изучению той литературы и источников, что нашла в наших архивах и в интернете. С каждым днём интерес к Бутану возрастал, и объём исписанных страниц в моём молескине увеличивался. Бутан уже казался мне какой-то волшебной страной, и в  большинство фактов трудно было поверить. Основной затык произошёл на теме религии – особой форме тантрического буддизма. Решила расслабиться и понять всё уже на месте.

Однажды позвонила друг и спросил: ну когда ты уже там едешь в свой, как его, Батун?

Решили убить двух зайцев разом. Путешествие было спланировано таким образом, что в Бутан мы попадали из Непала, и возвращались обратно так же. Несколько дней я провела в Катманду в ожидании своей группы, попутно подрабатывая случайным экскурсоводом для других групп (в это же время наши гиды параллельно шли к базовому лагерю и на Бхоте-Коси), что оказалось очень полезным. Благодаря другу-индусу Арану, быстро разобралась в пантеоне всех индуистских божеств-боддхисатв-вахан.

В Бутан можно попасть тремя способами: на самолёте, пешком или на спине летающей тигрицы (с) Lonely Planet
Мы выбрали первый вариант. В Паро из Катманду летает самая крупная авиакомпания в мире: Druk Air. В его флоту аж два борта, тем не менее приличные новые Боинги.
По каким-то причинам наш вылет перенесли на день, и из-за этого пришлось перекраивать всю программу. Получилось спонтанно, но интересно.
Я слышала, кто-то пискнул, что это враки о том, что путешествовать в Бутане дорого. Ребята, это враки. Путешествовать в Бутане безумно дорого. Если вы конечно не путешественник-одиночка, прикинувшийся монахом-пиллигримом. Впервые массовый туризм в Бутане начался с 1974 г, когда на коронацию были приглашены журналисты из разных стран. До этого попасть сюда можно было только по приглашению короля или королевы, то есть практически невозможно. Первая коммерческая группа туристов организовал Ларс Эрик (Lindbaland Travel, США) и именно он подсказал правительству Бутана идею об ограничении количества туристов путём взимания больших налогов. Правительство вскоре установило квоту в размере 200 человек в год, 130 долл. с человека за день пребывания – большие деньги по тем временам. Сейчас кол-во туристов ограничивается только пропускной способностью отелей, а квота возросла до 250 долл с человека в день. В эту сумму уже включено проживание и питание (кроме любых напитков, включая воду). Однако стоимость тура зависит от качества отеля, в котором вы планируете останавливаться. И даже если вы с самолёта идёте в горы, где никаких отелей и лоджей не предусмотрено, вам всё равно придётся заплатить эту сумму. Таким образом, правительство сдерживает поток туристов.
И это видно. За всё путешествие нам встретилось не более двух десятков иностранных граждан (не считая столицы Тимпху, где у иностранцев есть свой бизнес).

«Всё, пиздец», сказал кто-то, когда мы пошли на снижение. Лида закрыла глаза и вцепилась в подлокотник сиденья. Наш самолётик, такой огромный на земле, а сейчас такой маленький, находился между двумя огромными горными хребтами. Мы приземлялись в долине, извернувшейся как змея. «Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали» - пронеслось в голове. Аэропорт в Паро – один из сложнейших для взлёта и посадки, утверждает сайт компании Боинг. Все полёты осуществляются по правилу «visual flight», это значит, что все летать можно только при 100% видимости. В Бутане не летают ночью, в сумерки и в плохую погоду.

Горы повсюду. Крутые склоны переходят в пики, которые сменяются долинами  снова и снова. Бутан – это одни сплошные горы. Говорят, что Бутан заканчивается там, где большой камень, спущенный с последней горы на юге, останавливается.
Я хорошо помню это ощущение прибытия, когда ты только выходишь из самолёта, и делаешь первый глоток воздуха. И от этого момента  зависит, полюбишь ты это место или нет. Воздух тёплый и пахнет солнцем и хвоей. Мне здесь нравится.
Здание аэропорта напоминает пряничный домик. Внутри всё новое и чистое. На стене – фотографии всех пяти королей. Проходим таможенные формальности. Групповую визу мы получили ещё в Непале. В соседнее окошко выстроилась группа поляков.
На той стороне, уже в официальном Бутане нас встречает юноша моего примерно возраста в национальной одежде – халате типа кимоно и чёрных гольфиках. Я подхожу к нему, «Привет» - говорю. Я – Аня.
«Привет. Кузузампо-ла!» - улыбается мне, а сам ещё выше поднимает табличку с моим именем и всматривается в толпу прибывших.
«А где ваш турлидер?» – спрашивает.
«Турлидер – это я. Меня Аня зовут», - краснею я.
«Очень приятно, Сангей Дорджи».
Тут же мы его обозвали между собой солнечным геем. Мальчик оказался очень приятным в общении, симпатичным, и вообще, как сказала Лида, «чудо как хорош». Впрочем, как и большинство бутанцев – высокие скулы, пухлые губы, миндалевидные глаза, и волосы цвета воронова крыла, такие чёрные, что отливают синевой.
Впрочем, в первые минуты мне уже не было дела ни до глаз, ни до красот – меня потихоньку накрывала горняшка. Ругаясь на свой организм всякими плохими словами, я потихоньку залезла в автобус и прилегла на рюкзак. Так со мной всегда в первый день на высоте, нехватка кислорода выливается во все признаки страшного похмелья. Я уже знаю, что теперь главное - лежать и как можно меньше двигаться, пить воду литрами, а лучше всего поспать.
Очнулась я уже когда мы приехали в отель, после почти часовой поездки во сне от признаков горняшки не осталось и следа. Солнце сияло пуще прежнего, вокруг белым цветом цвели яблони. Отель был похож на сказочный дворец.
- «А бутанцы на сказочных гномов», -  сказала Лида, намывая уши.

Отдохнув после дороги я пошла осматривать окрестности. Долина Паро расстилается от Джомолхари на границе с Тибетом до слияние рек Паро Чу и Ванг Чу. Несложно догадаться, что река по-бутански (на языке дзонгка)  будет «чу». Очертания Чёрных Гор, которыми западный Бутан отделён от восточного, еле виднелись в полуденной дымке. Журчал ручей. Цвели яблони. Жужжали пчёлки. Голубая с нежным оттенком Паро Чу придавала всему пейзажу свежесть. Красота. Это то, чего так не хватало после запылённого и шумного Катманду.
В путеводителе Lonely Planet о Бутане так и написано, цитирую:
«Во время путешествия по этой гималайской стране, вас не будет покидать ощущение, что вы попали в Зазеркалье. Бутан одной ногой шагнул в современный мир с его компьютерами, телевидением, полноприводными автомобилями, а другой всё ещё как будто находится в средневековье. Здесь можно встретить монахов в традиционных оранжевых одеждах, которые набирают буддийские священные тексты на компьютере, лучников в национальных костюмах, с новейшими технологичными луками, стоимостью в несколько тысяч долларов.
Бутан часто сравнивают со Швейцарией, так напоминают его зелёные холмы Альпы Швейцарии с белыми домиками- шале, и снежными вершинами, то тут то там возникающими на горизонте».

Паро Дзонг, в который мы хотели попасть в первый же день, был закрыт на реконструкцию. Зато мы посетили Национальный Музей, расположенный в сторожевой башне этого дзонга. На входе Сангей попросил нас сдать ему всю фото и видео технику, объяснив строгим запретом на съёмку внутри музея. Камеры можно оставить в специально отведённой для этого комнате с охранником. Кроме нас в этот день в музее никого не было, никакого персонала.
В Бутане не разрешается снимать и фотографировать внутри храмов и определённых помещений (во внутренних дворах монастырей можно), и Сангей пресекал любые попытки, даже если вокруг не было ни одной живой души. Твердил одно и то же – «не положено», «вам нужно покинуть помещение» и тд. Однажды когда мы сидели в одой из комнат храма, я незаметно (как мне показалось) включила камеру и спрятала её под рюкзак, прикрыв красную лампочку рукой. Сангей тут же как коршун налетел и чуть ли скандал не устроил с битьём посуды – «Я! Тебе! Больше! не верю!» - кричал – «Ты не понимаешь, что у вас могут отобрать технику и разбить её на ваших глазах. Они (монахи) имеют полное на это право! Меня лишат лицензии!». Пришлось пообещать что впредь ни-ни.

Национальный музей Бутана напоминает краеведческий музей города Череповец. В нём собрано практически всё – начиная от оружия древнего – мечей и кинжалов, одежды, заканчивая восковыми моделями фруктов, произрастающих на территории королевства. Больше всего меня поразило чучело птицы-носорога в разделе «фауна», такая чудовища обитает только в южных районах, в джунглях на границе с Индией. Целый этаж музея занимает огромная коллекция почтовых марок.
Я ещё не говорила, что бутанские марки особо ценны для филателистов? Целые серии выходили в единичных экземплярах. Началось всё в 1954 году, когда в Бутан приехали на медовый месяц молодожёны Бёрт и Сьюзи Тодд. В то время о таком королевстве Бутан многие даже не догадывались. Бёрт в Бутан вообще-то прибыл о приглашению короля, иначе тогда быть не могло –  в качестве переводчика. И призадумались Тодд с королём – как бы сделать, чтобы о Бутане стало известно всему миру?
А помните, раньше было такое увлечение в 80-х и начале 90-х – в квартирах или в гаражах оборудовали мини-радиостанции, и любители со всего мира обменивались открытками-телеграммами  со всех концов света? На этих телеграммах были написаны какие-то мне до сих пор непонятные буквы и коды. Ну речь не об этом, это я почему-то вспомнила.  Нет, всё же кто-нибудь объяснит, о чём они писали друг другу, эти радиофренды?
Дело же было задолго до эпохи интернета.
И вот значит этот Тодд, затейник и энтузиаст, предложил королю Бутана выпускать почтовые марки, но не простые, а особенные! И понеслось – выпускали марки с трёхмерным изображением, рельефные, шёлковые, стальные, с ароматом жасмина, даже «говорящие» марки, мини-пластинки с записями. На них были изображены как правило либо Бутанцы, либо всё, что связано с королевством – дзонги, дома, лучники, цветы и животные. В течение нескольких лет бутанские марки были одним из источников дохода королевства, на прибыль от их продажи строились железные дороги, электрические сети. Интересно, что первая почтовая авиамарка появилась в Бутане ещё до появления там аэропорта. Такие дела.

Вообще влияние иностранцев на бутанских королей было значительным, я бы сказала основополагающим в деле развития государства. Хорошо, что это только на пользу пошло. Пока что я не видела ни в одной стране мира такое, как у бутанцев, стремление с сохранение к сохранению и обереганию собственных традиций. Вот например национальная мужская одежда бутанцев – гхо. Его носит всё мужское население, от первоклашек до стариков, если они находятся в школе или на работе, или посещают административные здания и монастыри.
- «Иными словами, гхо ты носить не обязан, но без него тебя никуда и не пустят». – объясняет Сангей. - «У меня всего около 15 разных гхо, на всякие случаи. Этот – мой любимый». На нём сегодня строгий шёлковый, тёмно-серого цвета, с безупречно чистыми белоснежными манжетами и воротником. «Если очень жарко, можно всегда освободить верхнюю часть и обвязать вокруг пояса» -  и под гхо обнаруживается зелёная майка «Puma» с вышивкой золотыми нитями,  из последней коллекции. Секс.
Кроме того, положение обязывает носить гхо определённой длины. Школьники могут сверкать коленками, студенты и служащие должны их прикрывать, а госслужащие и старики носят гхо длиной до икр.
Женщины в свою очередь  носят «киру», комплект из длинного куска ткани наподобие юбки и пиджака.
Но одежда это не единственное, что отличает бутанцев от других народов. Единый стиль в оформлении домов. Они выбелены и разукрашены несложным орнаментом из цветов и символов буддизма. Обязательные резные наличники, террасы, балкончики. Почти нет броских рекламных вывесок. Лавки и магазины обозначены табличками – белые буквы на голубом фоне – стандарт. И названия у них нехитрые, например, лавка № 323, следующая за ней уже будет № 324 и так далее. Практически все названия и вывески продублированы на английском.
В соответствие с буддийской религией, бутанцы не могут убивать никакие живые существа. В одном из путеводителей был упомянут такой факт:
В своё время в Бутане пытались развивать производство высококачественного шёлка, на иностранные инвестиции. Но бутанцы отказались бросать коконы шелкопряда в кипящую воду, как этого требует технология. Вместо этого, они позволяли червям вылезти из кокона естественным образом, что значительно сказывалось на качестве шёлка. По сей день в Бутане шёлк импортируют из соседней Индии и Китая.

После трёхчасового осмотра музея мы основательно проголодались, и решили пообедать в одном из отелей Паро. Практически все рестораны и кафе для туристов предлагают стол-буфет, или шведский стол. Еда простая: рис красный или белый, варёный картофель, различные овощи, сочная спаржа, лапша. Здоровая еда. Бутанцы любят остренькое, и на каждом столе можно найти традиционное блюдо - эма датси, обжигающие перчики-чили с сыром. Из мясных блюд популярна свинина в любом виде, предлагают также говядину со шпинатом и курицу в чесночном соусе, и момо -это вроде наших пельмешек, с различными начинками.  Всё, кроме напитков, включено в стоимость. В барах  есть выбор алкогольных напитков. Из местного алкоголя представлен Бутанский ром Dragon (на этикетке написано, что доходы от продажи идут на содержание бутанской армии), местное медовое вино (мутная беловатая субстанция в стеклянных бутылках) и довольно сносное нефильтрованное пиво – Red Panda. Над баром висит портрет молодого короля.
Кстати, о короле. Буквально перед нашим приездом в апреле 2008 года Бутан принял резолюцию, по которой системой правления страны была выбрана демократия. О этом нам не без гордости и как-то по-комсомольски патриотично объявил Сангей.
Ранее в течении всего 20 века, более 100 лет Бутан считался последним буддийским королевством в Гималаях. Но во главе демократической партии сейчас находится… король! Короля в Бутане любят и почитают, его портреты висят повсюду – над барной стойкой в ресторанах, в магазинах, школах.
В сёлах и деревушках до сих пор можно найти доски с информацией о выборах, мол, впервые демократические выборы! Голосуйте за демократическую партию Бутана! Мы победим!
С любовью, Ваш король.

В городе у нас было мало времени - хотелось успеть попасть на развалины старой крепости-дзонга Друкгьел до темноты.

Руины крепости Друкгьел Дзонг расположены в 14 км от Паро. Его возвели в 17 веке чтобы контролировать путь из Тибета. В то время Бутан и Тибет  находились  в постоянной войне. Одной из особенностей дзонга были фальшивые ворота, которые фактически вели в тупик, во внутренний замкнутый двор крепости. Дзонг превратился в руины сравнительно недавно - во время пожара в 1951 г. До этого Дзонг появлялся даже на обложке National Geographic в 1914 г.

История Бутана до появления первого монарха очень запутана. До 1600х гг в Бутане не было централизованного правления, и какой-либо столицы. Каждая долина управлялась собственным королём или вождём клана. В 1616 г некий тибетский монах Нгаванг Намгьел, был вовлечён в серъёзный клерикальный диспут  в своём монастыре, когда к нему явилось видение божества в виде ворона, летящего на юг. Монах покинул Тибет и отправился на северо-запад Бутана, пересёк Гималайский хребет, и там стал выдающимся лидером. Поначало ему пришлось несладко – приходилось отражать многочисленные набеги со стороны Тибета, и одновременно объединять несколько долин под своим руководством. Намгьял принял титул Шабдрунг, что означает «тот, чьим ногам покоряются». Результаты его деяний очевидны, и ими пользуются  и по сей день, начиная от свода законов и заканчивая множеством дзонгов, монастырей-крепостей, в которых была сосредоточена религиозная и политическая власть.
Перед смертью Шабдрунг разработал дуальную систему управления, по которой разделялась власть духовная и светская. Монашество отныне управлялось избираемым лидером, Дже Кенпо, а административная и политические дела находились под ведением временного правителя, Дези, и нескольких чиновников, пенлопов. Реинкарнации Шабдрунга считались главами обоих систем.
С годами правда, эта система стала давать сбой. Пенлопы взяли на себя всю полноту власти, назначали и убирали Дези и Дже Кенпо по своему усмотрению, политические распри привели к общей внутренней нестабильности. Письменные источники перечисляют серию конфликтов, начиная от дворцовых интриг (один из наиболее интересных случаев  - когда политическому противнику в качестве подарка был послан шёлковый  халат-гхо с вирусом оспы), поджигания дзонгов и похищений (особенно жён) до массовых убийств и гражданских войн. Конец беспорядкам наступил  в конце 19 в., когда на политической сцене возник один человек, Угьен Вангчук, пенлоп г. Тонгса, как сильная и властная фигура, и подчинил всех остальных пенлопов под свою возрастающую централизованную власть. В 1907 г. пенлопы, ламы, народные представители собрались  в Пунакхе и проголосовали за установление наследственной монархии, избрав Угьена Вангчука, «Друк Гьялпо», Драгоценным Правителем Народа Страны Дракона.
Удивительным образом реинкарнация прежнего шабдрунга исчезла без объяснений из историчесих книг сразу после этого события. Когда я поитнересовалась о судьбе шабдрунга у нашего гида, он замялся, потом сказал, что настоящая его инкарнация живёт где-то в Индии.
- «Он там родился?»
- «Нет, родился он здесь, но сейчас.. он там живёт».
Стало понятно, что ничего от него не добъёшься.
В Пунакхе я задала этот же вопрос Сангею, и он рассказал мне следующую историю:
Где до между 1920 и 1930 годами, он точно не уверен когда, тогдашний шабдрунг стал строить козни монарху, и вскоре таинственно умер якобы во сне, но всем было понятно, что он был убит, задушен шёлковым шарфом. Также  всем известно, что тот человек, что убил его, сильно заболел, сошёл с ума, и умер. Следующий реинкарнированный Шабдрунг был найден где-то на востоке страны, но он также исчез. Ходят слухи, что его сбросили из окна  дзонга Ташиганг. А когда он падал вниз, птица пыталась спасти его, но люди из дзонга кинули в неё камень, река вынесла его на берег, но пришли люди и утопили его. Так он и умер.
Потом Сангей рассказал, что следующий Шабдрунг был найден и тайно вывезен из Бутана во время Индо-Китайской войны, и сейчас живёт в Нью Дели.
- «Как ты думаешь, сколько в этой истории правды?»
- «А кто его знает…»
Я думаю обо всех этих недосказанных историях, которые я слышала со времени моего нахождения здесь и о том, что эта таинственность делает их убедительными.
Вся история Бутана кажется комбинацией офицальных, неофициальных и запретных фактов. Взять например эту историю с Шабдрунгом: я не знаю, кого спросить и где найти полную, достоверную информацию. Нет возможности узнать всё со стопроцентной точностью. Возможно, это случилось, это могло случиться, я слышала, что это случилось…

Города в Бутане небольшие, в столице проживает всего около 100 000 жителей. В Паро же в три раза меньшн. Вот это центральная площадь. В цетре - гигантский молитвенный барабан, у нас на этом месте обычно вечный огонь. Все строения -  двухэтажные, на первых этажах как правило магазины и различные общественные заведения. Улицы чистые, аккурантые. Слева на тротуаре видно автомобили. Хочется отметить, что с машинами, как и с дорогами, в Бутане всё хорошо. В основном встречаются японские и корейские джипы прошлого года выпуска. Сангей объяснил, что король стал закупает автомобили у изготовителя оптом, соответственно по оптовой цене, и почти по себестоимости же их берут местные жители. Обычно тот, у кого есть собственный джип, в той или иной мере связан с туристическим бизнесом

Основная проблема в Бутане уже на протяжении двадцати лет – бродячие собаки. Ночью от их лая даже мёртвый проснётся. Вот вам история: у одной женщины была лавка, где она продавала момо, рис и чай. И на заднем дворе завелась целая стая дворняжек, которые таскали всё съедобное, что плохо лежало. Однажды в город заехал мужичонка на грузовике, зашёл к женщине в лавку, заказал порцию риса с чаем. Женщина пожаловалась ему на дворняг и попросила отвезти собак подальше от города, в глухую деревню за плату. Мужик заманил собак в кузов грузовика, получил деньги и уехал.
Через две недели у лавки останавливается тот же грузовичок, выходит мужчинка и открывает кузов, из которого с радостным лаем выскакивают уже подросшие щенки. В той деревне, куда он их увёз, заплатили в два раза больше за то, чтобы он ради бога вернул собак обратно.

В городских  магазинчиках, как в Греции, всё есть. Продают всё, от чипсов до телевизоров. Очень много сладостей, увядшие бананы и манго, индийские консервированные пирожные из цветочной пыльцы, разнообразный рис, томаты, фасоль, лапша. Часто за прилавком работают совсем маленькие дети, что-то разбирают, сотрируют. Любой ребёнок может зайти и просто так взять конфету. 

Вечером, вернувшись в отель мы узнали что же такое бутанская баня. 
Она представляет собой яму, глубиной около полуметра и шириной около 2 метров. Яма разделена деревянной перегородкой на 2 части, одна из них раза в два больше чем другая. В меньшую часть закладывают раскалённые большие камни, они шипят и нагревают воду как раз до такой температуры, когда можно ещё терпеть. В другой части нужно сидеть. 

Я вспоминала сказку про Конька-Горбунка, когда залезала в почти кипящую воду.  А температура воздуха поздно вечером почти +15 градусов - хороший контраст. Лежишь себе в этой яме, тебе приносят чай зелёный, звёзды над головой падают - фантастика.



Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

О Маршруте
Ссылка: