Казахстанский Алтай: немного автоэкстрима

Идет загрузка карты ...
Поездка на двух внедорожниках по маршруту: Алматы - Бухтарминское водохранилище - р. Курчум - оз. Маркаколь - Старая Австрийская дорога - Рахмановские Ключи (г. Белуха) - Язевое озеро - район с. Шемонаиха - верховья р. Уба - г. Усть-Каменогорск - оз. Алаколь - Алматы с элементами экстремальной езды, обильными и приятными впечатлениями. Общая протяженность 4014 км.
 
Drang nach Osten

Верховья реки Уба
Если отвлечся от дурновато пахнущего происхождения этого политического слогана, его буквальный смысл наиболее точно соответствует намерению автора лично исследовать восточные окраины Казахстана, а именно ту часть Алтая, которая находится к югу и юго-западу от Казахстано-Российской границы. Тридцать лет назад мне довелось посетить белки Ивановского хребта в районе Риддера (тогда - Лениногорска) в ходе чрезвычайно романтического, но кратковременного одиночного путешествия, включавшего самые разнообразные приключения, грозившие фатальным исходом (но, как сами понимаете, обошлось). С тех пор перед глазами часто вставали картины алтайских гор с их бесчисленными беспорядочно пересекающимися хребтами, белками, разноцветными хрустальными озерами, кедровыми, лиственичными и пихтовыми лесами, ручьями, реками, et cetera. Захотелось посмотреть снова на все это, а заодно и на другие жемчужины казахстанского Алтая, о которых прежде доводилось только слышать: озеро Маркаколь, Старая Австрийская дорога, Рахмановские Ключи, и заодно поискать вход в Шамбалу в районе Белухи - чай не хуже Рериха.

Люди и машины

Ниссан Ниссан
Крузер Крузер
Как водится, поначалу желающих поучаствовать в таком заезде было много, но с течением времени разного рода причины и неотложные внезапно возникающие дела сократили число участников к моменту начала мероприятия до двух экипажей (8 человек) двух вполне внедорожных машин: Land Cruiser Prado (переходный между "квадратным" и "дутым") и Nissan X-Trail (первая версия, Т30).
Обе машины дизельные, со среднепоношенной всесезонной резиной. Никакой специальной подготовки для внедорожного экстрима машины не проходили. На Ниссан был поставлен верхний багажник Thule "чемоданного" типа для размещения объемного шмотья: спальники, палатки, кориматы, теплые вещи. Забегая вперед, скажу, что чемодан на крыше вполне себя оправдал: нижний багажник был заполнен лишь частично, давая хороший обзор через зеркало заднего вида, и не требуя тщательной укладки каждое утро. Кроме обычного автомобильного инструментария были также взяты саперная лопатка и топор. 
В силу того, что команда Крузера на момент начала экспедиции находилась на пасеке под Шемонаихой, а команда Ниссана - в Алматы, точкой объединения назначили Казнаковскую переправу через Бухтарминское водохранилище. Если представить всю эту водную систему как пищеварительный тракт коровы (Черный Иртыш - пищевод, серебрянская ГЭС - ректальный сфинктор) с двухкамерным желудком, то переправа находится аккурат за сфинктором двенадцатиперстной кишки, чуть ниже по течению (не поверите - там даже аппендикс есть - в районе Большенарымского). Для встречи алматинская команда должна была выехать на  день раньше пасечников, заночевать в пути (для этого рекомендовано было озеро Каракол примерно на 890 км от Алматы) и слиться с ними в экстазе в полдень следующего дня. Пасечникам же требовалось на их часть одиночного пути из-под Шемонаихи всего около четырех часов.
Ну, поехали!

Трасса Алматы - Усть-Каменогорск Трасса Алматы - Усть-Каменогорск
Ранним утром тридцать первого числа летнего месяца июля Nissan X-Trail цвета серый металлик покинул Южную Столицу РК и направился по "капчагайке" на северо-восток. В планах на день было проехать около девятисот километров, минуя г. Талды-Курган, озеро Алаколь и г. Аягуз. Дорога, за исключением небольшого участка в Сарканде, вполне приличная, то есть за асфальтом практически следить не приходится вплоть до пересечения железки примерно в 30 километрах за Учаралом. Это как раз на границе Алматинской и Восточно-Казахстанской областей.  Дальше состояние дорожного покрытия оставляет желать лучшего: крупных ям, правда, нет, но асфальт основательно поведенный от жары, бугрится и волнуется так, что на большой скорости больше летишь, чем едешь.
Пообедали в придорожной столовке около Учарала: ледяная окрошка (на улице - под 40оС) и только что выловленный в Алаколе сазан, жареный с луком. Вобщем, несмотря на низкий статус забегаловки, все было удивительно вкусно.
Город Аягуз, куда мы прибыли через пару-тройку часов, поражает своей заброшенностью и какой-то бесприютностью, несмотря на присутствие военного гарнизона. Асфальт в городе не ремонтировали, похоже, с советских времен.
Много заправок, но дизельная горючка есть не везде, пришлось попыхтеть, пока нашли. В десяти километрах за Аягузом пробили задний правый баллон, пришлось возвращаться, искать шиномонтажку, потеряли около часа.
Поэтому к Караколу подъехали только около восьми вечера. Оно, однако, того стоило, потому что на закате озеро выглядело просто замечательно, мы потратили с полчаса на съемки и только после этого занялись организацией ночлега и ужина.

Озеро Каракол начинается почти у дороги и заключено в котловине между довольно высокими скальными выходами, которые смотрятся несколько неожиданно после длительной езды по слегка всхолмленной сухой степи. Собственно, именно с этого места рельеф основательно меняется со степного на предгорный, хотя до настоящих гор оттуда еще очень далеко. К озеру можно подъехать с дороги только преодолев шлагбаум, который был установлен местным индивидуальным предпринимателем. Предпринимателю, наверное, слегка за восемьдесят, и похоже шлагбаум является единственным источником его дохода. Поэтому такой сбор средств на ремонт озера не показался нам слишком назойливым, да и брал старик по-божески: 500 тенге с машины.
Ночевать там вполне удобно, вода в озере кажется довольно чистой (для еды у нас была своя, бутылочная), хотя и черной (поэтому Каракол). Купаться приятно, но много тростника и, соответственно, комаров. После десяти, впрочем, слегка похолодало и комары исчезли.
В пять утра я встал как огурчик и побежал на съемки, потому что, как выяснилось, на восходе Каракол не менее интересен, чем на закате. Редкие дождевые тучи придавали особый колорит дополнительным рассеянным освещением и раз в пятнадцать минут поливали нас кратковременными ливнями прямо-таки тропической интенсивности. До места встречи с коллегами нам оставалось около четырехсот километров.

Бухтарминское водохранилище и река Курчум

Каракол перед восходом Каракол перед восходом
На пароме На пароме
От озера Каракол мы продолжали ехать по магистральной трассе до села Георгиевка (это старое название, нынешнее - Калбатау)  сто с небольшим километров. Там закупили остро необходимые товары (хлеб и водку), связались с "пасечниками" - выяснили, что у них все по плану, и свернули на дорогу, идущую в сторону Зайсана. На выезде из села залили дизель 20л в бак и 20-литровую канистру. Следующие сто с лишним километров до села Кокпекты шли по безлесым холмам с редкими скальными выходами. Качество асфальта можно определить как "вполне приличное". На въезде в Кокпекты обнаружили новенькую КазМунайГазовскую заправку с дизелем по 90 тг. (в Георгиевке было по 105). Это нас несколько ободрило и мы проехали мимо, свернув с Зайсановской трассы на дорогу к Казнаковке. Еще примерно 110-120 километров до парома проходят по перелескам и буграм, здесь ландшафт более разнообразный, но дорога поуже, много закрытых поворотов и средняя скорость ниже. К парому подъехали в условленное время, "пасечники" опоздали минут на сорок. Приблизительно через час подошел паром, стал было швартоваться, но внезапный шквал порвал швартов и заставил паром отойти от берега на безопасное расстояние.
Шквал с ливнем продолжался минут двадцать, после чего паром ждал еще с час и только потом отважился подойти снова. К этому моменту на берегу собралось около сорока легковушек, две бортовые газели и и один КамАЗ. Казалось, что запихнуть всю эту механизацию на борт невозможно, однако палубный распорядитель справился с этой задачей легко: когда мы покидали берег, ни одной машины на нем не оставалось. Ширина водохранилища в этом месте невелика - всего три с небольшим километра (а что вы хотите от двенадцатиперстной кишки). Это расстояние паром преодолевает примерно за полчаса.
Дорога вдоль восточной стороны водохранилища была намного хуже, чем вдоль западной - битый асфальт. Собственно, когда поездка планировалась, мы хотели обязательно заехать в небольшую, но очень симпатичную пустыню Киын Кырыш, находящуюся на северном берегу озера Зайсан. Именно этим был продиктован выбор такого пути. Ну и, конечно, на хорошие дороги мы особенно и не рассчитывали. Через полчаса оказались в селе Курчум, там решили пообедать и заправиться. С первым проблем не было, а вот с горючкой оказалась засада. Ни бензина, ни дизеля в поселке не было вобще, хотя поселок немаленький, опять же гарнизон. Местные сказали, что сами горючки не видят уже с неделю и ожидают завоз через пару дней. Нас это не устраивало. У каждого горючки было километров на 500, но учитывая экстремальный характер значительной части предстоящего пути и непредсказуемость обстоятельств, некоторая неуверенность нас все же посетила.
Было решено встать на ночлег у села Воскресеновка на берегу Курчума и там все подробно обсудить.

На Маркаколь!

Рассвет на Курчуме Рассвет на Курчуме
Радуга над Курчумом Радуга над Курчумом
Вечером совет в Филях, то есть на берегу Курчума, постановил, что если в Киын-Кырыш не заезжать, кондиционер не включать, глупо не газовать, и вообще экономить соляру по возможности, то горючки вероятно хватит до Катон-Карагая, включая заезд на Рахмановские Ключи и озеро Язевое. А в Катон-Карагае - райцентр все-таки - горючка, наверное, есть. На том и порешили.
Утро встретило нас прекрасным восходом с рваными тучами, скоротечными ливнями и радугой. Нафотографировавшись всласть, позавтракали и отправились дальше. Миновали пару последних деревень с пустыми заправками (что-то говорило нам о том, что пустуют они уже много лет) и углубились в степной или даже полупустынный район, тянущийся примерно на 160 километров вдоль северного берега озера Зайсан (но при этом довольно далеко от него, примерно в 20-30 километрах). Места практически безлюдные и безводные. Именно здесь, справа от дороги и располагается небольшая, но яркая пустынька Киын-Кырыш (можно посмотреть фото в Google Earth), которую мы так и не посетили, будучи напуганными отсутствием горючки на местных заправках. Пару раз останавливались, присматривались: что там справа по ходу, но поехать так и не решились. Заканчивается этот отрезок дороги пересечением реки Кальджер, которая, кстати, берет свое начало из западного угла озера Маркаколь. Непосредственно перед рекой стоит село Жанааул, а на въезде в него находится перекресток с дорогой, идущей вдоль южного берега Зайсана, той самой, с которой мы свернули вчера в поселке Кокпекты. Так вот на этом самом перекрестке стоит раритетная бензоколонка - думаю производства пятидесятых годов прошлого века (как и я сам). И в этой самой древней бензоколонке неожиданно для себя мы выявили наличие дизтоплива. Настроение, надо сказать, значительно улучшилось. Залились по самое горлышко, но возвращаться в Киын-Кырыш уже не стали: всем хотелось как можно быстрее попасть на Маркаколь. От реки Кальджер до села Теректы (бывшая Алексеевка) идет просто убитый асфальт, по каковой причине значительная часть движения происходит по обочине.
Теректы стоит прямо на китайской границе, поэтому перед въездом в село нас остановили пограничники.
Узнав, что мы едем на Маркаколь они, даже не спросив документов и не подойдя ко второй машине, отпустили нас с богом. Такая демократия навела на размышления: а на замке ли наша граница или не на замке? С другой стороны Китай здесь начинается обширной песчаной пустыней с барханами метров по 200 в высоту: долго там не пропутешествуешь ни пешком ни на технических средствах, разве что на верблюде. Но верблюдов у нас с собой не было и это, видимо, пограничников успокоило.
Теректы - довольно большое село: несколько магазинов, заправка, СТО с шиномонтажкой. Мы там прикупили кое-какие продукты и отправились дальше - на Маркаколь.
В волшебной стране

Пустыня в Китае Пустыня в Китае

За Теректы дорога (теперь уже нормальный укатаный грейдер, а не битый асфальт) идет несколько километров вдоль границы, а затем резко сворачивает налево, в горы. Сначала, километров пять, серпантин въется по безлесым холмам к Мраморному перевалу, потом дорога втягивается в неглубокое ущельице, там уже появляются деревца и даже рощицы.

Первые минуты в Урунхайке
Если здесь остановиться и взглянуть обратно, можно хорошо разглядеть прилегающую часть Китая с барханной пустыней - гиблое место!. Попетляв по ущелью дорога выводит в большую долину, закрытую горами со всех сторон. Долина - отличное джайляу с прекрасной травой, ручьями и речушками, а по северным склонам окружающих хребтов уже появляются листвиничные леса. Ближе к противоположному концу долины живописно расположено сельцо Акжайляу (бывшая Успенка), жители которой, видимо в основном заняты откормом скотины на местных богатых лугах. Останавливаться мы там не стали, а отправились к следующему перевалу, за которым уже начиналась долина Маркаколя. Пока мы пересекали долину, несколько раз нас поливало интенсивными ливнями, которые перемежались с ярким солнцем. Поэтому грейдер был мокрый, но держал хорошо. На спуске с перевала к Маркаколю дорога похуже, уклон там покруче, гравий держится плохо, местами есть глубокая колея, промоины, так что в межсезонье на легковушке здесь проехать сложно хоть на спуске, хоть на подъеме. Но у нас проблем не возникло и мы спустились к селу Урунхайка на берегу Маркаколя, беззаботно любуясь окружающими пейзажами. 

Ощущение нереальности происходящего, которое обычно охватывает, когда выходишь из аэропорта в незнакомой стране, появилось и здесь. Наверное, потому, что Маркаколь находится в замкнутой котловине, закрытой горами со всех сторон, проезд по единственной дороге ограничен в период сильных дождей и снегопадов, вышку мобильной связи здесь поствавили всего год назад и народ живет в определенной изоляции от внешнего мира. Создается впечатление, что попал в сказочную волшебную и очень красивую страну, где все не так, как снаружи.
Первое административное учреждение, которое мы обнаружили в Урунхайке был местный лесхоз. Там нам объяснили, что все вопросы, касающиеся размещения на берегу озера, следует решать в конторе Маркакольского Государственного Заповедника. Перемещаясь в указанном направлении, Крузер пробил левое переднее колесо. Поставили запаску и выяснили у местных, что ближайшая шиномонтажка только в Теректы (около 70 килиметров назад через два перевала). В Урунхайке есть три или четыре магазина, заправка (даже с горючкой), но шиномонтажный бизнес очевидно не приносит здесь сколько-нибудь заметной выгоды.
В конторе заповедника нам разъяснили следующее: за 1200 тенге в день за персону, мы можем проследовать на берег озера в одно точно определенное (оборудованное, как нам сказали) место, расположенное примерно в трех километрах от конторы. Грунтовая дорога идет вдоль озера по склону, поросшему вековыми лиственицами, и после дождя статус дороги легко теряет. Нам, однако, повезло: пока разбирались с конторой и открывали шлагбаум в волшебную страну, яркое солнце слегка подсушило грязь и достигнуть указанного места оказалось несложно.
Маркаколь

Место (где, кстати, автомобильная дорога и заканчивается) и впрямь было оборудованным: бревенчатый дом с разобранной крышей, юрта (целая) и бревенчатая же банька, вполне функционирующая. У берега столы с листвиничными пеньками в качестве табуреток. Оборудованного туалета, правда, нет - так ведь леса кругом.
Мы заняли одну из полянок со столиками и Крузер тут же погнал в Теректы латать резину. Вторая полянка была занята еще одной компанией из двух машин, которая также как и мы собиралась ехать дальше по Старой Австрийской дороге. Один из соседей был там в прошлом году и сказал, что тогда брод у последнего (пятого, разрушенного) моста через Каракобу был очень бурным и высказал предположение, что этот брод может оказаться проблемным для нашего Ниссана "потому что там крупные камни". Но поскольку сам-то он был на Мистрале, который на мой взгляд никакими особыми ходовыми преимуществами не обладает, мы отнеслись к его словам снисходительно.
Нисхождение благодати
Несколько раз начинался и проходил дождь, открытого солнца не было уже до самого вечера. Тем не менее поснимать кое-что удалось. Крузеру пришлось возвращаться вдоль озера уже по размякшей дороге и по отдельным красочным выражениям рулевого было ясно, что она заслужила весьма негативную оценку в таком состоянии. К ночи началась гроза, которая дала еще несколько интересных снимков.
Утро перемены погоды не принесло. Зато поймали ускуча - в Сибири его называют ленок - хорошая рыба, вкусная. К сожалению, он был одинок, но попробовать удалось всем и всем понравилось. Возникла идея переехать на другой берег озера и там попробовать половить ускуча снова, уж больно вкусен. Тем более, что на северном берегу заповедник существует чисто номинально: приличных дорог там нет, а по неприличным чиновным заповедным лицам ездить неохота. Потому и платить не обязательно. По дороге от берега до Урунхайки пришлось немного побуксовать и в одном месте даже высадить пассажиров - поверхность полужидкая, на бугре застрял задним колесом в узкой промоине. Но выехал сам. В Урунхайке закупились продуктами, еще раз уточнили приметы свертка на Старую Австрийскую дорогу и отправились на северный берег озера.
Если проехать от села примерно с километр, то по второму свертку налево можно выехать на берег. По первому свертку ехать не надо, он упирается в ручей с глубокими берегами, не проскочить. По второму же свертку тот же ручей переезжаем по бревенчатому мостику, огибаем бугор справа по ходу и, когда слева появляется большая сенокосная поляна, примерно посредине ее резко поворачиваем налево (в нашем случае на стерне после покоса дорога была плохо заметна) по колее, которая выводит к длинному, метров 70, броду через речку, впадающую в Маркаколь.
Брод неглубокий (по порожки нашему Ниссану), дно щебнистое, проблем в действительности не составляет, но на снимках выглядит сурово. К этому времени распогодилось, однако луж на колее было много, местами приходилось пробиваться через длинные участки глубокой грязи, но никто не застрял.
Недоезжая небольшого перевальчика съехали с грунтовки влево на поляну между лесом слева и склоном горушки, упирающейся в озеро, справа. Когда-то в этом месте кто-то ехал на берег, но потом вымахала густая и высокая травища и колея стала почти незаметной.
Северный берег Маркаколя
Мы ее протоптали заново и метров через пятьсот выехали к берегу на скальный утес с березой. Место романтическое, с видом на местную столицу, Урунхайку, на противоположном берегу, но для лагеря не слишком удобное. Поэтому спустились с утеса обратно и расположились на ровной лужайке у березовой рощицы. Времени было достаточно для подробного и разнообразного фотографирования (природа и погода постарались: прямое, косое и рассеянное освещение, солнце, тучи, молнии и пр.) и рыбалки (а вот с этим вышла неудача - так ничего и не поймали ни вечером, ни утром). Пробовали и мух и блесны и воблеры, но подлая рыба хотела чего-то еще: зажралась, наверное.

Старая Австрийская дорога

Австрийская дорога. Въезд на гать Австрийская дорога. Въезд на гать
С утреца не без приключений (не мог пройти одну сильно грязную яму. На счастье рядом валялось несколько крупных плоских камней - помогло) выбрались на грейдер. По описанию до начала Старой Австрийской дороги от Урунхайки примерно 15 километров. На развилке стоит курилка: специальная беседка, где только и следует курить (в плане "берегите лес от пожара"). Поскольку это единственная на дороге курилка - ориентир железный. Действительно, не промахнешся - курилка стоит справа от дороги, за ней основная дорога поворачивает направо (дальше расположена еще пара деревень, совсем уже глухих: Тарутинское и Бобровка), а влево от курилки уходит Старая Австрийская дорога.
Название это, как утверждают, связано с тем, что строили ее австрийские пленные аж в империалистическую, то есть первую мировую войну. Не знаю насколько это правда, но после ее постройки ремонта явно не было ни разу. Вдоль дороги стоят телеграфные столбы, но без проводов (телеграф, говорят, еще при государе-императоре был, потом пропал). Именно своей заброшенностью дорога и привлекает автоэкстремалов. Она начинается с огромной лужи и первые полкилометра идет по крупным булыжникам, потом превращается в обычную грунтовку. Общая длина от курилки до выезда на асфальт Катон-Карагай - Урыль около 50 километров (специально не засекал, могу немного ошибиться), 2 перевала: Алтайский и  Бурхат. 
Фрагмент Австрийской дороги

Дорога по большей части каменистая, но в нескольких местах почва преобладает и при обилии воды здесь могут возникнуть проблемы. Например, недоезжая перевала Алтайский, есть участок, размываемый родником, который в свое время (видимо, еще австрийцы) загатили бревнами. Перед въездом на гать расположена лужа с хорошей скользкой грязью. Поэтому вскакивать на бревна приходится с разбегу.
Первая часть гати, метров 30, построена из относительно тонких поперечных бревен, вторая же, чуть покороче, из толстых продольных, которые за прошедшее со времен строительства время разошлись и поэтому надо ехать по двум бревнам, как по параллельным брусьям. Между бревнами - вода. Непосредственно перед самым перевалом дорога сильно разбита и народ объезжает ямы слева по склону с приличным креном - есть новая колея, хоть и не очень удобная. 
На спуске с перевала Алтайский встретили группу из Астаны (2 машины, одна из которых Порш Кайен), к которой ради безопасности примкнула еще одна машина из Алматы. Остановились, поболтали, разъехались. Дальше идет крутой, но относительно безопасный почво-каменистый серпантин, который через один простой брод выводит к мосту на реке Каракоба.
Внешний вид сего инженерного сооружения оставляет желать лучшего, это заставило нас остановиться и обследовать его более детально. В результате обследования мы дали себе "добро" и переехали мост без приключений. Далее дорога переходит с берега на берег еще трижды, мосты выглядят также или еще хуже, но останавливаться уже не хотелось: в этом деле важна, все-таки не столько форма, сколько содержание. Последний, пятый мост, однако, не выдержав свирепых условий эксплуатации, все-таки рухнул, и, по-видимому, довольно давно, так как объезд вброд хорошо накатан. Брод оказался простеньким, хоть и довольно длинным, метров около пятидесяти. Мы даже не стали останавливаться для его осмотра, прошли сходу. За бродом следует обширная плоская долина, в конце которой, справа от дороги, стоят какие-то домики: похоже на туристическую или охотничью базу.
За базой начинается подъем на перевал Бурхат. Дорога хорошая, каменистая, накатанная, здесь явно ездят более интенсивно. Сам перевал лысый, безлесый, метрах в двухстах ниже начинается лиственичный лес и серпантин, с которого местами открывается великолепный вид на долину реки Бухтармы. Если повезет с погодой (нам не повезло), можно уже увидеть Белуху и Делоне, если смотреть со склона строго на север. По серпантину съезжаем в долину к Бухтарме, вдоль которой идет превосходный новый асфальт до Урыли вверх ло течению и до самого Усть-Каменогорска вниз.
Урыль, Берель и Рахмановские Ключи

Магазин в Берели Магазин в Берели
Часовня у р. Петрушовка Часовня у р. Петрушовка
По асфальту мы повернули вверх по течению Бухтармы, проехали километров двенадцать и обнаружили прекрасное место для ночевки метрах в пятидесяти от дороги, на берегу реки. У дороги в этом месте стоит свежесрубленная беседка, а поглубже в леске - такой же сортир и мусорная яма. Цивилизация, однако! Да и сама полянка была приятной, с хорошим удобным кострищем и почти без мусора.
Наутро продолжали движение в верховья Бухтармы и километров через пятнадцать уперлись в шлагбаум у въезда в село Урыль. Здесь начинается погранзона и стоит погранотряд. Все очень строго: тщательная проверка документов, не то, что возле Теректы, хотя до границы гораздо дальше. В Урыли кончается асфальт, есть заправка (наличие горючки не проверяли) и магазины. Дальше до деревни Берель, там, где в Бухтарму впадает одноименная река, ведет вполне приличный грейдер, это около двадцати километров. В Берель попадаем, переехав через Бухтарму по мосту. В деревне можно закупить продукты в магазинах (на главной площади я видел их три) и картошки у местных жителей. 
Дальше дорога идет вверх по реке Берель и пока она идет вдоль реки, качество покрытия более или менее сносное - это разбитый грейдер с ямами и лужами. Местами, где ямы расположены уж слишком часто, накатали объезды рядом, но грунт там мягкий и в дождливый период на таких объездах можно вляпаться надолго. Километров через пятнадцать дорога уходит серпантином от реки вправо, на склон, и здесь начинается самое интересное: почву с дороги давно уже смыло дождями и лесовозами, осталась только скальная основа, из которой выкрашиваются обломки. Скорость терять нельзя, особенно на поворотах, потому что довольно круто, а быстро ехать боязно, потому что можно легко зацепить поддоном картера за скальную ступеньку или обломок. Ниссан несколько раз цеплял, остались даже вмятины, хорошо, он у меня из пластичного материала. У Крузера, конечно, посадка повыше, ему было легче. И такая "прелесть" тянется километров на восемь, пока серпантин не выходит в широкую долину р. Петрушовка, где и подъем поположе, и дорога пошире. В общем эти восемь километров требуют напряженного внимания каждую секунду. В долине Петрушовки в 2008 году горел лес, поэтому во-первых вид там теперь не очень красивый, а во-вторых, третий год там трудятся лесовозы, вывозят горелый лес и добивают и без того убитую дорогу. Пожар дошел до самого санатория Рахмановские Ключи и там почему-то остановился. Не доезжая санатория километров пять у мостика через Петрушовку, на бугре стоит бревенчатая старообрядческая часовня, построенная в 2004 году. Так она оказалась практически в центре пожара, даже торцы бревен в кладке слегка обуглились, но не сгорела. Однако, чудо. Из долины Петрушовки обычно уже хорошо видна Белуха. Но в день, когда мы туда приехали было пасмурно, облачность низкая, все было закрыто. Поэтому, осмотрев чудесную часовню, поехали дальше, в санаторий.
Въезд в санаторий

Еще на диком серпантине я заметил совершенно неожиданный предмет, валявшийся на дороге. Это была фигурная тротуарная плитка. Мы все очень удивились и долго гадали как она здесь очутилась: не желают ли местные власти выложить ею всю дорогу от Урыли до Рахмановских Ключей? Ответ обнаружился, когда мы подъехали к санаторию: действительно окола ста метров дороги до административного корпуса и площадь перед ним были выстланы фигурной тротуарной плиткой. И вобще, недавно отстроенные (видимо, после того, как владельцем санатория стала Азия-Авто) новые корпуса выглядят очень приятно и цивилизованно. В контрасте с кошмарной дорогой, по которой туда надо добираться, все это выглядит просто волшебством. Особенно в глаза бросается автомойка. В санатории нам, собственно, делать было нечего, восхождение на пупырь, с которого хорошо видна Белуха, было намечено на завтра. Мы оставили у администратора Марины наши иссякшие батареи от фотоаппаратов для подзарядки и вернулись вниз по дороге к нижнему Рахмановскому озеру, чтобы поискать там место для ночевки.
Берега этого озера сильно заросли, завалены горелым буреломом и неудобны для стоянки, поэтому мы встали метрах в двухстах выше, там есть хороший съезд с дороги в лес и к тому же от лесорубов остался стол со скамейками. Там мы и остановились. Ближе к вечеру неожиданно на несколько минут выглянуло солнце и дало возможность немного поснимать. Нижнее Рахмановское озеро невелико, наверное около 400 метров в диаметре, с одним островом. Правда, во время пожара лес вокруг большей частью обгорел, даже тот, что был на острове. Тем не менее, место все равно живописное.
Утром ознакомились с санаторием (вход на территорию - 1000 тг): симпатично, аккуратно, чистенько, островок цивилизации посреди алтайской горной тайги. В арсенале радоновые ванны, покой и умиротворение. Те, кому этого мало, могут покататься на скутерах, моторных или гребных лодках по Верхнему Рахмановскому озеру или сходить к водопаду (километра полтора по орографически правому берегу). Мы затем отправились на бугор (час-полтора ходу), с которого, как нам пообещали, хорошо видно Белуху. Облачность, однако, застряла на высоте примерно 3800-3900 метров над у.м. и никак не хотела освобождать атмосферу для съемки. Мы провели на бугре около полутора часов, но открытия горы так и не дождались. А жаль! В хорошую погоду вид оттуда должен быть совершенно грандиозным. Зато встретили там табун диких мустангов, предводитель которых, наглый белый жеребец атаковал нас, так как мы, по его мнению, слишком близко подошли к озерцу - единственному на бугре источнику питьевой воды. Мы отступили, но продолжали съемку и все это время два-три молодых жеребца наблюдали за нами, готовые к атаке в случае нашего агрессивного поведения. Но мы вели себя прилично. Сверху открывается отличный вид на Верхнее Рахмановское озеро, на берегу которого расположен санаторий.
Санаторий на берегу верхнего Рахмановского озера
Озеро довольно большое - около 3х километров в длину, и очень живописное. По возвращении неоторые из нас омолодились в источниках (1000 тг за 10 мин, но предварительно осмотр врача еще за 1000 тг.), некоторые же отнеслись к этому скептически. Когда собрались уезжать, заметили на парковке скромную мятенькую легковушку, кажется Мазду 626. Ее водитель, фермер из Шемонаихи, решил прокатить супругу и троих детей (девочки, лет наверное 2, 3 и 5) на знаменитый курорт. Мы обалдело спрашивали как же он преодолел серпантин, на что он пояснил, что ему эту дорогу описали как вполне приличную, но она оказалась хуже, чем он ожидал. "А вобще ничего так, ну, цепанул пару раз". Удивительное - рядом!
Время шло к вечеру, погода улучшалась и мы решили заночевать на бугре у часовни в надежде утром таки поснимать Белуху. Фермер поехал за нами, видимо, все-таки, какую-то неуверенность он испытывал. Видно было, что он расстроился, когда мы становились на ночлег, он планировал пройти серпантин с нами, но ночевка здесь в его планы не входила и он решился ехать сам. Вечером облака постепенно уходили и уже в сумерках гору можно было разглядеть.
Белуха и Язевое озеро

Сортир у шлагбаума на Язевое озеро Сортир у шлагбаума на Язевое озеро
Язевый водопад Язевый водопад
Утро выдалось морозное, пал иней, но небо очистилось полностью и дало нам наконец возможность всласть поснимать великую гору - врата Шамбалы. По причине, видимо, невысокого уровня святости участников, входа нам явлено не было и в Шамбалу так никто нас и не пригласил. Что ж, будем совершенствовать дух и уязвлять плоть (все равно худеть надо) по возможности. На этот день было намечено съездить в деревню Берель за хлебом и пивом и после этого добраться до озера Язевое, расположенное в ущелье по другую сторону реки Берель, практически на границе с РФ. Пока ехали вверх вдоль Петрушовки, останавливались несколько раз, чтобы снова и снова, в новом интеръере снять Белуху. Гора действительно очень красивая и величественная. 
Сверток на Язевое и мост через реку находится в десяти километрах выше деревни Берель, соответственно в 20-22 километрах ниже Рахмановских Ключей, там стоит указатель с названием деревеньки, но я его не запомнил. Впрочем, не важно, других свертков там все равно нет, только у самой деревни Берель, практически на окраине, есть еще один мост через реку (Через него, кстати, можно подъехать к Берельским сакским курганам).
За мостом на Язевое, примерно в километре, действительно расположена совсем уж крохотная деревушка, в конце которой стоит фундаментальный шлагбаум и бревенчатый (!) сортир: здесь граница Катон-Карагайского Государственного Национального Природного Парка - ГНПП. Въезд недорогой - 350 тенге с человека. Хранитель шлагбаума живет тут же, поэтому на точке постоянно не сидит а прибегает, как только услышит звук мотора. Вокруг тишь, даже речка довольно далеко, и ничто не мешает ей (хранитель - женщина) бдить. Выше шлагбаума идет грунтовка, местами каменистая, местами мягкая, кое-где застаивается вода, есть один неприятный крутой скальный участок, но не длинный, метров двести. Как раз после него дорога выходит на обширную поляну с рубленой беседкой и плакатами "Рекреационно-познавательная тропа Белая Берель" и, конечно, "Берегите лес от пожара". В этом месте, чуть ниже, вправо (если смотришь вверх) от дороги уходит тропа, короткая, метров 100, на водопад Язевый, очень эффектный и фотогеничный, особенно, когда есть солнце. Еще километра через три начинается Язевое озеро. Всего от шлагбаума до озера километров 17-18. Над озером нависает Белуха и это делает его очень ценным в смысле фотографирования в различных ракурсах. На берегу, ближе к центру, стоят несколько домиков, где можно разместиться и получить даже некий пансион. Нам это не требовалось, мы встали на ближнем берегу диким образом. Вечером нас навестила пара эмиссаров с намеком, что за стоянку на берегу надо бы платить. Мы отнеслись к этому со скепсисом, так как внизу уже платили, и самозванные мытари настаивать не стали. Вечер в смысле съемок был удачным, однако озеро так и не успокоилось до зеркального состояния и поиграть с отражением не удалось. Ночью начался дождь и шел до самого утра.


Восток поперёк

Журавли у Берели Журавли у Берели
Пасека Пасека
Утром выехали пораньше - нам надо было за день пересечь весь Восточный Казахстан поперек чтобы к вечеру быть на пасеке под Шемонаихой - и к девяти уже стояли перед шлагбаумом.  Пролетели Берель, Урыль, Катон-Карагай (горючки не было, обещали подвезти к обеду, решили заправиться в Большенарымском). Асфальт везде как минимум хороший, объездная вокруг Зыряновска и еще километров 70 вобще только что положили, как для нас старались. Горючка в Большенарымском оказалась самой дорогой - по 117 тенге. Дорога вобще очень красивая, пейзажи часто меняются, то горные, то равнинные, то мелькнет Бухтарминское водохранилище. В районе Серебрянска - длинный узкий горный серпантин, там реальная скорость сильно ограничена. В Усть-Каменогорске были около семи вечера, долго ждали на заправке, пока сольют горючку в танки, зато по 90 тенге. Еще примерно 60 километров (последние 10 от Секисовки в сторону Шемонаихи - сильно убитый асфальт), и финальный аккорд: 3 километра по раскисшей полевой дороге через коридор подсолнухов: темно уже, льет дождь, за спиной 500 километров местами непростой дороги, а тут "танцы на льду" - грязь неглубокая, но какая-то ужасно склизкая. Чуть сдвинешь руль и начинает кидать между подсолнухами, как на катке Медео, наверное, кидало бы. Почему-то всем было очень весело, не по ситуации. Но, наконец, в свете фар мелькнула пасека и грязевое ралли закончилось.
Отсюда пчелки берут мед

Следующий день был посвящен пасеке (хозяева выполняли необходимые процедуры, а гости знакомились с процессом производства меда и фотографировали). Надо сказать, что эти места хоть и изобилуют разными сельскохозяйственными ландшафтами, но в смысле пейзажной съемки весьма привлекательны. Ровных мест здесь практически нет: невысокие горушки, пологие склоны, овраги, ручьи, то есть рельеф весьма разнообразен и, кроме того, характерен богатой и какой-то изысканно спокойной цветовой гаммой: некоторые фотографии очень похожи на акварельные рисунки без всякой обработки. Посмотрите в сопроводительном альбоме и поймете, что я имею в виду.
Недалеко протекает река Уба, очень популярная для сплава тройка (3 к.с.), некоторые из участников экспедиции ходили ее несколько раз. Именно здесь, у села Верхубинское, обычно сплав и заканчивают, ниже по течению интересных технических элементов на реке уже нет.
На следующую пару дней у нас было намечено знакомство с самыми верховьями реки Убы. Там, у самой границы с РФ, по рассказам, есть урочище "Каменный город" с большим количеством скальных останцов, достаточно причудливых. Хотелось взглянуть. Вобще-то по первоначальному плану мы хотели переехать на территорию РФ и поснимать верховья Катуни. Но потом выяснилось, что не у всех участников хватит на это времени и мы решили ограничиться "Каменным городом". Для этого мы доехали до Риддера, а затем, слегка поплутав, выбрались на дорогу (приличный грейдер), идущую вдоль Ивановского хребта в сторону госграницы. Километров через тридцать прямо на дороге наткнулись на съемочную группу какого-то фильма: пара десятков машин, фургонов, суета какая-то, а еще через километр были остановлены очередным шлагбаумом. Слева от шлагбаума находился домик (видимо егеря), а справа - пожарная часть с машинами. Больше - ничего. Хмурый человек, вышедший из домика объяснил, что за шлагбаумом начинается государственный заповедник и для того, чтобы попасть в него, надо вернуться в Риддер, найти контору (он даже сказал адрес, но я забыл) и попытаться получить разрешение на проникновение. Никаких (он подчеркнул это) других вариантов нет. А "Скальный город" находится на территории заповедника и другой дороги туда тоже нет. Хмурый егерь также объяснил, что переезд через госграницу здесь возможен только для имеющих местную прописку, все остальные должны ехать через Шемонаиху. "Уазик видели, вам навстречу ехал? Это погранцы на обед отправились, там сейчас все равно никого нет". Возвращаться в Риддер для возможного получения разрешения на въезд не хотелось (помимо прочего, дело, кажется, происходило в воскресенье и шансы были невелики), поэтому после краткого совещания решили доехать до села Поперечное и встать там на ночевку на берегу Убы.
Село Поперечное
Место это было выбрано по ностальгическим причинам, так как именно отсюда начинается сплав по Убе. Воды здесь еще совсем мало, поэтому плавают в основном на небольших катамаранах. На мой взгляд Уба также хороша и для каяков.
Вечером была луна с пиком Ворошилова, утром - туман, было что поснимать. Пока завтракали, из леса на другом берегу вышла семейная пара, перебродила реку и пошла дальше босиком, при этом леди держала в руках белые лакированные туфли. Они спросили нас не собираемся ли мы ехать в Риддер, мы ответили невразумительно, так как сами еще не знали, чего мы хотим. Когда, однако, через пару часов, проехав Поперечное, мы выезжали на риддерскую трассу, наши соседи все еще голосовали на обочине. Поскольку, кроме наших в деревне, похоже ни одной машины больше не было, рассчитывали они все же на нас. Ну, мы их и подобрали. В городе, выйдя из машины, дама присела на скамейку, надела белые лакированные туфли и, чувствуя себя уже совсем естественно, качая бедрами, продефелировала в сторону ближайшего магазина. Ну и мужик, конечно, тоже плечи развернул.
К обеду были уже на пасеке. Там нам порекомендовали посетить еще одну достопримечательность - старый пруд (его залил какой-то купец еще в 19м веке), из которого вытекает по склону небольшая речушка, размывшая склон до мягких коренных пород, в которых образовались многочисленные водопады, бассейны, ванны с хитросплетением струй, как в джакузи - в общем природный аквапарк. Туда ездят даже из Усть-Каменогорска, кто знает. Длина "аквапарка" около 200 метров, можно проходить его целиком, в конце - бассейн диаметром метров двадцать и глубиной, говорят, метров шесть, но, похоже никто не мерял: действительно глубоко. Вода чистая, прозрачная. Как водится, на въезде шлагбаум и сбор средств (500 тг) в пользу местного жителя и его семьи. Собственно, на этом, цели экспедиции были исчерпаны, оставался только обратный путь.

Домой через Алаколь

Озеро Алаколь в районе Акши Озеро Алаколь в районе Акши
Безнадежный рыболов Безнадежный рыболов
Утром встали пораньше, на день было намечено доехать до озера Алаколь с целью ночевки в каком-нибудь пансионате или на квартире. Это примерно 600 км. Для удобства и сокращения пути нам рекомендовали не возвращаться в Усть-Каменогорск через Секисовку и Белоусовку, а махнуть сразу на Иртыш через невысокий водораздел, минуя Веселовку и Предгорное. Правда, первые километров 7 там забытый грейдер (сильно битый), но потом, уже от перевальчика - вполне приличный асфальт. Так получается немного короче и меньше плутать по Усть-Каменогорску: через новый мост сразу на алматинскую трассу. Так мы и поступили. Пообедали в Аягузе и часам к четырем прибыли в Учарал. Там свернули налево на дорогу, ведущую к Китайской границе (станция Дружба, ныне Достык) и километров через 70 снова налево к поселку Акши.
Алакольские плавни.
Прямо на свертке нас отловил первый желающий сдать дом с пансионом и сопроводил нас к себе. Жители Акши живут именно этим бизнесом: летом сдают свои дома отдыхающим, а сами живут либо в пристройке, либо даже в палатке. Дома просторные, есть телевизор со спутниковой антенной, телефон, завтрак, обед и ужин входят в стоимость. Сейчас точно не помню, сколько это стоило, но явно недорого. Пляжи, правда не совсем рядом. До ближнего идти метров 400, но он, как водится, людный и грязноватый. Мы предпочитали отъехать километра 3-4 к югу, там пологий берег и широкий, относительно чистый галечниковый пляж. Сейчас берег постепенно застраивают пансионатами и засаживают деревьями, но деревья растут очень медленно и все эти новые пансионаты расположены в голой степи и больше походят на концлагеря. Летом там часто бывает под 40оС, так что большинство предпочитает жить в Акши или Коктуме (ближе к Дружбе) - там по-крайней мере зелень старая, тенистая.
Вечер и утро, часов до 11, провели на пляже и затем рванули домой, в Алматы (около 600 км). По дороге останавливались на обед, а в Талды-Кургане заехали к знакомой, посидели пару часов. Поэтому в городе оказались примерно в десять вечера.

Подводя итоги, скажу, что маршрут, конечно, очень красивый, но ехать его надо медленнее, останавливаясь там, где хочется для пеших прогулок, фото-видео съемок или рыбалки. Так, можно было подойти под Белуху по Белой Берели, подняться на бугры у Язевого озера, половить хариуса на Каракобе, заехать в маралье хозяйство в Катон-Карагае и т.д. Поедете - не повторяйте наших ошибок!

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Казахстан
еще маршруты
О Маршруте