Продолжение поиска ваххабитов и не только

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Основная идея заключалась в том, чтобы пройти от Черного моря до Эльбруса, а с него по Малкинскому ущелью спуститься с гор... поход был классным и интересным, хоть и сложным. Но все сложности были связаны с велосипедом, поэтому маршрут стоит проходить пешком, тогда можно даже и не устать.
 
О том, как человек предполагает, а Бог располагает

В прошлом 2011 году я проделал путь от Владикавказа до Чегемского ущелья вдоль границы. Этот маршрут вдохновил меня на организацию следующего похода уже от Черного моря до Эльбруса. Очень хотелось исправить ошибки в планировании прошлого похода, поэтому думать и планировать я начал еще с Нового года. В первую очередь я хотел найти единомышленников, чтобы не чувствовать себя одиноким. Я конечно знал, что будет непросто, но обещал сильно фанатизмом не заниматься. Основная идея заключалась в том, чтобы пройти от Черного моря до Эльбруса, а с него по Малкинскому ущелью спуститься с гор прямо в гости к Марите – моей одногрупнице. В общем, ехать со мной соглашались только девочки, но ближе к делу, народ как-то не проявлял особого интереса, и свои надежды я возлагал на одну Соню. Но, в конце концов, и она «отвалилась», выбрав пеший поход в районе Домбая. В итоге, оставшись один на один со своими зарисовками маршрута, я выпросил у Мариты собаку Улыбаку, чтобы хоть он составил мне компанию. Собака Улыбака должен был финишировать у своей хозяйки дома. В том году я к ней заезжал в начале маршрута и рассказывал только о своих планах. На этот раз хотел уже рассказать о своих приключениях. Вообще, изначально у меня были более амбициозные планы – это забраться с великом на вершину Эльбруса и перевалить на другую сторону. Но после майского восхождения я отказался от этой идеи. Однако, благодаря этому, я познакомился с известным на Украине велосипедистом – Нечепоренко Андреем Станиславовичем. Он тоже мне несколько помог в планировании маршрута.

Кроме всего прочего, в рамках исправления ошибок прошлого года, я хотел по маршруту заранее посмотреть интересные объекты. Хочу отметить также важную роль Владимира Городнянского, который вдохновил меня на то, чтобы наполнить свой маршрут большим смыслом, чем просто преодоление пути от точки А до точки Б. Он предложил посетить места древних стоянок людей времён раннего палеолита. Ну, а заодно я решил заглянуть на различные достопримечательности: типа дольменов, памятников архитектуры, исторических мест, памятников природы и т.д. А также хотел сделать что-то вроде социального опроса местного населения, живущего далеко в горах. В итоге планов и маршрутов нагородил «по самое не балуйся», но осуществить удалось лишь самую малость, хотя поход в итоге все равно получился очень интересным, насыщенным и разнообразным.

Итак, соц. опрос ограничился малым количеством бесед с местными жителями без возможности как-то проанализировать и систематизировать собранный материал, который в общем-то даже и не фиксировался. Получилось это так, потому что я не часто на самом деле встречался с горцами – вдоль моря – курортная зона, а вдоль Главного Кавказского хребта в основном места такие дикие, что там только мишки бегают да туристы, а что с них взять? Ну и еще по ходу движения не всегда есть возможность остановиться и поболтать так просто часика полтора. Надо перевал взять, а вечером ужин приготовить и записи сделать о дне сегодняшнем, а тут и ночь подкатила незаметно… Вот так и получилось.

А вот что я запланировал и что получилось

Маршрут: Новороссийск – Геленджик – Туапсе – Лазаревское – г. Фишт – Дагомыс – Красная Поляна – оз. Рица (Абхазия) – оз. Кардывач – пер. Кардывач – спуск к оз. Инпси, далее спуск по р. Цахвоа – пер. Умпырский – р. Закан – р. Бол. Лаба – Дамхурц – Пхия – Кислые воды – Пхия – Архыз через пер. Пхия – Софийские водопады – Нижний Архыз – Астрономическая обсерватория – р. Маруха – пер. Ходюк – р. Аксаут – пер. Алибек – Домбай – Теберда – пер. Эпчик – пер. Ыбчик – Учкулан – Хурзук – пер. Палнбаши – пер. Буруктыш – р. Малка – мин. ист. Джилысу – пер. Каракайский Сев. – пер. Кыртыкауш – В. Баксан – ущ. Адырсу – пер. Койаганауш – ущ. Адылсу, затем возвращение к мин. ист. Джилысу и вдоль р. Малка по соответствующему ущелью спуститься к соответствующему селу и оттуда уже в Прохладный.

На этом пути я планировал посмотреть всевозможные дольмены, водопады и известные памятники природы, типа скал «Парус», «Киселева», находящиеся на участке вдоль побережья Черного моря, а также посмотреть Воронцовскую и Ахштырскую пещеры. И в горах – это оз. Рица, оз. Кардывач, оз. Синеглазое, Кислые воды, Софийские водопады, Нижне-Архызское древнее городище IX-XII вв, самая крупная в России астраномическая обсерватория, мин. ист. Джилысу, красивейшие ущелья Адырсу и Адылсу и интересное Малкинское ущелье.

Но из всего этого множества пришлось отбросить все достопримечательности вдоль моря, кроме Воронцовской и Ахштырской пещер, отбросил г. Фишт, оз. Рица, пер. Умпырский поменял на пер. Квата, чем упростил и сократил путь. Далее участок от Нижнего Архыза до Учкулана я объехал по трассе через Зеленчукскую и Карачаевск, не получилось посмотреть последние ущелья – Адырсу, Адылсу и Малкинское. А теперь, по порядку, как это было.


День 1 (13.07.12) Как прошла проверка квалификации

Выбравшись из душного вагона на жаркую улицу в Новороссийске, я стал распаковывать своего коня и устраивать поудобнее собаку Улыбаку, в то же время уклоняясь от предложений местных таксистов. Иногда даже удивительно, на что готовы эти «труженики». Еле отвязавшись от одного работяги с просьбами дать покататься, я, забив в навигатор маршрут для выезда из города, поехал по запыленным улицам. Первые наборы высоты, фотографии… Море, корабли, безоблачное небо, палящее солнце. Пока ничто не омрачало моего путешествия – хотелось ехать вперед, выше, быстрее и дальше. И уже видно городскую стелу на въезде в Геленджик, как вдруг я услышал какой-то странный звон, резкий хлопок, и я почувствовал своим мягким местом, что колесо спрыгнуло с бордюрчика, а обод застучал по асфальту. Чтоооо это такое?! Я остановился и с грустью увидел, как под весом рюкзака раздавлена покрышка – ну вот и первый прокол… Да что там прокол! Я в первый же день умудрился порвать покрышку. Ну ладно, хорошо что у меня есть капроновые нитки и большая иголка. И я бодренько снял колесо, покрышку, шустренько поменял рваную камеру на новую и стал изображать велохирурга, делая жизненно-необходимую операцию своему колесику. В первый раз это делал… Ну все – вроде должно держать.

– Физкульт-привет! – это группа велосипедистов налегке промчалась мимо меня. Последний остановился и спросил:

– Что случилось, может помочь?

– Да вот камеру проколол. Спасибо за помощь, конечно, но у меня есть запаска, и я уже все поменял. А вы тут просто катаетесь, или поход какой, и откуда вообще?

– А мы просто катаемся, сами не местные, а велики на прокат вот взяли.

– Ясно, а я в Сочи еду – в походе. Из Новороссийска стартовал – первый день сегодня. Сам из Питера, на поезде приехал.

– Не, а мы так просто…Отдыхаем… Ну ладно, давай, удачи тебе.

– Счастливо.

Собрал я велик и поехал, но настрой уже не такой боевой, как в самом начале… Жара… В этом районе я планировал посмотреть дольмены, да не один, а группу, да не одну, а несколько. Однако, поиск первого дольмена не увенчался успехом – жара, грунтовка в гору, колючки никак не вдохновляли на упорный поиск. Спустив с себя седьмой пот и проколов уже переднее колесо об колючку, я решил сократить маршрут и основательно так сократить – убрал все дольмены и подобные достопримечательности до самого Сочи. Фишт решил посетить как-нибудь в другой раз, а то уж больно жесткая разминочка получается перед основным участком маршрута от Красной Поляны до Эльбруса. Неуспех с дольменами, проколы колес и какая-то общая уморенность уронили мое настроение. Меня стали посещать зловредные мысли о том, как бы домой поехать, ну или просто засесть на море где-нибудь, скажем в Таганроге :)… Но житель Таганрога посоветовала не отменять совсем свои планы, а просто «сделать поменьше гор». Я прислушался к совету и, оценив по навигатору траекторию трассы, решил устроить ночевку где-нибудь в районе Криницы – есть такое малоизвестное курортное село. Вот туда я и решил добраться. Для того, чтобы поставить палатку у моря, нужно было съехать с основной трассы километров на 10. Этот поворот был как раз сразу после пересечения реки Пшада, выше по течению которой находится очень много дольменов. Но осмотреть их я уже не собирался и поэтому свернул к морю с мыслями о долгожданном отдыхе, приятно сознавая, что дорога будет только вниз. Однако, радоваться пришлось недолго. Сегодняшний день запланировал мне не два прокола, а три. Ну, что это за наказание?! Вот совсем это никак не вдохновляет на поход. Так как колесо спускало не мгновенно, я решил посоревноваться с дыркой и останавливался через каждый километр, чтобы запустить очередную порцию воздуха в свою камеру. Так я проехал 10 км… Я, конечно, справился с этим заданием, но… Что я тут делаю? Зачем мне это море? Сидел бы сейчас дома, ходил бы на речку, катался бы на велике в свое удовольствие… Уф! А тут еще палатку ставить, ужин готовить… Ну, ладно.

Нашел я местечко рядом с забором кемпинга, познакомился с соседями на той стороне, а они мне предложили кофе выпить. Однако, горячий напиток и еще слова поддержки близкого человека придали мне бодрости и хорошего настроения. Первая стоянка, стоит палатка, устроен быт, прохладная соленая вода, и все не так уж плохо – можно ехать дальше, но только завтра.

День 2 (14.07.12) О том, как можно сливы есть

Утомления предыдущего дня заставили меня немного расслабиться. На следующий день я позволил себе поспать в свое удовольствие. Проводил соседей, заклеил камеру и в половине первого тронулся в путь, но, проехав 300 метров, у меня спустило колесо!!! Видимо предыдущий день никак не хотел от меня отстать. Пришлось остановиться и поработать с колесом побольше. И, к счастью, за этот день это было первый и последний раз. Да и вообще, меня больше ничего не беспокоило. Ехал себе и ехал, и больше ничего. А когда приехал, то остановился на хорошем месте – море в 100 шагах, а палатка под желтой сливой, которая уже спелая, и ее так много, что она осыпается. Можно даже высунуть руку из палатки и дождаться, когда слива сама туда упадет. Это было что-то вроде кемпинга – там с машины берут рублей 300, но я сторговался за 100, а так там и душ есть, и вода чистая, и сливы спелые. В общем и целом, этот день мне понравился тем, что я не ломил, как вчера, а ехал по мере сил, и поэтому не устал и был доволен.

День 3 (15.07.12) Про страшный Эдемский сад

С сегодняшним будильником утро оказалось действительно добрым, я выглянул из палатки, улыбнулся солнцу и понял, что этот день сегодня мой и мне предстоит окунуться в море счастья. С этим чувством я зарядился настолько, что сделал рекорд по километражу без особого напряжения и получил массу впечатлений.

Жара не утихала, горки не уменьшались, а даже увеличивались, и, чем ближе я подъезжал к Сочи, тем больше становилось машин. Натыкался на каких-то придурков в автомобильной пробке, которым, видимо, не очень нравилось, что пробка на меня не распространяется, но в том же заторе встретился и с людьми, готовыми помочь в какой-то просьбе. Интересно было наблюдать за лицами, которые замечают Улыбаку на руле. Реакция разная – кто-то сразу широко улыбается, а дети аж пальцами тыкают и тянут за рукав мамаш, а кто-то совершенно не меняется в лице, хотя взгляд был на собаке. Неприятно бывает порвать цепь, но как приятно ее починить. Такой неожиданный сюрприз случился в один момент – хорошо, что я все-таки во время сборов решил взять выжимку, а то хотел без нее обойтись.

И вот намотав уже 85 км, стал подыскивать место для ночевки – спрашивал местных. Один худощавый, грязный парень стал мне доброжелательно и довольно подробно докладывать обстановку (кстати, от него я не услышал ни одного матерного слова). В итоге, я решил поехать вдоль р. Макопсе в сторону от трассы и найти что-нибудь подходящее на берегу этой реки, но узнав, что в конце этой дороги находится аул Наджиго с какими-то известными водопадами, я поехал прямо к ним. Какого же было мое разочарование, когда выяснилось, что сами водопады находится не в ауле, а еще дальше на 2-3 км. Вроде смешно – несчастные 2-3 км – какая ерунда, однако, оказывается, что прокатавшись целый день и, рассчитывая остановится в определенном месте, совсем не хочется крутить педали еще какие-то лишние километры. Но раз уж добрался до неинтересного аула, проехав 8 км, то надо добить и 2 км до интересных водопадов. Сотовый телефон уже не ловит, асфальт сменился грунтовкой, а подъемы стали круче, но я жму на педали в надежде, что мои старания не окажутся напрасными. По пути ореховые поля, спелая алыча и красивые виды зеленых гор – это конечно отнимает время, но и как-то развлекает.

Добрался до места, посмотрел на последних туристов, проводил их домой. Затем поставил палатку и отправился на эти самые водопады. Знаете, что такое райское наслаждение? Это не bounty! Bounty – это две какашки в одной бумажке, а райское наслаждение – это принять душ в водопаде при свете луны и звезд, там где днем туристы могут только фотографироваться и смотреть глазами на падающие струи чистой воды. А ночью там летают светлячки, как плавающие светодиоды в лесной темноте. Вот он Эдемский сад! И для этого совсем не надо умирать…

В море счастья окунись… Сказано – сделано. Жаль только, что сеть не ловит, а то я бы поделился хоть немножко этим «морем». Вокруг ни души…, темно… Залезаю в палатку, выковыриваю безобидных мошек, сначала жалея их и выпуская на волю, но потом, когда я понял, что их целая туча, то я их просто давил и складывал в кучку у выхода. Начал доставать продукты для ужина, слушая различные шорохи и кряхтения птиц «за бортом». Как вдруг до меня доносится… ВОЙ!! Сначала с одной стороны, потом с другой, а потом все вместе полифонией и, между прочим, не так уж далеко… ПИ-ПЕ-Ц… Я выключил фонарик и сидел минут 5 не шелохнувшись. Стал судорожно перебирать в памяти свое вооружение и понял, что кроме дохленького ножичка у меня ничего и нет. О том, чтобы готовить на улице, речи и быть не могло, а мне еще воды набрать надо… И Улыбака на улице остался… А шорохи за бортом приобрели совершенно иной смысл. Тушенку открывать не хотелось – а то вдруг сам вместе с тушенкой стану ужином. Я уж собрался спать ложиться голодным… Но, посидев немного, я все-таки набрался храбрости, чтобы выбраться из своего убежища и пройти 50 м за водой. По пути прихватил Улыбаку – не хотел оставлять его на съедение волкам. Вой было еще слышно несколько раз, но после моего похода за водой я уже перестал обращать на него внимание, да и на остальные шорохи тоже. Поужинал спокойно и сытый забрался в спальник, выключил фонарик и уснул в глубине лесной тишины, которая иногда то тут, то там нарушалась треском сучьев, хлопаньем крыльев и уже далеким воем…

А перед тем, как уснуть, сформулировал мораль сегодняшнего дня: неважно, что происходит с тобой – важно то, как ты к этому относишься. И тогда неприятности могут не замечаться, а приятные моменты будут приобретать большее значение.

День 4 (16.07.12) Чуть-чуть о том, как все оказывается просто

На следующий день приехали местные «держатели» водопадов. Главный мужик рассказал мне о дольменах и о том, какие наглые стали шакалы, а волки тут вовсе не водятся. Мне снова пришлось заклеить камеру, и к вечеру я уже основательно подобрался к Сочи. Нашел место в стороне от дагомысского пляжа рядом с нудистским. В этот раз море мне понравилось… Шум прибоя, опять темнота под звездами, а вдалеке видно огни города Сочи, и у берега кто-то плавает с мощным фонарем, что-то выискивая на дне морском…

День 5 (17.07.12) О правде жизни

Снова утро… Не успел разбудить меня будильник, как я проснулся от чьих-то шагов рядом с моей палаткой. Этот кто-то еще захотел и пощупать ее.

– Кто там? – решил я поинтересоваться у столь беспардонного «кого-то».

А в ответ мне слегка заплетающимся языком:

– Выгляни – посмотрю на тебя.

– Сейчас выгляну – посмотрю на тебя.

Я раскрываю палатку и высовываю голову. На меня смотрит некий человек в весьма неопрятном виде и слегка с разбитым лицом. Впалые скулы четко вырисовывали Голлума из Властелина колец. И какая же нелегкая его сюда принесла?.. Он сел сбоку от палатки и, медленно выговаривая слова, произнес:

– Иди сюда.

– Я не хочу – мне и тут хорошо – я и, правда, не хотел, мне с ним и разговаривать то не очень приятно было. Однако же, было несколько любопытно.

– Ну, иди сюда.

– Нет, не пойду.

– Ну, тогда я к тебе пойду – он встал и направился ко входу. Встал на четвереньки и стал совать голову прямо в палатку. Я стал его выпихивать назад, а он упирается…

– Слушай, давай не будем создавать неприятности друг другу – ты мне тут в палатке на фиг не нужен.

А он мне говорит, что ему, блин, интересно, как я живу. Потом стал совать свои руки туда, куда не следует – я лучше не буду говорить, куда именно. И на мое предложение, не создавать друг другу неприятности, отвечает:

– Зачем неприятности, давай лучше сделаем друг другу приятно…

Какой приятно?!!! Мне и без тебя прекрасно!!! Иди отсюда!

– Ладно, ладно… отдыхай… Не буду тебе мешать – встал и вернулся на прежнее место.

А я залез назад в палатку и улегся дожидаться будильника. Голлум встал и куда-то потопал… Ну все… можно и мне вставать. «Пойду, – думаю – в море искупаюсь». Вылезаю, такой довольный, из палатки, осмотрелся, потянулся и пошел к воде. И тут я краем глаза замечаю «нового знакомого» – стоит на коленях и совершает возвратно-поступательные движения головой… Что это он делает, интересно?.. Однако, что было перед ним, относительно чего он делал свои странные манипуляции, мне видно не было из-за бетонной плиты. Но, пройдя еще ближе к воде, я увидел всю картину целиком… Перед ним стоял дедок… Дедок, кстати, был вполне такой нормальный – с длинными белыми от седины волосами, с аккуратной бородкой, вот только был он совсем голым. Но тут как бы нудистский пляж – так что это вполне объяснимо, но как он спутался с этим… Это мне было не понятно. Хотя Голлум с голым вполне сочетается. Фу! Смотреть на это было крайне противно и я, стараясь на них не смотреть, быстренько ополоснулся в море и назад к палатке – оттуда их было не видно.

Некоторое время спустя, появляется снова…

– Оху..но – отсосали у меня – сделали друг другу приятно – это он решил мне поделиться своим успехом.

– Ширинку застегни хоть. Ну и как ты до этого докатился? – я решил выведать его мотивации на такое непристойное поведение. – Ты вот какой нации?

– Армянин.

– И не стыдно тебе нацию позорить?

– А чё позорить? – все вокруг такие.

– Ну неет, вот я не такой. А у тебя жена есть?

– Нет.

– А чего так?

– Так не получается…

– И что мужика найти проще, чем бабу?

– Проще.

– Это здесь все время на нудистском пляже? И неужели соглашаются?

– Соглашаются…


Он достал сигарету и стал ее прикуривать. Тут у меня появилась возможность хоть на время отдохнуть от его присутствия, и я отправил его курить в другое место – ибо не переношу дым сигарет. Он долго еще от меня не отставал, и поэтому завтракать и собираться приходилось в его присутствии. А он то засыпал, то просил выпить. Чай я ему сделал, но он его так и не выпил. Оставшийся день я провел в более приятной компании. В Сочи зарегистрировался у спасателей, а регистрировала и инструктировала меня женщина, которая была медиком от МЧС на ПСР-ах, в которых я участвовал в марте. Там еще был один спасатель Гоги, который распечатал мне цветные карты пятисотметровки и объяснил, как лучше пройти перевал Кардывач. Очень мне помог, между прочим, т.к. на моих картах никаких троп через этот перевал обозначено не было, а тут я уже почувствовал какую-то уверенность, что я там не сгину среди гор. Здорово погуляли с Неллей по дендрарию – сестрой хозяйки Улыбаки. Правда из-за того, что я поздно освободился, место для ночевки на берегу моря в Сочи нашел на каком-то так называемом «диком пляже». Это оказалось самое плохое место, где я ночевал. Я там даже не стал себе готовить ни ужин, ни завтрак – просто переночевал и уехал дальше…
День 6 (18.07.12) О древних пещерах и современных животных

Вход в Воронцовскую пещеру Вход в Воронцовскую пещеру
Источник у Воронцовской пещеры Источник у Воронцовской пещеры

И снова дорога, солнце и море я уже покидаю. А покидать море – это значит набирать высоту от 0 м над уровнем моря до n м над уровнем того же моря. Поначалу ехать было жутко утомительно по этим подъемам, под этим солнцем, но положение спасла одна чайная плантация в с. Калиновое озеро по пути в Воронцовскую пещеру. Рекламный щит заманчиво звал продегустировать самый северный в мире чай. Если сейчас не попробую – потом жалеть не буду, тем более от дороги в 50 метрах. Я, конечно, понимаю, что лишние 100 метров, это совсем не радостно, но все же… Сначала мне показалось 50 р за чашку чая – это как-то неразумно, но чашкой чая оказался маленький чайничек, который можно было заваривать несколько раз, что я и делал.

       Там мне рассказали, что в Китае оказывается гостей поят чаем, не так как в России. Если у нас наливают чай до краев и чем больше, тем лучше, то там, если ты нальешь полную чашку, это значит, что хозяин сразу говорит тебе «До свидания». Там же принято наливать по чуть-чуть и как можно дольше растягивать процесс чаепития. Кроме того, пока ты пьешь одну порцию чая, остальной чай становится более крепким и это делает чаепитие более разнообразным. Удивительно, но горячий чай словно дал мне новую жизнь, я почувствовал прилив сил и бодрости и через час поехал дальше с совершенно иным настроением. Интересно, кстати, было, как один местный мужик из этого села так умилился собаке Улыбаке, что даже сел перед ним на корточки и гладил его по голове, словно это настоящий пёсик.

         Воронцовская пещера – один из обязательных пунктов моей культурной программы. Поэтому добравшись до места, я собирался осмотреть эту пещеру, как следует, и там же переночевать. Однако, администрация «национального парка» не очень обрадовалась мне, но сказали, чтобы палатки с экскурсионной дорожки видно не было. Ну, а мне-то без разницы – главное, чтобы вода была и место, где палатку поставить, а остальное я себе обеспечу. Оставив велосипед с рюкзаком, вооружившись фонарем и фотоаппаратом, я облазил пещеру в компании с экскурсоводом и целой группой. Сначала мне этот экскурсовод показался занудным и угрюмым, а он оказывается еще и шуточки отпускал и вообще оказался клёвым мужиком.

Сталагмиты, пещерный воздух, истории об отставших туристах, скелетах… пещерных медведей – было довольно интересно. Палатку я, как и просили, поставил в глубине леса. А так как это была территория национального парка, и я где-то увидел, что там нельзя костры жечь, почву портить, то я для костра дно выложил из плоских камней и все устроил так, чтобы когда я покинул это место, никто в жизни не догадался бы о пребывании здесь кого-либо. Времени было много, так как проехал я за этот день чуть-чуть, потому дрова собрал неторопливо, поел и даже успел просто поваляться на каком-то здоровом свалившемся дереве. Однако комары долго расслабляться не давали. Я развел костер побольше и, так как уже начинало темнеть, то нацепил на лоб фонарик и стал делать записи… Наступила ночь, и лес будто преобразился – принял ночную смену. Дневной птичий гам сменился отдельными звуками перебежки, хлопанья крыльев, писка птенцов. То жук какой-то проползет по сухой листве, то с дерева что-то упадет.

Все это было скрыто ночным мраком и густой листвой деревьев. Даже свет костра не давал смотреть в глубину леса – он лишь освещал какую-то маленькую территорию и было ощущение, что я нахожусь в каком-то природном помещении, которое причем было одним целым со всей остальной частью леса. Однако, кое-что мне удалось увидеть в моей «комнате». В очередной раз я слышу, как что-то падает с дерева, но я понимаю, что это «что-то» весьма крупное и падает прямо на меня. Я инстинктивно прикрываю голову рукой. «Что-то» упало в метре от меня. Я резко поворачиваюсь и светом фонаря вырываю из темноты мелкую зверушку, похожую на белку, но с менее пушистым хвостом. Она шарахается от меня в сторону и забегает прямо на палатку. Заскочив на середину, она замерла и уставилась на меня. Мы так поглядели друг на друга и потом она сползла и скрылась в темноте. Видел еще раз белку – может быть ее, а может ее подругу – бегала вверху по веткам. Еще рядом в кустах я обнаружил гнездо с птенцами, видимо, вылупившимися еще совсем недавно. У них глаза еще закрытые, и, когда я шевелил ветку, они думали, что прилетела мама, и все дружно раскрывали клювики – прямо как в школьных учебниках по природоведению.

Перед сном я обычно купаюсь и тут решил не изменять своей традиции, и стал собираться – подкинул побольше дров в костер, чтобы потом найти свое место в темном лесу, прихватил фонарик, котелок, чтобы набрать воды на утро и погрузился в темноту. Если выключить фонарик, то темно настолько, что не видно своих рук, поэтому эта вещь актуальна. Идти надо было ко входу в саму пещеру. Туристов, понятное дело, уже нет и там остался только сторож, которого я еще увидел, когда ходил набирать воды на ужин. У входа в пещеру есть ручей, вода которого вытекает изо рта каменного идола и стекает в небольшую чашу под головой, а оттуда уже в большую чашу, я бы даже сказал в целую ванну. По периметру этого источника стоят столбы тоже в виде языческих идолов. Присутствие огромной пещеры и этих монументов еще днем навевало некоторую таинственность, мистичность и даже внушало некоторое беспокойство. А ночью… Мне даже было немного страшно. Но больше всего я не хотел встречаться со сторожем, а то мало ли вдруг не даст мне искупаться в источнике, а так-то очень хотелось окунуться в ночи пред лицом идола. Но никаких признаков сторожа я не увидел, и я понял, что мы просто очень удачно друг другу не мешаем. Я поставил фонарь на край ванны, разделся и, еле сдерживая «УХ», бултыхнулся в воду. И жутко и здорово… Приятно было идти назад, чувствуя единение с природой и… свежесть тела. В лесу костерчик метров за сто дал о себе знать, и я благополучно вышел на свою стоянку. Ложиться спать не хотелось – хотелось сидеть у костра и думать… писать… слушать…

День 7 и 8 (19-20.07.12) О том, какие еще бывают армяне

Ахштырская пещера Ахштырская пещера

С этого места колеса моего велосипеда вспомнили, что такое грунтовка, грязь и вода – это я решил с Воронцовской пещеры махнуть на Ахштырскую по прямой дороге. Пещера находилась в районе Форелевого хозяйства на дороге из Адлера в Красную Поляну. Проехав поселок Красная Воля, я попал на места, где в марте проводились ПСР. Дорога хоть и была плохая, но из-за отсутствия особых перепадов высот, я не очень-то устал. По дороге познакомился с одним молодым человеком – Андреем, который в районе каньона Псахо пытался с Борисом Борисовичем полетать на пароплане. С ним был еще его сын. Возле них я задержался где-то на час – они мне рассказывали о том, как не следует идти на пер. Кардывач и что лучше стоит идти по хоженому маршруту на Псебай, но я, как бы, не планировал менять маршрут, и они дали мне несколько телефонов продвинутых местных туристов.


После Воронцовской Ахштырская пещера показалась совершенно никчемной, хотя все же она стоит внимания, но только разового. Переночевал, заклеил опять камеру и поехал дальше в Красную поляну и, куда успею, а успел я до перевала Безымянный, который находится между р. Мзымта, г. Аишха и р. Пслушенок, впадающий в р. Пслух. Есть там так называемые балаганы, в которые народ приезжает только летом на пару месяцев, когда снега нет и можно отдохнуть. И вот я, наконец, дотащил велик до первых построек и подъехал к кучке мужиков, которые весьма азартно и с увлечением играли в козла.

– Подскажите, пожалуйста, где тут можно остановиться? – я уже не хотел заниматься в сумерках поисковой деятельностью и решил сразу узнать у местных.

– Да где хочешь. – Добродушно разрешил мне самый веселый и толстый мужик.

– Ну, можно я тогда здесь и встану? – искать, где встать, я все равно не хотел.

– Да, пожалуйста, только мы очень шумные – предупредил он меня.

Когда мы уже познакомились, оказалось, что этот мужик – Ашот был в Липецке и немного знал Сырский Рудник и 19-ый микрорайон. До часу ночи болтали о всяком разном – о том, какой Путин засранец – выгнал все селение с перевала, чтобы можно было спокойно охотиться, несмотря на то, что это была территория Кавказского заповедника. А охотится он, говорят, с размахом – на вертолете обстреливая дичь. А местные-то как раз и мешали, попадая в зону обстрела, потому их и спихнули вниз под предлогом того, что это заповедник и хозяйственная деятельность тут запрещена. Конечно, все это целиком наполнено противоречиями и очень как-то все мутно, но местные армяне Путина явно не жалуют. Говорили еще о том, как немецкая группа Эдельвейс была задержана как раз на этом перевале, как их бабушки и дедушки большим числом, но слабым вооружением справились с ними. Говорили о том, какой здесь чистый воздух и насколько здоровые живут тут люди. О том, как они могут, выпив изрядное количество водки, залезть на гору и даже не запыхаться. И с этими словами атаковали меня предложениями выпить рюмку. Я долго держался… Но их деды сломили Эдельвейс!!! И меня сломили… Но вприкуску с домашним нежным сыром и жгучим перцем опрокинуть пару рюмок было и не грех. Все-таки товарищи армяне не смогли до утра гудеть, и я с Аликом, которого почему-то называли немцем, легли последними, налюбовавшись небом, усыпанным звездами, и вдоволь наговорившись, сидя у костра.

День 9 (21.07.12) О том, как я побывал экспонатом

Горный ручей Горный ручей
"Трасса" Кавказского заповедника "Трасса" Кавказского заповедника

До конца забравшись на перевал, я увидел панораму – мне открылась долина реки Мзымта, хребет, который является границей с Абхазией… Но я еще не знал, какие трудности ждут меня впереди… Стал бодренько спускаться вниз по крутым склонам, по дороге, которая иногда была очень сильно заросшей. Трава вырастала в рост человека. Спустившись почти донизу, я увидел домики, возле них стояли уазики и еще какая-то техника. Это была Энгельманова поляна, но так как людей там не было, я не стал задерживаться и поехал дальше, а дальше я наткнулся на ворота, наглухо запертые проволокой и щеколдой подстрахованные от взломщиков, а рядом с воротами аккуратненько навалена куча и к забору приставлена лестница – для тех, кому лениво «взламывать» ворота. Ну, а мне же с великом вариантов было немного – пришлось взломать эту двойную защиту. Но я все оставил без следов моего пребывания и спокойно поехал дальше. Дорога, редкие растения, собранные заботливыми егерями в одном месте, и вот дорога резко перешла в тропу. Тропа шла по лесу то вверх, то вниз вдоль реки Мзымта, иногда выходила на открытые участки, и тогда трава взмывала вверх выше туристических голов. Буйная растительность – это точно про те места. Надо заметить, что только на этой тропе, где ни людей, ни поселков, ни электричества и вообще отсутствует всякая цивилизация, я стал встречать туристов – так вот где они, оказывается, прячутся! Все они удивлялись, когда видели меня с велосипедом, а один даже предложил мне памятник при жизни поставить. Каждый раз я спрашивал у них, как там дальше тропа – лучше или хуже, но, судя по их ответам ничего хорошего меня там не ждало. И действительно – леса становилось меньше, а, следовательно, тропа становилась все более и более заросшей, хотя куда уж там дальше. Несколько раз мне приходилось кувыркаться вниз вместе с велосипедом – это потому что я все же хотел там ехать, никак не желал признавать того, что там на велосипеде не ездят, и, как только я натыкался на какой-нибудь камень, мне приходилось останавливаться, а я, как нарочно, ставил ногу ниже по склону и, следовательно, ниже колес, и меня тогда просто-напросто опрокидывало. Раз пять я так кувыркался, только потом решил-таки на велик садиться только в том случае, когда тропинка была ровной, а справа и слева не было сильных уклонов. А еще говорят тут проезжали двое велосипедистов из Москвы, правда, в направлении навстречу мне – значит не я один такой придурок сюда залез, и это меня радовало. Еще меня радовало, что они добрались с другой стороны до сюда, а значит и я проберусь… И вот очередная оборудованная стоянка, до которой я сегодня собирался дойти. Там стоят палатки и много-много туристов – оказалось их там около 14 человек. А место стоянки – это заброшенный пост пограничников. Встретили меня тут очень интересно – какой-то особо говорливый мужик стал выражать крайнее удивление, смешанное со стебом. Его говорливость была на таком уровне, что я реально даже не знал, что ему отвечать, ну, а он стебал и не расслаблялся:

– Вот, чего я только не видел здесь в этих краях, но чтобы с великом!..

– Ну, а вы разве не видели тут двух велосипедистов из Москвы?

– Нет, не видел. Я о них только слышал и не верил, а теперь вижу собственными глазами. Мужики, вы его фотографируйте, фотографируйте. А что тебе сказали егеря и пограничники? Ты их встречал?

– Да нет, никого я не встречал, кроме туристов.

– Ну ты даешь!! Были тут пограничники с собаками, ну ладно они, а как ты от егерей улизнул – это же те еще звери!! Да они, наверное, тебя стороной обходят. А у тебя есть ружье? Как ты от медведей защищаешься?

– А меня вот спасатели научили на них рычать и пугать…

– Нее, ты это брось, – перебил он меня, – вот знаешь, что я делаю, когда встречаю медведя? Я ему говорю: «Мишка, уйди на хрен – я тебя боюсь!!». А что ружья у тебя нет – это я не верю. Да ты не бойся, ты мне не нужен, и я тебя не сдам, и лицензия мне твоя не нужна. А пропуска-то у тебя есть в погранзону, в заповедник?

– Ну, в погранзону я все оформил, а как же меня иначе сюда пропустили? А вот в заповедник… не получилось. Но я встречу егерей и там разберемся – я знаю тарифы, и все будет нормально…

– Ты их не знаешь. Не надо им ничего платить – они это себе в карман положат.

– Да я, вообще, хотел официально все сделать…

– Не надо официально – они официально себе в карман положат! Мы им уже поставили бутылку – хватит им и этого. И как же ты умудрился на Энгельмановой поляне мимо них проскочить, погранцов не встретить… А мы и погранцов встретили, и егерей, и там, и тут…

Долго этот мужик мне еще голову лечил, а остальные все ходили вокруг меня, разглядывали, фотографировали, вопросы задавали. Я реально чувствовал себя музейным экспонатом – как-то неловко это совсем. Но, в общем, ребята оказались гостеприимными и дружелюбными – они мне даже не дали ни ужин приготовить, ни завтрак на следующий день – все кормили. А когда уходили с этой стоянки, еще и продуктов оставили целый мешок. У туристов в тех краях есть привычка – ненужные лишние продукты оставлять на стоянках в пакетах, чтобы кому понадобится, могли взять. Ну и я, соответственно, запасся некоторым количеством, а остальное (мешок килограмм на 8) повесил на дерево для других туристов. Кроме всего прочего, эти туристы обнаружили у реки баню пограничников – настоящую баню – как положено дровяную с предбанником, печкой. Они ее, конечно, затопили, попарились и меня пригласили, а я появился как раз вовремя. Было и с кем поговорить – познакомился с одним свидетелем Иеговы – общались допоздна. Его тоже звали Сашей. Я ему задавал много провокационных вопросов, но он как-то грамотно мне на все отвечал, я даже вспомнил своего друга – Женю, который тоже весьма подкован в религиозных вопросах. Но все-таки многие рассуждения мне были уже знакомы, и это несколько выдало его… Выдало в том плане, что он не от себя говорил, а просто был хорошо начитан различной литературой, широко распространенной среди свидетелей Иеговы. Хотя это, конечно, нисколько не умаляло моего уважения к нему – мне понравилась его «тактичная прямота». Он довольно мягко и дипломатично выставил мой поход, как некую амбициозную подростковую выходку, которую разумному человеку делать не стоит. Мне очень не хотелось этого признавать, но я все же согласился с ним и пообещал без надобности не рисковать. В процессе беседы с ним, а болтали мы долго – опять же до часу ночи, я осознал и напомнил себе некоторые вещи, и, в общем, рад тому, что с ним познакомился.

День 10 (22.07.12) О новых знакомствах

  Здесь я решил не идти на оз. Рица в Абхазию через перевал Ахукдара – мне уже хватало чудес и на нашей стороне, а там я уже тогда предполагал проблемы. Пограничники мне, конечно, не могли бы запретить находиться на самом перевале, который находится непосредственно на границе, но и вполне могли не дать мне спуститься на другую сторону, т.к. этот перевал не является пропускным пунктом, и запросто отправили бы назад. Да еще и говорят, что тропа туда весьма заросшая, а мне с великом тащиться туда как-то не хотелось.

Потому двинул я на озеро Кардывач далее по р. Мзымта. С того места до него было 5,5 км, поэтому торопиться некуда, и я спокойно до него дошел. У самого озера я догнал туристов, с которыми познакомился еще в предыдущий день, с ними же я и встал на хорошем месте – там и столик был устроен, и даже веревочка для сушки вещей организована. Ну, а мне тут что делать?.. Мне делать было нечего, и я стал отдыхать. Разложил сушить кроссовки, носки и прочую лабуду. Помылся, побрился, привел себя в порядок, маленько позагорал, маленько искупался в этом чистейшем озере. Озеро такой чистоты и красоты я еще никогда до этого не видел… Видел в интернете всякие картинки-фотографии и еще, когда я был совсем мелким лет так в 10, попадали мне в руки открытки с различными высокогорными озерами. Голубое озеро, на фоне гор со снежными вершинами, на берегу деревья, дно видно далеко-далеко… И еще тогда я мечтал увидеть такой пейзаж вживую. Вот как получается: спустя много-много лет исполнилась моя мечта, а я и думать об этом забыл, и вспомнил вот только сейчас, как написал эти строки… А вода настолько была прозрачной, что опуская руки в озеро, нельзя было точно угадать в какой момент ты коснешься воды, т.к. границы не было видно. И дно с берега было видно на несколько метров впереди. Конечно, вода там была холодная – градусов 6-8 и особо там не поплескаешься, но мне удалось все же оценить чистоту этого озера и с его поверхности.

Я набрался духу, чтобы проплыть несколько метров и, раскрыв глаза, был поражен, насколько все четко видно – никакие плавательные очки не нужны, для того, чтобы рассмотреть дно в мельчайших подробностях – каждый камушек отчетливо было видно на глубине 3-х метров. Другое дело, не было возможности застыть и созерцать подводный мир этого озера, потому что бешено молотишь руками и ногами, чтобы быстрее выбраться на тепленький берег из этой колючей воды. Но… все-таки можно заставить себя отстраниться от ощущений холода – преодолеть это восприятие и спокойно поплавать. У меня это получилось уже потом, когда я последний раз в нем купался… Эх…, такая водичка…
Еще я познакомился с ребятами из Кудепсты – Ваня с Надей, Галина Сергеевна и дядя Саша. Надя с Ваней… Ну, что про них сказать? Ребята очень клёвые – простые, веселые, дружелюбные и открытые – будто совсем не испорченные современной культурой. Я бы, наверное, даже сказал, что эти ребята мне больше всех понравились за весь мой поход. Я на следующий день хотел сделать дневку и за это время сбегать на перевал Кардывач – разведать состояние тропы и, вообще, путь – куда следует идти, чтобы потом с великом не куролесить по горам. Ваня с Надей как раз как-то высказали свое желание сходить на оз. Синеглазое, которое находится по пути на перевал, но т.к. старшие устали идти на оз. Верхний Кардывач и хотели следующий день сделать выходным, то Синеглазое им обламывалось. Они хотят туда сходить, а мне одному скучно – так почему бы и не скооперироваться? И я пошел в их лагерь с этим предложением.

– Привет, я завтра собираюсь на Синеглазое – кто со мной?

– Я! – быстро среагировали Ваня и Надя.

– А ты там уже был, знаешь дорогу и до сколько вы там будете? – решила поинтересоваться на всякий случай Галина Сергеевна.

– Я там не был и иду как раз, чтобы найти тропу, потому что мне послезавтра туда уходить надо. У меня навигатор есть – так что не заблудимся. А по времени, где-то до 5-6 вечера. Если не успеем дойти за 3-4 часа, то просто вернемся.

– Во сколько выходим? – стал договариваться Ваня.

– В 10 часов подходите к моему лагерю.

– Хорошо.

– Ну, до завтра.

Здорово – пойдем вместе :) Я, довольный, пошел к себе.


День 11 (23.07.12) О горных глазах и ставропольской команде

Соседи встали рано утром и уже ушли где-то около восьми, когда я только собрался готовить себе завтрак. Ааа, тогда я еще искупал собаку Улыбаку – он хорошо так прибалдел в озере, а «загорать» повесил на веревочку.


Галина Сергеевна решила пойти с нами, несмотря на натертые мозоли. Сперва, по моей ошибке мы пошли не на ту тропу – она потом закончилась, и пришлось идти лесом. Но через 15 минут мы верно вышли и потопали потихоньку наверх.

Когда уже приближались к цели, то каждый кулуар из-за пригорка казался нам финишным – сейчас вот-вот поднимемся на этот пригорок, и за ним снизу откроется озеро, но нет… Характерные выемки в рельефе не оправдывали наших ожиданий, но благодаря навигатору мы все-таки вышли на него. Озеро по форме было похоже на солнечные очки – в виде двух озерцов, соединенных перемычкой-переносицей.

С одной стороны в озеро сползал ледник. Вода, безусловно, чистая, хотя дно какое-то «пыльное». Здесь я оставил ребят, а сам полез дальше на перевал. По пути мне встретились туристы – тут прямо какой-то нескончаемый поток из них… Как обычно, задаем друг другу вопросы – откуда, куда, сколько дней, а как там перевалы, а как дальше тропа и т. д.

Одна девочка чего-то удивилась, увидев меня:

– А ты кто? Я тебя раньше не видела! – ну да, конечно… Когда идет группа 28 человек, можно и не всех запомнить, так что вопрос возможно был и резонным. А такую большую команду я видел впервые. Два района Ставропольского края: Андроповский – 10 чел. и Красногвардейское – 18 чел. объединились и шли вместе. Я сбегал на перевал, осмотрелся, нашел «лопату», про которую спасатель говорил, что ее надо обходить с левой стороны и, вообще, разобрался, куда идти дальше. Спустившись вниз к Синеглазому, я в нем искупался, потом мы еще с Ванькой и Галиной Сергеевной подождали, пока налазается Надька по горкам, и пошли уже назад, по пути играя в снежки. Забавно, кстати, наблюдать, как рядом со снегом растут и цветут огромное количество самых разнообразных трав и цветов.


Альпика…, даже слово красивое… Ставропольские туристы встали на том же месте, где и я. Девчонки обещали мне веселую ночь, однако до моей общаги им еще далеко… Но все же тишина и спокойствие на стоянке сменилось туристской суетой и веселым гомоном. Были среди них две особо бойкие девочки – Ангелина (та, что мне вопросы на перевале задавала) и Таня. Таня, как увидела Улыбаку, дико заверещала, кинулась к ней и давай тискаться:

– Аааа, мягкая игрушка, какая клевая!

– Тань, ты чего без спроса берешь?! – пытались остановить ее подруги.

– Да я на место положу, ты ведь не против? – все же спросила она у меня.

– Да потискайся, мне не жалко.

Она еще немного поносилась по лагерю с Улыбакой и наконец успокоилась. И вот уже все занимаются своими делами: одна кучка играет в крокодила, другие готовят, третьи ходят, кто-то фотографирует или купается. Я ушел к кудепстинским – их лагерь находился в стороне, и там было гораздо тише, хотя я не за тишиной гонялся, а просто было интересно с ними пообщаться. День закончился, я, уже вернувшись к себе, сел к столу и стал делать записи. Аня тоже с налобным фонарем в руках делала свои записи, а девчонки, которые обещали мне «спокойную» ночь, что-то притихли и даже устроились рядом, и стали любопытствовать – чем это я занимаюсь… А Света тоже попросила, чтобы я про нее написал, вот… написал :) За стол присел их руководитель с гитарой в руках, ненавязчиво предложив выпить, затренькал и запел. Даже меня упомянул в одной песне. Опять мне клево, здорово, приятно и т.д., но, к сожалению, надо идти спать, потому что вставать надо в 6 утра, чтобы в 8 уже стартовать на перевал. Взяв координаты всех, кого можно, я лег спать, слушая возню в соседней палатке и песни на гитаре. А через палатку смотрел на прыгающие языки костра и медленно закрывал глаза.


День 12 (24.07.12) О первом перевале

Утром тишина, слышно только тихие переговоры соседей (Васи и его команды) – они сегодня идут на Синеглазое. Я воспользовался тем, что костер был уже в разгаре, поставил свой котелок для завтрака и стал сворачивать палатку, и собирать рюкзак. Еще давно мне надо было бы спустить колесо и поправить съехавший ниппель, но руки до этого всегда доходят в последний момент, вот и сейчас, откручивая педали и цепляя лямки для переноски, я решил и ниппель поправить. Спустил колесо, поправил, но… надуть не сумел. К моему великому разочарованию насос сломался – я им качаю, а он все мимо будто пропускает, как я его ни уговаривал – он ни в какую. Я ему и башку открутил, посмотрел, что внутри, но ничего там не увидел – пустота… «Ну ладно, – думаю, – не ехать же собрался, а все-таки пешком идти, да еще и на себе нести. Так что без разницы». Соседи тоже собирались, завтракали и стартовали на полчаса раньше меня. Мы не прощались, т.к. нам еще предстояло встретиться, когда они обратно пойдут. Сережку они оставили в лагере, т.к. он порвал свои «штиблеты». Я же, до конца собравшись, нацепив рюкзак уже на плечи, потопал к тропе, которую уже знал. Поначалу я попробовал разные способы переноски своих вещей – пробовал нести рюкзак на плечах и вести велик, но коряги, деревья мешали это делать, потом пробовал велосипед повесить сзади на рюкзак, но это тоже было крайне неудобно, пробовал повесить вел на плечо с рюкзаком за спиной, но и так было неудобно. Тогда я решил нести по очереди – оставляю велосипед и несу рюкзак на 10 минут вперед, затем спускаюсь, одеваю велосипед и несу до рюкзака и еще на 10 минут вперед – и так челночным ходом потихоньку карабкался. Уже выйдя из зоны леса на альпику, я встретил жену Васи.

– А мы не нашли озеро – пожаловалась она мне.

– Так я же Васе рассказал, как туда пройти… – удивился я.

– Мы пошли сначала туда, – показывает она мне на перевальное седло, за которым находилась Абхазия, – затем я пошла в ту сторону, – и рука ее переместилась в нужном направлении, – а они там лазали. Только я поднялась на этот пригорок, но озера там не было. Позвала ребят, но мы разругались, и я сказала, что больше не буду искать его и стала спускаться вниз.

– А вы ведь правильно стали подниматься, только надо было еще дальше идти, за следующим пригорком озеро-то как раз и находится – зря вы ушли…

– Ну, не знаю… Они вон пошли дальше искать, если встретишь их – объясни им, куда правильно идти.

– Хорошо.

– Ну, давай, удачи тебе! – пожелала она мне на прощание и пошла спускаться дальше.

Я еще долго поднимался до этого пригорка, до которого ходу было 15 минут. Ну, а я через 1,5 часа на этом же пригорке встретил и остальную команду. Они рассказали, как искали озеро, как разделились, поудивлялись, как я таскаю велик. И мы, уже окончательно попрощавшись, разошлись каждый в свою сторону. Путь наверх не был уже таким легким, как вчера, и, чем дальше я продвигался, тем больше накапливалась усталость, и хотелось больше делать привалов, но моими привалами, в основном, были спуски назад за рюкзаком или велосипедом. Таким вот извращенным способом я добрался до точки перевала за 8 часов вместо 3-х стандартных. Меня напрягала тропа до озера Кардывач, но теперь я понял, что тропа до озера – это просто федеральная трасса по сравнению с подъемом на перевал. Пользуясь тем, что сотовая связь здесь ловила хорошо, я отзвонился в МЧС и сообщил свое местонахождение, а также отправил смс на родину и близким. Теперь мне предстоял спуск. Судя по атласу, этот перевал был самым сложным, т.к. на него троп обозначено не было, да и по слухам от туристов, дальше все было в порядке. Эти мысли меня подбадривали, и я стал спускаться по сыпухе. Зайдя на восточную сторону перевала, я попал на теневую сторону, и сразу же местность показалась какой-то угрюмой и неприветливой. А камни под ногами, которые иногда самостоятельно, без видимой на то причины, скатывались вниз, вообще казались враждебными и то и дело норовили подвернуть мне ногу и спихнуть вниз по крутому склону. Сыпуха была свежей – я даже обнаружил на скале след, который явно говорил о том, где все это откололось и разбилось на большие и маленькие глыбы. Тающий грязный снежник образовывал ручьи, которые стекали в озерцо, покрытое снегом и льдом. Эти же ручьи, полируя снег, создавали наледь, по которой я не рискнул спускаться с великом и рюкзаком, и потому старался обойти опасные места. А нависшая стеной «лопата» и глубокая тишина еще больше дополняли угрюмую картину. Зеленая трава, цветы, солнце сменились снегом, льдом, скалами и камнями. Хотелось поскорее проскочить этот участок, и поэтому я даже старался одновременно нести рюкзак и велосипед, чтобы не тратить время на челночные переходы. Но конечно не везде это удавалось… Турики частенько пропадали, тропы среди камней совсем видно не было, и приходилось самому прикидывать по рельефу, где лучше пройти. Однако я помнил по схеме сочинского спасателя, которая говорила о том, что стоит держаться левой стороны ручья, впадающего в озеро Дамхорс (Инпси). На самом деле тропа не все время идет с этой стороны, и поэтому я в конечном счете влез в заросли родендрона и буквально волочил по ним велик. Но я настроился изо всех сил во что бы то ни стало добраться до озера и там уже становиться на ночлег. А время уже было около восьми вечера. Вдруг в разгар борьбы с кустами я на противоположном берегу заметил палатки. Я не стал тупить и прямиком направился к ним, однако, уже набравший мощность ручей составил мне серьезное препятствие. Хотя прямо к лагерю через ручей лежала пара толстых связанных и провисающих палок, но это никак не помогало мне самостоятельно перебраться на другую сторону. Немного попыжившись, я решил-таки перекричать шум ручья и позвать на помощь туристов, которые даже не замечали моей возни на другом берегу. Мужики сразу подорвались и даже сами залезли в ручей, чтобы помочь мне перебраться не намочившись. Когда я выбрался уже к лагерю, я просто свалился на свой рюкзак, и мне так не хотелось вставать и что-то еще делать… Весь напор и азарт, активизировавшийся во время борьбы с родендроном, мгновенно улетучился, и слабость стала растекаться по всему телу. Мне сразу налили в кружку водки… Я и не собирался сопротивляться – выпил залпом и даже не заметил. Вслед за этим мне сказали доставать миску. Очень не хотелось этого делать, но я понял, что миску достать проще, чем ужин готовить и, как говорится, не стал тупить. Ну, а после того, как я ополоснулся в ручье, я совсем пришел в себя. Тепло оделся и заодно спрятался от достающих мелких мошек. Теперь можно было и поболтать. В итоге я пришел к выводу, что маршрут придется корректировать и поменять перевал Умпырский на пер. Квата, потому что спускаться по р. Цахвоа – себе дороже – там ни тропы нет и идти к Дамхурцу гораздо дальше, чем через перевал Квата. А этот перевал еще и хорошо хоженый.

День 13 (25.07.12) О том, как Краснодарский край оказался у Карачаево-Черкесии

На следующее утро я встал вместе с новыми друзьями, с ними же позавтракал и мы разошлись в разные стороны. Теперь я уже шел по тропе и за час спустился к озеру. Вышел на полянку, и тут из кустов послышался свист, я оборачиваюсь, и ко мне вышел пограничник, правда, не в экипировке, а так… в трениках и армейском свитере. Мы поздоровались, а позже вышел еще один

– А ты как сюда с великом забрался-то? Куда, откуда идешь? – поинтересовался он.

Я обрисовал вкратце свой маршрут.

– Хорошо, давай посмотрим твои документы. – перешел он к делу.

Достал пропуска и протягиваю ему. Он внимательно изучил и говорит:

– А куда дальше-то ты идешь отсюда? Тут только перевал Кардывач написан, а куда дальше – непонятно…

– Ну, я, вообще, на перевал Умпырский собрался – вниз по р. Цахвоа. А вот в другом пропуске – карачаево-черкесском – написан поселок Дамхурц – вот туда и иду. Правда, мне сказали, что вниз тропы нет, поэтому я хотел бы через перевал Квата пройти.

– Да по твоему пропуску нам, вообще, тебя назад надо отправлять, но ладно… Ты подожди тут, а мы сходим запишем тебя.

Я остался и стал заклеивать свою камеру, которая, обдолбавшись об камни, была уже дырявой, а не просто спущенной. Заклеить камеру занимает времени около 40-50 минут, но я еще успел чай себе приготовить, выпить его, а пограничники все не шли и не шли. Да еще и прихватили насос, чтобы попробовать его починить. Я уже стал нервничать – все-таки я планировал уже сегодня пройти перевал Квата, а тут меня задерживают… Я пошел непосредственно к их двору, но мне сразу вышел навстречу первый пограничник – его зовут Юнус – дагестанец. Он был уже в полном обмундировании – с автоматом, бронником и подсумком. В руках держал мой насос – справиться с ним не смогли, но Юнус упорно крутил его в руках, пытаясь совладать с ним, но все равно ничего не выходило. А по поводу моих пропусков он сказал, что там какие-то проблемы, и сейчас отправляют запрос по поводу меня – пропускать или нет.

Через некоторое время вышли еще двое пограничников. Один из них был старшим – Владимир. Он с сожалением сообщил, что ему не дали добро на то, чтобы пропустить меня дальше, и мне нужно возвращаться назад тем же путем, что и пришел. У меня слегка отвалилась челюсть…

– А что же мне делать? Я ведь в заявлении четко указывал весь маршрут вместе с этим озером, р. Цахвоа и перевалом Умпырский. Мне этот участок не написали, и я подумал, что все нормально – что можно с перевала Кардывач сюда спуститься и дальше выйти из пограничной зоны – потому и не стал выяснять, почему нет этого участка. Я на этот перевал поднимался 8 часов и спускался 7, а вы меня назад отправляете, а куда я оттуда пойду – там одна дорога – на Красную поляну – можно сразу домой ехать…

– Ну, извини, я пробовал попросить за тебя, но мы отсюда только до Перевалки (погранзастава находящаяся ниже по р. Цахвоа) можем по рации добить, а так связи у нас нет и ведь я не имею права приказывать. Но ты можешь оставить тут вещи и сбегать на перевал – позвони сочинским пограничникам. Мы вообще подчиняемся Карачаево-Черкесии, но косяк сочинских – они должны были написать этот участок у тебя в пропуске.

– Как это вы подчиняетесь КЧР? Это же территория Краснодарского края – я специально проверил по карте еще дома и соответственно в заявлении к Краснодарскому краю указывал этот участок! КЧР же находится за этим хребтом, – и я махнул рукой на восток, показывая хребет, разделяющий Краснодарский край и Карачаево-Черкесскую республику.

– Ну вот так получилось – территория Краснодарского края, а находится под ведомством КЧР.

Мне ничего не оставалось, как принять предложение Владимира и оставить свои вещи у них, а самому пойти на Кардывач – пробовать добиться разрешения пройти дальше.

Со мной отправились еще два пограничника – ну, это только хорошо – вместе веселее. Ребятам было, правда, посложнее идти – все-таки в экипировке, да еще позавтракали плотно. Пока мы шли, прилетел вертолет, который погранцы между собой ласково называли Леночкой. Мы уже ушли достаточно далеко, а я так вообще пошел вперед, чтобы быстрее подняться и скорее решать вопрос. Но ребята дали мне знак остановиться и подождать их. Я их дождался, и они предложили посидеть – вдруг там сейчас кто-то из начальников прилетел, и вопрос по поводу меня будет решен, и тогда вообще не надо никуда звонить. Но вот Леночка улетела, а по рации тихо… Через некоторое время рация все же подала признаки жизни:

– Так, давайте возвращайтесь.

– Что случилось? Кто прилетал? – посыпались вопросы в ответ.

– Да один летчик– все нормально. Завтра снова прилетит. Давайте сюда дуйте – здесь работы полно.

– А че делать?

– Дрова таскать.

– А с организмом что?

– Пусть идет звонит.

– Хорошо. Будем минут через 40-50 – не раньше.

– Понял.

Дальше пришлось идти одному. В итоге через три часа я был уже на перевале и ждал, когда мне на телефон от сестры придет деньга, чтобы у меня была возможность звонить. В первую очередь я набрал номер Краснодарского пограничного управления, но там мне сказали, что эта территория находится не в их ведомстве, и поэтому они не могут распорядиться о том, чтобы меня пропустили. Тогда я позвонил в Черкесск, и там мне ответила уже знакомая прапорщик, которой я отправлял по факсу заявление на получение пропуска:

– Здравствуйте, вас беспокоит турист Гладков Александр – я у вас получал пропуск. Но у меня возникла одна неприятность. Я сейчас нахожусь на перевале Кардывач и не могу пройти дальше, т.к… – и я стал ей объяснять, как я получил пропуск с Краснодарского края, с КЧР, что территория на которую меня не пускают, находится под ведомством Карачаево-Черкесии, хотя это территория Краснодарского края, как мне в пропуске из-за этого не указали нужный участок, и что меня отправляют назад, а с великом это крайне затруднительно, потому что один подъем у меня занял 8 часов, тогда как обычно он целиком проходится за 5 часов, и что такой поворот событий, вообще, срывает мой поход.

Весь этот мой монолог несколько раз прерывался из-за того, что ей на другой телефон кто-нибудь звонил, и она параллельно решала несколько вопросов. В итоге сказала, что вряд ли может что-либо сделать, но она попробует. Я сказал, что перезвоню чуть позже, чтобы не тратить деньги. Она же с другого телефона стала звонить на погранзаставу. Когда я перезвонил, она при мне уже окончательно договаривалась, чтобы меня «держали на контроле». Однако, она не туда позвонила, оказывается. Есть еще одна погранзастава на Аджаре – это с другой стороны перевала Квата, а чтобы туда попасть, надо было пройти через других пограничников. Я объяснил это ей, тогда она позвонила на «Перевалку», но там ей отказали. А что она может сделать? Она прапорщик, он – полковник, а по воинским правилам приказы двигаются по направлению от полковников к прапорщику, а не наоборот. А просить старших по званию – тоже как-то не принято. Тогда я попросил ее дать мне их телефон, чтобы я сам попробовал договориться. Это без проблем… Но проблемой оказалось дозвониться. Через долгое время спустя трубку все-таки подняли. Там, конечно, знали о моей ситуации, поэтому повторять свой рассказ не пришлось, но добро я тоже не получил:

– Я не могу вас пропустить – это уголовное преступление. Для прохода необходим пропуск. – твердо и спокойно сообщил мне полковник.

– Хорошо, я понял, что вы не в состоянии решить этот вопрос самостоятельно. Тогда дайте мне пожалуйста телефон старшего начальника, который имеет полномочия решать эти вопросы.

Он мне сразу продиктовал очередной номер. Я так на всякий случай проверил, нет ли его у меня, но такого номера у меня не было, и я позвонил. И снова мне ответил та же женщина, с которой я только что разговаривал. Что за… Вот она какая, бюрократия… Я тогда попросил ее связать меня с ее начальником, но его не было на месте, и он должен был появиться только в пять вечера Тогда я, посмотрев в пропуск и увидев фамилию начальника Пограничного управления генерал-майора И. Узикова, попросил дать мне его телефон. Она аж усмехнулась – куда я махнул, а дать телефон отказалась, сославшись на то, что, во-первых, он в отпуске, а, во-вторых, она не имеет права давать мне такую информацию. Но я возразил, что телефоны таких людей находятся в свободном доступе в Интернете, просто я, сидя на перевале, не могу его достать. Иначе, я предложил ей дать телефон любого другого начальника. Но она не хотела решать вопрос мимо своего прямого начальника и поэтому позвонила ему сама. А у меня как раз закончились деньги, и связь оборвалась. Пока мне положили добавки, начальник уже появился на месте, и я стал говорить с ним непосредственно.

– Здравствуйте, товарищ полковник, вы, наверное, уже в курсе ситуации. В общем, я прошу у вас разрешения пройти через перевал Квата.

– Да, мне тут рассказали, но я хочу, как говорится, услышать из первых уст. – мне понравился такой подход – кажется, он хочется объективно разобраться в ситуации. И я ему подробно все рассказал, отметив, что, в общем, никто не виноват, а просто сложилась такая необычная ситуация.

Он же выслушал меня и говорит:

– Вы, когда получили пропуск Краснодарского края, вы видели, что там нет нужного участка?

– Да, видел.

– А наш пропуск вы получили – там что-нибудь было не написано по заявлению?

– Вы написали все согласно заявлению.

– Т.е. к нам претензий нет, верно?

– Верно, но ведь, я же не знал, что эта территория находится в вашем ведомстве..

– Ну, дорогой, а незнание закона не освобождает от ответственности. Вы, получается, знали, что у вас нет пропуска на этот участок и сознательно пошли на нарушение закона. Поэтому вас, как нарушителя, должны вывести из погранзоны.

– Отлично, а в какую сторону меня будут выводить?

– Не знаю, но вертолет у нас нарушителям не предоставляется. Вы, конечно, можете пойти на погранзаставу в Псебае – там вам выпишут пропуск, и тогда, пожалуйста – можно будет идти дальше. Я вам не могу дать устного разрешения на проход, и никто вам этого не даст. А теперь, я попрошу больше не занимать телефон, т.к. другим тоже надо решать свои вопросы. До свидания!

Вот так облом… Я уже не знал, куда мне звонить – по всем телефонам меня вежливо отправили. Я посидел минут пять, и у меня родилось целых два плана. Я вспомнил, что завтра должна прилететь Леночка и, следовательно, этим можно воспользоваться. Для этого нужно снова позвонить на «Перевалку» и попросить выписать пропуск, а завтра отправить с вертолетом, а я здесь в свою очередь напишу заявление и его отправлю также с вертолетом. Хотя, конечно, официально нужно сначала писать заявление, а потом уже получать пропуск, но я рассчитывал на то, что мне пойдут навстречу. И второй план – более радикальный – это попросить Лену прислать мне телефон генерал-майора Узикова или кого-нибудь подобного ему, который она могла бы найти в Интернете, и решать дальше вопрос с более высокими начальниками. Но времени у меня оставалось мало – надо было в 6 часов уже уходить с перевала, и, вдобавок, у меня разряжался телефон. Оба плана не гарантировали успех, и поэтому я уже мысленно собрался домой. Но, в общем, так и получилось – оба варианта провалились по банальным причинам – до Перевалки я не дозвонился, а получить телефон за полчаса не было, так сказать, технической возможности. Но… Я решил снова позвонить в Краснодарский край:

– Здравствуйте, вас снова беспокоит Гладков – я вам недавно звонил, по поводу ситуации с пропуском. Вы можете достать мое заявление? – я сообщил полковнику номер пропуска, который они мне выписали – с помощью него они легко могут найти мое заявление. Далее я попросил зачитать нитку маршрута, которую я указал в заявлении. Убедившись, что там есть тот участок, который мне как раз был нужен. Я заявил:

– Раз вы мне не сообщили о том, что эта территория находится не в вашем ведомстве, и я по этой причине оказался в такой ситуации, то я прошу вас посодействовать мне в разрешении этого вопроса. Я звонил в пограничное управление Карачаево-Черкесии, но там мне отказали – я думаю, вам, как полковнику, будет проще договориться с полковником.

– Вообще, я, на самом деле, заменяю человека, который более компетентен. Я не могу самостоятельно решать такие вопросы. Сейчас я доложу своему начальнику, как он скажет, так и сделаем.

– Хорошо, тогда запишите мой номер телефона – когда вопрос так или иначе решится, то позвоните мне, сообщите о результате, – я продиктовал ему номер и стал ждать результата. Что меня пропустят, я и не рассчитывал. Телефон еще разряжался и уже стал просить есть, да и время приближалось к шести. Я решил, что жду до шести вечера и, независимо от результата, спускаюсь вниз. А завтра тогда, наверное, пойду назад. Ну, что ж… Раньше домой вернусь, а впредь буду знать…

Уже 17:45 и тут звонок – я смотрю на номер – сотовый.

– Алло!

– Полковник Башкатов, это Гладков Александр? – услышал я уже незнакомый голос. Наверное, хочет «услышать из первых уст»…

– Да, это я.

– В общем, мне рассказали о вашей ситуации, и я позвонил сначала на погранзаставу, потом в управление. Вы можете идти дальше – мне пообещали, что вам посодействуют в этой ситуации. Я объяснил им, что по техническим причинам не написали вам в пропуске нужного участка. Рядом с вами есть наряд? Нет? Ну, вы спускайтесь вниз, там уже должны довести приказ. А если возникнут какие-то вопросы, то телефон, который у вас высветился – это мой сотовый номер – звоните – разберемся. Может такое получится, что я не отвечу – это я могу быть на совещании или еще как-нибудь занят, но я обязательно увижу пропущенный и перезвоню. Удачи вам!

Я не знал, как мне его благодарить… Как здорово, что есть еще люди, которые способны помогать, да еще с таким энтузиазмом! Даже дал мне подстраховку на случай очередных проблем!

Я срочно переписал номер в блокнот, пока не выключился телефон и радостно пошел вниз. В итоге все эти переговоры у меня заняли 4 часа, но я добился-таки успеха!!! Обязательно надо будет потом позвонить Сергею Михайловичу и сказать ему спасибо за то, что благодаря ему у меня не сорвался этот поход!

Через час спуска я впереди увидел каких-то мужиков, которые махали мне рукой. Я удивился – что это туристы здесь делают в такое позднее время – как бы нелогично сейчас подниматься наверх. Но подойдя ближе – я понял – это были пограничники. Они еще издалека стали мне кричать:

– Ты там что, до Путина дозвонился?! А то нам звонят, приказывают тебя пропустить, пропуск выписать. А мы тебя уже заждались – пошли вот искать.

Они, действительно, были с фонарями, все с автоматами, и пришли человек 6. Куда мне такую делегацию? Я им рассказал, как «дозванивался до Путина», а вот спускался я недолго – всего час.

С ними пришлось скорость на спуск увеличить – Владимир явно не давал расслабляться и задавал темп. Но зато спустились бодренько… Владимир впервые выписывал пропуск прямо на месте и, видимо, ему не терпелось это сделать.

На этом общение с пограничниками не закончилось. Они пригласили меня к себе в баню, поделились дровами и еще дали мне возможность зарядить аккумуляторы, а это было очень кстати.

На поляне у озера появились новые туристы и снова мне не дали приготовить себе ужин. Мне даже неудобно уже было который раз питаться у встречных туристов. Но они, кстати, были очень клевые – починили мне насос. А я и не верил их гениальной инженерной мысли – оказывается зря.

День 14 (26.07.12) О том, как иногда выгодно бывает поторопиться

Утром, накачав заклеенную камеру, и, попрощавшись с пограничниками и соседями, я пораньше двинулся вверх по ущелью к перевалу Квата. Идти пришлось достаточно долго до перевального взлета, но в итоге сам перевал оказался не таким высоким, но добрался я туда только за 6,5 часов. Встретил по пути московских туристов и опять ставропольских, затем еще объединенную группу – Пенза-Липецк. Но среди липецких знакомых не оказалось… Пока я знакомился с липчанами, мимо пробежал Владимир – бодренько так, игнорируя серпантин, сваливался вниз прям напрямую. Я удивился – а чего это он тут делает? Спустившись за ним, я догнал его стоящим у ручейка. Оказывается, он поднялся на этот перевал за 1,5 часа. Вся его команда тоже сейчас идет через перевал, но все очень сильно растянулись. Служба пограничников длится одну неделю, потом неделя отдыха и снова на службу. Вот они как раз и сменялись. Он пошел дальше… Я попытался за ним поспеть, но куда мне за ним с великом и рюкзаком… Так он оторвался, и я пошел дальше, не сильно торопясь. Еще встречные туристы, расспросы о состоянии тропы, о наличии стоянок. Я еще думал, как мне лучше поступить – остановиться с ними или идти дальше на спуск, но все же решил идти дальше.


Снова догоняют пограничники, и я от них узнаю, что внизу у слияния рек Бол. Аджары и Дамхурца их ждет урал, и они на нем поедут домой. Предложили поторопиться и успеть с ними. Я знал, что сзади идут еще ребята и, возможно, если поднажать, то можно вместе с ними в итоге и подойти к «финишу», и я стал идти более интенсивно – одел рюкзак на спину, закинул велик на плечо и таким образом стал идти. Было трудно продираться через кусты родендрона, обходить здоровые валуны и протаскивать велик между деревьями, которые залезали на тропу. Но чем дальше я спускался, тем сильнее во мне просыпался азарт. В один момент у меня за спиной бесшумно появился пес – он будто как волк следил за мной и не подавал никаких сигналов. Но это была овчарка последних пограничников. Я понял, что надо идти еще быстрее. Я шел и вспоминал соревнования по мультиспорту, когда лезешь по болотам в дремучих лесах, стараясь преодолеть дистанцию как можно быстрее – и тут примерно то же самое или как, например, в боевиках за тобой устраивают погоню, а ты драпаешь, что есть мочи. Вокруг вековые ели в несколько обхватов, несколько раз приходилось переходить реку то вброд, то по сваленным бревнам этих вековых елей. Действительно, такие дикие места… Вот, что значит заповедник на Северном Кавказе! А вот и обещанный крутой спуск. Пограничники меня уже обогнали и шли впереди, но этот крутой спуск был последним, и внизу меня уже встречали погранцы – они даже зааплодировали, всё хвалили и говорили, какой я красавчик, а я, присев на лавку и осознавая, что ноги стер окончательно, думал про себя: «Ну, чего не сделаешь ради халявы – проехать 15 км на урале». Последние 100 метров с переправой по бревну через р. Дамхурц до машины я, так сказать, еле доплелся. Проехали всего два километра, и за это время уже стемнело – доехали до погранзаставы, где ребята собирались переночевать. В этот раз очень отличился Юнус, своим неудержимым желанием помочь мне – он раз сто, наверное, сказал мне, как и где нужно поставить палатку, чтобы я завтра мог с ними доехать до Дамхурца:

– Слушай меня, – обращается он ко мне, – ты вот здесь поставь палатку, вот зайди за поворот и прям возле дороги поставь палатку. Мы завтра утром – часов в 6 поедем, а ты как услышишь, мотор завелся – это значит мы сейчас поедем, быстро собирайся и с нами. Вот прям тут ставь палатку, а если кто будет приставать – тут пограничники – у них работа такая. Ты скажи им: «Я устал прям тут, вот и встал здесь, а завтра дальше поеду». И не уходи никуда, а завтра в 6 часов мы поедем – ты услышишь, как мы Камаз заведем – это значит мы сейчас поедем. А ты уже готов и нас ждешь, мы подъезжаем, и ты прям сразу залезаешь, и мы тебя довезем. Понял? Вот прям тут ставь палатку – отойди метров на 100 и ставь – прям возле дороги, понял?

Я то уже сто раз давно понял, и, более того, я еще раньше понял, где есть нормальная поляна и где останавливаются туристы на ночевку, а значит там и костровище есть и ровные площадки под палатку. Но Юнус не унимался и все инструктировал меня – даже обратился к своему и не своему командиру, чтобы мне разрешили поставить палатку, хотя давно уже все было ясно и решено. Поблагодарив Юнуса за такую непосредственную доброту, я поскорее удалился на полянку. Уже в темноте при свете фонаря я поставил палатку, приготовил ужин и заклеил камеру, которая все-таки снова у меня порвалась во время перехода. Обувшись в тапочки и сняв сырые кроссовки, я рассмотрел свои натертости, заклеил их свежим пластырем, но ходить все равно было больно, и каждый шаг мне напоминал о мозолях. Искупался в ночной темноте при свете звезд и луны в холодной и чистой реке. Было зябко, но свежо и хорошо, а одевшись в теплые вещи, стало и тепло. Чтобы успеть завтра на «трансфер», я завел будильник на 5 утра и уставший, но довольный, сладко заснул.

День 15 (27.07.12) Про джакузи на природе и чего это стоит

Джакузи на природе Джакузи на природе
Дорога на Кислые воды Дорога на Кислые воды

Вставать совсем не хотелось – поэтому я прохалявил еще минут двадцать и только после этого встал, но при таком раскладе я успевал сделать только чай и собраться. Камера заклеилась успешно, и я рюкзак перевел в велорежим и, посадив его на багажник, подъехал к погранзаставе. Поставил велик в сторонке и стал наблюдать, как пограничники просыпаются и ходят туда-сюда. Наконец они собрались, и мы, загрузившись, поехали дальше. Ребята спят, собака тоже, но она иногда вскакивала и пыталась устоять на прыгающем полу. Мне не спалось – сильно пыльно, шумно и тряско. Кто ругает водителей-шумахеров в заполненных маршрутах, тот никогда не ездил на урале по горным дорогам – вот там пред камазом все равны – что люди, что дрова. Но зато я в 8 утра был уже в Дамхурце. Я смотрел на дома и линии электропередач, как Робинзон Крузо после жизни на необитаемом острове. Глядя на это, я понадеялся, что с такой цивилизацией тут наверняка ловит сотовая связь, однако, нет – здесь только телефоны-автоматы. Но и они «ловят» сеть крайне редко. Поэтому купленную таксофонную карту пришлось отложить в карман «на потом». Мне вот, кстати, интересно: местные действительно думают, что таксофоны работают от спутников, или это они так прикалываются, а может я чего не знаю?..

Но как приятно было крутить педали, но вместе с тем и непривычно. Дорога, хоть и шла вверх по течению р. Б. Лаба, но уклон как-то не чувствовался и ехалось легко и непринужденно. Добравшись до села Пхия, я нашел неработающий таксофон и выехал за пределы села в поисках места стоянки. Отсюда я планировал сделать радиальный выезд на минеральные источники «Кислые воды». Найдя замечательную полянку, минусом которой было только отсутствие чистой воды, я поставил палатку, освободил багажник под документы и купальное снаряжение и приготовил себе поздний завтрак.

В полдень я выехал на источники. Меня поразила «дорога» туда. Видимо, река здесь сильно разливалась и прямо четко по дороге. Приходилось проходить множество бродов по пояс в холоднющей воде. Да и покрытие дороги было булыжное, так что иногда нога соскакивала и подворачивалась под водой… Мысль о том, что это будет на протяжении всех 15 километров совсем не радовала. Но добравшись до пограничного поста дорожные «чудеса» прекратились, и до самого конца было всего около пяти бродов. Еще один погранпост, и я вышел на огромную поляну, плотно утыканную палатками, тентами, шатрами… Оказывается, это место настолько популярно, что здесь даже обосновались «полевые гостиницы». Но до самих источников надо было пройти еще около 2-3 километров по тропе. Поэтому я припарковал велосипед у большой компании армян и пошел дальше пешком.

Все трудности по дороге были сполна оправданы: Я в конце концов вышел на выступ горы, на площадке которой било несколько источников, каждый был на свой вкус и отдельные ручейки стекались в один общий, из которого внизу был сделан душ. Кроме этого там еще была сделана неглубокая ванна, в которой можно было лечь и повпитывать природные минералы с пузырьками газа, щекотливо бегущими со дна на поверхность воды через твое тело – джакузи на лоне природы… Где еще такое можно встретить? Пообщавшись с туристами, вдоволь напившись нарзанов и искупавшись, я пошел назад. Велосипед стоял в том же положении, как я его и оставил. Поблагодарить армян у меня не получилось, потому что они были очень шумные и занятые своими делами. Я пробовал привлечь их внимание, но как-то безуспешно, поэтому сел на велик и поехал назад.

Дорога была вниз, и я только подкручивал педали на редких пригорках и поджимал тормоза перед большими лужами и камнями. А вот и первый брод… Я слезаю с велосипеда, беру его в охапку и обхожу здоровую лужу по бревну. Чуть не потерял равновесие из-за ветки, зацепившейся где-то в велосипеде. Но, сломав ее, я прошел дальше. Снова сажусь на велосипед, начинаю крутить педали, но понимаю, что что-то не то происходит с велосипедом – оказывается цепь где-то зацепилась, и я стал натягивать пружину заднего переключателя. Назад педали не прокручивались – пришлось слезть и разобраться в чем дело. В итоге пластинка одного звена из-за попавшей в него ветки, отогнулась, попала в передний переключатель и там застряла. Я попробовал отогнуть пластинку назад, но у меня это не получилось. Так как цепь не распалась, я решил извратиться – благо ехать вниз, а не вверх. Вытащив звено из переднего переключателя, я снова сел на велик и стал крутить педали таким образом, чтобы это сломанное звено было только снизу – для этого я крутил пару оборотов вперед, потом «отматывал» назад и снова вперед. Трудно конечно это себе представить, но это реально извращение. Но делать было нечего – выжимки у меня не было. Выжимка – это такой инструмент, с помощью которого можно было разобрать и собрать цепь. В общем не долго я проехал таким способом – вскоре пластинка отвалилась, и цепь разъединилась. Однако, у нее еще оставалась вторая соединяющая пластинка и, так называемые, «пины» с каждой стороны. Соединив снова цепь, я опять тронулся. Но цепь на «честном слове» держалась только несколько метров. Еще несколько раз уговаривая ее не разваливаться, я проехал метров сто и, плюнув на это дело, переквалифицировал свой велосипед в разряд самоката, сунул цепь в карман и стал преобразовывать потенциальную энергию в кинетическую. Так мне пришлось ехать около 8 километров… Жутко уставший, я доехал до инструментов и сократил свою цепь еще на одно звено.

Рейд в поселок за продуктами, несколько звонков родным и близким, а также МЧС по уже поймавшему спутники таксофону, и я снова сижу на своей полянке… темнеет…, готовится ужин на костре, и слышно шум реки, сверчков, луна уже стала полной и яркой, способной освещать поляну. Вот каждый день так – сначала трудишься, мучаешься, тащишь велик и самого себя, разгоняешь ритм сердца до бешенства, а вечером – костер, тишина, спокойствие… и хорошо…

День 16 (28.07.12) О маленькой непредусмотрительности

Дорогу дальше в Архыз я как бы уже знал. Оказывается, я очень удачно выбрал стоянку – прямо по пути. Ехать надо в ту же сторону, что и на Кислые воды, просто на источники в один момент надо свернуть направо, а в Архыз – прямо. Эту информацию мне дал один местный… Утром, собравшись, как всегда, позавтракав, я тронулся в путь. Лес, серпантин и общее направление вроде правильное – вдоль реки Пхия, правда, когда я планировал маршрут, я собирался идти по правому берегу, а тут по левому… Но раз местный сказал, что до перевала доеду, значит должно быть все правильно. И вдруг развилка… Глянул карту, посмотрел GPS, нашел по карте, где я нахожусь. Дорога была нарисована – значит надо прямо, и я уверенно поехал дальше. Все хорошо – дорога нормальная, в лесной тени солнце не печет. Снова развилка, но тут уже не равнозначные дороги – одна хорошо укатанная, но в сторону, а другая идет прямо по направлению реки, но полузаросшая. Хм, странно… И куда же дальше? Этой развилки на карте уже не было… Я оставил велосипед и пошел по полузаросшей – смотреть что там и как. В стороне от дороги, внизу я услышал, как какой-то зверь ломанулся через кусты и деревья. Не думаю, что это была белка, но хочется думать, что мишка, хотя никаких подтверждений этому нет. Пройдя несколько метров вперед и не заметив ничего особенного, я вернулся к развилке и решил ехать по укатанной дороге – наверное, часто местные гоняют в Архыз – других-то дорог туда нет – значит вверх и надо ехать. Но, поднявшись, я встретил первого человека за сегодняшний день. Он мне сказал, что эта дорога лесовозная и она только на лесоповал выходит, а где Архыз он понятия не имеет, т.к. сам тут недавно и ничего не знает. Сидит тут, сторожит вагончики и все. Компанию ему составляют собаки, да котята. Попив с ним чаю, я вернулся к развилке и поехал по заросшей дороге. Дорога становилась все сильнее и сильнее заросшей. Стали встречаться бревна поперек дороги, потом дорога превратилась в тропу, на которой правда видно было какие-то следы, но и тропа постепенно «зарастала», и следы стали постепенно пропадать, но появились другие…, но уже, скорее всего, мишки косолапого. Скоро и тропа совсем пропала, а я в итоге оказался посреди леса, и вперед уходила уже явно звериная тропа. Вот блин…


Надо было уточнять информацию у нескольких людей, а не у одного, вот и забрел. Пришлось бросать велосипед и идти искать тропу на другом берегу реки, а для этого пришлось спускаться по крутому склону и идти через заросший колючками и высокой травой пустырь. Но тропинку я все-таки нашел, по отмеченной точке в навигаторе, вернулся к велосипеду и перетащил его. Дальше было немножко проще, но круче. В навигаторе и по карте рельеф был отлично прорисован, поэтому сложностей в поиске перевала не возникло, не смотря на то, что коровы натоптали множество идентичных тропок.

Коровы на перевале были громогласные и мычали они почти в такт раскатам грома, а просторы там… Есть, где ветру разгуляться. Долго я там задерживаться не стал и, подгоняемый дождем, нацепив накидку, свалился вниз. Дорога была до самого Архыза хорошая. Здесь я уже вышел на знакомые мне места – приходилось тут как-то гулять. Однако за 4 года здесь очень многое изменилось: построили канатную дорогу на горнолыжном склоне, построили гостиницы, дороги. Заметно, что поселок стал интенсивно развиваться. На той поляне, где я раньше останавливался, туристов было немерено. Так вот значит, где они берутся – а я-то удивлялся, откуда их столько каждый день на моем пути?

Палатку поставил на краю поляны, ближе к Архызу вместе с туристами из Ростова-на-Дону. Тоже очень классные ребята – веселые, а еще мне очень понравилась манера пения одного парня – сочинял на ходу и неплохо так получалось то… Еще меня удивило, что среди здоровых парней руководителем была маленькая хрупкая девушка. Судя по разговорам, я понял, что Нина была самая ответственная и инициативная – честь и хвала таким девчонкам, которые способны вытащить с собой группу и вести ее в походе 2-ой категории сложности, да еще заниматься бумажной волокитой для его регистрации.


День 17 (29.07.12) О новом знакомстве с ливнем и спортсменами

И вот второй радиальный выход на Софийские водопады. Попрощавшись с ребятами, я поехал также как и на Кислые воды налегке, только на этот раз взял с собой ремнабор. Как только я выехал на асфальт, то увидел впереди двух бегунов. Я к этой теме совсем не безразличен, поэтому непременно решил с ними познакомиться, но сперва я замерил по спидометру их скорость, а потом уже подъехал.

– Привет! Сколько бежите? – спросил я, поравнявшись с ними.

– Привет, я – 20, а он вот еще больше – 30 км, – ответил мне тот, что был повыше.

– Ничего себе! А вы просто бегаете или тренируетесь к чему-то?

– У нас здесь сборы – я к 50 км тренируюсь, а он на 100.

Я был поражен, услышав такие цифры – никак не ожидал здесь встретить таких спортсменов. Поинтересовался не скайранингом ли они занимаются, но нет – чисто легкая атлетика. Они тоже поинтересовались, чем я тут занимаюсь, и я сказал, что в велопоходе, а сейчас еду на Софийские водопады. На этом мы и распрощались. Потом я сожалел, что не взял их координат, чтобы потом поддерживать связь… Начинал накрапывать дождик… Водопады – место довольно популярное, и дорога туда проложена хорошо накатанная. Поэтому доехать туда не составило никаких проблем, да и дождик совсем чуть-чуть прошелся, а может я просто выехал из зоны дождя, потому что на поляне, недалеко от водопадов, было совершенно сухо. Обстановка и организация этой местной достопримечательности была примерно такая же, как и на Кислых водах – также огромная поляна с палатками, автомобилями и мелкими кафешками, а к самому объекту ведет тропка 2-3 км. По пути везде принято здороваться со встречными – особенно это было ярко выражено на тропе к минеральным источникам – там все приветствуют друг друга.

Оставив велосипед у кафе, я пошел наверх к водопадам, которые было уже видно за 10 км. Забавно было наблюдать, как народ дико радовался снегу на пути – там образовалась дополнительная достопримечательность – все фотографируются на фоне грязного снега, раздеваются, позируют, а кто-то решил поиграть в зиму по настоящему и стал кататься на попе вниз. При ближайшем рассмотрении, водопады были просто изумительно-паразительно-восхитительными. Первая группа водопадов напоминала трезубец. Самый мощный был настолько мощный, что можно было принимать душ под одними только брызгами. В общем, относительно этих водопадов могу только одно сказать: «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».


Позабавил меня один парень на этих водопадах. Поднимаюсь я к одному, а передо мной камень. «Ну, – думаю, – идеальное место, для того чтобы смотреть на водопад» и решил забраться «в лоб» вместо того, чтобы обходить с другой стороны по тропинке, как цивилизованные люди. И вот уже я вылезаю полку, а на ней сидят две девушки, и парень их фотографирует, а из-за их спины появляюсь я. Вот же было их удивление, но парень не растерялся – моментально сообразил фоточку. Велел мне оставаться на том же месте, а девчонок попросил как бы поцеловаться, так, чтобы между ними оказался я. Немножко криво получилось, но забавно. Он вообще чудной такой оказался. На камеру пока фотографировался – чудил только так. То движения всякие изображает, то подругу на руки поднимет и давай крутить ее над пропастью. Она верещит и в тоже время смеется. Да и правда забавно было.



С водопадов было видно всю Софийскую долину до впадения р. София в р. Псыш, а там уже сгущались грозовые тучи, и на водопадах тоже становилось темнее, хотя до вечера было еще далеко. Явно надо было уже торопиться вниз. Сделав последние фотографии, я побежал. Как только я сел на велосипед, пошел сильный дождь да еще с градом. Но ждать, пока он пройдет я не собирался и поехал к Архызу. Сперва было даже очень ничего – дорога вниз и педали крутить не надо. Но потом я стал замерзать… А крутые спуски заставляли использовать тормоза по полной, однако, как обычно в дождь, они скрипели со страшной силой. Мне хотелось ехать быстрее, но по грязной и мокрой дороге я не рисковал разгоняться выше 30 км/ч. К палатке я приехал мокрый насквозь – велик просто бросил рядом с палаткой, разделся и прыгнул в нее, а там уже вытирался, одевался и забрался в спальник отогреваться. Набрал побольше тепла и уснул под стук каплей по тенту палатки…

Проснулся, когда ливень уже закончился, и начинало вечереть. Надо было еще сходить в поселок – подкупить продуктов и сделать разведку на будущее по поводу конного проката, и заодно у кого-нибудь подзарядить аккумуляторы. Но по пути я встретил того самого спортсмена, которого видел еще утром. Я так обрадовался, что все-таки у меня появилась возможность записать его координаты, что я прям сразу решил это сделать, как будто, если я это не сделаю, то он непременно исчезнет. Мы с ним разговорились, а он, увидев у меня в руках зарядки, пригласил к себе воспользоваться электричеством и заодно поужинать. Я с удовольствием принял приглашение и просидел у них до поздней ночи. Я очень горжусь этим знакомством – мало того, что это необычайно приятные люди, взгляды на жизнь которых мне очень симпатизируют, так это еще такие люди, такие люди… Спортсмены, выступающие на чемпионатах мира и, причем, очень достойно. Вот недавно проходили соревнования: этап кубка чемпионата мира 18 августа (это как раз после похода), на которых успешно выступил Игорь Тяжкороб. Вот действительно гармонично развитый человек – меня всегда к таким просто неудержимо тянет – один из тех людей, кому хочется подражать. Олег Яковлев – он занимается суточным бегом – человек из того же разряда, к советам которого хочется прислушиваться. Что мне в них еще нравится – это стремление к здоровому образу жизни, несмотря на большой спорт. Амбиции им совершенно не свойственны, хотя они есть, но направляются в нужном русле, когда надо стремиться к победе. С ними еще Измайлов Алексей – он моложе всех, и пока у него только один интерес – это бег. Ну, во всяком случае, больше я ничего не заметил. Вот он приедет в Питер на 100-километровый забег – приду болеть за него.

Ребята на следующий день собрались сходить на Софийские водопады, а после, ближе к вечеру, предложили вместе сходить в баню. Обменявшись телефонами, я, в прекрасном настроении от приятного общения, пошел к себе в палатку. Значит завтра у меня будет дневка – давно уже пора! И банька вовсе не повредит. А так как Ростовские туристы подтолкнули меня к решению обойти несколько перевалов, из-за того, что они были совсем без дорог и к ним вели только тропы, а бездорожья мне уже хватило по горло, то у меня выпало несколько свободных дней. Да еще и в Теберду мне уже не было резона ехать, потому что она меня привлекала только тем, чтобы пересечься там с Соней, а появиться она там собиралась только 9 августа, в то время как я там успевал оказаться, как минимум, 3-го. А терять неделю на ожидание, ну это как-то совсем было бы странно…

День 18 (30.07.12) О первом отдыхе

На следующий день в перерывах между дождиками, я постирал свои вещи и сходил в рощицу, нашел там березку, которая уже увядала, и нарезал веток для веников в баню. Сходил в поселок, нашел женщину, у которой я уже когда-то парился в бане и договорился на вечер на пару часов. Все остальное время я бездельничал и отдыхал. Ждал, когда наступит вечер, и можно будет идти в баню с новыми друзьями…

Дождавшись вечера, взял три огромных веника и еще пакет с картами, фотками и печеньками с чаем. В общем, вооружился я основательно. Однако, Игорь встретил меня словами: «Ты никогда веники не делал?» Ну так-то да – никогда не делал, но я старался… Но Игорь уже в бане провел мастер-класс по грамотному изготовлению веников и как вообще нужно правильно париться.

Опять я весь вечер провел в компании спортсменов, а когда уже надо было уходить – на улице лил дождь, и было темно. Олег дал мне свой дождевик, чтобы я мог дойти до палатки. И я ушел…

День 19, 20 и 21 (31.07.12-2.08.12) О дороге в объезд сложностей и цене ошибок в горах

Утром я обещал дождевик вернуть, когда буду проезжать мимо их дома на велосипеде. Но Олег сам пришел и ждал меня в стороне от поляны у дороги, пока я окончательно соберусь и тронусь.

А еще раньше, когда я только встал и готовил себе завтрак, на дороге появилась желтая газель. Газель остановилась, будто ожидая кого-то. Вскоре решила заехать на саму поляну и остановилась возле меня. Водительская дверь открылась, и оттуда вышел мужик лет 35-40.

– Вы не видели здесь питерских туристов? Со мной договаривались по поводу машины на 8 часов. А я объехал тут уже все, а никого нету… – обратился он ко мне.

– Нет, я туристов не видел, но тут съездов на поляну много, да и 8-ми часов еще пока нет.

– Ясно, а ты сам откуда?

– Я из Липецка.

– Это ты на велике из Липецка сюда приехал? – удивился он, глядя на мой транспорт.

– Да нет, – засмеялся я, – Я из Новороссийска до Сочи, а потом досюда уже по перевалам.

– А дальше куда?

– Дальше на Эльбрус поеду. Хочу объехать через Карачаевск, доеду до п. Эльбрусский, а потом уже вокруг Эльбруса на минеральные источники Джилысу.

– Джилысу?! Я тебе сейчас объясню, как туда проехать! Я 10 лет туристами занимаюсь – дорогу, как пять своих пальцев знаю! Эльбрусский тебе не нужен, а ехать надо из Хурзука.

Я решил для большей наглядности достать карту, а он уже показывая по ней, продолжал:

– Так… Тут карта неправильно правда нарисована – она должна быть вверх ногами, мы же отсюда едем… Вот Хурзук, а перед ним будет развилка, но ты езжай прямо, на Учкулан поворачивать не надо, а когда будешь уже в Хурзуке, то доедешь до моста и свернешь налево, а через мост ехать не надо. Там уже доедешь до самых источников.

Я сомневался, что его информация достоверная – как-то странно, что через категорийный перевал ходят машины… Но он оказался совершенно прав, просто я не знал, что там есть два минеральных источника Джилысу – это карачаевские и кабардинские. Карачаевские до перевала, а кабардинские соответственно после – на северном склоне Эльбруса.

Еще я у него спросил о том, как проехать на Нижне-Архызское древнее городище и обсерваторию. Он примерно объяснил, а заодно расхвалил значимость и древность городища, о том, что там жили древние Аланы – их предки. Я же вывел разговор на религиозную тему и спросил его, как так получилось, что древние Аланы были христианами, а современные карачаевцы сейчас мусульмане. Но в такие подробности он не вникал. Но мне понравилось, как он ответил на вопрос по поводу разногласий между христианами и мусульманами: «Одно дерево, просто с разных сторон подходим».

Мы пожелали друг другу успехов, и он дальше поехал искать своих туристов. В 8 часов они все-таки вышли на дорогу, и водила забрал их. Я же, отдав Олегу дождевик, тоже поехал по своему маршруту.


Нашел и посмотрел древнее городище, а оттуда за 2 часа поднялся до астрономической обсерватории, на которой был самый крупный в России телескоп с 6-метровым зеркалом, но, как оказалось, я зря тренировался на подъем. Туда, оказывается, нужно получать пропуск внизу и день сегодня не экскурсионный. Еще два часа я провел в беседе с охранником за чашкой чая, но дальше вестибюля я так и не продвинулся. Но спуск у меня занял 20 минут. Все перевалы на промежутке от Архыза до Хурзука я решил объехать, т.к. дорогами там не пахло, а тропами я уже наелся. Выехав к станице Зеленчукская, я краем увидел один из крупнейших в мире радиотелескопов – РАТАН-600, который еще было видно с обсерватории.


Выехав из гор, я обратил внимание, что люди как-то стали менее добрыми и гостеприимными. В одном из сел, где я хотел остановиться, мне женщины посоветовали проехать еще дальше по трассе, т.к. «здесь всяких хватает и идиотов, и наркаманов, и алкоголиков».

Доехав же на следующий день до Хурзука, я спросил у местного дорогу на Джилысу и заодно где можно остановиться на ночлег, т.к. уже близился вечер да и дождик накрапывал. Он же оказался очень гостеприимным – толково объяснил дорогу, а в случае каких проблем, звал к себе: «если что надо будет, то приходи – уют и приют будет». Но я предпочел остановиться у родника на одной замечательной поляне рядом с поселком. Оттуда открывался клевый вид на весь аул и два расходящихся ущелья.

Но наутро все это было скрыто густым туманом, однако через пару часов солнышко прогнало все облака, и в 8 утра я уже двигался дальше. К сожалению, в ауле магазин пока еще не работал и потому я рассчитывал купить консервы где-нибудь по пути. Я хотел за один день добраться до Джилысу с кабардинской стороны. Как же я глубоко ошибался… Но поначалу все шло очень хорошо. Уже на пути к перевалу Палнбаши (но еще не доходя до карачаевских Джилысу), мне открылась вершина Эльбруса!

Пришлось еще переходить вброд через бурную реку Уллухурзук. Она была очень угрожающей, поэтому один раз я решил перейти ее «вхолостую» для разведки. Устояв на ногах и не видя больше альтернатив, я принял решение переходить ее в два этапа, разделив велосипед с рюкзаком. Исправлять ошибки приходилось в буквальном смысле слова «на ходу». Догадаться сразу нести велосипед над водой, мне было не суждено, и за это я чуть не поплатился. Переносить рюкзак тоже было непросто – два раза меня чуть не сбило с ног, а ситуацию еще усложняли валуны на дне, которых не было видно из-за грязной воды.

Впервые встретил тура… Он был очень важным и бил копытом по земле, а вокруг него прыгала корова, которая, наверное, хотела проскочить мимо загородившего дорогу тура.


Пока я занимался фотоохотой, тур отошел с дороги и поднялся выше по склону. Я от него не отрывался и пытался запечатлеть его как можно больше и так и сяк. И вдруг я слышу приближающийся топот копыт. Я резко поворачиваю голову – прям на меня неслась корова!! Ничего себе – так тут коровы еще и бешеные?! А буренка еще и разбег взяла хороший. Я стоял и не двигался, а корова, так и не успев меня напугать, все же проскочила мимо. Может она для храбрости набирала скорость? А то ведь я тоже, как и тур встал посреди дороги, а бедной коровке все не терпелось. Кстати все эти ее «прыгания» напоминали маленького ребенка, который очень хочет в туалет, но изо всех сил терпит.

Уже недалеко находились карачаевские минеральные источники Джилысу, на карте обозначенные как «гостиница Джилысу». Сама гостиница там была в виде сгоревшего замка, а указатель на нее и заодно на магазин был настолько ветхим и ржавым, что я усомнился в его достоверности и проехал мимо поворота. Дальше было видно группу палаток и шатров. Недалеко от них находилось маленькое помещение – там была купель, в которой принимали минеральные ванны. Подъехав к одному из шатров, в котором жило сразу много бабушек, я спросил о наличии здесь какого-нибудь магазина, но они отправили меня к одной молодой паре, живущих напротив них – они сегодня туда ходили и знают где он и что там почем. Я постучался в палатку, оборудованную дополнительным тамбуром-навесом с помощью автомобиля и тентов. Ко мне выглянула девушка, и она подробно рассказала, где находится магазин и что там продается. Оказывается, сомнительный указатель не врал. Но, к сожалению, консерв там не было, а последние две рыбные купили они. Но увидев у меня на лице разочарование, она предложила забрать мне эти консервы. Я, не ожидав такого поворота событий, стал отказываться. Но она сказала, что у них продуктов хватает до следующего завоза, а мне, вроде как, в дорогу будет нужнее. Сопротивляться было бесполезно, я и деньги предлагал, но она ни в какую – отдает просто так и все тут… Я, поблагодарив молодых, вылез из-под тента и направился к шатру – к оставленному у бабушек велосипеду. Бабушки в свою очередь решили полюбопытствовать: куда я еду, откуда и все такое… Потом стали звать к себе поесть. Я опять стал отказываться, тогда они решили предложить просто попить чая. Уже устав отказываться, я все же согласился. Пока я пил чай, бабушки «снаряжали меня в дорогу» – оформляли пакетик с конфетами. Конфеты тоже были кстати, а то печеньки у меня закончились. Но такое количество сладкого в одном пакете… Я столько не съедал за весь поход. Но бабушки продолжали… Картошка, хычины, сыр… Я не знал, как мне их благодарить, а им и «Спасибо» было достаточно.


Хорошо конечно, но надо идти дальше. Сказав «Большое спасибо», я уложил пакет в рюкзак и двинулся дальше. Вот хребет, вот ручей, вот приток ручью. На этот приток идти не надо – надо дальше по ручью. Перетаскиваю велик через воду, тащу его по узкой каменистой тропе. Набор высоты, судя по карте, предстоит серьезный. Но я стараюсь, веду вел, иногда опираясь на мягкое плечо собаки Улыбаки. Снова сверяюсь с навигатором, и тут до меня доходит, что я пошел не по тому ручью. Боже мой! Какой косяк!!! И я еще шел по низу, практически рядом с ручьем, хотя со слов туристов, да и по рельефу на карте, следовало идти по гребню одного из отрогов хребта. Я оставил велосипед и поднялся наверх. Нужный ручей и отрог находились по соседству. Это значит, нужно с великом и рюкзаком подняться наверх, потом спуститься по крутому склону, перейти ручей и снова подняться. Если налегке один подъем я одолел за 20 минут, то все вместе с велосипедом займет никак не меньше 3-х часов. А в сторону ушел всего-то на час… Я уже во второй раз осознал, насколько дорого стоят ошибки в горах. Совершать такие манипуляции – с «прыжками» по горкам под вечер, я счел нецелесообразным и потому спустился вниз и пошел назад к бабушкам. Лучше я переночую с людьми пониже – где тепло, чем буду в горах – в стороне от людей.

На стоянку я встал довольно рано, потому было время пообщаться и отдохнуть. Бабушки, оказывается, регулярно ездят на эти источники, а раньше ездили еще на, знакомые мне уже, Кислые воды. С ними еще была маленькая девочка Диана. Очень стеснительная, но все же рассказала мне на видео стихотворение. А еще сказала, что хочет зайти на Эльбрус. И что меня удивило – бабушка была не против! Вот моя мама меня ни за что бы не отпустила – была бы ее воля.



День 22, 23, 24 и 25 (03-05.08.12) О том, как оно вокруг Эльбруса и без тормозов

На следующий день я встал пораньше, чтобы успеть до реки Кызылкол, про которую говорили, что она поднимается днем, от тающих на Солнце ледников, и ее можно перейти вброд только утром. Вода там уже начинает подниматься с 11 часов. Но до этого времени я так и не успел, потому что подъем оказался необыкновенно затяжным. Один раз я сам обманулся. Подумал, что уже поднялся на перевал и закричал во все горло от радости. Ну и так еще… для эффекта. А то в школах в детстве не разрешали кричать – в лес отправляли, а тут в горах можно – никто слова тебе не скажет. Так вот, а в результате это был не перевал, а просто присоединился еще один отрог, и до перевала еще долго было пиликать.

Наконец-то и перевал взят, но к реке я так и не успел – она все же поднялась, а когда я к ней добрался, то начался дождь, да еще с градом. Пришлось ставить палатку и ночевать. Ночью дождя не было… А выглянув из палатки, можно было любоваться яркой луной и освещенным Эльбрусом… Уже не первый раз вижу такую картину, но каждый раз завораживает…

Ночью я спал беспокойно – постоянно прислушивался к шуму реки – пытался определить на звук – спала вода или нет. Я опасался, что вода не спадет, и я не смогу перейти реку и тогда придется идти наверх по реке до самого истока и по леднику уже переходить. Но хоть изменений в шуме я не замечал, вода все-таки уменьшилась, и я совершенно без труда перешел на другую сторону. Было даже проще, чем при броде через р. Уллухурзук. Еще один небольшой набор высоты и я снова могу садиться на велосипед и ехать! Более того, там образовалось целое поле в горах – аж до горизонта. Видно было Эльбрус, горы, с которых я пришел и каньон реки Кызылкол, которая является одной из образующих реки Малка.


Во время спуска, я естественно нажимал на тормоза и в один прекрасный момент, а точнее совсем не прекрасный, ручка заднего тормоза «провалилась» до упора, а колодки так и не сцепились с ротором. Я нажал еще раз, и тогда все стало работать по-прежнему. Но мне в голову уже полезли дурные мысли о поломке заднего тормоза. Такие симптомы уже наблюдались у предыдущих тормозов, стоявших на моем велосипеде – тогда я их так починить и не смог. А один раз даже влетел на работе в трактор, так и не сумев затормозить – хорошо, что было куда «нырять»… Вот и сейчас вспомнил свои прошлые тормоза, трактор… Вот только тут нырять было некуда… Ну да ладно, пока все было хорошо и я вскоре успокоился, ну и все-таки передний тормоз еще остается.

Через некоторое время скоростного спуска мне открылся целый альпийский лагерь, называемый «Поляной Эммануэля» в честь генерала, возглавлявшего экспедицию на Эльбрус в 1829 году, когда было совершено первое восхождение.


Оттуда была дорога уже на минеральные источники Джилысу с кабардинской стороны. Там мне дорогу дальше на Верхний Баксан как следует объяснил местный Михей – так его все называли и он, по всей видимости, был очень уважаемым там человеком. Но от Джилысу добраться за один день, как я рассчитывал, у меня опять не получилось. Михей объяснял мне дорогу через какой-то Шаукол, а по карте показал на пер. Каракайский Северный. Перевал этот я и прошел, но, уже пройдя его и попав в ущелье реки Исламчат, я понял, что имел ввиду Михей. Мне надо было проехать по дороге на Тырныауз до р. Шаукол, а потом вдоль реки до впадения реки Исламчат и уже по ней до перевала Кыртыкауш. Мда…

И шутка Игоря Кананыхина весьма удалась, когда он мне говорил, что перевал Кыртыкауш я даже не замечу и спокойно его проеду. Не скажу, что это был один из сложнейших перевалов, но попотеть все же пришлось. На тот момент я в своем маршруте уже отменил Малкинское ущелье в связи с общей уморенностью и сломанным тормозом. Но отказываться от ущелий Адырсу и Адылсу, я пока не собирался. А то, что перевал Кыртыкауш у меня последний – очень вдохновляло.

Еще сутра следующего дня, его преодолев, я спускался в прекрасном настроении с одним передним тормозом скрипя так, что меня слышно было на все ущелье. Я ехал под горочку и не думал ни о чем плохом, и уже мыслями отдыхал дома – осталось то совсем чуть-чуть… Но… на очередном витке серпантина я ощутил своей попой, что заднее колесо стало как-то подозрительно уводить… Нет, ну надо же!!! Опять прокол, а я уже успел отвыкнуть заклеивать камеры! А ведь так хорошо ехалось… Ну что ж, придется заклеивать. Остановился, снял колесо, и пошел дождь… сильный дождь!!! Естественно заклеивать под дождем никак нельзя было, и я, взяв в охапку рюкзак, пошел назад на горку в стороне, где стоял кош – хотел туда постучаться и попроситься заклеить камеру под крышей. Когда я забрался на горку и, пыхтя, спустил рюкзак на землю, тучи на небе разошлись и выглянуло солнышко… Думаете мне стало хорошо? Неа, мне стало грустно, потому что велосипед я оставил внизу, а рюкзак наверху, и зря я сюда, выходит, поднимался – можно было подождать дождик и снизу, а теперь придется тащить наверх еще и велик. Да и пастуха не оказалось, а я хотел купить у него айран, потому что айран – это мое любимое лакомство вместе с хычинами. Все грустно… Заклеить камеру с первого раза не получилось, со второго – тоже. И все равно пришлось идти пешком, только зря потратив 2 часа.

Остановился в каком-то заброшенном загоне для домашних животных. Искать место лучше, я уже не хотел, так как чересчур устал. А там была ровная площадка, правда с большим количеством битого стекла, но… альтернатив я не видел. Вода была и это главное. Пристегнув велосипед к хлипким деревяшкам исключительно ради формальности, я пошел к погранзаставе за пропуском в ущелья Адырсу и Адылсу. Судя по всему, они по заявлению прям на месте выписали мне пропуск и вручили, пожелав удачно отдохнуть. Когда я вернулся к своему раненому коню, ко мне подошел один мужчина и сказал, что это его загончик и, по идее, тут лучше не оставаться. Но он предложил свои услуги для ночевки у него дома. Я немного подумал и мы с ним договорились на две ночи. Мне это было как раз удобно – за один день налегке я должен был успеть проехать около 80 км.

Мы перебрались в дом. У него была еще жена с грудным ребенком и маленький сын. Сам он был после инсульта, и у него не работала одна рука, но при этом он что-то еще, по мере сил, делал по хозяйству – соорудил уличный душ, стал копать канал для прокладки трубы, чтобы зимой под землей вода не замерзала. Сам в основном работал на тракторе – сумел приноровиться одной рукой. Жена его тоже заслуживает уважения – все хозяйство по дому висело на ней – готовка, стирка, уборка и грудной ребенок: со всем этим она успешно справлялась. Мужчину звали Салих, а его жену Земфира.

Салих мне еще предложил воспользоваться вулканизатором, для заклейки колеса, что я и сделал вместе с ним. Этот чудной аппарат успешно справился с поставленной задачей. Однако, пока я возился с велосипедом – я обнаружил еще один дефект – у меня стерлись колодки переднего тормоза… Это был финиш – без тормозов ехать никуда нельзя. Пришлось тут же менять планы – на следующий день я уезжал на маршрутке в Нальчик, Прохладный и домой. Грустно было так и не посетить красивейших ущелий Приэльбрусья. Но с другой стороны хорошо, что я доехал досюда и при этом тормоза не отказали в действительно самый ответственный момент, и все в итоге благополучно закончилось. А ущелья простояли сотни лет и еще парочку простоят – никуда не денутся.

Мораль басни

На этом мое путешествие закончилось, добавлю только еще, что Улыбака добрался-таки до дома, и по удачному стечению обстоятельств мне удалось встретиться с человечком, благодаря которому я находил в себе силы двигаться дальше. Отдельно еще упомяну об одной замечательной бабушке, которая дарит прекрасное настроение своими добрыми словами и поступками в павильончике на остановке у Козьего рынка в Нальчике. Но, к сожалению, я так и не узнал ее имени и адреса, чтобы как-то с ней связаться.

А «мораль басни» такова: поход был классным и интересным, хоть и сложным. Но все сложности были связаны с велосипедом, поэтому маршрут стоит проходить пешком, тогда можно даже и не устать.


Комментарии
Guest19.09.13, 12:05
Очень познавательно и интересно. Спасибо. 
Ivan19.05.13, 13:02
Респект 
Мда, автор видимо "наелся троп" :) было бы полезно указывать категорию перевалов для последователей...
Amon-Ra22.02.13, 00:57
Дяде Жене 
Спасибо, дядя Женя. В одиночных походах безусловно есть своя романтика, однако из соображений безопасности лучше ходить с кем-нибудь. Да и так веселее.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Кавказ (российская часть)
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 6