Солнце Толбачика

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Камчатка -- очень интересный район, очень разнообразный, очень необычный, очень красивый и очень непредсказуемый. Это район контрастов. Это другой мир, где даже день с ночью перепутаны. Это тот самый Край Земли, который так часто упоминают в литературе, но никто не знает, где он находится.
 
5-6 июля 2013. Предисловие

Поскольку перелет до Петропавловска-Камчатского -- штука не самая дешевая, то задумано наше путешествие было -- страшно подумать -- аж в декабре 2012 года! Да и тогда, в общем-то, цены на билеты варьировались день ото дня настолько, что наиболее располагавшая временем часть нашей группы взяла их не на пятое, а на четвертое июля. Так что в то время, когда аэроэкспресс мчал нас в сторону аэропорта Шереметьево, некоторые уже бегали по Петропавловску-Камчатскому, закупая на всю группу газ, фальшфайеры и разыскивая квартиру, согласную приютить на сутки двенадцать человек. 
Уезжали из Москвы мы с рюкзаками, полными еды и на первое, и на второе кольцо. Так что в аэроэкспрессе мы плотно оккупировали тамбур, не оставив никому шансов проникнуть в него с платформы. 

Добравшись до терминала Е, мы первым делом кинулись взвешивать наши рюкзаки и перераспределять снаряжение, чтобы вписаться в установленные "Аэрофлотом" лимиты (23 кг на багаж и 10 на ручную кладь). Я, кстати, когда уезжала из дома, была уверена, что мой рюкзак весит ну никак не больше 25. Взвешивала как обычно -- разницу между своим весом с рюкзаком и без него, получила что-то в районе 24-х. Пока ехала до Белорусского вокзала, начала ощущать, что как-то... тяжеловато и успела слегка приуныть, ибо 24, вообще говоря, нормальный вес, и с таким должно быть ок. Однако весы в терминале, едва я на них взгромоздила рюкзак, показали бодрые 30,4. Я вздохнула с облегчением -- "тяжеловато" было небезосновательным, и начала формировать ручную кладь. Ручная кладь у нас была отдельной песней: у кого-то это была среднего размера спортивная сумка, у кого-то -- набитый под завязку 30-литровый штурмовой рюкзак, у кого-то -- три полиэтиленовых пакета. Таким образом, в салоне самолета абсолютно все пространство в отсеке для ручной клади над нашими сидениями оказалось занято нашими вещами. 
Лететь до Петропавловска-Камчатского предстояло восемь часов. Однако, вопреки ожиданиям, они прошли почти незаметно. В самолете в спинку каждого впередистоящего сидения был вмонтирован планшет с возможностью смотреть на нем фильмы, играть в игры и т.п. 











Когда мы приземлились в Петропавловске-Камчатском (если быть точнее, в аэропорту Елизово), там было... нет, не полночь, но 10:30 утра. В Москве, меж тем, как раз ночь была в самом разгаре. Однако организм, уже слегка переполненный впечатлениями от только что открывшегося из иллюминатора вида вулканов, спать пока особо не хотел. 





В Елизово нас начали потихоньку атаковывать комары. Нам это не нравилось, но наш руководитель Вася убеждал нас, что в походе их почти не будет, потому что там для них будет слишком высоко. Тем не менее, несколько баллончиков репеллента "для лесной зоны" в общественном снаряжении было все же припасено. 
Из Елизово мы отправились прямиком в Петропавловск на рейсовом автобусе. Там нас уже ждали прилетевшие накануне и нашедшие жилье Сеня, Варя, Илья и Вася Н. Все они были бодры и веселы, в то время, как нас начинало потихоньку клонить в сон. Несмотря на это, большая часть группы героически нашла в себе силы не свалиться спать сразу, а отправиться гулять по Петропавловску.
7 июля 2013. День нулевой

Всю ночь с шестого на седьмое июля нашему руководителю Васе периодически кто-то звонил. Он тут же просыпался, вскакивал и убегал в соседнюю комнату разговаривать. Последний такой звонок пришелся на полчетвертого утра с сообщением о том, что автобус за нами приедет на полчаса позже назначенного. Изначально планировалось стартовать в 6. 
С самого утра моросил дождь, над городом висел плотный туман, и разглядеть что-либо дальше крыш соседних домов практически не представлялось возможным. Вася утешал тех, кому надоели такие грустные пейзажи, рассказами о том, что поднявшись наверх, мы окажемся существенно выше этих облаков. 



Просыпались все довольно лениво -- видимо, часовые пояса еще как следует не устаканились. Дособирали вещи, кое-как утрамбовав продукты на оба кольца по рюкзакам, позавтракали без большой охоты. Завхозу даже пришлось искать героев, способных доесть сардельку. 



Под моросящим дождем мы дошли до остановки, к которой в это время как раз подъехал заказанный автобус. Заброску в район мы осуществляли вдвадцатером: помимо нас на тот же маршрут выходила дружественная группа Ани Помазовой. 
Заезд осуществлялся в два этапа: сначала мы на цивильном автобусе и по относительно ровной дороге должны были доехать до Козыревска. Там дорога превращалась в абсолютно неровную, и нас подхватывала уже менее цивильная вахтовка ЗИЛ-131, чтобы отвезти наверх, на стоянку "Столик". Путь должен был занять практически весь день. 
До Козыревска мы ехали с тремя остановками. Первая случилась у чебуречной (в пос. Сокоч -- прим. руководителя), где все, кто хотел полакомились "напоследок" биляшами и растворимым кофе в пластиковых стаканчиках. Потом, часа через четыре, мы притормозили у кафе Таежное, в поселке Мильково, где полноценно пообедали. На входе в кафе висело объявление с перечислением правил поведения. Среди прочих было рекомендовано возложить ответственность за поведение гостей на "Охрану". Именно так, с большой буквы и в кавычках. 
Третья короткая остановка на пути от кафе "Таежное" до Козыревска случилась у въезда на мост через реку Камчатка с целью полюбоваться пейзажами. Вдали по-прежнему висел туман, поэтому много полюбоваться не удалось. Зато удалось оценить количество комаров в лесной зоне. Некоторые, решившие прогуляться на десяток метров в лес, привели с собой прямо-таки целый улей. "Ну что, все комары зашли?" -- поинтересовался Вася, поднимаясь вслед за всеми в автобус. Дальше первые минут пятнадцать дороги все хлопали в ладоши, пытаясь поубивать всех налетевших в салон комаров. После этого было принято решение докупить на всякий случай в Козыревске еще репеллента. 





В Козыревск мы приехали в районе шестнадцати часов. Вася сразу же отправил смску в Москву с сообщением о том, что мы вышли на маршрут, опасаясь, что дальше связь пропадет. На самом деле до выхода на маршрут нам нужно было еще добраться по лесной дороге на подоспевшей вахтовке ЗИЛ-131. 







Сидячих мест в кабине и кузове вахтовки оказалось ровно столько, сколько участников нашей плюс дружественной группы. Рюкзаки погрузили в специально оборудованный на крыше "багажник", прикрыв сеткой от падения и тентом от дождя. "От падения" -- это не просто так, потому что лесная дорога представляла собой настоящие американские горки. Сидевших в салоне подбрасывало на сидениях как мячики, а по стеклам для усиления эффекта периодически со страшным треском прохаживались ветки. Несмотря на все предосторожности, один рюкзак с крыши все же слетел, пришлось тормозить и водружать его обратно. 
В кузове вахтовки участники дружественной группы открыли вино и пустили по кругу, рекламируя его как "вино из камчатских виноградников, охраняемых камчатскими тиграми". Наша группа пила неохотно. Потом, правда, после очередной остановки в кузов из кабины поднялся наш руководитель и допил за всех. 
К вечеру мы наконец-то приехали на стоянку "Столик", оборудованную деревянным домиком и беседкой. На первом этаже домика жили какие-то туристы из Бельгии, второй тут же оккупировала дружественная группа, а мы разместились неподалеку в своих палатках. 









Вечер мы провели в разговорах с бельгийцами на общие темы. Они характеризовали Камчатку как "moskito hell", хотя на наш вкус на "Столике" комаров было немного. "Why did you decide to visit Kamchatka?" -- интересовались мы. "May be, because it looks... wild!" -- отвечала нам одна из бельгийских девушек. 
Погода ничуть не улучшилась: по-прежнему шел мелкий дождь, и над долиной висел туман, скрывая окрестности. Лишь изредка сквозь облака проглядывали очертания гор:



В первый же день мы увидели своими глазами, что такое мелкая вулканическая осыпь. Это черный песок, под которым скрыт плотный слой снега:


8 июля 2013. День первый

Наконец-то наступил первый день нашего маршрута. Погода с предыдущего вечера ничуть не изменилась: по-прежнему моросил дождь, и окрестности были затянуты туманом. Участники дружественной группы вышли раньше нас, а мы остались утрамбовывать вещи на два кольца по рюкзакам, которые от количества продуктов и снаряжения у всех получились странной формы. "Это еще что, -- говорил Вася. - Вот рюкзак Tatonka-bison-120, хорошо набитый, вообще принимает форму пьяной женщины". 
Попрощавшись с бельгийцами, пожелав им удачи и сделав групповое фото, мы выдвинулись из относительно сухой беседки навстречу моросящему дождю и туману. В тот день нам предстояло пройти двенадцать километров, набрав и спустив порядка трехсот метров по высоте, до места закладки заброски. Путь был несложный, частично по дороге, но полные рюкзаки давали о себе знать. Ну и чтобы жизнь случайно в первый день медом не показалась, нас сопровождали дождь и комары. 







Валя (один из фотографов):


Сеня (снаряженец) и Ира (медик):


Даша (хронометрист + один из летописцев):


Буквально на втором привале нашлась работа для реммастера. У моего рюкзака внезапно начал рваться поясник с одной стороны, причем весьма стремительно: за одну ходку от "чуть-чуть надорван" он перешел в состояние "держится на соплях". Серёжа сломал об него иголку, но зашил на совесть -- поясник продержался ровно до последнего дня похода. 



Вася Н. (видеооператор):



Вова:


Снова Ира:



Варя (завхоз):






Илья в качестве допснаряжения, которое предполагалось отправить в заброску, получил канистру с бензином, тем, что не удалось разлить по бутылкам с плотными крышками. Где-то в середине пути он признался, что от его рюкзака стало как-то странно пахнуть бензином. На последующих привалах его спрашивали, сильно ли пахнет бензином. "Да не, не очень", -- отвечал Илья, наверное, радуясь отсутствию курящих в группе. Впрочем, когда мы остановились на обед, он все же перемотал, как следует, канистру скотчем. 
На обед мы устроились у ручья в каньоне, куда выломились через кусты по тропе, подозрительно напоминавшей медвежью. 







Пока мы ели, на противоположный берег ручья выползли две евражки (суслики по-простому), настолько раскормленные, что первую Вася сначала принял за барсука. Все гласные и негласные фотографы группы тут же потянулись охотиться на зверей, прикармливая галетами. Евражки сперва пугались, а потом сами чуть ли не лезли в объектив. 






После обеда мы дошли до реки Студёная, которую пришлось бродить. Во время брода большой популярностью пользовались резиновые "тапочки" Наташи и Ильи -- ими пользовались по очереди, перебрасывая с целевого берега. Мочить кроссовки в такую погоду никому не хотелось -- понятно, что высохнуть им суждено не скоро. 





Изначально мы планировали в тот день дойти до ручья Межлавовый, встать у него и отправить нескольких человек к Студёной закапывать заброску. Но нас ждал облом -- Межлавовый ручей пересох. Пришлось идти дальше, до первой нормальной воды. На ночевку итоге устроились в какой-то полной комаров ложбинке. 



Перед ужином пятеро человек сходили закопали заброску. На случай проявления к ней интереса местной фауной заброску присыпали перцем, полили верхние камни бензином и оставили рядом открытую бутылочку с бензином. 


9 июля 2013. День второй

Погода с предыдущего дня улучшилась незначительно. Не было ни дождя, ни ветра, но туман по-прежнему старательно скрывал от нас окрестные красоты. Ко всему прочему отсутствие ветра пригнало в нашу ложбинку немалое количество комаров. 
После завтрака туман вдали немного рассеялся, показав нам чуть-чуть гор, но длилось это очень недолго, вскоре все опять затянуло.
Вася сказал, что это последний день, когда мы можем идти без видимости, дальше придется сидеть ждать погоду. 
В тот день нам нужно было набрать 1000 с лишним метров высоты до начала подъема на вулкан Плоский Толбачик. 



Почти все время мы шли "по приборам" -- видимости так и не было от слова "почти". 



Рельеф в тот день был несложным: шли мы, в основном по мхам, перемежавшимся с осыпью, кое-где пересекали снежники. 

















К вечеру, изрядно удолбавшиеся от долгого набора высоты, мы вылезли в цирк и встали у подножия вершины Звезда Толбачика. 









Вечером небо все же слегка расчистилось, и мы даже увидели вершину Плоский Толбачик, на которую нам предстояло подняться на следующий день. Такое улучшение погоды обнадеживало -- был шанс, что на следующий день не придется устраивать вынужденную днёвку и отсиживаться в цирке. Вася предложил всем сбегать на Звезду Толбачика, потому что оттуда вот прям сейчас может открыться вид на всю Ключевскую группу вулканов. Но погода, похоже, решила, что за один вечер с нас хватит и Толбачика и быстро затянула все облаками как раз в тот момент, когда мы добежали до вершины. 





На Звезде Толбачика валялась невесть откуда там взявшаяся куча бревен. Наверное, когда-то зачем-то забросили вертолетом. У некоторых тут же родилась идея притащить несколько штук в цирк и развести костер. Тем более, что Вася внезапно вспомнил способ сушить промокшие ботинки и вещи: берешь кусок пемзы, нагреваешь и кладешь в вещи, а они высушиваются. Пемзы у нас с собой, конечно, не было, зато повсюду валялись ноздреватые куски вулканической породы, которые вполне могли по структуре за нее сойти. Костер в итоге развести не удалось -- поленья оказались совсем сырыми, но способ сушки все же опробовали, нагрев камни на газу. У кого-то, говорят, даже что-то высохло. 

10 июля 2013. День третий

После двух дней пребывания на Камчатке первым, что начинало волновать нас с утра, стала погода. Впрочем, в тот день, по сравнению с предыдущим, она действительно заметно улучшилась. Эх, тогда бы сплюнуть через левое плечо... Но в общем, видимость была, причем, такая, что вулкан Плоский Толбачик и наш предполагаемый путь подъема на него был виден полностью. Периодически мимо проплывали облака, скрывая окрестные склоны, но в целом в таких условиях подниматься было можно. 

Первую часть пути мы проделали по осыпям, затем надели кошки и вышли на ледник. Впрочем, и после этого нам пришлось часть пути в кошках проделать по осыпным моренам, перемежавшимся со снегом. Кажется, это был первый мой поход, когда такое количество переходов по камням пришлось делать в кошках. Честно -- это неудобно. Особенно в первое время, когда по привычке хочется вбивать кошки, и шаги начинают отдаваться у тебя где-то в голове. 

Фотка из серии "летописец за работой":




Да, для Камчатки это хорошая погода:












Сеня пытается поймать связь:




Илья (через несколько минут его пенку подхватит ветром и унесет немного вниз, и ему придется за ней спускаться):


Илья спасает свою пенку:










Вася говорил, что мы опережаем на этом участке группу Часовикова, которая ходила в тех же местах три года назад. Они тогда вышли из лагеря в 9:30, а мы в 9:20. И на 2900 они поднялись позже нас. Правда, у нас приключения начались именно после этих 2900. Поднявшись траверсом по снежнику до выполаживания, мы внезапно увидели на столь желаемом нами почти ровном ледовом плато бергшрунд и за ним уходящую неизвестно на сколько вдаль зону трещин. 





Через первый, самый широкий, берг и, на всякий случай, несколько последующих мы провесили горизонтальные перила, закрепив их на ледобурах. Дальше было лучше: трещины стали уже, но ледник был закрытым, и часть пути пришлось пройти в связках. 









Связки у нас получились довольно странные: первая -- три человека, вторая -- четыре, третья -- пять. А все потому, что мы внезапно не смогли найти четвертую связочную веревку. На самом деле она была у Вовы, который в тот момент сидел у первой точки, на краю берга, и наших воплей "У кого веревка?" не слышал. 





К вечеру, пройдя зону трещин, мы наконец-то пообедали. После чего, поняв, что вокруг нас слишком много воды, решили подняться на самый верх плато Плоского Толбачика и встать там. 








В итоге мы встали неподалеку от недействующего кратера Плоского Толбачика. Вася рассказывал, что когда начал извергаться Плоский Толбачик, первым лавой заполнился именно этот кратер. 







А тем временем позади кратера можно было наблюдать неумолимо надвигавшийся на нас фронт облаков... 
На следующий день у нас была запланирована радиалка на Острый Толбачик, который был выше Плоского на 600 метров. Впрочем, Вася уже тогда начинал сомневаться в целесообразности этого предприятия: уж очень здорово изменился склон Плоского Толбачика со времени последнего отчета, причем отнюдь не в сторону упрощения. Там, где раньше лежал плотный слой снега, теперь обнажились скалы, которые на вид нужно было провешивать. Впрочем, вечером об этом говорить было рано -- нужно было еще посмотреть, какая с утра будет погода. В тот момент она лишь ухудшалась. На Плоский Толбачик село облако, а примерно через час видимость и вовсе пропала. Настолько, что отойдя на пятьдесят метров от палатки, возвращаться приходилось по собственным следам -- палатки было уже не видно. 



За ужином, по случаю непогоды и маячившей впереди перспективы застрять на леднике на пару суток, мы решили впервые с начала похода употребить раскладочный спирт. "Э-э-э, что-то когда я в Москве опрашивала, у нас пьющих было меньше!" -- заметила завхоз Варя, глядя на количество кружек, поставленных на спирт. Да, действительно, в такую трэшовую погоду пьющих в группе заметно прибавилось. 



В восемь вечера мы вышли на связь по рации с дружественной группой и узнали, что они стоят на седле между Плоским и Острым Толбачиком и утром планируют подняться на Острый Толбачик.
11 июля 2013. День четвёртый

Утром дежурные сообщили, что на улице туман, и можно спать дальше. Правда, минут пятнадцать спустя они отменили свое решение и начали готовить завтрак. На улице вроде бы внезапно прояснилось, и вроде бы даже было видно склон Острого Толбачика. Впрочем, длилось это просветление совсем недолго. Не успели Валя и Ира разложить по мискам овсянку, как плато вновь затянуло плотным туманом. Вдобавок ко всему начали появляться всякие спецэффекты вроде полуураганного ветра. Так что после завтрака вместо того, чтобы идти покорять Острый Толбачик, мы уползли обратно в спальники досматривать сны. Остальные занимались, кто чем. Некоторые тоже спали, а вот Вася, например, активно призывал в свою палатку людей для игры в покер (по-моему тогда это еще был покер, а не преферанс?) и попутно пытался выгнать оттуда тех, кто в покер не играет. 
Мы сидели и ждали погоды, но она лишь ухудшалась. К середине дня то, что творилось за пределами палаток, можно было описать двумя короткими словами: трэш и угар. А если пользоваться словами более длинными, то там непрерывно шел дождь, переходящий не то в снег, не то в град, по-прежнему бушевал ветер, и видимость все так же была нулевой. 





Большинство ледобуров, на которых крепились растяжки наших палаток, повыдирало. Обратно они закручивались плохо: лед, размоченный дождем, стал слишком рыхлым. 
Было ясно, что мы попали, причем неизвестно, как надолго. Вася уже начинал прикидывать различные варианты самоэвакуации с плато. О радиалке на Острый Толбачик уже даже не заговаривали, думали только о том, как будем спускаться с Плоского. Можно было подождать до следующего утра в надежде, что погода улучшится, и тогда свалить. Можно было отправить пару человек на разведку спуска через так называемое "корыто Часовикова". В итоге склонились все же к первому варианту -- дней запаса у нас было достаточно, а провесить спуск можно было и на следующий день, если циклон не утихнет. 
Ближе к вечеру Сеня и Вася попытались сходить до того места, где предположительно стоял лагерь дружественной группы. Но дошли они в итоге до начала зоны трещин и повернули обратно. "У них явно что-то стальное, -- констатировал Вася по возвращении. -- Наверное, нервы. Они там стоят на участке ледового плато протяженностью метров двести". 
Из лагеря Вася попытался связаться по рации с руководителем дружественной группы, но единственное, что ему удалось разобрать сквозь помехи, это вопрос Ани: "Вы еще на Толбачике?" 
До вечера мы из палатки практически не вылезали. Ужин тоже не готовили -- в таких условиях возможность зажечь горелки казалась слабоосуществимой даже в тамбуре палатки. Снаружи периодически слышались крики: "Кто следующий на лопату?" Это обитатели соседних палаток достраивали снежные стенки от ветра и копали вокруг рвы, чтобы не затопило. У нас вроде все было более-менее нормально благодаря Сене и Вале, которые накануне решили сделать под палаткой снежную "платформу". Правда, Валя все же решил для верности еще подкопать. Вернулся он с улицы весь мокрый насквозь.
12 июля 2013. День пятый

Утро началось в четыре часа с крика Васи: "Подъем! Тут вроде бы более-менее ясно. Надо валить отсюда!"
Последствия вчерашнего трэша и угара можно было наблюдать в то утро на плато Плоского Толбачика повсеместно. Сыпать с неба ночью перестало, но ветер дул все еще сильный. Все вещи, оставшиеся вне палаток, заледенели, сами палатки были густо присыпаны уже схватившимся снегом. Те буры и оттяжки, которые не повырывало ветром, приходилось откалывать ледорубами. Небо, тем не менее, действительно было ясным. Стремительно светало. 













В процессе собирания вещей их приходилось держать крепко, иначе можно было потом бежать за ними, подхваченными ветром, на другой конец плато. Завтрак готовить мы не стали -- хотелось как можно скорее свалить, пока еще чем-нибудь не накрыло. Ограничились чаем с колбасой и сухарями. 









Собрав лагерь, мы отправились прочь по леднику вдоль кромки потухшего кратера. Плато Плоского Толбачика усиленно швырялось нам вслед порывами ветра. У меня в голове в тот момент почему-то все время крутились строчки из песни Гейнца и Данилова "Авачинская бухта": "В Авачинской бухте весна, а впрочем мы скажем иначе..." Мозг усиленно подсказывал такое продолжение: "Поднялись на Плоский Толбачик, а там оказалась зима". 










Спускаться мы теперь планировали уже не по корыту Часовикова, а по другому склону, в сторону базы вулканологов. Мы решили уйти в другую долину, чтобы из нее сходить посмотреть на трещинное извержение Плоского Толбачика. До этого мы сомневались, стоит ли это делать: по некоторым слухам Толбачик уже почти перестал извергаться, и смотреть там практически не на что. Но нам все же хотелось это проверить. 
Выйдя со снежника на морену, мы встретили стоявшую там возле кромки потухшего кратера группу из Украины, которая наши сомнения развеяла. Они шли как раз со стороны трещинного извержения, и говорили, что туда сходить стоит: вулкан по-прежнему извергается, и при этом там можно подойти к кратеру. 
Вскоре мы смогли сами убедиться, что Толбачик все еще вполне себе извергается: когда мы спустились чуть ниже, нам открылся вид на ту самую долину, в которую мы держали путь. Конечно, кратер был от нас очень далеко, и вообще, смотреть извержение вулкана нужно после заката: при свете дня виден лишь дым. Но на тот момент нам хватило и этого.
Вот так выглядит извергающийся вулкан издали днём:







Спустившись по осыпному склону примерно на половину пути до ровной площадки, мы остановились у ручья, чтобы пообедать и ликвидировать последствия непогоды на плато (просушить вещи). Не знаю, как кто, а я об этом обеде прямо таки мечтала всю первую половину спуска -- отсутствие ужина и привычной каши на завтрак давали о себе знать. 
На обеде Васе удалось поймать связь, и он отправил в Москву смску о том, что мы спускаемся с Плоского Толбачика. Погоду он описал как локально хорошую, а глобально -- отвратительную.





 

Вторую половину дня мы спускались по осыпям и густо присыпанным вулканическим пеплом снежникам. В какой-то момент мы увидели сверху поднимающийся откуда-то из-за перегиба пар и заспешили к нему, решив, что там горячий источник. На самом деле никакого источника (кроме обычного холодного ручья) там не оказалось, а пар поднимался просто от земли. Зато спустились быстро. 













Часам к четырем вечера мы спустились на одну высоту с действующим кратером Плоского Толбачика. Встать мы решили в четырех километрах от него, в живописной долинке. Радиальный выход к самому кратеру был запланирован ближе к закату, чтобы посмотреть извержение уже в темноте.







Небо над нашей долиной хмурилось, казалось, что погода вот-вот испортится и вновь польет дождь. Но Вася успокоил нас, что это никакая не грозовая туча, а вулканическое облако, образованное дымом от кратера Толбачика. 


12 июля 2013. После заката

"У меня еще никогда не было радиалки после ужина!" -- заметил Вася. Да и ни у кого из пристуствовавших, наверное, не было. 
Часов в восемь вечера, взяв с собой фонарики, перекус, пару бутылок воды и теплые вещи, мы отправились в радиалку к действующему кратеру вулкана Плоский Толбачик. 

Сначала шли по зелёным холмам, потом они начали перемежаться с вулканической осыпью, а еще через некоторое время травка и вовсе кончилась, и мы оказались на засыпанной черным вулканическим шлаком пустыне. 



Грохот выбрасывавшихся из жерла камней мы услышали еще до того, как сам кратер оказался в пределах видимости. 
Когда мы дошли до места, откуда было удобно наблюдать, солнце еще не зашло. Пока был виден только дым и, если приглядеться, взлетавшие вверх камни, для пущих спецэффектов нужно было ждать темноты. 









В ожидании заката мы решили прогуляться на соседнюю сопку. Оттуда мы увидели стоявший внизу палаточный лагерь и тропу, тянувшуюся от него по направлению к кратеру. Потом, приглядевшись повнимательнее мы заметили еще двух людей на склоне, прямо возле кратера! Вначале мы подумали, что это вулканологи. Ну в самом деле, кто еще решится подходить туда, куда, как казалось с нашей точки, летели раскаленные камни? 













А тем временем начинало темнеть. По мере того, как сгущались сумерки, количество людей на склоне возле кратера начало возрастать. Мы видели, как они подтягиваются туда один за другим по тропинке от палаточного лагеря. Несмотря на вылетавшие из жерла красные камни, которые становилось видно все лучше и лучше, уже не было похоже, что у кратера прямо так уж опасно. 



И тогда мы решили спуститься вниз, к тропе и подойти чуть поближе. Лезть к самому кратеру в тот момент по-прежнему никто не собирался. 
Мы побежали вниз по осыпи и вскоре оказались на тропе, по которой уже шли люди, двигавшиеся в обратном направлении от кратера. Они сказали нам, что там неопасно, и мы можем спокойно подняться наверх. Стоя внизу, мы еще колебались: все-таки раскаленные камни из жерла летели в нормальном количестве, хоть и оседали все на другом склоне. Но вдруг что-то прилетит и на тот, который "неопасный"? Да и вулканические газы -- штука неполезная, лучше ими лишний раз не дышать. Но сверху спускались все новые и новые люди, все говорили, что там совсем неопасно и наконец мы тоже приняли решение подняться наверх. И не зря! Возле кратера извержение Толбачика было видно во всей красе! Раскаленные камни с грохотом вылетали из жерла и падали обратно, и рассыпались по склону. Все это было так близко! Там было вроде как действительно не опасно, но мы тем не менее надолго задерживаться не стали. 









К тому времени, как мы, спустившись на тропу, собрались идти обратно, уже совсем стемнело, так что идти пришлось "по приборам". По пути мы периодически оглядывались назад и любовались извергавшимся Толбачиком, который издали выглядел не менее прекрасно, чем вблизи, а видно его теперь было далеко. 


13 июля 2013. День шестой

Накануне Васе удалось связаться по телефону с МЧСовцами и выяснить у них прогноз погоды на ближайшие дни. На субботу и воскресенье обещали облачно с прояснениями, и пока первая часть прогноза сбывалась. Было облачно, а над долиной, в которую мы направлялись вдобавок висел туман. 
По плану максимум нам в тот день нужно было подойти под вершину Овальная Зимина, на которую было запланировано радиальное восхождение. Насколько этот план выполним, было пока не понятно: с одной стороны, путь был несложным, с другой -- ввиду вчерашнего позднего возвращения из радиалки, встали мы тоже поздно. А из лагеря вышли лишь около двенадцати. 

Практически весь наш путь пролегал по зелёным холмам и засыпанным вулканической крошкой оврагам. Шли почти по ровному, перепады высот были малоощутимыми. Погода тем временем, похоже, решила, что вчерашнего солнечного дня с нас хватит, и стремительно ухудшалась. Пару раз мы слышали раскаты грома, правда, в какой-то момент решили, что это не гроза, а грохот от вулкана Безымянный. Дело в том, что вулкан Безымянный просыпается в среднем раз в полгода или чуть реже, а к тому времени с момента его последнего извержения прошел почти год, так что проявить активность он мог, в принципе, в любой момент. 







На одном из привалов мы встретили группу из Москвы. Они двигались в том же направлении, что и мы и сказали, что там, куда мы идем, за перевалом, на поляне живут лисы, которые фокусы за еду показывают. 
Небо хмурилось все сильнее, начал накрапывать дождь, потом еще пару раз громыхнуло, и стало понятно, что это не вулкан Безымянный. Все это сподвигло нас не выполнять план максимум, а поставить лагерь на полянке за перевалом, пока не накрыло ливнем. Как только мы туда пришли, к нам прибежала рыжая лиса. Мы ее прикармливали сухарями и галетами, но фокусов она нам не показывала. Ну, разве что с погодой...








Как только мы поставили палатки и натянули тент, зарядил дождь с грозой. К вечеру он прекратился, и вроде бы даже слегка посветлело. За ужином к нам снова прибегала рыжая лиса, и еще мы видели неподалеку бурую, но она нас боялась и близко не подходила. 






14 июля 2013. День седьмой

Всю ночь шел дождь. К утру он вроде бы перестал, но над долиной висел туман, и окрестных вершин было не видно. Зато к нашему тенту опять прибегала рыжая лиса, и мы кормили ее сухарями. 
После завтрака мы отправились дальше по долине к вершине Овальная Зимина. 





По пути в какой-то момент мимо нас прошмыгнула евражка. Все, кажется, не обратили на нее внимания, кроме Серёжи. Он решил так просто не сдаваться и бросился ее догонять. Она, конечно, уворачивалась, но он тоже ловко лавировал, помогая себе палками. Потом к нему присоединилась Варя, и совместными усилиями евражка была изловлена. К сожалению, для супа она оказалась слишком маленькой, поэтому мы ее взяли просто на потискать, погладить и отпустили.









"Сейчас она пойдет пожалуется на нас знакомому медведю", -- сказал кто-то, глядя вслед убегающей евражке. 









К раннему вечеру мы подошли к вершине Овальная Зимина, которая была почти целиком скрыта в облаке. Лагерь мы поставили под перевалом Толбачинский. Оттуда нам удалось связаться по рации с дружественной группой (в предыдущий день связи не было) и узнать, что они стоят по другую сторону перевала, у кратера Юпитер. Они сказали, что оттуда собираются идти забирать свою заброску к реке Студеная и у спросили, нет ли у нас случайно лишней пенки, которую мы были бы готовы им отдать. Лишняя пенка у нас случайно была и отдать мы ее были готовы. 









Вечером к нам в лагерь за пенкой пришел участник дружественной группы. Принес нам в подарок две головки чеснока и порцию офигительных историй. Оказывается, до их заброски добрался медведь, разворошил ее и слопал часть. Нас это не на шутку напрягло, потому что наша заброска была тоже зарыта у Студёной. Вася решил, что на Овальную Зимину мы на следующий день пойдем только в случае суперхорошей погоды, а иначе -- погоним за заброской на сутки раньше. 
Еще участник дружественной группы рассказывал, как они пережили бурю на Толбачике. У них сломало ветром одну палатку так, что пришлось ночевать в двух оставшихся. Позже удалось ее починить. 


15 июля 2013. День восьмой

Первый подъем был назначен на полпятого утра для разведки погоды. "Ну, все ясно!" -- констатировал Сеня, едва высунувшись из палатки. Имел он ввиду при этом вовсе не ясную погоду -- со всех сторон над лагерем висел туман, и восхождение на Овальную Зимину в таких условиях возможным не представлялось. Подъем решили отложить до шести и посмотреть, что будет. Но и тогда лучше не стало: туман над долиной рассеялся, и кое-где даже появились клочки голубого неба, но Овальная Зимина была по-прежнему укутана плотным облаком. Тем не менее было решено вставать и готовить завтрак. 

После завтрака заморосил дождь, и все дружно попрятались по палаткам. Капать с неба перестало довольно быстро, но вершина так и не желала открываться, так что вместо восхождения мы решили на день раньше отправиться за заброской к реке Студёная. По изначальным планам мы должны были перемахнуть за перевал Толбачинский, встать за ним и за заброской идти уже оттуда. Теперь же мы стояли перед Толбачинским, и до места закладки нужно было пилить больше десяти километров в один конец. 
За заброской изъявили желание идти аж десять человек из двенадцати -- видимо, всех так взбудоражило известие от дружественной группы о медведе-мародёре, что очень не терпелось проверить, как там наша еда. "Эх, много народу идет -- не удастся теперь по тихому съесть половину и свалить все на медведя!" -- сетовал Вася. 
До места заброски мы шли долго по холмам и осыпям, в плотном тумане, практически все время по приборам. 



К высохшему руслу Студёной мы добрались лишь к четырем часам вечера. И там, будучи уже на финишной прямой к месту нашей закладки, -- оставалось лишь перейти высохшее широкое русло -- мы увидели его! Медведь стоял прямо на той точке, где была оставлена заброска! До него было метров триста. 
Мой фотоаппарат так далеко не берет, но вот фото Иры:



Мы решительно двинулись навстречу медведю, размахивая над головой пустыми рюкзаками и палками и распевая матерные песни, предназначенные специально для отпугивания таких вот. Медведь подождал, пока его сфотографируют, немного постоял-посмотрел, как мы приближаемся, а потом лениво развернулся к нам спиной и ретировался с места преступления. А мы чуть ли не бегом кинулись к месту нашей заброски. 
Когда мы к ней при приблизились, со стороны можно было подумать, что это мусорная свалка. Между камней, которые когда-то были аккуратно уложены, валялись рассыпанные макароны, сухари и галеты и клочки каких-то упаковок. 



Мы принялись собирать уцелевшее и подсчитывать убытки. Первым, что бросилось в глаза, была наша некогда полная канистра с бензином. Она оказалась продрана когтями в нескольких местах, расплющена и, разумеется, пуста. "Это то, чего мы боялись! -- закатил глаза Вова. -- Нам попался медведь-токсикоман!" Впрочем, как выяснилось чуть позже, похоже, не только токсикоман, но и алкоголик -- бутыль со спиртом была пробита и ополовинена. Тем не менее, по части продуктов, как показала первичная инвентаризация, все было не так уж печально: исчезли все сало и колбаса, почти весь сыр и часть шоколадных батончиков. Ну и так, по мелочи: немного сухарей, немного галет, пряников и шоколада. Все остальное было цело. Топлива у нас итак получился переизбыток, так что убитая канистра не расстроила. Это означало, как минимум, что нам не придется вот прямо завтра начинать сниматься с маршрута. Больше всего было жалко сыр. 







Побросав уцелевшие продукты в рюкзаки, мы поспешили обратно в лагерь -- считать, уже внимательно, потери и перераспределять продукты между участниками. Всю обратную дорогу нам светило солнце, и мы смогли наконец-то насладиться пейзажами. 
















Когда мы вернулись в лагерь, то остававшиеся там Даша и Наташа рассказали, что они гадали на картах (тех самых, которыми играли в преф) на то, что случилось с нашей заброской. У них вышло, что ее съели, но частично, и это был не медведь. Впрочем, учитывая, как мы о нем высказались -- "Козёл какой-то!" -- возможно, карты были не так уж и не правы... 


16 июля 2013. День девятый

Накануне вечером, проведя подробную инвентаризацию уцелевших продуктов, мы поняли, что можно, в общем-то, спокойно продолжать маршрут дальше по плану, ничего не срезая. После ночевки на леднике Плоского Толбачика у нас остались лишний завтрак и лишний ужин, и к тому же у нас было два неизрасходованных дня запаса, а второе кольцо мы начинали на день раньше. 
Утро началось с сообщения Васи о том, что Овальная Зимина открылась почти полностью, и мы можем попробовать на нее взойти. 



Погода в тот день в целом была солнечной, по крайней мере, в долине. Так что после завтрака, надев системы и прихватив с собой кошки, веревки и перекус, отправились в радиалку на вершину Овальная Зимина. К тому времени облако с нее слезло окончательно, и мы наконец-то смогли лицезреть весь склон. 







В начале все было замечатально: мы поднимались по травке, по снежничкам, потом в кошках по леднику. Вершину иногда скрывали небольшие, проплывавшие мимо, облака, но ненадолго. Мы набрали уже порядочно высоты, когда на Овальную Зимину село на этот раз серьезное облако. Видимость начали потихоньку отключать. 









Прошло совсем немного времени до того момента, как легкий туман превратился в трэш и угар. До вершины оставалось метров триста, когда видимость упала до двадцати метров, и с неба посыпал снег. 





А впереди нас ждал самый технически сложный участок подъема: жандармы, которые при такой видимости было проходить опасно. Мы сделали привал и решили немного подождать: если погода хоть немного не улучшиться, то нужно спускаться вниз. 
За десять минут видимости не прибавилось ни на метр, зато мы успели основательно замерзнуть. Делать было нечего -- пришлось поворачивать обратно. 





Дойдя до нижнего ледника, Вася решил отправить смску в Москву, пока ловила связь. Он ограничился лаконичным сообщением о том, что мы спускаемся с Овальной Зимины, не став упоминать про погоду. Видимо, сомневался в том, что получится сформулировать цензурно. 



Когда мы оставили за спиной метров пятьсот высоты, туман перед нами почти рассеялся, и впереди показалась долина, в которой светило солнце. "Земля!" -- крикнул кто-то. За спиной же по-прежнему бушевала непогода. 



Мы поспешили вперед и вниз, к солнечной уютной долинке. Вниз хотелось настолько сильно, что когда под конец вылезли на крутой снежник, весело скатились с него на сидушках до самой травки. 





В долине после столь неприветливо встретившей нас Овальной Зимины было очень приятно. Повсюду бегали тарбаганы (местные сурки):









Вечером Вася, склонившись над картой, обсуждал дальнейший маршрут (со следующего дня заканчивалось первое кольцо и начиналась вторая, линейная часть маршрута). При упоминании каждого планируемого восхождения налетал порыв ветра и бил нашего руководителя картой по лицу. 






17 июля 2013. День десятый

Это был первый день второй части нашего похода. Погода с утра, как ни странно, радовала. Она оказалась настолько хорошей, что были полностью видны окрестные вулканы Ушковский, Безымянный и Камень и почти видны Острый Толбачик и Овальная Зимина. Причем, к полудню и они показались целиком. Кажется, такого обзора у нас еще не случалось. 






Ушковский:


Плоский + Острый Толбачик: 



Камень (справа):



В тот день нам нужно было подойти под ледник Богдановича, чтобы на следующий день подняться по нему на 2500, откуда планировалось радиальное восхождение на вулкан Ушковский. Погода нам все время благоволила: светило солнце и при этом дул довольно сильный ветер, прогонявший комаров. 
Перемахнув за перевал Толбачинский и пройдя немного по долине, мы встретили обедающую группу из Питера, которую уже видели двумя днями раньше неподалеку от нашего лагеря, когда ходили за заброской. 
Еще дальше в долине мы встретили медведя, правда, снова далеко, метрах в пятистах от нас. Но некоторым участникам довелось увидеть и ближе: другой медведь шарахнулся из оврага прямо перед ними. 
К обеду мы дошли до реки Студёная. В том месте она оказалась более бурной, чем внизу, где мы бродили ее в начале похода. Пришлось переправляться стеночками. 



Мы планировали подняться в тот день хотя бы до 1800, чтобы не набирать слишком много на следующий. Но пришлось встать за Студёной, прямо под ледником Богдановича, потому что дальше могло не оказаться воды. Да и там, где мы остановились, тек лишь тоненький ручеек. Таким образом, у нас снова случилась полуднёвка. 
У нас в группе выделилась компания преферансистов из Васи, Вовы, Даши и Ильи, которые, как только выдавалось свободное время тут же садились расписывать пулю:


"Ну... 24 минуты мы играем, а потом... продолжаем играть, но с включенными горелками!"






18 июля 2013. День одиннадцатый

Ясная погода держалась уже второй день подряд. Впрочем, в то утро это не сильно радовало, потому что к солнышку и теплу добавился еще и полный штиль, пригнав на нашу уютненькую полянку тучи комаров. Кусали они нас весьма активно во все незащищенные места, так что в тот день мы, кажется, поставили рекорд по скорости сбора лагеря. 
Вначале шлось довольно тяжело. Путь наш пролегал вдоль ледника Богдановича по всевозможным зеленым холмам и оврагам, где жара и комары не оставляли нас ни на минуту. К счастью, во второй половине дня мы набрали прилично высоты, и стало полегче. 











Где-то после обеда мы вышли на осыпь, которая называлась ледником Богдановича. Сам ледник, как таковой, был надежно скрыт под этой осыпью. Там мы обнаружили весьма неплохую свежепротоптанную тропу, по которой и двинулись. Вскоре она вывела нас к обедающей группе питерцев, тех же самых, которых мы видели обедающими накануне за перевалом Толбачинский. Питерцы сказали, что намереваются дойти до плато Малая Антарктида и встать там. Мы же изначально так делать не планировали, хотели встать ниже. Но "встреча двух столиц" наши планы слегка подкорректировала. Сначала мы питерцев слегка обогнали, пока они обедали, и весьма бодро пройдя очередной осыпной участок, поднялись по снежнику. За ним оказался кусок довольно камнеопасного склона, по которому пришлось подниматься по очереди. Там питерцы нас догнали и перегнали, и дальше уже мы шли за ними. 
















Сами того не желая, мы в итоге тоже дошли до плато Малая Антарктида и встали чуть выше питерцев. Место было очень удобным с точки зрения предстоящего восхождения на вулкан Ушковский и куда менее удобным для постановки лагеря. Единственная нормальная осыпная площадка нещадно продувалась ветрами со всех сторон, так что для установки палатки ее двоим приходилось просто держать, пока третий кое-как втыкал дуги. Чуть ниже дуло меньше, но там было натуральное болото из осыпи и подтаявшего льда. 
За ужином праздновали День Рождения Даши, внимательно следя за тем, чтобы еда никуда не улетела со скатерти.
19 июля 2013. День двенадцатый

В тот день у нас было запланировано радиальное восхождение на вулкан Ушковский. С утра над вершиной парили какие-то облачка, пытаясь нарушить наши планы, но вскоре они рассеялись. В целом погода стояла ясная. С места нашей стоянки путь предполагаемого подъема просматривался почти полностью. 
Убедившись, что туманом нас пока накрывать не собирается, мы побросали в штурмовые рюкзаки все необходимое снаряжение и перекус и выдвинулись в радиалку. 
Начинали мы идти по мелкой осыпи, с которой вскоре был выход на изрезанный ручьями открытый ледник. Впрочем, надеть кошки нам пришлось гораздо раньше: осыпь та оказалась лишь видимостью, слегка прикрывавшей скользкий ледовый склон. 

Выйдя на "нормальный" ледник, мы поняли, что от текущих по слону в бесчисленном количестве ручьев лучше держаться подальше. Из растопленного солнцем льда вытаивали среднего размера камни и с нормальной скоростью улетали вниз по склону. 











Вначале подъем никакой технической сложности не представлял: шли себе траверсами по леднику и шли. Изредка встречались несерьезные трещинки. Однако чем больше высоты мы набирали, тем более растресканным и более закрытым становился ледник. "Тут трещин много, надо бы связатся!" -- последовало в конце концов предложение от шедших впереди. "Связываемся!" -- незамедлительно скомандовал руководитель, и мы принялись разбухтовывать веревки. 
Следующий участок ледника мы шли в связках, то и дело перепрыгивая через трещины. Судя по комментариям руководителя, шедшего в дальней связке, тот путь подъема, который избрал лидер, ему явно не нравился. 
Через пятьдесят метров подъема и почти полтора часа мы наконец вылезли на относительное выполаживание, где трещины закончились. Вскоре туда же поднялся наш руководитель и высказал все, что думает о том стиле хождения, который избрала лидирующая связка. 





Дальше склон был пологий, до вершины оставалось набрать порядка двухсот пятидесяти метров. Видимость тем временем стали потихоньку отключать, и чем выше мы поднимались, тем меньше ее оставалось. Когда мы вышли на гребень, то оказались со всех сторон окутаны плотным облаком. Видно не было ровным счетом ничего ни в одну сторону. Вдобавок там дул такой ветер, что то, что дуло накануне вечером у нас в лагере, показалось легким бризом. Чтобы пройти по гребню нужно было буквально бороться с ветром, как борются с течением, когда бродят реку. 







Быстро сфоткавшись на вершине, мы убежали обедать на несколько метров ниже, за большой камень, который хоть немного защищал от ветра. Пока мы ели, окутавшее нас облако так никуда и не делось, поэтому вниз было решено сразу идти в связках. На этот раз рулила более опытная связка, и трещин на спуске мы насчитали меньше. 
Сбросив порядочно высоты, мы наконец вырвались из облака, прошли до конца закрытый ледник и устроились на теплой моренке развязываться. С того места где-то далеко внизу виднелся наш лагерь. 





Довольно быстро мы сбежали по оставшейся части ледника (хотя к тому времени он уже превратился во множество ручьев) до осыпи и решили, что там уже можно снять и кошки. Как выяснилось чуть позже, решение было весьма поспешным: совсем скоро мы опять оказались на ледовом склоне, укрытом сверху тонким слоем осыпи. Поскольку все кошки были в штурмовых рюкзаках у трех человек, а на спуске мы здорово растянулись по склону, то некоторым пришлось сидеть и ждать людей с кошками, затаившись на относительно нескользкой площадочке. А некоторым, зашедшим слишком далеко, даже не сидеть, а висеть на самострахе на буре. 
Лишь к семи вчера мы все, изрядно удолбавшиеся, благополучно спустились в лагерь. Остававшаяся там Даша к тому времени уже места себе не находила: на взятие вершины мы затратили сильно больше времени, чем планировалось. 


20 июля 2013. День тринадцатый

В принципе, этот день оказался соответствующим своему порядковому номеру чуть менее, чем полностью. Получилось что-то из разряда "планировали халяву -- отхватили приключений". 
По плану мы должны были пройти всего шесть километров: дойти до конца ледника Богдановича, потом пройти по леднику Эрмана и встать где-нибудь, откуда можно было бы совершить восхождение на вулкан Крестовский. 



Практически сразу после выхода из лагеря мы поняли, что халява нас ждет весьма относительная. Ледник Богдановича представлял собой множество довольно скользких холмиков, щедро присыпанных вулканическим шлаком. Вася уверял, что ледник Эрмана будет гораздо лучше. Да и мы все видели его накануне со склона Ушковского: казалось, ледник как ледник. На деле же это оказалось чудесное ледовое болото, развезённое в кашу и испещренное промоинами вдоль и поперек. 









Мы усиленно старались не промочить ботинки, но тем не менее периодически, прыгая через очередную промоину, попадали не на твердый снежничек, как хотелось, а в "кисельные берега". Продвигались мы таким образом довольно медленно. Подойдя под ледопад вулкана Крестовский, мы сразу поняли, что встать не в болоте там не получится и двинулись дальше, в сторону перевала Средний. Мы рассчитывали где-нибудь там встретить питерцев, которые тоже планировали восхождение на Крестовский и должны были уйти под него в тот день, когда мы ходили на Ушковский. Но их в зоне видимости не наблюдалось. 









Почти под самым перевалом Средний нам внезапно преградила путь уже не промоина, а самая настоящая ледовая речка, широкая и глубокая. Рядом с ней-то и наступила кульминация дня тринадцатого. Пока Валя стоял, соображая, как лучше будет эту речку пересечь, вроде бы плотная снежная подушка под ним обрушилась, и он оказался в этой самой речке, целиком, с головой и рюкзаком. Мало того, выбраться оттуда оказалось совсем не просто -- его начало стремительно затягивать под лед течением. К счастью, Вася и Вова вовремя среагировали и, схватив его за руки и рюкзак, быстро вытянули на берег. Валя отделался промокшими вещами и временно неработающим фотоаппаратом. Речку же перешли в другом месте, ближе к склону, по снежно-ледовому мосту. 










К вечеру мы наконец поднялись на перевал Средний и стали думать, где же нам теперь ставить лагерь. Само собой, хотелось бросить якорь как можно ближе к предполагаемому пути подъема на вулкан Крестовский. Но дальше опять начиналось болото, и казалось, что вообще единственным сухим местом там был сам перевал. На нем в итоге и встали.



Вечером окрестности начало стремительно затягивать туманом, и предстоящее на следующий день восхождение начало представляться все более и более сомнительным.
21 июля 2013. День четырнадцатый

Несмотря на туманное "предсказание" предыдущего вечера, утро на перевале Средний выдалось довольно ясным. Вдалеке виднелись какие-то облачка, но вроде бы они были существенно ниже нас. Вася же, взглянув на небо, особого энтузиазма по поводу погоды не выказал. Напротив, он сказал, что вот эти вот "небольшие облачка" часам к девяти утра поднимутся как раз на наш уровень, и на склоне Крестовского нам с ними придется очень невесело. 
Тут еще трудность заключалась в том, что никаких описаний предполагаемого пути подъема у нас не было. Было только сообщение от МЧСников, которые ходили по этому склону зимой и тогда охарактеризовали его как 2А. Совершать далеко не самый легкий первопроход в условиях плохой видимости нам хотелось не очень. 















Пока все завтракали, Вася сбегал на разведку и вернулся с сообщением о том, что там полная жопа и на Крестовский мы не пойдем. Оказалось, что к тому месту, с которого можно было начинать подъем нужно было еще сделать трехкилометровый подход по ледовому болоту, аналогичному тому, что мы форсировали накануне, да и сам склон оптимизма, в общем-то, не внушал. 
В итоге вместо Крестовского было решено прогуляться на вершину Средняя (1Б), а потом устроить полуднёвку. 

Время было еще совсем раннее, солнце только-только показалось из-за хребта, а до вершины Средняя было всего 350 метров набора, поэтому мы особо не торопились. 



Основная часть подъема проходила по снежному склону, который в это время еще не успел подтаять, и в кошках по нему шлось хорошо. Заканчивался он широким ледовым выполаживанием, с которого открывались чудесные виды во все стороны. В кои-то веки с вершины (ну ладно, еще не совсем с вершины) было что-то видно!









Заканчивался подъем скально-осыпным участком, который, собственно, и давал этой вершине право носить категорию 1Б. Участок был камнеопасным, поэтому поднимались по нему по очереди. 
На вершине сняли записку группы из города Миасс. 











Когда мы спустились в лагерь, было еще только десять утра. После раннего подъема всех начало клонить в сон. Несмотря на то, что погода стояла солнечная, облака, как и предсказывал Вася, к тому времени поднялись на уровень нашей стоянки и выше. Мы лишний раз порадовались, что все-таки отказались от восхождения на Крестовский. 
Остаток дня получился типичной полуднёвкой: мы спали, сушились, стирали вещи... 
Вечер посвятили игре в мафию. Причем, по такому случаю даже Васину палатку удалось оторвать от преферанса, и поиграть получилось всей группой.
22 июля 2013. День пятнадцатый

Несмотря на то, что в этот день не планировалось никаких восхождений, а только долгий спуск в долину, подъем мы хотели сделать ранний (в 4:00), чтобы не месить опять болото, а пройти в кошках по смерзшемуся ледку. Но в середине ночи зарядил дождь, и в итоге встали мы только в 7, когда погода улучшилась. Для нашей палатки это было только плюсом, потому что заснуть нам в тот вечер удалось далеко не сразу. Возможно, во всем был виноват черный чай: на протяжении маршрута многие жаловались, что после того, как его заваривали на ужин, им потом снились слишком яркие сны (в основном, про работу, что характерно). Мы же в тот вечер сначала слушали камнепады с Крестовского и выглядывали из палатки посмотреть, что там такое. А потом ржали над репликой Вали о том, что от Донецка до моря можно за день на велике доехать -- ведь там всего 200 км, тем более под горку.

Несмотря на подгонявший нас моросящий дождь, собрались мы в то утро долго, и из лагеря выдвинулись только в начале десятого. 





Первую половину дня мы шли по леднику Средний. До состояния болота он, как ни странно, развезен не был и даже промоин нам встречалось счетное количество. Зато присыпанные вулканческим шлаком ледовые холмы доставляли немало. 





В общем, мы были очень рады, когда наконец вышли с ледника Средний на продолжение ледника Эрмана, по которому можно было идти, а не пробираться. А еще оттуда виднелась вдалеке травка. 





Когда мы спустились до "зелёнки", время было еще раннее, но вновь начал накрапывать кончившийся утром дождь. Под ним мы шли долго то спускаясь к речке, то вновь выбираясь по холмам наверх. Где-то по пути нам встретился деревянный сарайчик-приют, очень здорово раздолбанный и грязный внутри. Несмотря на усилившийся к тому времени дождь, задерживаться там никому не захотелось. Нам нужно было дойти до озера Державина, где должен был быть аналогичный приют и откуда на следующий день планировался 27-километровый марш-бросок до посёлка Ключи. 








Дождь из моросящего окончательно превратился в сильный. Тем не менее к озеру Державина мы добрались уже к обеду и с наслаждением укрылись в каменном домике, который был гораздо более уютным, чем предыдущий сарайчик. Само озеро оказалось большой лужей глиняного цвета. 









Домик был оборудован по полной программе, как и полагается хорошему горному приюту: стол, пара стульев, полки и деревянные нары по стенам. Укрывшись от дождя и сняв с себя мокрую одежду, мы приготовили на обед то блюдо, о котором многие участники мечтали полпохода -- борщ с салом. К тому же в домике обнаружилась просто куча еды, оставленной некогда другими группами. Часть продуктов оказались просроченными, зато другая часть -- вполне себе. Особенно хорошо пошли шоколадные батончики "Марс" и тушенка, которой мы щедро приправили наш борщ. 
"Марсы", кстати, мы достали из коробок, стоявших на верхней полке, на которых было написано "Казань. Заброска". Продуктов в этих коробках было очень много, большинство из них было расфасовано по дням, как и положено походной еде, но при этом все они были старые, многие с истекшим сроком годности. Те же "Марсы" были до августа 2013. Получается, когда-то давно (год назад? раньше?) какая-то группа из Казани оставила на приюте продуктовую заброску и так ее и не забрала? Куда же они делись в таком случае? 









Так как до конца маршрута по плану оставался всего один день, в тот вечер мы решили прикончить оставшийся у нас спирт. После этого мы играли в "шляпу" (ну, в нашему случае в "каску"), и это получилось весьма весело.
23 июля 2013. День шестнадцатый

Это был последний день технической части нашего маршрута, содержавший в себе 27-километровый переход до посёлка Ключи. Несмотря на то, что идти было далеко, вставали и собирались мы довольно медленно. 
Все надеялись, что где-то неподалеку от домика начнется тропа -- место все-таки относительно часто ходимое. Но не тут-то было. Всю первую половину дня мы топали по холмам, оврагам и снежникам без малейшего намека на тропу. Вдобавок ко всему видимость периодически ухудшалась, так что шли по приборам. 













В середине дня мы вышли на нечто, что в Васином gps-трэке было помечено как "исчезающая тропа". По факту же это оказался высохший каньон с густыми кустами по обоим берегам. Сперва мы пробирались по заваленному камнями дну, надеясь, что это скоро кончится и начнется нормальная тропа. Но через некоторое время мы обнаружили себя уверенно идущими по руслу реки (пересохшему, разумеется), еще более заваленному камнями, чем каньон. Идти нам так оставалось, если верить приборам, около четырех километров. Радовало только то, что шли мы четко по трэку, так что свет в конце туннеля в виде нормальной грунтовой дороги должен был все-таки рано или поздно показаться. 
Еще где-то как раз в окрестностях того русла должна была находиться военная часть. Те люди, которые в своих походах когда-либо сталкивались с военными, посоветовали убрать подальше фотоаппараты и gps'ы -- мол, если поймают, могут почистить карточки и стереть трэки. Но мы, к счастью, так никого в том Богом забытом русле и не встретили. 
Через ~5 сорокаминутных ходок, показавшихся, наверное, всем вечностью, мы прошли наконец-то эти несчастные четыре километра и увидели ведущую из русла наверх... ну, тропу-не тропу, но кто-то там до нас явно ломился. Склон был довольно крутым, так что по нему пришлось почти карабкаться сквозь заросли борщевиков. Но в конце мы увидели то, о чем так мечтали весь путь по руслу -- настоящую грунтовую дорогу! До посёлка Ключи нам оставалось по ней порядка десяти километров.
Мы решили пройти метров на пятьсот вперед и остановиться на перекус. Какой же невероятной радостью было пройти пятьсот метров за пять минут, а не за час, как в том каньоне! Обед получился сухим, воды в бутылках ни у кого не осталось и в окрестностях не наблюдалось. 
Дальше мы шли, хотя казалось, что почти летели в Ключи по дороге, которая с каждым километром становилась все лучше. Вскоре начал редеть и лес. А потом мы вышли на асфальт, к воротам аэропорта, через который был прямой путь в Ключи, но ворота были, конечно, закрыты. Мы даже попытались было попросить стоявших на КПП военных пропустить нас, но они, разумеется отказали, сказав, что мы там попадем прямо на взлетную полосу. И мы двинулись обходным путем по асфальтированной дороге. Состояние к тому времени после длительного марш-броска было из разряда "дойти и сдохнуть". 
Когда мы наконец вошли в поселок Ключи, то первым делом справились у местной жительницы о том, где тут ближайший магазин. Она не только рассказала, но и вызвалась нас проводить до него. В магазине мы первым делом набросились на воду, выпив залпом по поллитра на каждого. Ну и затарились некоторыми товарами первой необходимости: шоколадками, чистыми носками... 
Потом все та же местная жительница согласилась проводить нас до вулканостанции, где находилась гостинца Демянчука, в которой у нас уже были забронированы комнаты на последующие три ночи. Гостиница эта находится на территории института вулканологии РАН. 
На вулканостанции нас ждали -- Вася позвонил им еще с лесной дороги, как только появилась связь, -- так что для нас уже затопили баню. Ну а мы, едва заселившись, первым делом накинулись на купленные в магазине хлеб и рыбу. 



24 июля 2013. День семнадцатый

Со спуском в цивилизацию техническая часть нашего маршрута закончилась, но это не значит, что закончилось путешествие по Камчатке. До отлёта в Москву у нас были еще два дня в Ключах и один в Петропавловске-Камчатском. 
Ключи -- маленький тихий посёлок. Население его составляют, в основном, рыбаки, гопота, горстка людей, имеющих отношение к вулканологии, ну и так, по мелочи.
В первый день после завершения маршрута мы, по большей части, занимались тем, что спали и обносили местные магазины. Но тем не менее нашлись силы и на то, чтобы погулять по посёлку, полюбоваться на реку Камчатка и сходить на краеведческую экскурсию в местную библиотеку. 



Поскольку активных действий мы совершали мало, то теперь без текста, только фотоотчет:





























25 июля 2013. День восемнадцатый

Второй день в Ключах прошел чуть более активно, чем предыдущий. Продолжая с неугасающим азартом опустошать местные продовольственные магазины, мы тем не менее разбавили это увлекательное занятие катанием на лодке по реке Камчатка и экскурсией по вулканостанции. Вечером мы отполировали все это паковкой красной икры, но об этом позже. 
С утра у нас была запланирована прогулка на моторной лодке по реке Камчтака. Мы заранее договорились с местным рыбаком, что он будет катать нашу группу двумя партиями: часть в первой половине дня, часть -- во второй. 
Погода в тот день была не самая плохая, но довольно туманная, поэтому окрестностями с воды удалось полюбоваться лишь частично. 









Сначала лодочник показал нам какой-то родник, потом повез к острову, и там мы ненадолго высадились на берег. 









Позже наш проводник поинтересовался, не желаем ли мы случайно свежей рыбы на ужин. Мы, разумеется, не отказались. Тогда он повез нас к другому берегу, где кучковались рыбаки с сетями, и там нам подарили целых три огромных рыбины. Причем, тогда они нам такими уж большими не казались, но помнится, мы их в итоге так и не доели. 











После обеда у нас была экскурсия по вулканостанции. Там оказался целый этаж, оборудованный как музей: образцы вулканических пород, фотографии извержений разных (в том числе и очень лохматых) лет, всевозможные газетные вырезки по стенам... 



А вечером, когда вторая половина группы уехала кататься на лодке, а остальные до отвала наелись подаренной и к тому времени пожаренной рыбы, нам привезли два ведра красной икры. Одно ведро было с крупной чавычей, а второе -- с мелкой неркой. Ну то есть как мелкой... Я вот когда в первый раз заглянула в одно из ведер, воскликнула что-то вроде: "О, круто! А как выглядит мелкая?" "А это мелкая", -- ответили мне. 
Икру нужно было аккуратно расфасовать по литровым банкам для всех участников группы, так, чтобы каждая весила чуть больше килограмма. Это у нас превратилось в целый "конвеерный" процесс. Сеня ополаскивал пустые банки соленым раствором, Валя и Илья накладывали икру в банки половником, Вася ее аккуратно уплотнял и приглаживал, чтобы в банке между икринками не осталось воздуха, Даша взвешивала и подписывала вес, а я заматывала банки скотчем. 











26-27-28 июля. Вместо эпилога

Весь следующий день мы провели в пути из Ключей в Петропавловск-Камчатский. Самым сложным при сборах оказалось распихать по свободным штурмовым рюкзакам все банки с красной икрой, коей у нас был забит весь холодильник от "пола" до потолка. 
Обратно мы, как и туда, ехали вместе с участниками дружественной группы, которые спустились в Ключи на день позже нас и тоже поселились на вулканостанции. До этого мы почему-то были уверены, что они через пару дней после того, как забрали разворованную медведем заброску, снялись с маршрута. На перевале Толбачинский у нас была с ними связь по рации, и они сообщили, что идут смотреть извержение. Кратер Толбачика находился совсем в другой стороне, в маршрут возвращение к нему не вписывалось никаким боком, и поэтому мы решили, что они потом поедут в Козыревск. А на самом деле они, посмотрев извержение, потом все время шли за нами "по пятам" с разницей в сутки и каждый день пытались выйти с нами на связь по рации, которая у нас была выключена. 



Поскольку весь день мы ехали, то и фотки у меня есть практически только из окна автобуса:







В Петропавловске нам удалось найти отличную трехкомнатную квартиру на проспекте Рыбаков, в которую мы все и поселились. 
На следующий день у нас была запланирована поездка к Тихому океану. Правда, некоторые участники группы предпочли более активный отдых и отправились к вулкану Мутновский. Остальные же сомневались, что одного дня там хватит для полноценной прогулки и выбрали океан. Ну и в конце концов, должно же быть хоть несколько "нормальных" летних фоточек :))
Вода в океане была градусов 14-16, нам показалась тёплой. Но для местных, похоже, не очень -- по-моему, радостно плескались там только мы, другие с ужасом поглядывали на нас с берега. 















А это уже снова Петропавловск-Камчатский:



Вечер в Петропавловске мы провели на крыше дома, в котором мы снимали квартиру. Да, наша "гостиница" оказалась с таким вот бонусом -- открытым (нараспашку) люком на крышу. Правда, это была всего лишь пятиэтажка. В Петропавловске вообще нет высоких зданий, кроме, разве что, пары бизнес-центров. Наверное, из-за сейсмической опасности. 













Когда стемнело, мы внезапно вспомнили, что у нас остались неиспользованными фальшфайеры, которые мы брали для отпугивания медведей. Мы их, вообще-то, планировали спалить на океане, но забыли. В итоге спалили на крыше нашей "гостиницы" *facepalm*:



Поздно вечером вернулись Варя, Ира и Серёжа и показали фотки с Мутновского. Там очень здорово, ничуть не менее (а во многих местах и более) красиво, чем было на нашем маршруте! Это, кстати, на заметку тем, кто хотел бы посмотреть Камчатку, но к серьезному автономному походу не готов. Из Петропавловска, оказывается, вполне себе можно прокатиться к окрестным вулканам, где тоже очень красиво, но при этом подход к ним не представляет технических или физических трудностей. Можно просто кататься в такие места на денёк (хотя лучше, наверное, на два-три), гулять там и возвращаться в Петропавловск. 

Самолёт в Москву у нас был днём 28-го июля. В тот день мы встали пораньше -- некоторые хотели еще затариться на рынке в Елизово рыбой и дополнительной икрой. 
В аэропорту мы встретили группу питерцев. Им, в отличие от нас, удалось взойти на Крестовский! Оказывается, они встали на том самом ледопаде, под которым мы не смогли найти места из-за того, что там повсюду было болото. А они вот поднялись повыше и нашли там где-то подходящий для лагеря "кармашек". 








Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Камчатка
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовала Елена Бычкова