Дикая Камчатка

Идет загрузка карты ...
Увеличить карту Скачать для GPS для Google Earth Нитка маршрута Места
Загадочное место Камчатка - край вулканов, медведей и лосося, а также гейзеров, дикой природы и земли. Экспедиция по царству диких бурых медведей, с посещения самого труднодоступного Чуда России - Долины гейзеров, в Кроноцком заповеднике и заброшенной военной базы подводных лодок Бичевинка . Уникальная долина гейзеров с бурлящими грязевыми лужами, издающими зловещий рык, окружена действующими вулканами и находится в сотнях километрах от цивилизации. Далее нас ждала вертолетная заброска к действующему вулкану Жупанова (10 извержений за последний год), в царство дикой природы. Где в первый день нашего автономного похода повстречались 12 !!! диких бурых медведей, выходивших к реке для добычи лосося идущего на нерест.
 
Дикая Камчатка

Брод через ручей Фигурный Брод через ручей Фигурный
Долина Гейзеров - Кроноцкий заповедник Долина Гейзеров - Кроноцкий заповедник
Медвежата на ловле рыбы Медвежата на ловле рыбы
Вулкан Жупановский Вулкан Жупановский
IMG_5475 IMG_5475
IMG_5484 IMG_5484
Лосось Лосось
Быт 2 недель Быт 2 недель
Группа Группа

Загадочное место Камчатка — край вулканов, медведей и лосося, а также гейзеров, дикой природы и земли. Экспедиция по царству диких бурых медведей, с посещения самого труднодоступного Чуда России — Долины гейзеров, в Кроноцком заповеднике и заброшенной военной базы подводных лодок Бичевинка  . Уникальная долина гейзеров с бурлящими грязевыми лужами, издающими зловещий рык, окружена действующими вулканами и находится в сотнях километрах от цивилизации. Далее нас ждала вертолетная заброска к действующему вулкану Жупанова (10 извержений за последний год), в царство дикой природы. Где в первый день нашего автономного похода повстречались 12 !!! диких бурых медведей, выходивших к реке для добычи лосося идущего на нерест.

Петропавловск-Камчатский первоначально не произвел на нас какого-либо впечатления. Низкая облачность. Дождь. Разве что океан, точнее Авачинская бухта, порадовала нас и цены в магазине (1 кг огурцов 240 рублей, помидоры под 400). Оставаться в городе мы не хотели, нас ждали приключения. Зарегистрировавшись в ПСС МЧС и договорившись с вертолетчиками отправились в царство бурых медведей.

Перелет вертолетом МИ-8 в Долину Гейзеров вдоль действующих вулканов впечатляет. В самой долины – действующие гейзеры, грязевые бурлящие лужи, мини-вулканчики и ручьи с разноцветными берегами уникальны. Несколько лет назад в результате землетрясения долина была погребена под тоннами грязи. Но прошло время, и гейзеры вновь пробились к поверхности. Пройтись рядом с ними, понаблюдать за их извержением – такая возможность выпадает не более чем 11-15 тыс. туристам в год! Мы оказались  в числе этих счастливчиков. Кстати, всего менее 5% жителей Петропавловска-Камчатского видели эти гейзеры собственными глазами. Некую особенность этому месту придает его удаленность от цивилизации и относительная дороговизна посещения.

Из Долины Гейзеров вертолетом добираемся до небольшой туристической базы на реке Жупанова. Дальше пешком — начинается наш поход. Впереди знакомство с особенностями дикой природы Камчатского края, доступные тем, кто не боится отправиться в тайгу за сотни километров от человеческого жилья.

Шли ли мы вдоль рек через заросли травы под два метра, или через ерник – кусты ольхи и березы, сплетенные в непролазные заросли, везде нам попадались тропы медведей. Чем ближе к воде, тем плотность этих троп становилась выше. Одно из основных правил посещения Камчатки, вычитанное нами в туристическом буклете, гласило: «Ни в коем случае не ходите по медвежьим тропам!» Забавно, поскольку по-другому там вообще не пройти. Если только в речку залезть.

Вдоль реки Жупанова на берегу и зарослях травы мы постоянно видели рыбные «расчлененки». Хвосты, головы, части тел. Все в разной степени тухлости. Еще один верный признак присутствия медведей. И еще одно правило: «Немедленно уходит от куч гниющей рыбы. Это медвежьи запасы!»

Неудивительно, что в первый же день похода мы встретили 12 медведей. Самым первым у нас на пути оказался медвежонок с медведицей. Сначала мы услышали сопение, потом увидели маленькую медвежью головку в метрах 30 от нас. Мы попытались его испугать. Начали громко разговаривать, шуметь, материться. Учитывая, что людей в округе нет на ближайшие сто-двести километров, медвежонок вместо испуга продемонстрировал любопытство и направился в нашу сторону, а за ним из кустов показалась огромная мохнатая морда его мамы. Мы бросились на утек, на ходу поджигая петарды и сигналы охотника, и закидывая ими наступающего противника. Остановив отступление метров через сто, и не увидев преследования, мы потихоньку вернулись обратно.  Видимо, взрывы и запах пороха все же напугал медвежью семью. Выйдя из лесу на ягодную поляну, мы увидели эту же семейку, поедавшую голубику. До них было метров сто. На нас они не обращали никакого внимания. Пришлось и нам сделать вид, что все нормально, что все так и должно быть. Такие сцены повторялись в следующие дни ни раз и не два.

Как-то мы повстречали двух медведей на рыбалке. Они с азартом вылавливали проходящих вверх по течению лососей. На нас – никакого внимания. А вот у нас возникла проблема. Тропа, разумеется, медвежья, шла именно через них. Что делать? Шум, разговоры, крики – никакого внимания. Рыба интереснее. Нам повезло, что ветер дул от нас, поэтому после пары взрывов петард, запах пороха отнесло прямо им под нос. Ура! Поведя носом по сторонам, два косолапых медленно ушли с открытого берега в лес.

Как раз в этот момент у нас случился момент истины. Что делать? Продолжать путешествие или вернуться на туристическую базу и вызвать туда вертолет (благо и спутниковый телефон, и номер вертолетчика у нас были). Запас взрывчатого вещества у нас в рюкзаках был еще достаточно высок, нервы еще крепки, а желание обогнуть вулкан Жупанова высоко. Пораженческое настроение было подавлено. Путь продолжен.

Медведи, то и дело встречавшиеся у нас на пути, составили основную долю впечатлений. Мы сталкивались с ними на лесных тропах, видели пасущимися на голубичных полянах, встречными курсами бродировали с ними ручьи и речушки. Оказывается, нам сильно повезло. В это время большая часть медведей центральной Камчатки пришла к реке Жупанова. На ближайшей к Петропавловску-Камчатскому реке Налычева их не было. Туда не пришла рыба. А большинство обычных туристов смотреть на медведей возят именно туда. Мы же, не зная того, попали в самую медвежью чащу.

Кроме медведей поразило количество рыбы. В Жупанова и ее притоках рыбы было столько, что нам удавалось вылавливать ее руками. В любой заводи да и на открытом течение виднелись стони красных боков, пытающихся добраться до укромных уголков, отметать икру и после этого умереть. Билета в обратную сторону нет ни одной рыбины. Говорят, что этот год беден на рыбу. Что же здесь твориться в «хлебный» год?

Наконец-то нашли место для ночевки. Кругом заросли ольхи и березы, переплетающиеся между собой так, что сквозь них нужно пробираться словно в джунглях. До ручья 5 метров через траву высотой под два метра. Вокруг нас поляна и свежие следы медвежьей активности – погрызы травы и ямки на земле. А вот и тропка, по которой он ходил к ручью. По ней-то мы как раз и ходим к воде.

Неудивительно, что вскоре объявился и сам хозяин леса. С противоположного берега из такого же бурелома раздался недовольный рык медведя. Потом еще раз. Что и как делать в этой ситуации уже знал каждый в нашей группе. Медведь этот был не первый за время путешествия по Камчатке. Моментально в адрес косолапого посыпался отборный русский мат, членораздельный, с выражением. А за ним на другой берег ручья полетели подожжённые петарды максимально возможного калибра. Как нам показалось, медведь исчез молниеносно.

Прошло около трех часов. Лагерь разбит, горит костер. Пятеро из нас пьют чай у огня, еще двоих я не держу в поле зрения. На ручье ниже по течению слышаться шаг. Шлёп-шлёп. Кто-то направляется в нашу сторону. Я окликаю тех из ребят, кого нет рядом с костром. «Рустик, ты где?» «Я здесь!» — голос из соседних кустов. «Гога, ты где?» «Тут!» — ответ донесся из-под натянутого тента. Дальнейшая реакция была моментальная. Все тот же мат, только еще более крепкий, и залп петард в сторону шагов. Шаги, разумеется, убыстрились и постарались удалиться в безопасном направлении как можно быстрее. Судя по всему, медведь после первого визита очень удивился произошедшему. Он всегда считал себя хозяином леса. До ближайшего поселка от нашего лагеря было около 200 километров. До ближайшей человеческой тропы – около 50. Вряд ли этот Топтыгин ранее имел встречи с человеком. Поэтому наше появление его очень удивило и озадачило. Что же делать? Какие-то пришельцы стоят на месте его ночлега, что-то непонятное и страшное кричат в его сторону, да еще и производят громкие взрывы (или выстрелы?).

А кругом бурелом, назад не вернешься, мимо не пройдешь. Решил он дождаться ночи, чтобы постараться незаметным воспользоваться единственно возможным путем отхода в этой ситуации – пройти вверх по ручью. За что и получил вслед новую порцию петард и адреналина. Интересно, как он поведет себя, если вновь встретит людей. Постарается тут же убежать или сразу всех задрать?

Переправа вброд стала для нас делом самым обычным. За день мы пересекали пять-шесть ручьев и рек. Погружаться приходилось то по колено, то по пояс, а то и по пупок. А вода ведь стекала прямо с ледников, так что температурные ощущения по остроте были сравнимы со встречей с медведями.

Особенно запомнилась одна из переправ. В очередной раз, сняв ботинки и штаны, одев кроссовки и вооружившись посохом, один за одним мы перебирались на противоположный берег бурного ручья. И тут я вижу летящие над ручьем связанные шнурками ботинки. Не долетая метра три до суши, они плюхаются в воду и устремляются вниз по течению. Сперва в реку Жупанова, а потом, видимо, и в Тихий океан. Вероятно, таким образом Георгий решил покончить с мучениями и развернуть группу в сторону туристической базы. До нее все еще было не далеко. Но не тут то было. Игорь, не мешкая ни секунды, бросился в реку. Спотыкаясь о камни и борясь с течением, он догнал пару вездеходных ботинок. Саботаж был сорван, а поход продолжен.

Двигаясь вверх от реки Жупанова к вулкану Жупанова, в какой-то момент мы оказались в таком непроходимом ернике, что как бы мы не продирались сквозь заросли, не ломали ветки и ни не искали тропы, скорость наша не поднималась выше пары сотен метров в час. Пришлось выходить на ручей и идти по нему против течения. По сравнения с дебрями ледяная вода была меньшим злом.

Выйдя к подножию вулкана, нам нужно были идти поперек стекавших с него ручьев. Порой высота отвесных стенок превышала 20-30 метров. Огромные траншеи в вулканическом пепле промыли многочисленные ручьи, стекающие со склонов весной и в начале лета. Выбравшись из очередного оврага, оказываешься на поляне, поросшей все тем же ерником. Передвижение по нему напоминает посещение английских лабиринтов. Блуждаешь, ищешь нужные повороты, стараешься ориентироваться по нависающей снежной шапке вулкана. То и дело из-под ног вылетают белые куропатки или пускается наутек заяц.

Добравшись до перевала, мы оказались на высоте всего в 900 метров над уровнем моря. Снег, лед и солнце. Мы оказались на водоразделе. К югу стекают ручьи, впадающие в реку Жупанова, а на запад – в Вахиль. Через этот перевал и сто, и двести лет назад шли камчадалы и русские первопроходцы. Изобретение вертолета вернуло этот путь дикой природе. Кроме нас, судя по следам, здесь с весны побывали пара медведей и рысь.

Следуя уже вниз, на юг от вулкана Жупанова, в зарослях берез мы обнаружили медвежью лежку. Все бы ничего. Только вот ее размер в метр в диаметре производил впечатление. Следов ягод или листвы в ней не было видно. Видимо, медведь жил здесь, пока не доел свою добычу – кабана или оленя. А может и других туристов…:)

Развести большой костер на Камчатке – дело нелегкое. Основные дрова – береза, ольха, осина. Все сырое и гнилое. На помощь приходит береста Каменной березы. С крупных деревьев ее можно обламывать толстыми кусками, которые горят долго и жарко. Вскипятить котелок воды можно на трех-четырех ломтях, вообще не использую других дров.

По словам очевидцев, одним из самых сложных участков похода мы проходили уже в долине реки Вахиль. Здесь поверхность более ровная, часто встречаются долины. Здесь скапливается вода, образуются болота. А на них растет все тот же ольховый ерник. Получалось, что нужно было не только пробираться сквозь заросли, цепляющиеся за рюкзак и одежду, но стараться не провалиться по колено в грязь и воду. Эдакий болотный слалом получался. Сил не оставалось, да и панические настроения в группе созревали, ведь мы опять приближались к реке, где медведи ловят рыбу.

Нервы сдали окончательно. Выбравшись на солнечную поляну, зарядив спутниковый телефон, был вызван вертолет. 

Ми-2 понадобилось совершить два рейса, чтобы доставить нас в Петропавловск-Камчатский. Уже в воздухе оказалось, что до вездеходной дороги мы не дошли всего три километра. Но это было уже в воздухе. Поход окончен.

Оказавшись в городе на 4 дня раньше запланированного, нужно было чем-то заняться. Идти на соседние вулканы, разумеется, не хотелось. Дикой природы пока хватило всем.

В 90 километрах к северо-востоку от Петропавловска-Камчатского на берегу Тихого океана есть заброшенная база дизельных подводных лодок. Все тот же Ми-2 доставил нас туда за 35 минут.

Заброшенные и разграбленные жилые 3-4 этажные дома, магазины, командное здание, детские площадки, разрушенные пирсы. На стенах квартир еще сохранились обои, кругом разбросаны личные вещи, книги, газеты, военная форма. Неужели внезапно напал враг? Нет. Внезапно напал Ельцин. Указ о сокращении базы, и личный состав выведен в считанные дни. Миллионы рублей и сотни человеческих судеб выброшены на свалку истории.

По возвращении из города призрака мы отправились на рыбалку в Авачинскую бухту. Ни рыбы, ни крабов поймать не удалось. Зато увидели «Трех братьев» — три каменных столба, охраняющих вход в Авачинскую бухту.

Еще одна достопримечательность Камчатки – горячие источники. Наиболее известный – это курорт Паратунка. Советское прошлое заметно и здесь. Бетонные корпуса, деревянная обшивка, кафельный бассейн под открытым небом. Плаваешь в горячей воде, в окружении бетонного забора и колючей проволоки. Над головой дует ветер, несутся облака, надвигается осень. Такой вот соцреализм.

Аэропорт Петропавловска-Камчатского. Дорога домой. А домой можно везти все, что хочешь. Досмотр вы проходите прежде, чем сдать вещи. Так что в ручную кладь можно взять и нож, и воду, и прочее запрещенное на большой земле снаряжение. Сам самолет можно дожидаться с бокалом разливного пива прямо на поле аэродрома. Да и на посадку приходится идти пешком.

Говорят, что поток иностранных туристов на Камчатку сокращается. Кризис. Еще в 2009 году Долину гейзеров посещало около 9000 человек. Сейчас около 6000. Есть шанс, что край медведей будет оставаться диким и первозданным дольше, чем те края, куда уже проложили дороги, где нашли смертоносные для Дикой природы нефть и газ.


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Камчатка
еще маршруты
О Маршруте