республика Алтай / Мототуризм | Самостоятельная поездка
 

Путешествие из трёх частей, каждая из которых страшнее предыдущих

1 - 12 августа 2006 г.
3 часть, очень страшная

Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы прежде мне показали уголок, где не всегда есть место подвигу. В. Ерофеев

Пока мотоцикл был один в лесу, меня терзала мысль, что его найдут местные и всё растащат. Мотоцикл брошен уже во второй раз, о чём упоминалось. Как и в прошлый раз, я не мог ни есть, ни спать. И вёл себя, говорят, как «наркоман с поднятым гоном». За короткое время я развёл полгорода, всех построил и организовал, чтобы без меня все дела шли по-прежнему. «В ближайший же аванс меня будут …, по законам добра и красоты…» (В. Ерофеев) И бросился назад в Казахстан! Мне выделяли в помощь Костю Пантыкина по получении паспорта, но я не смог ждать ещё неделю и отправился без него. Надеялся, что в Казахстане подтяну друзей на это дело. Хотелось, чтобы кто-то довёз до Столбовухи. С собой брать пассажира сложно. На себе рюкзак и на мотоцикле море вещей (а ещё, получается, брать человека с вещами; куда его?) Эта проблема разрешилась сама собой. Пока ехал на автобусе, дружно заслал всем SMS-ки. Все дружно не смогли не только спасать мотоцикл, но и ехать до Столбовухи. Одних нет в городе, у других работа в лес убежит и проч. «Всеобщее малодушие – да ведь это спасение от всех бед, это панацея, это предикат величайшего совершенства!» (В. Ерофеев) Утром в субботу прибыл в Усть-Каменогорск. Пожрал у друга Славы, владельца ИМЗа. Больше он ничем мне помочь не смог. Чтобы не пугать маму, ей ничего не сказал и не зашёл к ней, решил появиться только когда спасу рыжего друга. На автостанции за определённую сумму меня взяли до Зыряновска. За большую сумму водитель отвёз меня до Путинцево, дальше кончается дорога для легковых автомобилей и через пять километров расположен тот самый мост.

Времени примерно 17 часов. Пошёл пешком. С собой взял карту, GPS, где зафиксирована вся пройденная дорога. Шёл, то есть, по стрелке. За остаток светового дня прошёл 18 км. До первого брода не дошёл совсем немного. Лёг спать под открытым небом, так как вторую палатку брать не стал, чтобы не перегружаться зря. Ночью проснулся от дождя. Залез прямо в спальнике в гидрокостюм и укрылся гидрашкиной курткой. Потом проснулся опять и обнаружил над собой невероятное звёздное небо. Вылез на свободу и до утра проспал нормально. Аппетита нет, еды с собой тоже нет. Вчера ел у Славика и второй раз у Путинцево, совсем немного – банку тушёнки и булку хлеба… Шучу. Не смог доесть тушёнку, да и хлеба было мало… Иду не по дороге, а по целине, срезаю по GPS. Вышел чётко к броду.

Не описать историю моих бедствий нельзя. Я надел кроссовки, совершенно забыв, что мне посоветовали выбросить их ещё год назад. Они все в дырках и заплатках. В сапогах идти не хотелось, а вся цивилизованная походная обувь хранилась в мотоцикле. В дороге все заплатки и подошва стали отваливаться, оголяя меня. «Я даже вижу отсюда, с мокрого перрона, - как все вы, рассеянные по моей земле, качаете головой и берётесь иронизировать…» (В. Ерофеев) Тогда я достал небезызвестную транспортную газету со своей предыдущей статьёй (которую мне положили раздавать людям) и из незначащих страниц сделал стельки, что, безусловно, скрасило и облегчило путь. Да здравствует транспортная газета «Автолавка»!

Ужас охватывал меня и от мысли, что мотоцикла может не быть на месте или вещи разграблены. Тогда назад мне придётся идти с рюкзаком босиком, ночевать две ночи без палатки и ничего не есть. Нельзя сказать, что сегодня я ничего не ел. Готовить не в чем, но я разводил сахар в воде и пил с остатками хлеба.

На первом броду встретил группу туристов, которые переправлялись через упоминавшийся подвесной мост. Поговорили. Они три дня искали машину, водитель которой согласился бы довезти их до этого брода (у них дети). За бродом они пошли уже сами и ушли, так сказать, налево. Далее встретил трактор, ехавший навстречу. Впереди опять сидят на обочине туристы. Они страшно обрадовались трактору: «Трактор, возьми нас с собой!» Трактор взял их. Они из России, заблудились, документов нет, местных денег нет, еды нет.… В группе две женщины и один мужик. Поэтому, наверное, и заблудились (компания «Сусанин-Трэвл» - нелегальный переход через границу). Я пошёл дальше, удивляясь превратностям судьбы и сетуя, что трактор ехал не в том направлении.

Иду медленно, ноги разбил в кровь. Инвалид пешеходного туризма. До места дополз примерно в 16 часов, сегодня прошёл где-то 22 км. Чем ближе подходил, тем больше меня контачило. Но ещё издалека увидел, что мотоцикл стоит нетронутым. Вздохнул свободно и почувствовал небывалое счастье, а следом подумал, как буду вытаскивать его один из этого оврага? «И – Бог свидетель – как я дерзал! Если вы так дерзнёте, вас хватит кондрашка или паралич». (В. Ерофеев) Сначала предстоит выдрать этот агрегат из кустов и деревьев, куда дружно запихали его, припрятывая. Пришлось вырубать кустарник… Поменял генератор, легко завёл, стал выезжать и упал в той самой яме, которая глубокая и узкая. Дал лишнего газу, мотоцикл встал на дыбы, свечкой, и упал. Не на меня, а мог бы. Когда стал его поднимать, то не смог даже сдвинуть с места. Тогда подумал, а как буду один таскать его дальше? Отвязал все вещи и с большим трудом поднял его. Центр тяжести высоко (дорожный просвет примерно 30 см). Таково, знаете ли, моё представление о проходимости мотоцикла. Помимо этого, раньше было и небезошибочное представление о том, что мотоцикл должен быть ещё и узким (поэтому родной руль). Толя Окишев матерился на мой детский руль, как будто я приехал из страны с дефицитом металла… Поднял, выехал, навьючил. Понял, что придётся постоянно заниматься этим.

Далее брод, самый страшный. «И вот я, возлюбивший себя за муки, как самого себя…» (В. Ерофеев) Плохие съезд и заезд, большие камни, не глубоко (40-50 см), но сильное течение; ширина реки примерно пятнадцать метров, но едешь ведь не по самому короткому пути, а по диагонали, против течения. Вещи перенёс и ехал своим ходом, потому что в одиночку на таких камнях его невозможно сдвинуть с места. Равновесие держал с трудом. В одном месте упёрся передним колесом в большой камень. Хотел «вручную» решить проблему. Слез, стал выдёргивать. Упал вместе с мотоциклом под воду, но против течения, что нас обоих спасло (бак и сиденье защитили от потока внутренности мотоцикла...) Если бы он упал под течение, то всё моментально залило бы, и он бы уже не завёлся. И я б погиб вместе с ним на середине реки. А так я быстро его поднял, завёл и снова поехал. Опять упал на камнях при выезде. Переезжал этот брод примерно сорок минут. Навьючился, еду дальше.

Хотел доехать до Тигирека, до места ночёвки нашей группы, но произошло ещё одно ЧП. Я застрял в болоте. «Я знаю лучше, чем вы, что «мировая скорбь» - не фикция, пущенная в оборот старыми литераторами, потому что я сам ношу её в себе и знаю, что это такое…» (В. Ерофеев) Мы объезжали эту ерунду по лесу, по пешеходной тропинке, но когда я ехал один, то не увидел эту тропинку и забурился в самую (простите!) парашу. Там глубокие колеи с водой, ничего особенного по сути. Сначала-то колея была нормальная, а потом глубже и глубже. Понял, что заехал не туда, но развернуться уже невозможно. Да и выезд уже рядом, практически упёрся в него. На выезде повдоль наложены деревяшки. Я подумал, какому идиоту пришло в голову наложить сучья повдоль, когда всегда кладут поперёк! И только потом вспомнил, что эти палки накидал сюда предусмотрительный Михалыч, когда мы переезжали с одной стороны заболоченной дороги на другую. Тогда же я вспомнил, где следовало объезжать. Но было поздно. Перед самым выездом мотоцикл завяз по самое всё! Завести его невозможно, кикстартер внизу, в колее. Ни наклонить его, ни сдвинуть с места. Стоит надёжно! Под ногами болотное месиво по колено, заднее колесо почти всё утопло. Мотоцикл повис на багажнике, несмотря на объективную высоту последнего. Зафиксировался багажник, собственно, когда я стал выезжать и перед мотоцикла поднялся… «Сердце говорило мне: (…) Встань и поди напейся, как сука». (В. Ерофеев) Я махнул рукой на безнадёжное предприятие, выпил воды и лёг спать.

В мотоцикле моём среди прочих вещей барнаульцы оставили запасную верёвку. Из неё утром я стал ладить систему для вытаскивания мотоцикла. Фотоаппарата с собой не было, была видеокамера, но не до неё было. Сейчас жалею, конечно, как всегда в таких случаях. Задача – одному вытащить мотоцикл из болота при отсутствии полиспастов и блоков (это прилады такие строительные). По краям дороги растут деревья, что неудивительно в тайге. К одному дереву впереди слева привязал верёвку, другой конец – к переднему багажнику (над фарой). С правой стороны тоже привязал верёвку к дереву, пропустил через передний багажник, отошёл и стал тянуть. «Ох, нелёгка это работа – мотоцикл тащить из болота!» (Не В. Ерофеев). Мотоцикл стал выползать и заваливаться на веревку. Тогда стал тянуть и с другой стороны, по очереди. Пробовал, смотрел, думал. Эффективность этой системы была невелика. Поэтому нашёл бревно и засунул под заднее колесо. Как рычагом стал им поднимать мотоцикл. Он подаётся вперёд – одна из верёвок ослабевает. Выбираю на ней слабину и снова поднимаю. Так много-много раз. То, что я его вытащил в конце концов, чудом не было. Я зря, что ли, всё утро здесь прогибался? Я по уши в грязи, и мой апельсинового цвета мотоцикл тоже. «Моя любовь сменила цвет…» Наряжаю его всеми вещами, впереди – мотомойка, брод через Тигирек. До середины реки ехал, потом заглох и далее выталкивал мотоцикл сам, так как дно более-менее ровное. На следующем броду, где Хамир расходится на три русла, рыжий негодяй опять заглох. Стал вытаскивать и уронил его под воду. Залило всё, кроме коробки (потому что трубка с сапуна выведена под седло). Сушил, прокачивал, бегал с мотоциклом по берегу с выкрученной свечкой. На улице прекрасное таёжное лето заканчивается, его бы впитывать по мгновению, замирать и прислушиваться, а я бегаю с мотоциклом туда-сюда, как параноик какой… Завёлся. Вспомнил я тут и совет Толи Окишева, который делал сливную пробку на кривошипной камере, чтобы не бегать. Я же говорю, ему лень!

Вы не поверите, но некоторое время спустя я нашёл на дороге чью-то сумку с едой! А вы говорите, что Бога нет! Или кто там вместо него?.. Мне встречался мотоциклист на «Восходе», пасечник или рыбак… Да простит меня хозяин утраченной провизии! В сумку для меня положили пироги, яблоки, помидоры и сало. Но юркие лесные твари уже успели подожрать сало. Пришлось его оставить для них. А остальное слопал я!

Перед мостом мне было боязно, и не зря. Главное – не упасть с моста в реку, а то потом ни меня, ни мотоцикл не собрать. На мосту я всё же упал (о, чудо! не с него!) и придавил ногу багажником. «Бог, умирая на кресте, заповедовал нам жалость, а зубоскальства Он нам не заповедовал…» (В. Ерофеев) Не думаю, что падение произошло по причине обжорства. Другой ногой и руками столкнул с себя этого мотогада, оставив под ним сапог и часть кожи. Все ногти почернели, нога распухла, тоже почернела и отвалилась. Я пошутил! Нога только посинела, но осталась со мной.

За мостом поменял резину и звёздочку. В этот же день домчался до Усть-Каменогорска. Правда, в районе Зыряновска за мной увязался джип. Я от него – он не отстаёт! А у меня рыжий по трассе вообще быстро ездит, до 125 км/ч. Вспоминаю – вроде бы не подрезал я казахстанских джипов в этом году. А он мигает, сигналит, обгоняет! Ну, думаю, будем биться. Останавливаюсь. Выходит парень, с которым мы встречались в Зыряновске в начале пути, когда с барнаульцами в магазине закупали провиант. Радуется мне, счастлив, что догнал! Обалдел, что я так ношусь по горным дорогам. Расспрашивает про поход, всё ему интересно. Я поведал ему ёмко и точно всё случившееся. Он же говорит, что тоже собирается переезжать в Новосибирск, взял все адреса, телефоны, сказал, что мечтает о таких путешествиях! Наверное, он ещё ни разу свой джип не хоронил.

Мама неслабо удивилась моему неожиданному появлению. Она думала, что, как порядочный гражданин, я работаю во благо Родины и прочих дармоедов. Своим появлением почтил меня Серёга Юшкин, некогда великий мототурист. Как всегда, пили пиво, говорили о путешествиях и о Несбывшемся…

На следующий день вернулся в Новосибирск без приключений. Хотя на границе могло произойти приключение, если бы не моя решимость идти до конца в безуспешном деле мототуризма. Там стояли в очереди десятки машин (это им стоять здесь много часов), а сзади подкрадывалась нешуточная южная гроза. Я подошёл к пограничнику и сказал, что у меня салон открытый и сиденье не откидывается, пострадать могу изрядно… И меня пропустили без очереди. Хоть и редко, но бывает такое.

На этом закончилось путешествие, обещавшее сначала быть беззаботным. Я так ошарашен им, что нет романтических слов. Всё! «Вот и прекрасно, что вы всё поняли. Выпьем за понимание – весь этот остаток «Кубанской», из горлышка, и немедленно – выпьем». (В. Ерофеев)

Спасибо всем, кто был со мной в пути! Удачи на дорогах!

* См. июльский журнал «Мото» 2006 года.

P.S. К написанию статьи приложили усилия все участники похода; мы оказались несколько велеречивы, но с кем не бывает?

г. Новосибирск 01.09.06. – 22.11.06.

Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 5
Ссылка:
Опубликовал Сергей Каминский