Камчатка 2011

Идет загрузка карты ...
Полуостров Камчатка — самый удаленный от столицы регион России. Именно туда отправилась команда московских путешественников по приглашению единомышленников из камчатских внедорожных клубов, чтобы своими глазами увидеть красоты этого удивительного заповедного края. Петропавловск-Камчатский - Эссо - Петропавловск-Камчатский-Вилючинская сопка - Петропавловск-Камчатский 1500 км
 
Примус, мед и рыбные деликатесы

Что я знал о Камчатке, сидя в зале отлета аэропорта Шереметьево? Да по большому счету ничего. Смутно представлялись вулканы и гейзеры, а еще — много снега и морозы. Сумки, битком забитые теплыми вещами, уехали по транспортеру в направлении багажного отсека, а мы в ожидании приглашения на посадку неспешно пили водку, в целях конспирации перелитую в бутылку из-под минералки. Мы — это восемь московских джиперов, отправляющихся за новыми впечатлениями на другой конец страны.

Когда мы уже шли по рукаву на борт самолета, Ярослава вызвали по громкой связи и долго расспрашивали на предмет содержимого его багажа. Сотрудников службы безопасности смутили примус и банка меда, которую они приняли за неведомый вид горючих веществ. Ярослав долго и терпеливо объяснял, зачем ему нужны эти вещи на Камчатке, и в конце концов его багаж все же пропустили на погрузку.

Девять часов лета — это не так много, если предварительно ночь не спал и хорошенько выпил перед взлетом. Кресла в эконом-классе Boeing, конечно, не очень шикарные, но заснуть вполне позволяют. Да и что такое девять часов — рабочий день в офисе. А мы за это же время перенеслись через материк.

В аэропорту Петропавловска-Камчатского нас встречала шумная ватага единомышленников на лифтованых праворульных внедорожниках. Мы познакомились, оставили ручную кладь на их попечение и отправились получать багаж. С этой на первый взгляд простейшей задачей справились не все. Сумка Ярослава с примусом, медом и всем снаряжением осталась в Москве…

После беседы по душам со служащими аэропорта нам была клятвенно обещана встреча с отставшими вещами завтра в то же время, когда приземлится следующий рейс «Аэрофлота». Поверив, мы отправились в гостиницу. Расселение как-то само собой перетекло в обед-ужин в гостиничном ресторане. По местному времени было три часа дня — самое время пообедать, а по московскому — одиннадцать вечера. Чтобы не запутаться, решили не вылезать из-за стола до самого вечера, чтобы примирить себя с новым часовым поясом. Мы заказали большое количество рыбных блюд и околорыбных напитков. Мама дорогая, как же вкусны кальмары, креветки, гребешки — да что там, простая селедка! Они же не консервированные и не размороженные, а свежие, прямо из океана! Стоит ли говорить, что ужин прошел в теплой дружественной обстановке всеобщего благоденствия.


Обледеневшая дорога в центр полуострова

Аэрофлотовцы не подвели, и на следующее утро Ярослав воссоединился со своей сумкой, чему несказанно обрадовался. Нам предстоял весьма длинный день в пути. Конечной точкой сегодняшнего маршрута был эвенкийский поселок Эссо, находящийся в 550 км от города, в самом сердце полуострова.

Первые 100 км пути колеса машин шуршали по асфальту, затем начался грейдер, ровный как стекло и даже схожий с ним по виду, потому что дорогу покрывал слой льда в несколько сантиметров. Скорость движения снизилась, но мы были за это не в обиде на дорогу, потому что виды по обеим ее сторонам были потрясающие: горы разной высоты и крутизны, покрытые белым снегом, искрящимся на солнце. Колонна то и дело останавливалась на фотосессию, чтобы запечатлеть местные красоты.

В деревне Сокоч мы сделали остановку. Местные жители в качестве общедеревенского бизнеса избрали приготовление и продажу пирожков и весьма в этом преуспели. Я неоднократно встречал такие «пирожковые деревни» на трассах нашей страны, но первый раз после поедания мучных изделий околодорожного производства у меня не было никаких неприятных последствий. При этом я смог съесть всего два пирожка, потому что они оказались просто гигантского размера.

Перед деревней Мильково нас остановили на посту ДПС. Я его поначалу принял за автобусную остановку — маленькая бетонная будка с едва заметным окошком. И лишь когда из него, размахивая полосатыми палочками, бодро выпрыгнули два гаишника, понял истинный профиль сего строения. У нас проверили документы и отпустили. Местные ребята пояснили, что на этом пикете тормозят почти всегда. Дорога пустынная — скучно.

В Мильково мы запаслись топливом — теперь до Эссо заправок не будет. Стемнело и сразу сильно похолодало. В отличие от Петропавловска, где столбик термометра редко опускается ниже отметки -15°, здесь, в центре полуострова, -30° и -40° частые гости.

За Мильково дорога снова ухудшилась, после снегопада ее прочистили только посередине, и, чтобы разойтись со встречными машинами, приходилось съезжать правой стороной на глубокий снег, который «подкусывал» колеса, стараясь стащить машину в кювет. Но это можно назвать легким дискомфортом по сравнению с тем, что происходит после обильных снегопадов. Дорогу переметает на метр и выше, и, пока не пройдет огромный бульдозер, проехать невозможно. Однако этого события иногда приходится ждать не один день. Но по сравнению с тем, что творится весной, это еще цветочки. Примерно на полпути к Эссо дорога идет по краю склона вдоль реки, и в разлив бурный поток смывает проезжую часть. Происходит это за считанные часы, и нередко движение полностью останавливается на несколько дней. Так что небольшой снежок на дороге, всего лишь замедливший нас, на фоне всего перечисленного можно назвать благом.

Первое, что бросилось в глаза по приезде в Эссо, — это бассейн с термальной водой во дворе нашего гостевого дома. Народ быстро разгрузил машины и, сбросив с себя одежду, бегом устремился к воде. Высокая скорость передвижения была вызвана не только желанием поскорее окунуться в горячую воду, но и температурой воздуха, равной -35°С.

В Эссо мы провели два дня: покатались на снегоходах, посетили краеведческий музей и вдоволь наплескались в термальной воде. Кстати, горячие источники не только поставляют воду в большой общественный и маленькие бассейны местных жителей, но и отапливают всю деревню.

Еще одна коммунальная особенность — в городе и в поселках холодную воду можно пить прямо из-под крана, она чистая и очень вкусная.

Петропавловск-Камчатский

В городе довольно много машин, и движение в часы «пик» на улицах плотное. Дороги узкие, один-два ряда, поэтому на светофорах нередко собираются длинные очереди. Морозов в Петропавловске почти не бывает. Обычная зимняя температура 10–15 градусов ниже нуля. Бич города не холода, а снегопады. Снег выпадает очень обильно, и за ночь может запросто лечь 50–70 см. При этом дороги убирать никто не торопится. И если главные улицы неспешно очищают от снежных завалов в течение дня, то переулки и межквартальные проезды могут долго оставаться под снегом. А про дворы и говорить нечего. Снегопад, усиленный метелью, иногда закрывает машины по крышу, и хозяева втыкают в снег длинные палки около своих автомобилей, чтобы бульдозер, рано или поздно появившийся во дворе, вместе со снегом не сгреб и автотранспорт. А далее — спасение утопающих дело рук самих утопающих. Автолюбители вооружаются лопатами и приступают к раскопкам. На фоне всего вышеизложенного вполне логично, что большинство частных автомобилей в городе — внедорожники.
Едем в горы по заснеженным серпантинам

Вернувшись в Петропавловск, мы решили устроить свободный день, чтобы немного отдохнуть и переварить накопившиеся впечатления. Половина группы с утра пораньше умчала на горнолыжный склон, где, взяв в аренду снаряжение, целый день носилась по склонам. Вообще на Камчатке горнолыжный спорт очень популярен. Оно и не удивительно — здесь со всех сторон горы. Даже по городу многие местные жители, особенно женщины, ходят в горнолыжных костюмах. Это не столько дань увлечению, сколько практичность. Так теплее и удобнее передвигаться по заснеженным улицам.

На следующий день мы снова загрузились в уже ставшие родными машины наших камчатских коллег и выехали из города. На этот раз путь лежал к Вилючинскому вулкану. Погода стояла солнечная и морозная. Нам вообще очень повезло с погодой, на протяжении всего путешествия она была ясная и солнечная, а такое здесь бывает нечасто. Второй удачей стала малоснежная зима, которая позволила пробраться к самому подножию вулкана и заехать на перевал. Но в этот день мы никуда не поехали, а заночевали на горнолыжной базе, где устроили себе поистине королевский ужин из рыбы, специально для этих целей закупленной на городском рынке. Мы ели, пили и, конечно же, общались. Московским и петропавловским джиперам нашлось о чем поговорить. Тем хватило до глубокой ночи. А отоспавшись, отправились в горы.

По узкому снежному серпантину мы поднялись на перевал, и перед нашим взором предстала картина удивительной красоты. До горизонта простирались белоснежные горные пики, вдалеке плыли облака, подсвеченные солнцем до ослепительной белизны, и было трудно понять, где заканчивается земля и начинается небо. Мы погрузились в состояние неги и гармонии. Не знаю, сколько времени мы провели в горах, но увиденное навсегда останется в моей памяти.

Когда мы спускались с перевала, нас попросили задержаться на базе дорожной техники, расположенной на километровой высоте над уровнем моря. Дело в том, что снизу по серпантину шел вахтовый «Урал», а разойтись на узкой дороге со встречной машиной было очень сложно, поэтому мы провели наверху еще около получаса, дожидаясь, пока тяжелая машина поднимется наверх.

Спуск занял примерно столько же времени, что и подъем, и оказался не менее сложным. На поворотах снег был взрыхлен, и, если бы наши внедорожники не были обуты в колеса увеличенной размерности, то вряд ли бы обошлось без беготни с буксировочными тросами.

Мы вернулись в город уже затемно, а на следующее утро погрузились в самолет и через девять часов снова оказались в аэропорту Шереметьево, привезя с собой новые знания и впечатления о прекрасном крае и о замечательных людях, которые за короткое время стали нам близкими друзьями.


Камчатский офф-роуд

Основные составляющие местного бездорожья — это рельеф и реки. Проселки в европейском понимании почти отсутствуют. Обычно это разбитые «Уралами» колеи либо заваленные камнями серпантины. Но главное препятствие на пути внедорожника — реки. Таяние снега в горах иногда продолжается до лета, русла ручьев и мелких речушек превращаются в грохочущие потоки. Перебраться через них — задача не из легких, и зачастую машины смывает течением. Если повезет, их прибивает к берегу или они упираются в нависшие над потоком стволы деревьев, если нет, автомобиль тащит еще несколько километров, калеча о каменистое дно и плывун.

Увлечение офф-роудом на Камчатке носит массовый характер, и подготовленных внедорожников очень много, в городе большое количество мастерских, занимающихся тюнингом. Посему 35-е колеса на улицах не редкость, а уж выведенным воздухозабором оснащены практически все внедорожники. В этом нет ничего удивительного, ведь застрять можно даже в черте города.


Немодный клуб выражает благодарность внедорожным клубам Камчатки и лично Сергею Гейне за организацию путешествия.


Комментарии
Вполне мог и ошибиться 
Я ж не местный. :)
Всем привет:)Северо-Востока!!! 
На фото Корякский вулкан(сопка)!!!
или "город" другой-не Петропавловск–Камчатский:)
Домашние вулканы: Корякский(3456), Авачинский(2751), Козельский(2189), Ааг, Арик-это Авачинско-Корякская группа вулканов!
Доказано Nemiroff!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Камчатка
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: