На поиски контрастов, или О чем думают руководители

Идет загрузка карты ...
Горный поход 2 к/с, совершенный сборной группой под чутким руководством, в межсезонье, в замечательном уголке Центрального Кавказа - "Солнечной Дигории". Пройдены перевалы: Столетия (1А), Светлова (1Б), Авсанау (н/к), Цагардор (1Б). Так сложилась крепкая дружба городов: Ульяновск, Нижний Новгород, Уфа, Химки.
 
"На поиски контрастов" или "О чем думают руководители"

Рододендрон белый Рододендрон белый


Повествование от третьего лица.

Пролог


Сижу я как-то дома за компъютером, макаю сушку в кофе..смакую. На дворе февраль, а мысли уже торопят в лето, плетут паутину будующих маршрутов. Думаю, дай-ка зайду в гостевую своего родного сайта, авось всплывет какой единомышленник, позовет в горы. И не ошибся…Вижу такую картину:

«Здравствуйте! Пишут Вам две компанейские, бывалые туристки из Н.Новгорода. Ищем группу для горной пешки на июнь или сентябрь, возможно с восхождением. Наш лимит по времени 14-16 дней (с заброской), по стоимости 14000руб. Опыт походов имеется. Необходимое снаряжение для пешки в наличии. Если можно напишите Ваши варианты. С удовольствием присоединимся.»

Долго ломал голову – что есть «горная пешка» и с чем ее едят.
Тогда все как-то само собой получилось, по инерции. Письмо – ответное – еще письмо. А сейчас понял, с этого все и началось…зацепило.
И понеслось: виртуальное знакомство, сборы, инструктаж, таблицы и маршруты, ирония и упорство, идеи и сомнения.

А бывало и так (эпизод из переписки):

Я (без задней мысли): Присылаю свою продуктовую раскладку завхозу Ирине. Жду ответных комментариев.
Ирина (в ответ, настойчиво исподтишка): «Сало с кашей думаю не подружаться. И чеснок на ночь есть не комильфо, особенно девочкам..». Переставила сало с чесноком на обед.
Я (дипломатично): «Ирина! Это короткое письмо для вас! Суть раскладки с которой пойдём, скорее всего, будет состоять из наших с вами предложений и пожеланий группы. Но, всё же кто-то должен диктовать условия. Итак. Как ходим мы (ульяновцы вообще и группы Стас Иваныча в частности).
Структура раскладки:
Завтраки – мясные каши (греча, горох, чечевица, макароны), мясо – сублимированное или сушёное (сушим сами). Задача – дать пищу, чтобы работать! Основная доля всй физической работы будет выполняться до обеда – в первую половину дня.
Обеды – горячие супы (варим, едим, отдыхаем). Можно взять стандартные в магазине (вермишелевый, гороховый, куриный), можно всё составить самим (по ингредиентам).
Ужин – молочные каши (пшено, рис, лапша, картофель б/п) + сало, соус, лук, чеснок (ССЛЧ). Задача – лёгкий ужин, чтобы хорошо спать. Чтобы хорошо отдохнуть. Чтобы утром ХОТЕЛОСЬ ЕСТЬ, чтобы днё работать…
Это основа.

Я задумал отделаться малой кровью. Погулять по горам, присмотреться друг к другу, попеть песни у костра, перекатывая сушку за щекой. Да не тут-то было! Все одно твердят – подавай мол, Стас Иваныч, экстрима, категорий, высот поднебесных. А сами в анкете про тренировки и технику горного туризма молчат, шифруются.
Но меня не проведешь. Буду брать измором, каждый день упрямство на живучесть проверять – глядишь дадут слабину и откажутся от амбиций. В кои-то веки отдохну по человечески.

Итак, нас 7-ро. Сборная группа из городов Ульяновск/Н.Новгород/Уфа/Химки.
Слабый пол ведет 4:3. Ситуация для меня новая и непривычная. Заявлена 2 категория сложности. Отправляемся на встречу с Солнечной Дигорией. Надеюсь на благосклонность любимого края и гостеприимство гор.
Поезд уносит меня из Ульяновска в гордом одиночестве и совсем не налегке.


День 1-ый. Стартовый.


Прибыл на вокзал Пятигорска раньше всех. Засел с поклажей в пригородных кассах, с платформы не видно. Пусть поищут, прочувствуют вкус приключений. Сижу, разглядываю лица вокзальной толпы. Чертыхаюсь, поглядывая на свои мешки – «И дернул меня черт ввязаться в эту авантюру. Раньше надо было думать, раньше..Крепись, Стас Иваныч, теперь отступать некуда».
Звонок. Секунду сомневаюсь. Ага! Приехали. Руководителя потеряли. Голос в трубке тревожный, сбивчивый. Неладное значит заподозрили. Объясняю где меня искать.
Осторожные.. Все не пошли, заслали 2-ух гонцов. С виду вроде дружелюбные, недикие. Улыбаются, руку жмут. После короткой церемонии воссоединились группой.

Взглядом оценил противника: Девчата доходяжнее, чем я предполагал, да еще и с характером. Рюкзаки новые, чистенькие, непотертые. Прикид – фирма. Глаза доверчивые. Одним словом – ЧАЙНИКИ!
От сердца отлегло. Буду действовать по намеченному плану – долго не протянут, назад попросятся. Тут то я и предложу свой вариант с посиделками у костра и сушкой за щекой.

Пять часов дороги и мы в горах. Нас окутывает зелень июньских трав. Воздух полон влаги и пряных цветочных ароматов. Здравствуй, Дигория!
Добравшись до места ночевки, получаю ответный удар. Девчата (хором): «Мы будем спать отдельно» - без тени сомнения и кокетства в голосе. Настоящие эмансипированные барышни! Амазонки! Ну, думаю, попал..Даже как-то растерялся, упустил момент. Это они мои прятки на вокзале не простили, отойдут к утру, одумаются.
Открываем вечер знакомства...

Дарья: «В колличестве 4-ех человек (Я, Иришка, Дениска и Артем) после суток вагонной романтики наконец-то прибываем в Пятигорск. Город встречает нас моросящим дождем, кажется сбываются прогнозы погоды. Предвкушаю встречу с руководителем. Сейчас он встретит нас на перроне, крепко пожмет руку, поможет выгрузить тяжелые и порядком надоевшие продуктовые мешки. Мы..платформа..ни души… В голове пролетает фраза из последнего письма Стас Иваныча «Предлагаю поиграть в руководителей». Ну, думаю, от винта! Игра началась! Иронизирую вслух, а в душе начинает скрести тревога. Плетемся в здание вокзала, набираем заветный номер. Гудок..второй..третий..бодрый мальчишеский голос дает нам направление следовать в пригородные кассы. Выбрав в спутники Артема, отправляюсь на поиски. Заходим со стороны стеклянной стены. Через прозрачную преграду смотрит на нас обладатель смеющихся с хитрецой глаз и широкой обаятельной улыбки – наш руководитель. В такого человека влюбляешься с первого взгляда! А значит все у нас сложится.»

Дилара: «Пейзажи за окном газели постепенно менялись, мы углублялись в горы. Начался дождь. Стас Иваныч многозначительно изрек: «Бывалые люди говорят, что Дигория – «мочевой пузырь» Кавказа». Мы нервно посмеялись».

Ленара: «На пути в горы обнаружилось, что мы с Диларой не взяли сухари и сахар (вот невнимательность-то!), заехали в ближайший магазин, купили последнюю пачку сухарей, сушки и сахар. Ожидая грозный взгляд Стаса Иваныча в нашу сторону, ну или, по крайней мере, осуждающую реплику за такую оплошность, мы пытались оправдаться. Однако ничего подобного так и не дождались. Респект Стасу Иванычу за лояльность!

Денис: «В нашей маленькой палатке очень зябко, скучно, скверно. Эмансипе четыре гордых захотели спать отдельно!»




День 2-ой. Разминочный.


Выползают из палатки, робко оглядываются – «не сон ли это». Это чувство мне знакомо.
Выгадав момент, делаю еще одну попытку, давлю на жалость. Мол, спалось плохо, тесно, совсем не отдохнул. Делаю кислую мину. Не поддаются. Закусив губу, хмуро иду собирать вещи. Впереди первый полноценный ходовой день.
Вчера продемонстрировал как пользоваться автоклавом. Смельчаков и след простыл, продолжаю дежурить.. Вскоре подходит Денис с предложением поучаствовать в процессе – я и этой помощи рад.

Разобрали общественное снаряжение. Отметил: Собираются слаженно. Видно опыт все же есть, система жизнеобеспечения работает. Все еще лелею надежду отдохнуть, но она все призрачней.
Подогнали рюкзачные ремни, затянули шнурки на ботинках и в путь.

Каждый день преподносит мне сюрпризы. Писал же «Всем в обязательном порядке взять ПАНАМЫ!». Так нет, и здесь индивидуальность проявить выдумали, нацепили банданы – ну чем не символ эмансипации!
По дороге травлю туристические байки. Сказывается смена климатического пояса, невработанность организма в сезон. Тяжеловато..
Окликнул амазонок «баушками». Уши навострили, нахохлились. В целях собственной безопасности поспешил объясниться. Градация есть, говорю, такая в горном туризме: Пока в новичках ходишь зовешься «баушкой». Разрядница – «тетка». А коли до руковода доросла – то есть «мать». Смекнули и не обиделись. Так и повелось.
Открываю для себя Кавказ в межсезонье. Буйная зелень, шапки рододендпронов на склонах, песни шустрых звенящих ручейков на каждом шагу. Не могу надышаться - Воздух искрится чистотой и прохладой, проникает в душу тонкими нотами июньских первоцветов. Вокруг торжество жизни, свободы и красоты!

А вот и первые переправы. Сразу узнал в двух особо норовистых баушках (Даше с Ирой) братьев водников. Пока место выбирал, по камням прыгал, остальных баушек за собой переводил – а они уже на другом берегу стоят, мокрые по колено, с выражением трудноскрываемого недоумения наблюдая за нашими выкрутасами. Попытались толкнуть идею о преимуществах сырой обуви и абсурдности попыток выйти сухим из воды. Но я не обиделся. Баушки же – всему свое время.
Идут, соревнуются, кто громче хлюпнет. Улыбки до ушей.

Сегодня осилили планируемое расстояние. Встали под водопадами, у реки Беляги-дон. Перед нами вид на седловину перевала Дашивцек (н/к, 2900м).
Море снега! Начинаю задумываться над завтрашними перспективами. Вида, что озадачен, не подаю.
Вечером, надев парадное, устраиваем ужин на баушкиной территории, под гитару и шелест дождя. Баушки вошли в раж. Поют громко, стараются. Мелодии заказывают. Сидим плечом к плечу, дышим в такт, сердца объединяет музыка. Так оно все и начинается – НАСТОЯЩЕЕ.

Дарья: «Сегодня создала себе музыкального кумира. Такого чувства и самоотдачи в музыке я не встречала еще ни разу, хотя песен у костра прослушала не один десяток. Слушаю с закрытыми глазами, голос трогает за душу. Всем нам понятны и близки тексты песен, мы проживаем их вместе с исполнителем. Так, за один вечер родился новый СПЛАВ».







День 3-ий. На поиски контрастов.


Со вчерашнего дня укрепилась революционная формула: «Стас Иваныч + Денис Иваныч = Вечные дежурные».
Как нас так ловко свели к общему знаменателю я не понял до сих пор (думаю, Денис тоже). На призывной клич «Завтрак!» баушки-амазонки бросали все свои заботы и 4 тарелки настырно выстраивались в шеренгу перед автоклавом. Аппетит у прекрасного большинства удался на редкость.
Покидаем наши ночевки с целью взять сегодня перевал Столетия (1А). Продвигаемся по моренному хребту, время от времени выбивая камни из-под ног. Провел короткий инструктаж техники передвижения по осыпным склонам. Ходками по 45 мин устраиваем 15-ти минутные привалы. Вношу заметки в черновой блокнот.

Не прошло и часа – перед нами граница снега. Укрылся меж морен снежник, искрится на солнце своей белизной, манит к вершине. Для ребят прохождение по снежнику – первый опыт. Не стушевались. Рубим ступени, меняемся. Набор высоты сулит горняшку. На привалах точим заначки, доктор раздает аскорбинку, чтоб идти веселее было.
Горы встречают нас во всем своем коварстве и обманчивости. Вот кажется уже мелькнула за моренной перемычкой перевальная седловина – проходишь рубеж, а впереди еще гряда осыпных валов. Выбираешь себе следующую точку, за которой уж наверняка покажется перевал. Ребята поднатарели в передвижении по снегу. Дело пошло быстрее.

Кажется, идем уже вечность по каменно-снежной пустыне. Время остановилось.
Наконец перевал открылся на гаризонте – снежный склон, прошитый в центре свежей лавиной. В мышцах гудит свинцовая усталость. Очень кстати короткий послеобеденный сон.
Четыре часа подъема. День клонится к закату, в горах солнце садится рано. Перевал не принял нас сегодня. Отложим решающий рывок на завтра. Разбиваем лагерь под перевальным взлетом. И снова ребятам есть чему поучиться: каждый вносит свой вклад в обустройство снежных высотных ночевок, проявляя завидную самостоятельность. Баушки не отстают.
Солнце обрамляет пики гор в краски заката. Вот она – желанная награда за долгий подъем – красота и величие Кавказского хребта, как на ладони! Эти минуты каждый сохранит в своем сердце.
Ужин снова собирает нас в баушкиной палатке за кружкой горячего чая. Вечер авторской песни продолжается…

Заметки завхоза:

«Не бывает невкусной каши, бывают недостаточно голодные туристы».

«Если вам что-то упало в суп не волнуйтесь: если движется – это мясо, если не движется – витамины, если тонет – минералы (народная завхозная мудрость)».

Дилара: «Первая зимняя ночевка без воды. Холодный ветер пронизывал насквозь. Мы спешно утрамбовали площадку на снегу для палатки и обложили её камнями, чтобы защитить от ветра. Руководитель топил снег для ужина. Хотелось быстрее спрятаться в палатке, надеть теплую одежду и зарыться в спальник с головой . Ночью не спалось, хотя все смертельно устали. К тому же завывал такой сильный ветер, что казалось – нас вместе с палаткой вырвет с корнем, и мы воспарим высоко в звёздное небо».



День 4-ый. Прошивая горизонт.


Ранний подъем награждает нас красотами рассвета. Воздух чист и звонок как стекло, небо ослепляет голубизной, под ногами похрустывает свежий наст. Палатки серебрятся в лучах восходящего солнца.
Горы учат человека мудрости, воспитывая в нас умение слушать тишину.
Баушки, как нахохлившиеся воробушки, одетые с пяток до кончиков ушей, высовывают замерзшие носы из палатки. Сестры-водники пытаются влезть в заледеневшие сырые ботинки. Кажется, просекли фишку. Топчатся на месте, чтобы согреться.
Морозность ночи быстро отступает под утренним солнцем, снег поддается напору ботинка. Заправившись сытным завтраком, выдвигаемся на решающий штурм. Кошки одевать не пришлось, ограничились пробной примеркой.
Поднимаемся вдоль языка вчерашней лавины. Поочередно рубим ступени. Снег поддается, иногда не выдерживая нашего веса.
Перевал встречает нас колючим ветром. Спешим заложить записку, сделать групповое фото, и вниз. Впереди открывается затяжной снежный кулуарный спуск. Вот бы сейчас на саночки и с ветерком! На своих двоих дело затягивается, проваливаемся по колено в рыхлый снег.
Один взгляд назад на уплывающий перевал – линия наших следов прошила его ровно посередине. Спуск проходит на втором дыхании.

Кавказ в межсезонье полон контрастов. Оставляя позади снежные вершины, спускаемся в зеленую долину, где воздух полон густой влаги и запахов рододендронов. Спешу пополнить свою фотоколлекцию новыми трофеями. Отроги хребта надежно спрятаны за стеной дрейфующего облака.
Сегодня был непростой день, но ребята достойно справились с поставленной задачей. Пережитое сделало нас ближе и мне уже не хочется поворачивать назад и искать легких путей. Теперь только вперед, вместе и вопреки.
Денис радует очередным кулинарным изыском – молочной лапшой. Баушки, причмокивая, требуют добавки. Наш завхоз, Ирина, балует перевальным горячим шоколадом.
Что еще нужно, чтобы почувствовать себя счастливым..?

Дилара: «Утром перед нами открылся великолепный пейзаж! Здесь рождается один из многочисленных ответов на вопрос: «Зачем люди ходят в горы?» Глядя на эти многовековые изваяния, созданные природой, понимаешь всю суетность нашей жизни и воспринимаешь ее в городском конгломерате как мелкую мышиную возню. Здесь весомость приобретает такая ценность как сама жизнь».
«Солнце слепило глаза, пот лил градом. Хотелось взять пенку и прокатиться вниз по склону с ветерком»

Иришка: «Сегодня видели горных козлов – туров. Ну, как видели… Утром Стас Иваныч спросил у Даши, указывая на перевал, видела ли она вон тот камень вчера. Даша сомневалась. Вскоре камень зашевелился. Всё остальное сделала наша фантазия».

Дарья: «На спуске с перевала прочувствовала на себе, что значит горняшка. В моем случае она проявилась точным подобием гипогликемического состояния (хотя позавтракала я наверняка). Ноги отделились от тела, не принимали команды головного мозга, впору было переставлять их руками. В висках хронометр отстукивал ритм, по телу пробегала мелкая дрожь. Начинало штормить. Ложку дегтя добавил глубокий рыхлый снег склона, в который проваливалась то по колено то по середину бедра. Злясь на свою беспомощность, мысленно повторяла «Ох, что ж я маленьким не здох». Добравшись до группы, сточила всю свою дневную заначку. Завершающий аккорд в моем излечении совершил аспирин. Сделала вывод: по снегу впредь исключительно на лыжах!»

          













День 5-ый. Встречая непогоду.


Первые акклиматизационные дни пройдены и группа в достаточной форме, чтобы покорить свой первый, дебютный 1Б – перевал Светлова.
Небольшой переход вдоль реки Хазны-дон и мы у подножия скально-снежной гряды. Перевал не изменил июньским традициям, встречая нас бескрайней снежной целиной. Вот где тренировать технику глиссера!

Погода не делает нам поблажек. Крадется, наползает из ущелья облако, через мгновение окутывая густым туманом и подгоняя вперед порывами ветра. Подкрепившись и выждав лучшую видимость распределяемся по связкам.
Связка №1: Стас Иваныч – Артем – Линара – Дилара.
Связка №2: Денис Иваныч – Ирина – Дарья.
И снова шаговый ритм, рождающий ступени. Ровной стежкой прошивают наши следы девственный склон. Ритм шага – ритм сердца – ритм дыхания. Семь затерянных жизней в безмолвном царстве вершин. Здесь мы познаем законы природы, ощущая на собственной коже рождение теплого дождя из колкой льдистой крупы, начало которой положил высокогорный снегопад.

Несколько ходок и перед нами седловина перевала Загадок. Оставшись верными своему маршруту, сворачиваем на крутой скальный взлет. Ноги утопают в снежной жиже. Баушкам приходится нелегко: небольшой рост вынуждает переходить на 4 точки опоры, промокшие ботинки отбирают драгоценное тепло. Я хлюпаю пока только одним.
Горы встречают нас грозовыми раскатами и ураганным ветром, давая понять кто здесь хозяин.
Ну, думаю, завернула погодка. Не расположен к нам сегодня перевал. Спорить с горами – все равно что идти на неоправданный риск. Припоминаю, что неподалеку когда-то были моренные ночевки. Не подвела память. Собрав волю в кулак разбиваем лагерь. Вспышки молний прорезают черное небо.
Теперь ребята знакомы с переменчивым настроением гор. Это послужит им хорошим уроком.
Согретый нашим дыханием уют палатки создает обманчивое чувство защищенности. Порывы ветра играют с тентом, выбегаю укреплять растяжки.
В этот вечер родился девиз похода. На предложение вылезти из палатки и принести гитару Денис вопросительно изрек «А может просто побеседуем..?»

Дилара: «Утреннее солнце осветило соседние склоны, проигнорировав наши призывы согреть своим теплом. Ира и Даша во главе со Стасом Иванычем, водрузив на себя рюкзаки, стояли, как новобранцы на плацу, и ждали, пока мы впихнем все вещи в наши неподъемные поклажи. Денис, как всегда, копался больше всех, терпеливо снося насмешки в свой адрес».
«На первом привале Стас Иваныч прочел обзорную лекцию на тему: «Любите ли вы спорт, как люблю его я?» и дал рекомендации по поддержанию себя в хорошей физической форме».
«Встретив грозовой фронт было принято решение поставить палатки на небольшой заснеженной площадке перед перевалом. Наш гуру громко, тоном, не терпящим возражений, приказал снимать с себя карабины в целях техники безопасности. Дрожащими и окостеневшими от холода руками мы сняли с себя снаряжение, разбили лагерь и спешно нырнули в палатки, нагло ожидая горячего ужина».



День 6-ой. Марафонский.


Горы вновь удивляют нас по-настоящему зимним, хрустящим рассветом. Может перевал потому и не пустил нас вчера, чтобы сегодня показать всю свою красоту. Ведь мы здесь единственные зрители.
Облака уснули в распадке гор, создавая сверху впечатление взбитой упругой пены. Хочется разбежаться и прыгнуть, проплыть сквозь белую невесомость.
На этот раз погода дает нам фору. Преодолеваем последние метры склона по цепкому насту, что значительно экономит наши силы. Делаю технические снимки. Сегодня хребет раскрылся во всем своем величии, мерцая остроконечными вершинами на утреннем солнце! Нет ни единого следа присутствия человека. Июнь назначил нам аудиенцию с горами. Уже завтра исчезнут под снегом и наши следы, и только записки, надежно укрытые в турах, останутся свидетелями прожитой нами маленькой жизни.

С легкой грустью в душе начинаем спуск в долину. Сегодня мы спешим, догоняя отобранное непогодой время.
Вновь пролетает граница сезонов. Из зимы в лето за пару часов – кажется немыслимо, а в горах это реальность. Опьяняющая реальность, ради которой стоит жить.
Пробираясь сквозь растения-гиганты, выходим на горный серпантин. У поворота нас встречает хромой пес, всем своим видом показывая дружеские намерения – как хранитель этих мест, желающий доброго пути спустившимся с гор. По дороге останавливаемся для группового снимка у полноводного водопада Айхва.
Немного уставшие от маршброска за темно спускаемся до базы Куссу. Мы снова в графике и можем позволить себе честный отдых и чашку горячего шоколада. Гостеприимный хозяин дает нам крышу над головой и угощает свежими пончиками.

Есть и грустный момент сегодняшнего вечера. Мы расстаемся с Артемом, плохое самочувствие не позволяет ему продолжать с нами маршрут. Желаем ему удачи, доброго пути и крепкого здоровья.
Итак..нас 6-ро.

Дилара: «И вот мы на перевале! Денис от переизбытка эмоций раздевается по пояс и с фразой «Пацанам покажу!» отбегает подальше и активно позирует на фотокамеру, демонстрируя свой ослепительный торс».

«Штурмовая группа в составе Дениса, Даши и Иры отправилась на турбазу Куссу налаживать дипломатические отношения и договариваться о ночлеге. Мы с Линарой делимся друг с другом эмоциями. Было ощущение, что наш маршрут подходит к завершению. В таком кольцевом построении маршрута есть свои минусы и плюсы. Минус в том, что, во-первых, приходится снова набирать высоту, во-вторых, после того как вкусишь прелести цивилизации, теряется настрой идти дальше. Есть и плюсы. Можно оставить заброску с едой и вещами, которые не понадобятся в первой части маршрута, а также сойти с маршрута тем, кому физически тяжело идти дальше».

Дарья: «Во время маршброска по горному серпантину ощутила неполадки в своем организме. Привычная тяжесть в ногах дополнилась острыми болями в левом колене. Каждый шаг под уклон сопровождался резкой болью, словно втыкали нож. Стараюсь не нагружать больное колено, идти на прямой ноге. Мысленно перебираю содержимое аптечки, в который раз останавливая свой выбор на спасительном диклофенаке. Самовнушение и вера в целительную силу препарата помогают справиться с волнением.»














День 7-ой. Приручая характер.


Продуктовая заброска и общественное снаряжение ложится тяжелым грузом на наши плечи. Завершение первого кольца и ночь на турбазе заметно расслабили участников, дав почувствовать предательскую легкость и комфорт. Вес рюкзаков вырос ровно на общественную долю Артема. Баушки пыхтят, прилаживаются.
Посадив Артема на ближайшую попутку, отправляемся в путь. Минуя поляну Таймази выходим на крутой глинисто-каменистый склон, поросший зарослями высокого кустарника. Земля размыта дождевыми потоками, от чего траверс склона становится похож скорее на карабканье на четвереньках. Разогретый влажный воздух дополняет картину тропических джунглей, организм активно избавляется от лишней влаги. Такие условия мне не по душе. Прибавляю скорости, не упуская ребят из виду.
Оставив наконец позади зону леса, располагаемся на обед.

Еще одна занятная закономерность нашего похода: Стоило только нам приняться за супец, как тут же ясное небо надменно хмурилось и награждало нас проливным дождем, а бывало..и градом. Подметив это, без полиэтиленовых накидок есть не садимся. Пробовали называть обед ланчем – не помогло. Использовали последний проверенный метод – дружно кричали «СОЛНЦЕ! МЫ ЛЮБИМ СОЛНЦЕ!» - на удачу сработало только один раз. По известному закону «Выбери крайнего» единогласно утвердили Дениса, бросившего как-то фразу «Дождичка бы сейчас». Вспомнив молочную лапшу и вес общественного снаряжения, в жертву приносить не стали. Дали шанс реабилитироваться.

Открываю сезон кройки и шитья. Старенькие Lowa Ирины широко улыбнулись в ответ непогоде. Пришлось прошивать нейлоном насквозь, благо толстая игла у Дарьи нашлась – впрочем не удивлен, доктор все-таки. Ходит слух, что в аптечку шовный хирургический материал заложен. Сам не видел…но опасаюсь..стараюсь не травмироваться.

Доктор тоже имеет право заболеть (правда у него это право сгораемое). Дарья им воспользовалась, пожаловавшись на больные колени – у нас внеплановая полудневка. Ура! Место как нельзя лучше располагает к отдыху. Укромная полянка, спрятавшаяся в распадке гор. Заботливо уложенные ночевки. Из палатки открывается вид на перевал Светлова – весь вчерашний день как на ладони. За спиной серыми ступенями ледника возвышается Геби-Бартуй.
Отдыхать так с песней! Сегодня вечер Визбора! Очень кстати подготовленный сюрприз – шоколадный вафельный торт. Напускаю на себя вид несладкоешки, пусть девчата порадуются.
Ночью (это со слов ребят. Меня то на дневке и пушками не разбудишь) гудели лавины и камнепады. Ожил Геби-Бартуй, завел свою песню.

Дилара: «Утром в нашей комнате творился хаос. Рюкзаки, снаряжение, сырая одежда, грязные и не очень носки – всё было разбросано на полу, на стенах, везде, где был шанс просушить вещи. Кое-как расчистив для завтрака импровизированный столик, вкусили утреннюю трапезу. Распределили снаряжение. Артем ушел на балкон и долго глядел вдаль. В нем боролись чувства. Мы ходили с виноватыми лицами».

Линара: «Утро. Вес рюкзака несколько увеличился. Почему-то нет морального настроя продолжать маршрут. Собираюсь через силу, уговаривая себя, что всё будет хорошо. Может подействовал отъезд Артёма. На лице проступают болячки – не уберегла кожу от солнца. Ещё зуб болит. Только какая-то внутренняя сила не даёт расслабиться..»

Иришка: «Это стало традицией – каждый наш обед сопровождается мелким моросящим дождичком. Пытались с этим бороться переименовав обед во второй завтрак. Не помогло. Зато суп под дождем можно есть бесконечно…»






День 8-ой. Прогулочный.


Снимаемся с ночевок после обеда. Групповым решением выбран запасной вариант сегодняшнего перехода – кратчайший путь в ущелье Цагардор через перевал Авсанау (н/к-1А, 2900м).
Подначиваю ребят, намекнув на возможность сойти с маршрута, спуститься в долину и вкусить прелести матрасного отдыха. Долгий вопросительно-ожидающий взгляд..проверка на стойкость. В ответном читалось – «Даже и не мечтай, зря стараешься». Демонстративно засобирались, побросав тарелки. Так растаяла моя последняя надежда на человеческий отдых.

Подъем на Авсанау пролетел незаметно. На верхнем плато находим оборудованный тур с запиской от москвичей (СТК «Ветер», 3 к.с.) и парочкой цветных леденцов. Снятая записка – наш первый трофей, неоспоримое свидетельство присутствия в этих краях.
Склон украшен причудливыми изваяниями из необычной для этих мест охристо-песочной осыпной породы. Словно неизвестный скульптор оставил свой рукотворный след. Цагардор поражает своей мощью и красотой, сверкая серебристыми гранями разломов в лучах вечернего солнца.
Под склоном притаился мой старый знакомый – озеро Маскутицад, сохранившее в своих водах кусочек зимы – крохотный ледовый айзберг. На фоне сочной травы и желтых шапок первоцветов холодная голубизна зеркальной глади смотрится особенно контрастно. Вот мы и нагнали вчерашний день, ощутимо сократив переход.

Еще один вклад в копилку походных недоразумений: баушки взяли колышки для палатки. После первой же высокогорной ночевки я их больше не видел, так и протаскали весь поход в рюкзаке. Что ж, иногда приходится учится на своих ошибках.

Сегодня гитара и голос не подвели, сладилась песня. Славлю в стихах Дигорию, радуюсь встрече, признаюсь в любви прекрасному краю. Кажется, ребята разделяют мои чувства.

Дилара: «Всю ночь сверкали молнии, шумели раскаты грома, капли дождя с грохотом обрушивались на палатку. Утром дождь не прекращался. Никто не торопился нас будить, и мы продолжали мирно сопеть, окунувшись в сладкую дремоту. Постепенно народ пробуждался. «Здорово, баушки!» - весело поприветствовал нас Стас Иваныч. «Мы уже не баушки, пора нас в тётки записывать!» - обиженно ответили мы, и посмеялись».

Дарья: «Я (точнее мои колени) – виновник изменения маршрута. Но почему-то чувства досады я не испытываю, скорее принимаю этот вариант со спокойным сердцем и холодным рассудком. Неужели повзрослела и научилась контролировать свои амбиции, рассуждать здраво.. Интуиция подсказывает, что все сделано правильно. И ребята, кажется не в обиде. Спасибо, Стас Иваныч, за понимание и поддержку!».













День 9-ый. Штурмовой.


Последний перевал нашего маршрута – величественный Цагардор (1Б). Вспоминая прошедшие дни, делаю мысленные рассчеты. Ребята мне попались амбициозные - ждут разрядов, значков, отчета письменного, а значит перевал должен быть взят.
Сразу за первой мореной ступаем на заснеженный талый след ледника. Звонкие ручейки пробивают свой путь сквозь кромку льда. Вот бы стать невесомым, не разрушить хрупкое творение природы. Скоро и оно исчезнет, уступив перед законами лета. Солнечная дорога указывает нам путь к вершине.
Затяжной подъем – свинцовые колени – сбивающееся дыхание. Вершина играет с нами в прятки. Каждый проживает свой личный поединок с усталостью и желанием уступить - непрерывная работа воли и характера.
Ира и Денис заметно отстали. Сказывается горняшка и невыработанное мышечное напряжение. Ребята сильные, резерв есть – справятся.
Седловина предлагает нам подъем по дугообразному снежному карнизу, словно по лестнице, прислоненной к небосводу. Поднимаемся медленно, по сантиметрам выигрывая время. Спешка здесь ни к чему. Последние метры хочется оттолкнуться и прыгнуть, одним махом достигнув близкой цели. Прилив щенячьей радости будит воображение и будоражит чувства. Эмоции заглушают усталость.
Состояние эйфории в горах каждый переживает по-своему. Тут доктор не даст соврать. Денис ребячески прыгает по камням в поисках тура, не чувствуя высоты и усталости. Девчата впали в нирвану. Делаю несколько портретных снимков. Я же погружаюсь в мысленный разговор с горами. Мы давно нашли общий язык и теперь каждый раз я возвращаюсь в эти края, как к старому доброму другу, чтобы вновь ощутить радость встречи, вспомнить пережитое вместе, прочувствовать сладкую тоску расставания. За те минуты, что отмерены нам на привал, важно ухватить самую суть, чтобы потом, вернувшись домой, скроить из маленьких кусочков подлинную картину этого мира…а может быть и найти в нем себя. Тот, кто чист душой, быстро учится языку гор.
Урчание под ложечкой возвращает к реальности. Спешим вниз, еще с перевала наметив место для обеда. Бывалый горник знает – в этот момент важно не оплошать, прийти первым. Тогда можно выбрать самый знатный камень, раскинуть и покалить на нем свои косточки. Конкуренции мне никто не составил, вот свезло так свезло!

За обедом сделал глупость, назвал ребят «клиентами». Обиделись, разговор не клеится. Размышляю как теперь реабилитироваться… Вспомнил один проверенный рецепт.
Потребуется: 3 пуда усталости, горсть острых ощущений и на заправку двойная порция авторских песен. Действую по плану.
Усталости добиться проще всего – вот только накину пару-тройку километров. Есть и оправдание на этот случай: согласно маршруту до наших ночевок на Райской поляне добрая 8-ми километровая ходка. Пробежка нехилая, особенно после перевала.
Сперва ничего не подозревают. Набрались сил, идут бодро, с камня на камень прыгают. После часа ритмичной ходьбы заметил первые нотки усталости – притихли, сосредоточились, вглядываются в горизонт, лямки у рюкзаков подтягивают. Темп не сбавляю, на вопросы отвечаю уклончиво. Еще через 45 мин дозрели до нужной кондиции. Тут главное не передозировать и вовремя оторваться (в целях самосохранности, разумеется). Включаю дурачка и 3-ю крейсерскую. Плавно перехожу к следующему пункту рецепта.
Наш путь преграждает скальная стена, круто спускающаяся к руслу Фастаг-дона. Это место мне знакомо, проход возможен только верхом. В перспективе спуск на самостраховке с 5-ти метровой высоты. Погода вносит дополнительные коррективы, поливает с неба мелким дождичком. Заслыша приближающиеся чертыхания, спешу наладить точку страховки и встретить натиск во всеоружии. Пусть работает эффект неожиданности. Пока ситуацию переваривают, я в безопасности.
Экстремальность спуска по сырой стенке превысила мои ожидания. В голове прибавилось на 3 седых волоса (потом нашел), засвербило под ложечкой.
Эффект потрясающий! Ребята забыли не только про обиду, но, кажется, и про пройденный перевал и усталость. Самое время разбить лагерь и взять в руки гитару.
Однако ночевки еще впереди. Смеркалось..
Сделав ставку на доверчивость, обещаю всю хурму через 15 мин ходки. По глазам понял – не поверили – взгляд с хитрецой, время на часах заметили. Численный перевес не в мою пользу, 5:1, выход один – делать ноги. Тропа знакомая, снова перехожу на крейсерскую. Соблюдаю дистанцию в 6-8 метров, против ветра.
Через 30 мин такой чехарды выходим на Райскую поляну. Ну, думаю, сейчас догонят, точно побьют. И тут меня спас случай. Ночевки стоили наших усилий: стол с лавками и костровищем, деревянный навес, укрытый лапником, чистый ручей неподалеку. Рай для усталого туриста! Мои, ясное дело, сразу обмякли.
Обустроив гнездышко, баушки сладко задремали под наши с Денисом полуночные напевы. Все хорошо, что хорошо кончается!









Иришка: «Мой десятый» или «Ползком на Цагардор»


«Проснулась с мыслью о том, что сегодня наступает финальная часть, перевалим – и все: можно начинать бить кулаками в грудь, вешать медали, расслабиться и предаться сладким грёзам о плодах цивилизации. Мысли о горячем душе наполнили уставшие мышцы оптимизмом.
Впереди «1Б» - «Цагардор». Мой 10-ый перевал (юбилейный:)) и последний в этом походе. Предыдущие девять отчетливо отпечатались в моей памяти, причём не столько техническая их сторона, сколько мысли, чувства и эмоции, испытанные при их прохождении. Каждый из этих девяти подарил мне частичку меня.
Вылезаю из палатки и вглядываюсь в направлении предстоящего маршрута. Самого перевала не видно за выступающим скальным гребнем, но подход к нему, казавшийся ещё вчера непреодолимой стеной, благоговейно преклоняющихся чувств сегодня уже не вызывает. Всего и дел то: пересекаем мирно развалившийся и спящий под снегом, а потому ещё не морщинистый и взъерошенный трещинами язык ледника Бартуй. Дальше на моренный вал, а затем по полностью закрытому снегом леднику и склону (спасибо поздней весне), огибаем скальный торчок, а там и до перевала рукой подать. Отчего-то в голове пронеслись слова из песни: «Последний бой - он трудный самый…». Улыбаюсь и не придаю особого значения этой пророческой мысли. Пупырь, как пупырь – забежим! Да и Стас Иваныч, разрешивший убрать кошки и системы в рюкзаки, поспособствовал уверенности в лёгком подъёме.
Подкашивать меня начало минут через двадцать после выхода. Конечно, надо же было сообразить напялить на себя двое теплых штанов, две куртки, да ещё и шапку под каску нацепить. Солнышко уже во всю припекает, и я во всём этом своём обмундировании начинаю вариться в собственном соку. Мы пересекаем язык ледника, и остановиться пока возможным не представляется. Ругаю себя за то, что не подумала об этом раньше. Сама виновата – терпи. Терплю и одновременно стараюсь сосредоточиться на красоте окружающего меня ландшафта. Пока сосредотачивалась и отгоняла от себя мысли о тепловом ударе, оказалась в арьергарде нашей цепочки.
Тем временем ребята уже пересекли ледник и остановились на «фотосессию» - меня ждать. Подхожу и начинаю стягивать уже порядком сырое от пота обмундирование. От меня в буквальном смысле валит пар – ух ты, перегрелась-таки. Пью холодную оживляющую воду, много пью – обманчивый инстинкт возобладал над разумом. И ведь понимаю, что тяжело сейчас будет идти, но остановиться не могу.
Тронулись. Следующая остановка по моим прикидкам будет уже на вершине моренного гребня. Первое время бодрюсь, благо мозг уже не тяготит мысль о тепловом ударе. Вскоре литр выпитой воды сделал свое коварное дело, наполнив мои ноги и руки, а частично и голову мягкой непослушной ватой. Перекочевавшая в рюкзак теплая одежда, кажется, легла на мои плечи неприподъёмным грузом. Снова плетусь в конце процессии и стараюсь не отстать от Дениса.
Периодически слышится грохот проснувшегося ледопада, но реакция моя уже где-то на уровне черепашьей, да и фокус сбился и настроен исключительно на пятки ботинок Дениса. В общем, пока поворачиваю голову и пытаюсь разглядеть, откуда срывается ледовый поток, всё уже стихает. Остаётся лишь по выражениям лиц ребят судить обо всей мощи и красоте этого природного явления.
Навязчиво преследует мысль о том, что кто-то надо мной решил подшутить и ночью положил в рюкзак парочку увесистых булыжников. И сейчас, глядя на мои мучения, этот кто-то вот-вот сознается в содеянном и вытащит у меня из-за спины килограмм так десять. Не сознаются… Ну, пожалуйста! Я же даже улыбнусь вместе со всеми. Всё, клинит - привет «горняшка». Дашка бы уже парочку диагнозов приписала точно. Но её рядом нет, след в след за Стас Иванычем скачет. А могла бы, между прочим, свою посуду и сама нести, и умывальное тоже, ага. Становится смешно от этих мыслей. Вспомнила как первый раз в Саянах, нас тогда человек десять новичков было, всё норовили друг у друга рюкзаки на вес проверить. Каждому казалось, что именно ему самый тяжелый досталсяJ.
Отстаю заметно. Дыхание сбилось, глотаю воздух как рыба ртом Уговариваю организм сделать над собой усилие и взобраться-таки на последний каменистый гребень, где в ожидании разместилась уже вся группа. Не люблю заставлять людей ждать. Подхожу и перехватываю озадаченный взгляд Стас Иваныча – уж не разгрузить ли хочет?! Вмиг трезвею от этой мысли.
На протяжении всего похода я удивлялась, как тонко он чувствует наше состояние. Остановки «пофотографировать» случались, как правило, в моменты особого напряга и отставаний. И получалось, что и официальное добро на привал никто не давал, и в то же время выдавалась минутка перевести дух. И, сейчас, мне кажется, что он понимает - это моя борьба, мой личный бой и нет веских причин в него вмешиваться. Он поставил на меня. Как приятно, когда в тебя верят!
Камни кончились, впереди только снежная стена. Ступени на первый подъем рубит Денис. Упирается, но не отступает и не меняется. Позволить себе сделать шаг в сторону и тем самым пустить вперёд более легких девчонок, для которых прорубить корку снежного наста стоит гораздо больших усилий, он не может. Лишь изредка оборачивается назад, чтобы согласовать направление со Стас Иванычем. А, остановившись перевести дыхание, виновато улыбается и оправдательно говорит: «Сейчас, сейчас, пару секундочек и пойдём».
Включаю автопилот. В моменты такой монотонной физической работы мне нужно чем-нибудь занять мозг. Как назло ни одна песня не хочет вспоминаться целиком, обрывки фраз и мелодий отказываются связываться друг с другом.
Иду – считаю ступени: пятьдесят восемь, пятьдесят девять, пятьдесят десять, пятьдесят одиннадцать, пятьдесят двенадцать…
Первый взлет пройден. Отдыхаем в вырубленных, а правильнее будет сказать в вымятых пятой точкой «лоханях». Впереди ещё один взлёт – более крутой и более затяжной, чем предыдущий. Денис встает замыкающим, уступая место ведущего Стас Иванычу. Девчонки устремляются вслед за ним. Пытаюсь догонять их набегами. Намечаю тридцать ступеней и без передышки преодолеваю их. Но, пока отдыхиваюсь и собираюсь с силами на следующие тридцать, они уходят вперед. Дениска выдохся и теперь натужно дышит мне в спину. А как только я оборачиваюсь к нему, расплывается в улыбке и всячески старается меня ободрить.
Отключиться от организма уже не получается. Пульсирующие удары в висках сотрясают и без того скомканные мысли. Замечаю, что расстояния между ступенями, вырубленными Стас Иванычем, становятся больше. Подустал... Один за шестерых работает. И ведь нутром чувствует, что подменить его уже никто не в состоянии. А потому жалеет нас и тащит. Стыдно становится за собственное бессилие…
Ползу и разговариваю то ли сама с собой, то ли с перевалом. Так легче отвлечь мозг от хрипящих лёгких и надрывно колотящегося сердца. Цагардор – название-то какое, одновременно величественное и нелепое что ли. Интересно как переводится?
Вот казалось бы уже и вершина впереди. Но почему никто не остановился? Группа повернула и идет вдоль гребня. Поднимаемся. Оказывается не меньше двухсот метров разделяет нас с перевальным седлом. Позади себя слышу речевую материализацию собственных мыслей по этому поводу, произносимую Денисом. Улыбаюсь. А парень телепат, однако.
Двести метров, четыреста шагов, три тысячи ударов сердца… Делаю рывок в двадцать намеченных шагов и плюхаюсь на снег умирать. Сзади догоняет Дениска, сил на то, чтобы отползти в сторону и уступить дорогу нет, да и не пойдет он вперёд – приходится вставать… И так много раз подряд…
Перевал.
Чувство ребячьей радости накрывает волна удивительного спокойствия. Тишина. Лишь приветственные крики горных галок изредка нарушают величественную умиротворенность этого места. Время замедлило свой бег, позволив окунуться нам в океан вечности. Каждая клетка организма наслаждается ощущением его прикосновения. И кажется, становишься на шаг ближе к ответу на извечный вопрос: Зачем? Всем своим существом стараюсь зацепиться за это чувство предвкушения Истины…
… Вмиг воскресший Дениска бегает по перевалу в поисках тура с запиской. Стас Иваныч понимает, что тур, скорее всего, завален снегом и поиски его бесполезны, но Дениса не торопит. Быть может, он, как и я, старается продлить эти мгновения...».






День 10-ый. На пути в долину.


Заслуженный отсыпной.
Мне в развлечение снова достается иголка с ниткой. Ночные гости, почуяв ароматную заначку, прогрызли баушкину палатку и клапан рюкзака Дилары. Крою художественную заплатку, потому как без творческого подхода не хочу и не умею. Человек «творческий» в отличие от человека «обыкновенного» верен себе даже в мелочах. Денис упражняется в резьбе по дереву, выводит на столе «Ульяновск-Нижний Новгород-Уфа».

После обеда небольшой маршбросок до следующих ночевок. С каждым шагом сбрасывая высоту, прокладываем свой путь по лесной зоне, время от времени траверсируя склоны ущелья. Денис демонстрирует навыки грибника-затейника и вскоре все начинают вглядываться в опавшую листву в поисках «чего-нибудь на жареху». Пользуясь своим правом быть для ребят критерием истины, бракую грибы, в съедобности которых сам не уверен. Куражутся. Мол «Ты, Стас Иваныч, и не грибник вовсе, все наши сыроеги зазря выбросил». А я что…я критерий истины, я не обиделся.

Последнее значимое водное препятствие – река Иська. Переправа.
Отметил: Намокшие баушки на порядок тяжелее сухих. Вывод: В интересах руководителя баушек не мочить.
Разбиваем лагерь на месте бывших ночевок погранцов. Подбиваю Дениса поиграть в Робинзонов, обживаем крепко слаженный древесный шалаш. Баушки тихонько подшучивают над нашим отшельничеством.
Мы спустились с гор и пора подвести итоги маршрута. Настал час разбора полетов. Я медлю, но баушки настаивают, жаждят услышать слово руководителя. Многое было сказано в этот вечер. Но об этом и многом другом лучше спросить у ребят – они объективные судьи.

Ленара: «Именно здесь, на Райской поляне, охватывая взглядом Караугомский ледник, начинаешь осмысливать и понимать, как много люди пропускают, не любуясь такой красотой. Вот оно настоящее…а большинство, как муравьи, заняты вечным строительством быта, нет чтоб поднять головы, расправить крылья и ощутить свободу. Находясь в горах, появляется какое-то ощущение парения над землёй, как будто на миг приближаешься к жилищу богов…меняются ценности, мир денег и барахла превращается в маленькую точку, ценность приобретает сама жизнь…».

«Вечером подводили итоги маршрута. Понимая, что маршрут пройден, возникло острое ощущение того, что этого будет не хватать. Мы стали одной семьёй, а нашим домом – Дигория. Запах альпийских цветов, шум горных ручьёв, сверкающий снег под ногами навсегда останутся у нас в воспоминаниях.
Недаром для Стаса Иваныча Дигория – любимое место. Раз побывав здесь, оставляешь здесь частицу души и надеешься, что ещё сюда вернёшься».


День 11-ый. Заключительный.


Утро встречает нас моросящим дождем. Может быть Дигории тоже жаль с нами расставаться и она тихонько плачет на прощанье. У каждого в душе борятся противоположные чувства. Радость от успешного завершения маршрута и близости домашнего уюта и грусть разлуки с дорогим сердцу краем. Каждый дает себе обещание обязательно вернуться сюда, как возвращаются все, кто хоть однажды побывал в Дигории. Дигория влюбляет в себя без остатка.

Чем ниже мы спускаемся, тем шире расступается ущелье. Подгоняемые радостью скорой встречи с близкими людьми, ноги несут нас вперед, не чувствуя усталости.
Проходя через земляничную полянку, Дарья шутливо заметила: «А не остаться ли нам тут еще на недельку? Как раз земляника подоспеет». Думаю, в этих словах отражены переживания каждого из нас, происходящие в тот момент – подкрадывающееся и скребущее чувство потери.
В августе эти места дарят нам море гастрономических удовольствий. Тропу обступают заросли облепихи и малины, под ногами разбегаются земляничные кусты, а неподалеку спряталась поляна кизила.

Наш путь через погранзаставу в поселок Дзинага. Местные жители встречают нас улыбками, желают доброго пути. За поселком наш сегодняшний оплот – турбаза Дзинага. Проживание здесь одно из самых дорогих. Нам улыбается удача. Горячий душ и место для палатки – все в наше распоряжение и совершенно бесплатно! Может быть это приоритет первопроходцев в этом сезоне..
Ребята добывают свежих осетинских пирогов и напитки на любой вкус. Вечером долго сидим в палатке, прячемся от набежавшего дождя. Все, как и в первые дни похода – звонкий смех, радость в глазах, чувство сплоченности и единства, предвкушение будующего. Нам хорошо вместе. Мы не думаем о завтрашнем отъезде. Существует только здесь и сейчас, мы проживаем эти минуты и наслаждаемся ими. Остальное не имеет теперь значения.
Под звуки гитары баушки проваливаются в царство Морфея, улыбаются во сне. Мы с Денисом, перемигнувшись, незаметно выползаем восвояси.

Ленара: «Пока мы шли по поселку, ветер унёс дождевик от моего рюкзака (значит, точно сюда вернёмся!)».

«Уже на турбазе к нам подошёл пограничник и сказал, что наша группа в лице пяти парней и одной девушки!!! была замечена на погранзоне. Нас позабавило это замечание. Мы пытались понять, кто же из нас девушка? Может Денис…».


Эпилог. Или мысли вслух.


И все кончается, кончается, кончается!
Едва качаются перрон и фонари,
Глаза прощаются, надолго изучаются –
И так все ясно, слов не говори…

А голова моя полна бессонницей,
Полна тревоги голова моя –
И как расти не может дерево без солнца
Так не могу я быть без вас, друзья!


Сегодня мы покидаем Дигорию. Разбредаемся по своим городам на неопределенный срок. За эти 11 дней мы прожили нашу общую маленькую жизнь, и думаю сделали это достойно. Любимый край вновь удивил меня своим разнообразием и непредсказуемостью. Спасибо ребятам за идею побывать в горах именно в июне – месяце поразительных контрастов. Давно знакомые долины и перевалы я увидел совсем иными, с другим, не похожим на июльский, характером. В который раз признаюсь тебе в любви, солнечная Дигория!

Пришла пора расставаться с ребятами. С легкой грустью в сердце отпускаю их по своим городам, с надеждой на скорую встречу. Горы связали нас невидимой нитью, раскрыли в каждом лучшие качества и подарили наивысшую ценность – чувство дружбы и сплоченности.
До новых встреч, друзья! Теперь я уверен – они обязательно сбудутся. И вновь полетят: улыбки радостных встреч, сборы, обсуждения, таблицы и маршруты, ирония и упорство, идеи и сомнения…

Дилара: «Прощайте скалистые горы! Мы здесь оставили своё сердце..».

«Позже, когда нас охватила радость возвращения в родные пенаты, мы вели активную переписку с теми, с кем делили горести и печали на протяжении всего маршрута. Все испытывали примерно одни и те же эмоции.
Внутри сжимала тоска от мысли, что мы здесь кружимся в вихре дел, затерявшись в суете городов, в потоке машин и людей, среди каменных джунглей, а горы там, в другом измерении, стоят как вечные хранители мудрости и тайного знания, и кто-то пройдет по ним после нас и оставит свой след, и тем будет счастлив. «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем, и только немного завидуешь тем, другим, у которых вершины ещё впереди..».

Ленара: «Из виду исчезали горы, начались деревушки, а потом и потоки машин. Как же мы отвыкли от цивилизации. Ухо ласкал шум лавин и горных ручьёв, а теперь?»
«Стас Иваныч блаженно улыбался. «Слава Богу, что маршрут с «чайниками» прошёл хорошо!», - наверное, думал он».

«На перроне раздался гудок подъезжающего поезда Пятигорск - Сочи. Стас Иваныч напоследок спел песню под гитару. Народ толпился. Всем хотелось на море. Мы заранее решили, что на один день заедем на побережье Дагомыса, ведь так приятно после маршрута понежить свои телеса в тёплом море.
Вот и всё…Подумалось, что каждый выбирает по жизни свою религию, своего Бога. Некоторые находят Бога в горах. В горах постигаешь смысл Бытия…»

«Ночь как тень серая легла
На пустой задремавший город
Пусть постель застилает мгла
Нам с тобой будут сниться горы…»

Дарья: «Хотелось бы написать Вам, горы, песню. Но почему-то не идет рифма. Да и страшно немного, вдруг не сумею отразить в стихах всю полноту чувств и переживаний. Великий Кавказ, ты стал для меня мудрым учителем. Ты показал мне мои слабости и научил с ними бороться, открыл новый взгляд на мир духовных ценностей и смысл жизни, воспитал стойкость разума и чистоту чувства. Ты щедро одарил нас красотой своих просторов, был с нами добр и настойчив. Поливая нас дождями и пугая грозами, ты всегда сполна вознаграждал нас за наше терпение золотыми рассветами и опьяняющей красотой горных пиков. В твоих владениях родилась наша дружба, мы стали богаче и сильнее духом. Дружба наша имеет великую силу, потому как появилась, росла и крепла среди справедливых гор, не терпящих предательства и обмана.

Прощай, страна Дигория, прощай
Нам грустно, но мы все же улыбнемся
Ты будешь сниться мне, чудесный край
И мы к тебе когда-нибудь вернемся..





Комментарии
Iron Kate29.01.12, 18:05
Классный отчет! 
прям очень-очень) искренне и тепло!
Бахт24.11.11, 10:20
)))) 
Да мужикам повезло! Надо было назвать что то типа поход в малиннике
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Северная Осетия
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 2