Кавакарпо кора наоборот

Идет загрузка карты ...
Русский первопроход Кавакарпо кора в Восточном Тибете (Кхам). Это был не просто первопроход, но еще и зимой и "задом наперед" ))
Вступление 
Куда и Зачем? Какие препятствия ждут на пути? Немного о Шангри-ла и Дечене.
Куда и Зачем?


Площадка для подношения даров и благовоний с видом на вершину Кавакарпо

Есть такая религия — буддизм. Она непосвященному человеку покажется во многом совершенно непонятной, но совершенно точно очарует своей миролюбивостью и красотой. Зародившись на просторах Индостана буддизм был впоследствии распространен оттуда вглубь континента и попал в Тибет. Более благодатного совпадения этнографического, географического и религиозного факторов представить себе сложно.

Одной из основополагающих обязанностей верующих есть путешествие или паломничество. Путь, который должен проделать каждый, дабы улучшить свою карму и правильно переродиться. Это достаточно грубое и наверняка не совсем верное описание, но основную идею оно более менее передает. Тибет, с его бескрайними просторами, длинными и сложными горными переходами, непреодолимыми реками, высокогорными лесами и пустынями — идеальное пространство для подобных религиозных путешествий.


Все ключевые места всех пешеходных и автомобильных дорог, а также путей паломничества в Тибете отмечены молитвенными флагами

Тибетцы совершают «коры». Кора — это обход по часовой стрелке какого-нибудь священного объекта. Они могут обходить озеро, монастырь, ступу. Такая кора может длиться от нескольких минут до нескольких месяцев. Однако самые известные и «святые» коры пролегают вокруг гор. Именно на этих величественных заснеженных тронах издревле, еще до прихода буддизма, восседают разнообразные божества, небесные правители и т.п. В каждой местности обязательно есть своя священная гора и священная кора вокруг нее. В любой деревне вам покажут многозначительно на какую-нибудь возвышающуюся на горизонте белоснежную вершину и начнут рассказывать. Только все равно вы ничего не поймете, говорят на тибетском, или точнее на какой-нибудь его местной разновидности.


Порой кажется, что для тибетца вся его жизнь, это одно большое продолжительное паломничество


И стар, и млад. И в холод, и в жару. Каждый буддист Восточного Тибета считает своей обязанностью регулярно совершать Кавакарпо кору


Но есть коры всемирно («всетибетски») известные. На западе Тибета, в Нгари, это кора вокруг горы Кайлаш. На востоке, в Кхаме, это кора вокруг Кавакарпо. Гора Кавакарпо, как и подобает солидной вершине, имеет множество названий. Она же Кавагебо (это тоже тибетское имя) или Мэйли Сишань. На русских топокартах Мюлинг-Гангри, но это скорее всего лишь неудачная калька китайского имени. После овладения Тибетом китайцы ввели Тибетский Автономный округ в состав КНР, да только серьезно урезали его от изначальных географических границ. Огромные окраинные тибетские территории вошли в состав сопредельных китайских провинций, таких как Цинхай, Сычуань, Юньнань, Синдзян-Уйгурский автономный округ. Гора Кавакарпо таким образом, оказавшись на границе Тибетского округа и Юньнани, и будучи поистинно не только великой, но еще и высокой горой, стала высочайшей точкой этой провинции. Профиль горы Мэйли («Сишань» ничто иное, как «Снежная гора») таким образом будет приветствовать вас по всюду во время путешествия по Юньнани, начиная с постеров в аэропорте и открыток на почте и в сувенирных лавках, заканчивая бесчисленными красочными вывесками разнообразных магазинов и забегаловок на улицах. Гору Мэйли не спутать ни с какой другой, даже если вживую вы ее никогда не видели.

Кора вокруг Кавакарпо более протяженная и более сложная, нежели кора вокруг Кайласа. И в тоже время более «аутентичная», уж больно популярным среди западных путешественников стал Кайлаш, индустрия продажи кора-туров (вместе с пермитами) хорошо налажена, хотя до столпотворения, что творится, например, в базовом лагере Эвереста, Кайласу еще далеко. Про Кавакарпо по сути никто ничего не знает. Не знали и мы, и это только увеличивало интерес и жажду предстоящего путешествия. Разве что ее временные масштабы, оцениваемые в 10-14 дней непростого треккинга, были понятны…


Мэйли Сишань перед заходом солнца

Итак, что имеется вначале? Несколько описаний по дням на китайских сайтах (с указанием только географических названий, высот и расстояний), подробный фоторассказ немцев, прошедших эту кору в 2008 (или возможно 2007), отчет наших соотечественников, сходивших примерно в 2010 ее треть. Все китайские карты — это просто смех какой-то. Лишь схемы, без расстояний и точных направлений. Русские топокарты представлены двухкилометровкой, что хоть что-то. Хотя ходить треккинг по картам таких масштабов не рекомендуется, а все названия и обозначенные дороги и тропы перевраны. Фактически же, готовиться приходится с использованием космических снимков Google Earth, на которых кое-где сквозь лес проглядывает тропа коры.


Пример китайской карты


фрагмент еще одной китайской карты, на этот раз более полезной, но все равно в целом бестолковой

Почему идея сходить сюда, витавшая давно, реализовалась именно сейчас? Этой зимой была необходима какая-то подготовительная акклиматизация перед предстоящей поездкой в Анды. В конце декабря, начале января толком никуда не съездишь. Запланированный изначально Эльбрус отпал по причине нестабильной политическо-террористической обстановки, а Среднеазиатские маршруты в это время лавинно, а главное морозоопасны. Перспектива иметь минус 20, минус 30 днем как-то совсем не впечатляла. Западный Тибет и Юньнань, наоборот, представляют возможность совершать треккинг на высотах в пределах примерно 3000-5000, в температурных условиях порядка -5 -10 ночью, +5 +10 днем. Да даже, чтобы только приступить к выполнению этой коры, необходимо пересечь перевал высотой 4200, пусть и внутри комфортабельного китайского автобуса. Вполне себе высотная акклиматизация. Более того, выяснилось, что по метеорологическим условиям январь — самый лучший месяц в окрестностях Мэйли. Именно в январе выпадает минимальное количество осадков, а над головой стабильно чистое, иссиня-голубое, бездонное тибетское небо.


Буддизм - крайне сложная для понимания европейца наука... Но нас это не остановит на пути паломничества.

Складывалась уверенность, что мы идем совершать русский первопроход очень интересного, малоизвестного и сакрального для буддистов маршрута в Тибете, и уже ни что не смогло поколебать нашу решимость и изменить планы. Остается только приехать и увидеть, как все будет на месте.


В добрый путь! Что нас там ждет, за следующим поворотом?
Препятствия на пути.


Назначить друг другу место встречи в малознакомом китайском городе непросто. Залы вокзалов переполнены, сами вокзалы плодятся и разъезжаются в разные районы города. И лишь Золотой Телец на площади перед железнодорожным вокзалом Куньминя все также неизменен и непоколебим. Приметить его заранее помогли космические снимки Google Earth.

Еще до начала Кавакарпо коры путешественника-пилигрима предостерегают разнообразные препятствия. Для людей, впервые окунувшихся в китайскую цивилизацию — это совсем непонятный язык и надписи вокруг (а также полное отсутствие англоговорящих аборигенов). Китайцы даже числительные показывают на пальцах по другому! Для более опытных путешественников — более сложная задача. В этом абсолютном аду тарабарщины найти в магазинах Куньминя (столицы провинции Юньнань) баллоны с газом, которые невозможно было привезти с собой в авиарейсах Москва-Пекин и Пекин-Куньминь. После решения этой проблемы, задача разобраться в нескольких новых, возникших за последнюю пару лет, междугородних автовокзалах уже кажется сущим пустяком.


На человека, оказавшегося без предварительной адаптации в китайской провинции далеко от столицы, обрушивается мощный поток непонятной иероглифической информации, его гнетут людские толпы и напрягают непонятные личности в загадочных одеяниях.


Лучший и самый надежный способ заказать еду в китайском ресторане


Впрочем и сама еда, а точнее ее специи и объемы, могут стать воистину непреодолимым препятствием на пути к месту паломничества

Следующее препятствие представляет собой фрагмент Восточно-Тибетского тракта, по которому необходимо добираться в район Кавакарпо. Само шоссе в принципе неплохое, и постоянно обновляется китайскими строителями, сокращающими его бесчисленные серпантины путем сооружения тоннелей и акведуков. Но шоссе таки проходит через перевал 4200, о котором я писал ранее. И в самом актуальном и надежном путеводителе по тамошним краям (Lonely Planet China’s Southwest) пишется, что перевал может быть «под снегом». Это означает многодневную задержку в пути, или вовсе недоступность района. По крайней мере этот фактор риска всегда приходится держать в уме.


Дорога выглядит более менее приемлимо. Дорожные рабочие ежедневно ее чистят. С такой же регулярностью на дорожное полотное обрушиваются каменные и снежные завалы.


Вот уже под колесами только снег и лед. Пора надевать цепи. Шипованной резины в южных провинциях Китая не существует.


Но лучше всего от всех невзгод в течении пути поможет молитвенный барабан. Используя фотоэлементы, он безостановочно крутится весь путь, почему то даже ночью.


Третье препятствие, пожалуй, самое сложное. Значительная часть коры пролегает по территории Тибетского автономного округа. Сидзан по-китайски. Это уже административная, а не историческая часть Тибета, и нынче доступ иностранцам туда запрещен. По крайней мере таковы данные на последних несколько лет. Официально попасть на эту территорию будет сложнее, чем например посетить Лхасу. Оформление пермита требует много времени и денег. Толком не понятно, где и как следует его оформлять, и возможно ли это вообще. Lonely Planet настоятельно не рекомендует отправляться иностранцам на эту кору без оформленных документов и опытных проводников. Обычно вместе с официальными проводниками на подобные треккинги внутри Тибета выделяются заодно еще и офицеры службы безопасности. В общем классический китайский Foreigner forbidden. Однако настоящего путешественника-форейнера это не останавливает. Немецкие ребята подробно в личной переписке описывают пути обхода полицейского поста, русские ребята проходят часть коры, незащищенную этим постом.


Схема Кавакарпо коры. Окрашенная часть схемы относится к Тибету, неокрашенная к Юньнани

Вероятно будут сложности в начале-конце пути, в деревнях Янцза и Мэйлиши, где начинается и заканчивается путь паломников (это на территории Юньнань). А также главная проблема — полицейский пост в деревне Каваронг (тибетское название Жана), уже на территории Тибета.

Наверное самое время сказать пару слов о направлении. Буддизм — это религия живущая «по часовой стрелке». Все паломничества или коры имеют замкнутую траекторию и совершаются так. Таким образом люди обходят храмы или ступы, все возможные святые места. Так же вращаются молитвенные барабаны в руках паломников и в буддистских храмах. Один оборот — плюс один бонус к карме. Один обход коры — плюс сто бонусов к карме. Много-много бонусов рано или поздно гарантируют правильное перерождение. Это очень грубое описание, но по крайней мере понятное. Паломники ходят вокруг Кавакарпо по часовой стрелке, и если мы пойдем так же, то в районе Каваронга будем «входить в Тибет» (хотя по сути будем находится внутри него уже несколько дней). Поэтому решено попытаться пройти эту кору «наоборот», против часовой стрелки. В районе полицейского поста мы будем «выходить из Тибета», что выглядит уже как-то более безопасно. Более того, так никто не ходит, из форейнеров то уж точно, и это по крайней мере очень интересно.
Более того, если копнуть поглубже в историю религии, то выясняется, что на просторах Тибета, еще до прихода буддизма существовала религия бон. Пришедший буддизм перенял многие ее черты и успешно лег в души тибетцев. Так вот, в боне все делается «против часовой стрелки». Более того, Кавакарпо — это древняя бонская святыня, впоследствии ставшей святой и для буддизма. Нынче религии бон придерживаются лишь какие-то доли процента населения Тибета, и они тоже появляются на пути этой коры, и идут против часовой. Как пойдем и мы.

Что будет с третьей проблемой, узнаем рано или поздно. Сейчас мы на пути «туда», газ уже запасен, и с перевалом «пронесло». Это поистине великое изобретение китайских транспортников — спальные автобусы. Во всяком случае в других странах мира подобные автобусы мне пока не встречались. Они незаменимы в планировании путешествия, ибо за одну и ту же цену вы одновременно и перемещаетесь и ночуете. Переезды в горных районах Китая очень длительные и обязательно затронут ночное время. В автобусе два уровня лежачих мест, разделенных двумя проходами на три ряда. В хвосте салона ряды сливаются, образую общую спальную кровать на 5 персон. В итоге, пассажиров вмещается сюда столько же, как и в обычном сидячем автобусе. Те, кто тряслись бессонными ночами в российских или турецких междугородних автобусах, оценят, как это здорово, разложившись на мягком матраце и укрывшись теплым одеялом, просто поспать ночь между двумя городами. Вчера вечером Куньминь, а сегодня рано утром уже Шангри-ла.


Свой среди чужих, чужой среди своих. Наконец то, в хвосте лежачего автобуса, удается создать типично европейскую (русскую) атмосферу. Китаец из внешнего мира чувствует себя явно "не в своей тарелке". Впрочем, спустя каких-то полчаса, ничто уже ему не мешало, закинув ногу на соседа, громогласно храпеть.

Страна Шангри-ла.


Шангри-ла, страна бескрайних просторов, лесистых гор Восточного Тибета, облаков и бездонного голубого неба.

Шангри-Ла. Да-да, есть такое место на Земле. Китайцы, по крайней мере, в этом совершенно уверены, иначе бы не переименовали небольшой тибетский городишко Жондиань, на северо-западе Юньнани в Шангри-Ла.


И не начали бы масштабную его застройку комплексами современных многоэтажных зданий в тибетском стиле. Тибетский архитектурный стиль я попробую описать в нескольких тезисах, собственных наблюдениях. Плоские, или практическо плоские крыши, все внешние стены здания наклонены так, что здание утолщается к низу. Стены внутри или снаружи без особых изысков, скучны и однотонны, зато вся красота, все невероятное буйство красок, узоров и помыслов художника уходит в оформление окон и потолочных (верхних) «плинтусов».


Тибетский архитектурный стиль: стены, окна, припотолочные плинтуса.


Административное здание в центре Шангри-ла. Аналог горисполкома. Иногда по вечерам на площади перед ним можно наблюдать исполнение национальных танцев под музыку из репродуктора.


Лошади разгуливают по улицам Шангри-ла на правах автомобилей, и даже травку предпочитают пощипывать с газонов возле бензоколонки.


Мясная, точнее яко-мясная лавка прямо на улице. Все достаточно просто и откровенно.


Южные провинции Китая не имеют никакого отопления. Максимум на что можно рассчитывать - такие костры на улице, да электрически подогреваемые кровати в гостиницах. Но совсем холодная зима длится всего 1-2 месяца, можно и потерпеть.


И дома не пустуют! Китайцы едут внутрь своей огромной страны, как когда то советские граждане ехали осваивать целину и строить БАМ. Новых жителей привлекает работа, связанная с масштабным освоением тибетских недр, строительством дорог и гидроэлектростанций, а также демографическая политика перенаселенного государства, старающегося всячески ограничить рождаемость в центральных областях, и разрешающего иметь двух и более детей на периферии.


Входные ворота в Сонжилан. Это, находящийся в Шангри-ла, крупнейший во всей северо-западной области Юньнани буддистский монастырь приверженцев Гелугпа ("желтошапочников"). Да, все религии постепенно дробятся в своих трактовках, буддизм поделился на желто и оранжево шапочников.


Современный буддистский монастырь - это целый комплекс, в котором одновременно обучаются и живут монахи, приезжающие на крутейших автомобилях (с номером 98999), который бемпрерывно посещают туристы и паломники (для них подробные указатели и описание), и который продолжает постоянно строится и обновляться, даже с привлечением башенных кранов.


Будучи неподготовленными и необразованными туристами мы умудрились нарушить сразу все пять основных правил посещения монастыря. Не носить шапки (было холодно!), не носить солнечных очков (было много солнца!), не фотографировать (ну как можно не фотографировать здесь?!), не шуметь (и как не поделиться впечатлением от увиденного?!), не обходить места против часовой (ну мы все равно нынче приверженцы религии бон!). Впрочем буддизм миролюбив, никто на нас не кричал и епитимью не накладывал.


Шангри-ла — яркий пример растущей китайской экспансии внутрь Тибета. Да, можно сказать она постепенно убивает Тибет, его самостоятельность и самобытность. Тибетцы теряют традиционный уклад жизни и свою культуру. Многие монастыри и поселения, попавшие в зону экспансии превращаются в подобие «потемкинских деревень». Красивая картинка, а внутри пусто. Но Тибет — это невероятно огромная территория, девяносто процентов которой которой малодоступны или вовсе до сих пор непосещенные человеком. Экспансия же развивается только вдоль четырех основных автомобильных дорог, ведущих сюда. Внутри гигантского бездорожного пространства Тибет остается Тибетом, таким, каким он был много веков подряд. Также надо заметить, что лишь во многом благодаря этой экспансии современный европейский (американский, японский, русский) путешественник имеет шанс попасть в Тибет, о котором приходилось раньше только мечтать. Железная дорога, проложенная в Лхасу — ярчайший тому пример.

Шангри-Ла, административный центр Дечен-Тибетского автономного округа, входящего в состав провинции Юньнань, и находящегося в ее северо-западном углу. На туристических сайтах и картах весь этот округ часто именуется просто Шангри-ла. В Китае, как не сложно догадаться живут китайцы, которые и составляют около 90% населения самой населенной страны мира. Их еще называют «хань», или «ханьцы». Однако с несколькими десятками разнообразных прочих этносов, именно Юньнань, является самой пестрой в этом плане провинцией. И ее северо-западный угол окрашен в тибетские цвета.


Район "Трех параллельных рек" на фрагменте карты провинциии Юньнань. Видна Шангри-ла (бывший Жондиань), Дечен и гора Мэйли.


Въезжая в страну Шангри-ла мы попадаем в район «Трех параллельных рек». Весь этот район объявлен объектом Всемирного Наследия ЮНЕСКО. Дабы понять суть названия, достаточно взглянуть на карту и увидеть три великих азиатских реки текущих ровно с севера на юг. Это Салуин, Меконг и Янцзы. Так они известны всему миру (по крайней мере в отечественной географии). Здесь же они именуются Наг-чу, Ланьцанцзян и Дзиньша. А возможно и еще как-то, ведь не только у великих гор по три-четыре имени, но и у великих рек. Реки текут в глубоких долинах ущельях, на высотах порядка 2000 метров над уровнем моря, разграниченных между собой мощными горными хребтами с высотами более 6000. В каждой долине свой особенный мир, свой микроклимат, своя собственная флора. Янцзы в какой-то момент «передумывает» идти вместе с подружками на юг и поворачивает на 180 градусов. Это знаменитый «Первый поворот Янцзы». Не будь его, это великая река никогда не орошала бы своими водами рисовые поля и населенные китайские низины возле Желтого моря. Благодарные китайцы придумали множество легенд, объясняющих такое поведение реки, а сам поворот часто посещаем туристическими экскурсиями.


Первый поворот Янцзы (фото не наша, а с сайта www.yunnanadventure.com)


Ночью мы пересекли Янцзы и на следующий день оказались на горном плато, между Янцзы и Меконгом. Здесь на уровне 3500 находится город Шангри-ла. Сюда можно было бы даже прилететь, местный аэропорт называется Дечен, что вносит определенную путаницу. Ведь далее на северо-запад за перевал 4200 находится город Дечен. Лететь сюда можно только из Куньминя, и стоит это неоправданно дорого, раз в пять дороже ночного автобуса. После Дечена дорога спускается к Меконгу, и постепенно вдоль него уходит вглубь Тибета, в сторону Чамдо и Лхасы. Вся Кавакарпо кора и сама гора Кавакарпо находятся в горной полосе между Меконгом и Салуином. Там, за Салуином далее на запад начинается уже Бирма.

Город Дечен достигается 5-6 часовым переездом на автобусе, минивене или такси из Шангри-ла. Проще всего нанять минивен, или подсесть в уже едущий, к местным пассажирам. Очень похоже на наши ГАЗели-маршрутки. Если перевал под снегом, или дорога скользкая, то путешествие затягивается до 7-8 часов или вовсе обламывается.

Если Шангри-ла находится на плоском как сковородка каменном плато, то Дечен, наоборот, расположен в узкой горной долине, занимая ее от края до края. Шангрила растет в ширину, Дечен растет вниз, словно змея, удлинняя свой хвост. На самой верхушке города — рынок и старая его часть. Вниз — современные комплексы новостроек. Из многих точек открывается великолепный вид на Мэйли. Мэйли это символ Дечена, его постоянное меняющееся в цветах заката и восхода, закрытое клубящимися облаками, или открытое стройным белоснежным силуэтом украшение.


Дечен, ниспадающий вдоль долины притока Салуина.


Жители Дечена очень милые. По крайней мере те, которые четвероногие...


Теперь, когда мы лицезреем саму Мэйли можно попытаться немного описать ее. Мэйли — это не конкретная гора или вершина, а целый массив, так и напрашивающийся на фотопанараму. На главной вершине, (источники в показаниях высоты разнятся от 6740 до 6773 метров), восседает Снежный Владыка Гор. Левее (если смотреть из Дечена) находится очень красивый, практически идеальный острый пирамидальный пик. Его название я не уверен, что правильно транскрибирую, но что-то вроде Мьянциму, 6054 метров высотой. Там восседает то ли жена, то ли женская ипостась (или аватара?) Снежного Владыки Гор. Между ними находится мощный скалистый гребень, на котором даже снег не особо задерживается. Очертаниями своих вершин он напоминает лицо лежащего на спине и смотрящего вверх человека. Неудивительно, что эта часть Мэйли называется не иначе, как «Лицо Будды». Падмасамбхава, принесший буддизм в Тибет из Индии, спрятал где-то тут в горах один из своих священных свитков. Так же здесь на вершине обитает некое тантрическое божество по имени Чакрасамвара. Кто это такой я, честно говоря, совсем уж не знаю, не исключено, что он и есть Снежный Владыка. Буддизм это вам не математика, тут все невероятно сложно!


Весь горный комплекс Кавакарпо не помещается в фотообъектив, необходимо делать панараму. Вот это - если начинать слева направо - Мьянциму и Голова Будды. Фото сделано вечером.


А это - дальше направо и есть главная вершина Мэйли (Кавакарпо), 6740 м. В отличии от тибетцев, совершением коры китайцы вовсе не интересуются. Зато утром на смотровой площадке в Дечене, полно народу, желающих сфотографироваться на фоне священной горы.


Можно сфотографироваться не только с Горой, но и с иностранцами. Эта фотография уникальна, очень редка, незапланированна изначально, и, наверняка, принесет счастье и удачу ее обладателю.


И уж, по крайнйе мере, сам процесс фотографирования крайне смешон и вызывает массу позитива.


На главный пик Мэйли и на Мьянциму совершались попытки альпинистского восхождения, но ни одна из них не завершилась успешно. Более того, было много трагических случаев, особенно известна печально китайско-японская экспедиция 1998 года, когда в лавине погибло 17 альпинистов. «Голова Будды» выглядит настолько грозно, что никто никогда на нее забираться и не пытался. Местное население приписывает неудачи альпинистов их недостаточной чистоте и намоленности. Другими словами — мало читали молитв. И, наверняка, не совершили ни единой коры вокруг горы.

Комментарии
pecha09.10.13, 00:58
Круто. спасибо за рассказ) 
Ivan11.03.13, 13:15
Спасибо 
Интересно, было посетить вновь Салуин и Чоа-Ю
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Тибет
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка:
Опубликовал Дмитрий Славин