Камчатка, ай лава ю



Нам очень повезло. Камчатка подарила пару дней хорошей погоды. Ну, как хорошей. Просто погоды с видимостью. Лет десять назад я полторы недели ходил вокруг Толбачика, но обе его вершины так ни разу и не увидел. День хорошей погоды, пять дней плохой – нормальный расклад. А тут ясность такая, что можно даже разглядеть вдали идеально правильный конус Кроноцкой сопки. Кстати, по мнению японцев – вторую по красоте гору в мире. Кизимен перед ней на переднем плане коряво дымит боковой фумаролой. Погоды аж сразу два дня подряд. Первый ушел на подход к вулкану, второй на прогулки вокруг него.

Собственно подходить мы начали еще вчера, но только теперь, вырвавшись на просторы сначала мертвого леса, а потом на Южные лавовые прорывы Толбачика понеслись вперед. На севере огромной фигурой из тетриса (положенной на бок буквой Г) горизонт закрывал Острый и Плоский Толбачик. Куда идти было предельно понятно – в сторону гигантского столба дыма.


дым виден издалека, к нему и идти
(с)фото: Андрей Власенко



Там где лава наступает на ледник (снежник) видно насколько здесь все многослойно. Каждому снегопаду или пеплопаду соответствует свой уровень.
(с)фото: Андрей Власенко



Свежий лавовый след вгрызается в белые заснеженные пространства

Лавовые прорывы образовались в 1975-76 годах, во время БТТИ. То извержение было не в пример нынешнему, во много раз мощнее и объемнее. Все многочисленные конусы и сопки вокруг возникали одна за одной, когда вулкан то здесь, то там прорывало вновь. Нынешнее извержение – шло в двух местах, верхнее выбросило массу пепла и быстро остановилось. Нижнее - продолжается, чуть севернее сопки Клешня. Впрочем, чем все закончится в извержении 2012-13 пока тоже не очень ясно. Извержения и землетрясения – самые малопредсказуемые явления на Земле. Вот то, что города Ленск и Киренск зальет наводнением этой весной предсказать легко, а когда закончится извержение на Толбачике – неизвестно. Мы переживали, что закончится в феврале или январе. Не закончилось, кочегарит пока вовсю!

Идти неблизко, от лагеря в мертвом лесу по прямой gps показывал 13 км, от сопки Бурой (места где вчера вставали на лыжи) – 15 км. Ну и по прямой по азимуту идти конечно не получалось, километраж увеличивался, хотя и не значительно, т.к. по пустыне можно все-таки пытаться идти более менее не виляя хвостом. Хвостом всей компании был я. Я уж не знаю, где и какими видами спорта занимаются в свободное время мои товарищи, но, увидев столб дыма нового Толбачинского извержения, они понеслись к нему, как бегуны после выстрела стартового пистолета. Как ни старался, догнать их не мог. С тяжелым рюкзаком я хожу медленно, но очень долго. Подобно верблюду в караванах. Лишь когда начались настоящие горные склоны сопки Клешня, почувствовав себя в родной стихии, я расстояние начал сокращать.

Когда идешь один, хотя и последний, есть то можно услышать вулкан. Еще до того, как увидешь фонтаны лавы. Взрывы слышны с расстояния 5-6 километров. Отличаются нерегулярностью, но бьют очень часто. С каким-то металлическим эхом.


1. Серега нашел вулканическую бомбу
2. Совсем свежие канатные лавы


Белые заснеженные горизонты слева и справа сменились черными застывшими лавовыми полями. Местами что-то клубится, но в целом никакого впечатления не оставляет. Тем более, что мы к вечеру дошли таки до цели и теперь от извержения нас отгораживает стена сопки Клешня, из-за которой яростно клубится дым. Взрывы уже достаточно громки, чтобы их можно было слышать в шумной компании и сквозь порывы поднявшегося к вечеру ветра.

Мы снова вступаем в борьбу за выживание. Вгрызаемся лопатами в снежный склон, сооружаем стены, ставим и укрепляем палатки. Лыжи оставлены в предыдущем лагере, поэтому растягивать приходится на всем, что есть. В ход идут даже фотоштативы. Пальцы, вытащенные наружу, чтобы зажечь горелку или завязать узел за полминуты окоченевают и теряют работоспособность. Бахилы я оставил в предыдущем лагере, и ботинки превратились в два ледяных кома.

А вот невпечатляющие при дневном свете лавовые поля с сумерками просто преобразились. Теперь они пронизаны сетью ярко красных капилляров, где-то течет красная река. Столб дыма стал по-настоящему яростным, окрасившись в розовый цвет. Вулкан смотреть и фотографировать стоит только в затемненной обстановке, но сегодняшний вечер явно не подходит. Ветер и метель столь сильно недовольны вторгшимся в их владения людям, что из нашей мини-снежной крепости мы вылезать не решаемся.

Зато утром штиль. Преодолевая нежелание организма второй день подряд вставать в пять утра, мы вылезаем из спальников и палаток. Экономя время на отмене завтрака, сразу же взбираемся вверх на Клешню, откуда и наблюдаем фантастически прекрасные и ужасающие пейзажи. Вместе с нами ползет по небосклону красная от отблесков лавы Луна. Ползет так быстро, что со штативом ее даже никто не успевает снять. 15 минут подъема на гребень и луна уже скрывается за горизонтом.


Кровавая луна


(с)фото: Денис Рожков






(с)фото: Олег Калашев

Зато все поле лавы и процесс самого извержения, сопровождаемый взрывами и всплесками прямо как на ладони. Кратер севернее и выше Клешни, поэтому лавовые потоки обтекают ее слева и справа. Вторая группа вчера говорила, что они собираются форсировать лаву и переходить на ту сторону. Глядя на красно-черное пространство снизу, решаем, что без опытного проводника это будет полным безрассудством, и мы, пожалуй, воздержимся.

Отлично видны красные реки, начинающиеся из-под черно-красных сводов. В одном месте, совсем близко к Клешне, выделяется ярко красный прямоугольник. Часто лава течет по созданным ею же тоннелям, где края остывают и затвердевают, а серединка вытекает. Получаются такие макаронины до нескольких сотен метров длиной – будущие лавовые пещеры. Ярко-красный прямоугольник – это место, где в закрытом лавовом метро тоннеле обрушился потолок.


(с)фото: Олег Калашев






Рассвет спрятался за Большой Удиной
(с)фото: Сергей Катков


Красивый камчатский рассвет прерывает процесс любования извержением, солнечный свет явно не мешает. Возвращаемся в лагерь, завтракать и набираться сил для повторного исследования.

Днем выходим уже не на Клешню, а прямо к свежим лавовым полям. Сперва очень боязно, осторожно топчемся на снежной кромке вплотную к черной массе. Потом первый робкий шаг в черный океан. Он спокоен и не опасен. Под ногами – твердо. Начинаем бороздить по застывшим волнам. Волны постоянно трещат и иногда даже рушатся под ногами. Очень много пустых полостей, и неизвестно какого они размера.

Наконец, по характерному шуршанию и шипению находим свежий лавовый язык. Черная масса с красными прожилками очень медленно ползет по уже застывшему предыдущему языку. Отличное место пофотографироваться. Подойти можно совсем вплотную, но там жарко. Начинаем жарить колбасу. Колбаса была охотничья, поэтому теперь она «Охотничья на прилаве». Страх и боязнь постепенно покидают нас, зато начинает проявляться любопытство. «Обмороженных туристов раньше находили, а сгоревших – нет», - справедливо замечает Ден, и мы жарим очередную порцию колбасы. Вместе с колбасой, как нам потом рассказала вторая, геологическая часть группы, мы съели изрядную порцию фтора и хлора. Ну, хоть не брома, подумала физтеховская часть группы, и продолжила свои путешествия по лавовым полям.


вот такая красота под ногами


не успела лава еще толком застыть, а серные источники уже пробили себе путь и воняют




таяние снега на горячем пепле
(с)фото: Олег Калашев


Вот фотографируемся вместе с лавопадом, а вот и лавозеро. Только чтобы подойти к нему, пришлось одного оставить на склоне Клешни, чтобы он сверху жестами направлял товарищей. С уровня лавовых полей ничего не видно – во все стороны нагромождение застывшей лавы самых причудливых форм.

К лавозеру ближе трех метров уже не подойти, рыбку не половить. Жарит нещадно. Под ногами – более-менее ровная поверхность, но сквозь трещины видно, что там красным красно! То есть в каких-то 5-10 сантиметрах прямо под ногами раскаленный базальт!

В конце концов, потеряли уже совсем совесть и решились на переход на ту сторону, через лавовые поля. Подстегнуло видение на том берегу людей, может наших, может не наших. Может вообще это мираж был, так как прямо над полями воздух дрожит подобно воздуху над асфальтом в жаркий летний день. Но мираж миражом, а народу тут неожиданно шляется очень много. Так и не встретив вторую половину нашей группы, я за этот день встретил две других группы.


Рапсодия застывшая в камне



Все это лавовое пятно, вся огромная черная с небольшим красным масса оставила очень сильное впечатление. Это что-то невероятно большое и живое. Словно единый организм с миллионом частей тел, поглощающий все живое попадающее внутрь. Камчатский аналог лемовского Соляриса. Такой же живой океан. Все время что-то где-то шипит, дымится или трещит. Особенно запомнился мне хруст. Он непонятно где, то ли прямо под ногами, то ли в глубине нагромождений под тобой, то ли в соседней яме, а оказывается, что в полусотне метров. Хрустит не громко, пока не ступишь внутрь черного пространства лавового океана, не услышишь, не почувствуешь.

Я до конца на «тот берег» не пошел. Просто устал уже гулять, да и казалось, что ничего нового не увижу. Лава быстрая и медленная, горячая и не очень… Просто нашел уютное безветренное местечко и прилег отдохнуть, поспать полчасика. Можно было наконец после двух дней пурги отогреть ноги в ботинках. Вообще это достаточно удобно оказалось. Даже на сброске мы заскочили на 5 минут на черные поля, чтобы отогреть ноги и растопить обледеневшие ботинки после ночевки. Но долго задерживаться не стоит. Что там за состав газов точно не знаю, но если заснуть на несколько часов, то можно и не проснуться. Из щелей дышат серой фумаролы, а такой неприятный ранее порыв холодного ветра воспринимается тут как облегчение.


на краю конуса (с)фото: Денис Рожков


(с)фото: Олег Калашев

Ребята сходили прямо на край извергающегося конуса, где дрожала земля, а сверху падали раскаленные камни. Это в котле кипит лава, пузыри подымаются из недр земли, взрываются и разбрасывают остатки своих оболочек. Поснимали очень красивые видеоролики, но не дай бог родителям эти ролики просматривать. Сперва все красиво извергается и грохочет, а потом с воплями «воздух», «камни» камера трясется и все разбегаются.

Повстречали там вулканологов. Те рассказали, что температура лавы здесь не очень высокая. 1100-1200 градусов. Пока течет, остывает на 50-150 градусов. Везде она очень вязкая, так что можно ходить (а точнее бежать) прямо по ней. Да только обувь нужна специальная (лучше всего резиновые сапоги с деревянными подошвами). За извержением вулкана на Камчатке наблюдать очень просто и удобно. На Гавайях надо было получать бесчисленные разрешения и пропуска в специальные и заповедные зоны. А тут пришел и хоть колбасу жарь.


Ирка - кораблестроитель (с)фото: Олег Калашев


Лавовые миниатюры. (с)фото: Сергей Катков


Эти следы остались, т.к. снег под ними был спрессован. Весь остальной снег растаял.

В завершении хочется сказать, что извержение Толбачика очень удобно для наблюдения. Зимой и весной Камчатка не самое гостеприимное и уютное место. Но высота 1600 метров над уровнем моря – это не так уж и страшно. Сюда можно прийти и отсюда можно уйти даже в непогоду. В том же марте на 3000 на Камчатке гибнут опытные альпинисты в 150 метрах от приюта. Но то на высоте, где метель уже разгоняется до сотни километров в час. Да и само извержение – совсем не страшный процесс. От боязни сойти со снега на черную поверхность, до смелости пинания свежеприлетевших бомб у обычного человека уходит 3-4 часа. Но осторожность соблюдать все-таки стоит.

В домике вулканологов вот уже вторую неделю сидят иностранные туристы, которые не могут вылететь отсюда. В Козыревске, а потом Петропавловске 10 дней просидели геологи, знакомые наших геологов, которые все это время не могли вылететь туда. Это удивительно, особенно при той прекрасной погоде, что нам довелось наблюдать на вулкане. Но, видимо, для полета погода должна быть стабильно прекрасна на много часов подряд и одновременно в точке вылета и посадки. Такого Камчатка в марте себе не может предложить. Мы дошли на лыжах и снегоходах, после чего выдали в Петропавловске лыжи геологам и они тоже дошли.

В конце народ как-то жаловался, что недостачно «задрались». Чего-то в физическом плане не хватило. Но при всей кажущейся простоте, легким путешествие совсем не было. Один, без товарищей, я бы наверняка не справился. Ден три дня подряд вставал в пять утра и начинал готовить завтрак, Каба героически кашеварила по вечерам, а все остальные под руководством и примером Сереги строили снежные крепости. Мы дождались таки пурги, и сбрасывались сквозь белое ничто вниз. В конце перехода, уже в лыжной части, лыжи покрывались сантиметровой коркой льда смешанной с вулканической крошкой.

Еще там меня захватил в плен жесточайший насморк, а в Москве до сих пор иногда как-то не полностью ощущаю большие пальцы ног. Но самым ужасным последствием Камчатки является джетлаг. Этот крест вынуждены нести за ее пределами все камчадалы и гости полуострова. Приходишь домой, садишься в 7-8 вечера смотреть футбольный матч, например, и больше ничего не помнишь. Очухиваешься в 3 утра, все вокруг спят, а ты бодр и не знаешь чем себя занять.

И все-таки, это было прекрасно. Мы успели, все что хотели, а по красоте отснятых фотографий и роликов сложно представить какое-то более фееричное путешествие в ближайшее время.


панорама (с)фото: Олег Калашев


автор коллажа - С.Катков

Комментарии
Ivan28.05.13, 11:26
Ночная съёмка 
а вот отменные фотки вулканологов уже проявились :) http://lusika33.livejournal.com/34832.html
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Камчатка
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовал Дмитрий Славин