железнодорожная станция Байкал / Спортивный туризм | Велотуризм
 

Одиночное велосипедное путешествие по льду Байкала

8 - 15 марта 2009 г.
8 марта 2009, воскресение, день первый

Пунктирной линией по берегу прослеживается КБЖД Пунктирной линией по берегу прослеживается КБЖД
Трещина Трещина
Берег Берег
Западный берег - линия прибоя, торосы Западный берег - линия прибоя, торосы
Колея хоть и по снегу, но не глубокому Колея хоть и по снегу, но не глубокому
КБЖД КБЖД
Бахрома Бахрома
Некоторые ж.д.тоннели удачно вписываются в пейзаж Некоторые ж.д.тоннели удачно вписываются в пейзаж
На станцию Слюдянка поезд прибыл часов в 5 утра. Самое время позавтракать в столовой, обслуживающей локомотивные бригады. С платформы № 2 иду далее по ходу поезда (на восток) до голубого 3-х этажного здания, огибаю его справа и вхожу в соседний, расположенный по правую руку, "Санитарно-бытовой корпус", на втором этаже которого – круглосуточная столовая. Кормят вкусно и недорого. Табло на здании ж.д. вокзала известило, что на дворе 8 марта; время 6.20 (местное); t = – 9оС; p = 726 mm Hg. От себя добавил – погода ясная и без ветра.
За вокзалом, по улице, параллельной Транссибу, в направлении "на запад", через километр или около того, выкатился к автомобильному мосту, переброшенному через устье р.Слюдянка. На отмели ржавеет внушительных размеров катер, над ним на высоком левом берегу – домики за оградой. Это база Слюдянского подразделения Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС; начальник – Трофимов Виктор Сергеевич. Телефон оперативного дежурного: 51-911; по междугородней связи: (839-544)-51-911. Другие телефоны этого подразделения: 54-001; 54-173; 61-99-91; (839-525)-64-018 или последние три цифры – 010. На базе есть домики-вагончики, где возможно проживание по 100 руб/сут/чел. Встаю на учёт в ПСО, назначаю контрольный срок для сообщения о своём прибытии в Северобайкальск, 21 марта. Но это с запасом, т.к. мне 22-го надо уже быть в Екатеринбурге. Тут же по рации информация обо мне уходит в Северобайкальск и в другие подразделения ПСО, через зону ответственности которых должен пройти мой маршрут. Далее информация по двум из них: 1) Усть-Баргузинское, тел.: 8 (30131)-91-911; и 2) Северобайкальское, ул.Громова, д.16 "Б", тел.: 8 (30130)22-760 или 8 (950)3926434. Вообще, к слюдянским спасателям есть смысл зайти не только для того, чтобы встать на учёт, но и просто посидеть напоследок в тепле, дожидаясь пока рассветёт, послушать, сколько машин провалилось под лёд этой зимой, где и сколько по твоему маршруту навалило снега. В маршрутной книжке мне сделали запись: "Ознакомлен с ледовой обстановкой". На вопрос: "А какая же она, эта самая, ледовая обстановка?", коротко ответили: "В два раза хуже, чем в прошлом году".
Из прочей информации и советов от слюдянских спасателей:
  1. Ещё вчера была сильная пурга, а сегодня небо прояснилось;
  2. Если ветер будет крепчать, мне следует быстрее укрываться в бухтах;
  3. До Солонцовых мысов лёд чистый, дальше на север выпало много снега. Поэтому будет лучше, если в районе полуострова Святой Нос или Ушканьих островов я перейду Байкал и далее пойду вдоль восточного берега, где по льду, возможно, машинами накатаны колеи. По льду вдоль западного, режимного берега (Байкало-Ленский заповедник) такой колеи, скорее всего, не будет;
  4. Трещины льда (шириной они бывают метров до 5), идут обычно от мысов, радиально. Если не удаётся перейти трещину по стыку льдин, то надо идти вдоль неё не в море, а к берегу – там, в крайнем случае, трещину можно будет обойти по суше;
  5. Пропарины от геотермальных вод и газовых пузырей, обычно образуются у берегов. Не всегда лёд протаивает насквозь, но провалиться можно даже там, где вчера проходила машина. Опасны пропарины под снегом – невозможно на глаз оценить толщину льда.
  6. Метровый лёд рвётся не ветром, а вследствие температурных деформаций.
Из ПСО вышел в 9 часов. Солнце и небо в дымке, из-за неё дальние берега не видны. Сверкая в лучах восходящего солнца, лёд приобрёл золотистый оттенок. От устья Слюдянки, придерживаясь автомобильной колеи, покатил в сторону поселка и ж.д. станции Култук, виднеющихся на противоположном берегу Байкала. Принял боевое крещение – не скорости завалился на какой-то неровности льда. В целом лёд здесь гладкий и чистый. Встречаются отдельные снеговые пятна, которые легко проезжаются. Немного не доезжая до Култука, повернул вправо и пошёл на расстоянии 1-1,5 км вдоль береговой линии. По склону западного берега к ст.Култук спускается линия Транссиба, а вдоль озера тянется Круго-Байкальская железная дорога. Как мне удалось заметить, по КБЖД курсирует до двух поездов в день.
За Култуком пошли участки снежных полей. Снег глубиной до 10 см, местами утрамбованный ветром, но наст велосипед не держит. Поиски более лёгкого пути, кажутся занятием малоэффективным – всё близлежащее в таком же снегу. Ехать становится тяжело, приходится с усилием продавливать педали. Немного выручает автомобильная колея. На участках, где снега не очень много, по колее можно ехать, и вполне комфортно. Но на участках, где снег глубже, в колее так же барахтаешься, как и по целине. Через снежные надувы, похожие на больших "лежачих полицейских", велосипед зачастую приходится проводить пешком. Извилистые старые трещины под тонким слоем снега могут представлять опасность. Уровень льда в самой трещине может быть сантиметра на 3 ниже её бортов, и такая полоса-впадина, шириной сантиметров 5, тянется ломаной линией, припорошенная местами тонким слоем снега. Ты можешь видеть такую трещину, идущую поперёк твоему курсу, но если на том участке, где ты должен её пересечь, она скрыта под снегом, то невозможно угадать – где и как расположен её очередной излом. Ты полагаешь, что сейчас пересечёшь эту трещину под прямым углом, и на скорости въезжаешь в неё, идущую наискосок, можно и колесо повредить.
Перешёл через трещину, по ещё свежему, хрустящему льду. Было бы правильным поискать для перехода другое место – где края трещины стыкуются между собой. 
На 17-м км пути, в 10.40 – станция Шарыжалгай. Жилые дома, труба котельной, хорошая автомобильная дорога по берегу, много людей.
Часа полтора дул неслабый встречный ветер, пришлось надеть куртку на синтепоне. От вихляющей езды по глубокому снегу, раскачивающей тяжёлый рюкзак, лопнула стойка багажника. Вынул из котелка проволочную дужку и с помощью пассатижей стянул ею место излома.
К 13 часам, с трудом пробиваясь по снежному полю (то в седле, а то пешком), вышел к ж.д. разъезду, расположенному на высоком берегу. Посёлок Баклань (так мне его назвали) – несколько деревянных домов. Постоянно здесь живут 3-4 семьи, держат скотину. Прочие дома используются как дачи. Хоть сейчас не сезон, но некоторые дачники приехали – отметить 8 марта. Говорят, что вчера весь день валил снег, железнодорожный путь замело, но сегодня дорогу расчистили, и я начинаю подумывать, не поехать ли мне по КБЖД, может там меньше снега, чем здесь на льду?
В 14 часов t= +3оС. Снова пошёл снег, густыми хлопьями, всё заволокло. От Баклани идёт колея и уже через 1 км снова можно ехать – в основном на малой передаче. Глубина снега от 3 до 10 см, местами более. В узкой колее (как и в глубоком снегу) руль то и дело гуляет из стороны в сторону. Снегопад закончился, солнце светит ярко, еду в  солнцезащитных очках.
Ближе к ст.Маритуй, поперёк курса – линии торосов, свежих трещин не видно.
В 15.50 прошёл ст.Маритуй, расположенному в неглубокой бухте. От берега, взрывая свежий снег, наперерез мне побежал мотоцикл с коляской. Местная молодёжь оказалась достаточно трезвой и приветливой, посетовали, что я не ехал здесь днём раньше, до 7 марта лёд был чистый. До Порта (порт Байкал) по их словам мне ещё 40-50 км.
За Маритуем снег глубиной сантиметров 5, удерживать велосипед в автомобильной колее хлопотно, поэтому проще ехать по целине, на низкой передаче. Позже толщина снегового покрова увеличилась и ехать стало тяжелее. Снова полосы торосов, в них встречаются свежие трещины, присыпанные снегом. Места, где через торосы можно безопасно проехать на машине, обозначены вешками. От основной линии, по которой шла автомобильная колея, крюк в сторону этих вешек порой составляет до километра. Через такие торосы велосипед проще провести напрямик. А вдоль береговой линии широкой полосой – глыбы льда, навалом по 5-6 метров в высоту.
Ясно, ветер временами – лёгкий, попутный.
К вечеру, ближе к мысу Половинный стали, наконец, появляться поля открытого льда. Лёд повсеместно трещит. Гулко грохотнуло чуть в стороне, в ту же секунду этот гуд стремительно промчался прямо подо мной, как вихрем несущийся под землёй состав электропоезда, и исчез в противоположном направлении. Совершенно очевидно, что льдина лопнула, но никаких новых трещин я не заметил.
По КБЖД протащили экскурсионный вагон, а немного позже грузопассажирский состав из 4-5 вагонов проследовал до ст. Половинная. В 18 часов и я проехал мимо этой станции. Напротив мыса Половинный много трещин, но все они достаточно узкие, ничего объезжать не надо. Заснеженных участков всё меньше, остались лишь отдельные пятна тонкого снегового покрова – легко еду прямо по ним. Лёд толстый, тем не менее, он сухо трещит под колёсами летящего по нему велосипеда. Видимо рвутся, достигшие высокой степени напряжения, какие-то поверхностные слои льда. Я для них как последняя капля, переполняющая чашу – во все стороны от меня разбегаются трескучие звуки, будто я еду по пачке тонкого листового стекла и под моим весом лопаются лежащие сверху листы.
В бухте за мысом Половинный – посёлок Пономарёвка, отдыхающих катают на снегоходах. К посёлку по льду, вдоль самого берега, ведёт дорога. Возможно, там меньше торосов. В этой бухте (как и в других бухтах с посёлками) на льду расположились рыбаки. Тарахтит дизель, мотор тянет из проруби сеть. От восточного берега по морю бежит машинка. Горизонт ясный, линия гольцов хребта Хамар-Дабан теперь отчётливо видна, видно как дымит труба в Байкальске.
За мысом Половинный по берегу есть места для ночёвки – терраса вдоль ж.д. полотна. Колея хоть и проложена в снегу, но не в глубоком, езда по ней вполне сносная, без утомительного продавливания шатунов. Солнце село примерно в 19.00–19.30. Я расположился вблизи от ст.Уланово. На возвышенном берегу развалины какого-то строения и бревенчатая баня. Ясно, луна почти полная, вечером t = – 12оС.
Весь день сегодня, начиная от Култука, по берегу видны железнодорожные тоннели, мосты через устья впадающих в Байкал рек, защитные галереи. Некоторые из этих сооружений удачно вписываются в пейзаж. В районе полудня проезжал вдоль прибрежных скал, которые сохранили следы осеннего прибоя – застывшие н`абрызги, похожие на замёрзший водопад, у которого срезали верхнюю и нижнюю его части. 
От Слюдянки до Листвянки (напрямую, без петли на Култук) автомобилисты по Байкалу насчитывают ~110 км. По хорошему льду на велосипеде – это дистанция одного дня. Мой сегодняшний пробег ~85 км (без компьютера, при таком как у меня не прямолинейном движении, точно оценить расстояние сложно). Чистого ходового времени около 9 часов.
Ночью по КБЖД прошёл состав.
9 марта 2009, понедельник, день второй

Мыс Толстый - в обрамлении торосов Мыс Толстый - в обрамлении торосов
Стиральная доска Стиральная доска
Чем крупнее зыбь, тем сложнее по ней ехать - тряско и скользко Чем крупнее зыбь, тем сложнее по ней ехать - тряско и скользко
Застарелые трещины Застарелые трещины
Бухта в торосах Бухта в торосах
залив Лиственничный залив Лиственничный
Поля открытого льда Поля открытого льда
В море, у становой трещины, маячат рыбаки В море, у становой трещины, маячат рыбаки
Скрытая опасность Скрытая опасность
Потенциально опасные участки торосов Потенциально опасные участки торосов
Лёд всё более чистый Лёд всё более чистый
Высокий берег отражается в застывшей воде как в зеркале Высокий берег отражается в застывшей воде как в зеркале
С моря подходов к мысу Соболева нет - полоса прибрежных торосов С моря подходов к мысу Соболева нет - полоса прибрежных торосов
Под ногами - причудливые рисунки, как на картинах абстракционист Под ногами - причудливые рисунки, как на картинах абстракционист
Вид на мыс Соболева, от мыса Кадильный Вид на мыс Соболева, от мыса Кадильный
Палатку поставил в море, за мысом Кадильный Палатку поставил в море, за мысом Кадильный
Утром  t = – 20оС, ясно, ветра нет. Горы открыты. На завтрак каша, хлеб, сахар, чай. Вышел поздно, в 10 часов. Лёд со старыми трещинами, изломами, слегка припорошен снегом. Автомобильный след тянется вдоль берега, в бухтах удаляясь от него до нескольких километров и сближаясь с ним на мысах. То и дело раздаются глухие залпы лопающегося льда, временами даже чувствую его лёгкое оседание под собой. Не сразу, постепенно, укрепляется осознание того, что лёд метровой толщины трещит и лопается не потому, что ты стоишь на нём или что рядом проехал УАЗик, а от его внутренних не то побуждений. Ты с твоим велосипедом если и являешься одной из причин подвижек льда, то занимаешь в их ряду самое последнее место. И все-таки на участках непрозрачного льда, где нет возможности оценить его толщину, бывает страшновато, когда вдруг гулко громыхнёт под колёсами твоего велосипеда. Тем более, что иногда по ходу колеи попадаются свидетельства ранее произошедших проломов льда – вероятно, в результате проваливания под лёд автотранспорта.

12.30; t = – 3оС. Мыс Толстый в обрамлении торосов. Отсюда открывается вид на мыс Лиственничный. Навстречу проехала группа на 3-х снегоходах, следом – на мотоцикле, двое служащих Прибайкальского национального парка. Со слов егерей снега в иной год выпадает столько, что их УАЗы не могут по нему проехать. От мыса до Порта – 20 км, накатанная колея по льду продолжается вдоль берега. В направлении на мыс Лиственничный, до которого 22 км, напрямую, морем, подрезая залив, уходит другая колея – поначалу еду по ней. Но она всё более уклоняется к истоку Ангары, поэтому оставляю её слева и дальше качу на мыс по снежной целине.

Лёд на Байкале не везде гладкий. Местами он схватился мелкой зыбью, по такому едешь как по стиральной доске. Чем крупнее зыбь, те сложнее по ней ехать – тряско и скользко. Через некоторые трещины выдавило воду и её наплывы смёрзлись наподобие "лежачего полицейского". Когда такое препятствие располагается не поперёк движения, а наискосок, приходится загодя корректировать линию движения, чтобы заехать на него под нужным углом, иначе падения не избежать. Аналогично приходится преодолевать застывшие трещины-впадины. Шипы на моих покрышках располагаются тремя рядами. В целом этого количества  достаточно для уверенного прямолинейного движения и плавных поворотов по гладкому льду. Однако, для более комфортной езды и для выполнения более смелых манёвров желательно иметь покрышки с 4-5 дорожками шипов. 
Торосы образуются в результате сжатия льда. Стиснутые берегами, бухты могут быть полностью забиты ледовыми глыбами. Кое-где к береговой линии не подойти, не преодолев сотню-другую метров вздыбленного льда. Но в море зоны торосов, хоть и бывают порой весьма протяжённы, не столь широки. Гряды торосов могут тянуться параллельно или под углом друг другу. Сливаясь между собой, они образуют тупики, попав в которые приходится либо возвращаться, чтобы объехать препятствие, либо протаскивать велосипед через эти нагромождения льда. Пересекая линию торошения, особенно если она присыпана свежим снегом, следует быть особо осторожным, чтобы не вступить ногой в скрытую от глаз зияющую трещину.
Если до того, как Байкал окончательно схватится ледовым панцирем, волны местами успевают искрошить молодой лёд, то потом эта ледовая каша из вздыбленных, теснящих друг друга осколков, застывает. В результате образуется поверхность, напоминающая вспаханное поле, по которому ещё не прошлись бороной. По таким ледовым полям не то что ехать, идти – мучение. Повсюду наклонно торчащие плиты льда – ботинок на них проскальзывает, а велосипед заваливается, не хочет вестись рядом. Спасением могут быть идущие в нужном направлении застарелые трещины (шириной иногда с дорожную полосу, поверхность которых затянулась более ровным льдом, вполне пригодным для езды. Следуя этим "нитям Ариадны" мне не раз удавалось выбираться из ледовой или снежной западни без значительных потерь времени.
По пути к мысу Лиственничный в море много трещин, в том числе свежих, с открытой водой. Ширина разрывов – до четверти метра. Торосов мало, все старые. Поначалу ледовых участков почти нет, снег не глубокий. Но очень скоро становится всё больше открытого льда. Лёд прозрачен, но изрезан линиями внутренних разломов – разноуровневыми и разнонаправленными, с разнообразными рисунками и включениями, происхождение которых так и осталось для меня загадкой. Потратил немало времени на изучение и фотосъёмку льда.
В 17 часов вышел к мысу Лиственничный. Здесь восточная оконечность посёлка Листвянка,. несколько домиков (в т.ч. под отели), торговые точки, общепит, на берегу большой катер. Посёлок имеет прямое автомобильное сообщение с Иркутском (по правому берегу Ангары, на этом участке – Иркутское вдхр). По льду возле посёлка ездят снегоходы, прогуливаются отдыхающие – в некоторых угадываются иностранцы, много детей. К мысу подтягивается группа нижнеангарских туристов на коньках. Два дня назад они вышли из Бугульдейки, 8 марта традиционно отметили на турбазе "Бухта Песчаная" и теперь финишируют в Листвянке. Весь маршрут они шли против ветра – обычно в это время он бывает попутным. Следом финиширует ещё одна группа, на велосипедах, они ехали параллельно скэйтерам.
В море, у становой трещины маячат рыбаки.
За мысом акватория меняется – начинаются поля открытого льда, а снег и торосы – лишь отдельными участками. Полосы торосов или объезжаются, или без особого труда преодолеваются по проложенной через них автомобильной колее. На льду порой встречаю росчерки коньков нижнеангарцев.  Ветер попутный, лёгкий.
Большие Коты (прохожу их в 1-1,5 км от берега) – котельная, много домов.
Лёд всё более гладкий, чистый и прозрачный. Местами он вообще без каких-либо включений, трещин и следов. Бывало, когда с участка, припорошенного снегом, вылетал на такой лёд – возникало впечатление, что под колёсами вообще ничего нет – только зияющая чернотой пустота.
Мыс Соболева – сплошная полоса прибрежных торосов, но подальше в море лёд отличный, хотя всё же приходится иногда лавировать между торосами и трещинами. Три ряда шипов держат меня на льду более-менее сносно, но совсем расслабляться не позволяют. Идёт постоянная интрига – удержишься или упадёшь, ты обманешь лёд или он тебя. Это бодрит. Думаю, что ехать по льду Байкала как по асфальту было бы не так интересно.
Под ногами – причудливые рисунки, как на картинах абстракционистов.
В урочище Чёртов Мост (между Соболева и Кадильным) несколько избушек, жилых, видимо для туристов, есть люди. Закат добавил красок, простор Байкала кажется ещё больше, берега разошлись.
В прибрежной полосе торошения – выдавленные на поверхность глыбы льда толщиной более метра. Мой велосипед, прислонённый к одной из таких голубых громадин, полностью скрылся за её верхней гранью. Какой же чудовищной должна быть сила, взломавшая такой лёд? И что останется от тебя, окажись ты на её пути?
Палатку поставил в море, за мысом Кадильный. До Голоустного осталось ~20 км. Ветер северный, свежий, полощет мой домик. В 20.00 t= – 8°C. Луна почти полная, звёзды. В стороне Бол.Голоустного виднеются огни. Пробег за день небольшой, ~ 68 км (поздновато вышел и много времени отдал фотосъёмке). Расстояние от Листвянки до Голоустного местные автомобилисты определяют в 60 км.

Комментарии
Тимофей08.11.13, 16:13
Хороший пробег. Будем иметь ввиду, что лучше в начале апреля - и теплее, и снег подтает 
. Не могу понять - почему не было буеристов? Пожалуй, это самый эффектный способ для зимнего Байкала
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Байкал
еще маршруты
О Маршруте