День пятый. Дождь на склоне

Дождь идёт и идёт. Сонная погода. А мы спим и спим. А вода в Большой Лабе поднимается и поднимается. Как мы будем её бродить? Успеем ли мы пройти наш маршрут?
На тенте есть несколько маленьких дырочек, вчера нам не удалось заклеить их скотчем: тент уже был мокрым. А сейчас Ленка изнутри прилепляет на дырочки опавшие листики.
Около пяти часов услышала внизу шум машины: вдоль Лабы идёт лесовозная дорога. Побежала вниз и как на заказ у реки разворачивается грузовик - Газ-66. Дождь льёт. Из кабины выскакивает мужик, и после короткого диалога предлагает подвезти нас вниз.
На сборы - 15 минут.
До следующего нашего перевала нам предстояло пройти по долинам реки и ручья около 50 километров. За два дня это было бы сделать просто. Но непогода выбила нас из графика – день мы уже практически потеряли. И вот удача - 8 не самых лёгких километров из полтинника нас подвезут.
Подхватив рюкзаки и котелок с супом, спускаемся к машине. Отпиваем горячий бульон – он точно разольётся на ухабах. Мужики, на нас глядючи, предлагают спокойно суп доесть, но мы не хотим их задерживать, да и темнеть скоро начнёт. Накрываем котелок пенкой и – в кузов. Он наполовину закрыт сверху какой-то тоненькой тряпочкой, которая не удерживает воду. Холодно и сыро, вода почти струится сверху, и вскоре мы местами вымокаем насквозь.
Зато переезжаем грозную Большую Лабу. Идя вброд, точно намокли бы больше!
Нас десантируют на слиянии с Лабой ручья Санчаро.
До полной темноты остаются считанные минуты. А здесь удивительно ровно! И лес хороший. Место подыскивается быстро, совсем рядом с дорогой. И сушина есть. Костёр получается – настоящая нодья! Можно долго греться, сушиться и обед разогревать. Одна сторона тента опущена до земли – получился настоящий экран, отражающий от костра тепло. А к полуночи дождь кончается и проглядывает луна!
Как здорово спать на горизонтальной поверхности, никуда не скатываться и ощущать с боку тепло друга. Я заснула так крепко, что Ленка ночью не смогла меня разбудить, даже усиленно толкая – она ещё издали услышала шум лесовоза и хотела меня предупредить, чтобы я не испугалась рёва мотора. Было бы чего бояться! Я не слышала ничего.
День шестой. Лена готовится в марафонцы.

Проснулась до рассвета. В голове одна мысль – надо спешить. Если сегодня мы будем под перевалом Квата, тогда успеем закончить маршрут вовремя, и Ленка успеет в Анапу к началу соревнований.
Идём вниз по дороге, она вся в лужах, местами прямо по ней бегут ручьи. На броде через протоку Лабы вымокаем выше колен. Даже в протоке после дождей вода мощная, без палки не сунешься. Хорошо, что через саму Лабу здесь, чуть выше по течению от посёлка Пхия есть мост. Мутную Пхию бродим уже взявшись за руки – течение сбивает. Вымокаем, как выразился бы наш шеф, аж до развилки.
От посёлка начиналась хорошая дорога. По ней навстречу нам шли лесовозы. И ни одной машины в нашу сторону, к посёлку Дамхурц. Я чувствовала, что сейчас, в первую половину дня наши попутки уходят вверх по ручью Дамхурц. Но нам до них нужно было добираться ещё 15 километров. Так мы и топали монотонно, и периодически ловили себя на коллективных слуховых галлюцинациях - шуме мотора.
Но наконец долгожданная попутка появилась – это был маленький «Козёл». Он остановился не сразу – не сразу разглядел, что голосуют две девушки. И мы не сразу разглядели, что козёл битком набит мужиками, мягко говоря, нетрезвыми.
Счёт шёл даже уже не на часы, а на минуты, поэтому сомнений у меня не возникало: надо ехать. Но в Ленке проснулся упрямый осёл (родственник Тельца) – ехать она отказывалась наотрез. Мужики были пьяные, но вполне нормальные. Часть их, могущая передвигаться, высыпала из машины и била себя в грудь, уверяя, что не обидит. Один показал удостоверение ФСБ-эшника и выдвинул главный аргумент «за»: водителю не наливали!
Ленка видимо почувствовала, что мужики и вправду нормальные и мы стали загружаться в кабину. Миша-ФСБ-эшник непременно хотел ехать с девушкой на коленях – пришлось выступить в роли этой девушки – что ни сделаешь ради достижения цели. От пятерых пьяных в случае чего мы с Ленкой вполне оттэквандимся. И палка-выручалка тоже рядом с нами в кабине ехала. Но все вели себя по-джентельменски. Мужики хоть и матерились, но не закуривали – Ленка категорически запретила. Но на самом деле реальную угрозу могло представлять только вождение. На поворотах шофёр иногда забывал повернуть руль, и тогда все высокофольклёрным хором делали ему напоминание.
У Загедана мы покинули попутчиков. Выиграли не более 5 километров – и то хлеб!
К развилке дорог за посёлком Дамхурц мы подошли часам к четырём дня. Теперь нам нужно было подниматься в гору вдоль ручья Дамхурц. Пообедали, но попутка не ехала даже в тот момент, когда только сварился суп. И пока мы его не съели, отсутствию попуток особо не расстраивались.
Сверху спускался лесовоз, мы тормознули его и нам объяснили, что теперь лесовозы вверх пойдут только завтра утром. Ну, конечно…так я и думала. До погранпоста отсюда 15 км. И от него ещё около 4 км до притока - Большой Аджары – начала основного подъёма.
Тут Ленка заявила, что вдруг опять будет непогода, вон на небе облака появляются, и что вообще-то ей лучше быть в Анапе 27 –го (!), то есть завтра, а не 29-го, на что я чуть не убила её в душе. Вдруг внезапно, понимаешь ли, выяснилось!
И я ответила, что продолжу маршрут в одиночку.
Наверное, у Ленки всё-таки что-то сработало. И она согласилась идти дальше. И облака на небе сразу куда-то исчезли.
В 17 10 мы выступили на подъём. Решено во что бы то ни стало пройти как минимум 15 км – до погранцов. Что такое пройти 15 км в гору с рюкзаком после 17 уже преодолённых, когда темнеет в 19 30? Этого я так и не узнала, так как не могла идти. Я побежала! Рысцой, как на соревнованиях по марш-броску. И что самое замечательное – Ленка тоже побежала! Оглядываюсь – не отстаёт. Молодец!
Ещё в самом начале маршрута Ленка говорила, что полезно делать отдых через каждые 40 минут хода. Сейчас, оглядываясь на Ленку, только посмеиваюсь над этим правилом. Мы несёмся, не останавливаясь. Но крутые подъёмы дают себя знать – постепенно сбавляем темп.
- Ну а вас куда несёт? – добродушно спрашивает нас встреченный рыбак. – Стемнеет скоро, табором вставайте.
«А нам в боях родными стали горы, не страшны метели и пурга…». Мастерство наше в том и заключается, что мы можем встать и в темноте. Найти дрова и растопку, «наш ковёр – цветочную поляну», где у нас будет дом и очаг.
Главное – верная стратегия!
Около 8 вечера мы у колючей проволоки погранпоста. Ребята освещают нас фонариками, проверяют пропуск.
-- Если места не найдёте, приходите к нам ночевать, - приглашают они. Но нам так хорошо сливаться с природой, что даже и не думаем возвращаться.
Идём до первого подходящего места. 32 км дают себя знать: иду и засыпаю на ходу. Давно так не выматывалась. На войне, как на войне…
Всё время шли по ручьям, а теперь как назло пропала вода, и дорога ползёт на крутой склон. Мы уже идём медленно, наш КПД низкий. Но вот пологий перевальчик к ручью – вода есть, а слева просматривается некрутой склон с вековым лесом – это наш сегодняшний финиш.
За день ноги размокли в кроссовках. А Лена, оказывается, среди сегодняшних вездесущих водных преград не расставалась с бутылкой воды – не забыть безводную ночёвку!
День седьмой. Просто перевал Квата.

Солнце светит сквозь жёлтые листья бука – ну мы и разоспались! Зато восстановились. Набитая тропа не оставляет никаких сомнений – перевал Квата берётся легко.
Вдоль тропы местами попадаются заросли кустарниковой черники. Ягоды огромные и сладкие – это награда бойцам за взятые расстояния! Лес вокруг красивый, лесорубы сюда ещё не добрались. Деревья по пути встречаются огроменные – некоторые экземпляры не меньше, чем в три обхвата.
Тропа местами маркирована – на деревьях попадаются красные круги – метки. В долину ручья, впадающего в озеро Дамхурц из Большой Аджары можно перевалить аж тремя перевалами. Но самый простой (без крутого подъёма и спуска) перевал - самый далёкий, находится всего в километре от границы с Абхазией. На подробной карте (у нас была аж 500-метровка на этот район) он легко читается. Самый южный из всех перевалов - это и есть перевал Квата. Но на карте хребтовке Кавказа перевал Квата показан в другом месте, севернее. Туристы его именуют Квата ложный. В одном месте мы так и порывались подниматься к этому ложному перевалу, казалось, вот он! Подъём на него хорошо просматривается, но тропа к нему не ведёт. Так что будете под Кватой, идите по набитой тропе, не задумываясь, и выведет она вас к самому лёгкому перевалу.
Перекусываем перед последним взлётом, запивая водой из ручейка. Тропа серпантином ведёт наверх, в курумнике под перевалом стоит полуразвалившийся бревенчатый сруб.
С перевала видна вершина Аджары, крутые обрывы указывают место, где лежит под ней озеро, но самой его поверхности не видать. По долинке ручья внизу петляет тропа, она идёт к перевалу в Абхазию. Хорошая точка для пулемёта, однако – всё как на ладони - враг не пройдёт.
По тропе спускаемся вниз по ручью. И вот вдруг открывается нашему взору озеро Дамхурц. Здесь мы надеялись догнать группу наших знакомых – группу под руководством Зайцева – начало и конец маршрута у нас совпадали. Но над гладью нигде не видно дымка И вдруг над леском за озером взметнулся столб густого дыма! Есть контакт! И мы прибавили ходу, чтобы как раз успеть к нашим на ужин.
Фотографируем гладь озера, окрашенного закатными красками, залезаем на последний бугорок перед костром и … горькое разочарование. У костра сидели не наши. Ребята и девчата - краснодарцы гостеприимно зовут нас к себе на ночлег, но мы отказываемся. Место тут неуютное, открытое, одни берёзки корявые вокруг. Да и наших догнать надеемся. По словам ребят они ушли ночевать под перевал.
Однако темнеет. Догонять наших сегодня – безумие. Значит, это для нас. От расстройства хуже соображаю и пропускаю развилку тропы. На камнях она совсем пропадает. Мы ломимся через галечник ручья. Через само русло на другую сторону в надежде подсечь тропу. Тропы нет, сбились. Снизу лают собаки с погранпоста. Стемнело, крутой, заросший берёзками склон уходит вверх, но дальше под пологом букового леса хорошо, просторно, сухо, только ровной площадки нет. Но это не беда, профилируем склон бревнами и постель в два яруса нам обеспечена.
Сидим у костра с двух сторон, тупо глядим в пламя, реалаксируем и вдруг, поймав себя на совершенно симметричных позах: одна нога разута и поднята над костром, другая нога в мокрой обувке стоит на земле, начинаем дико ржать. Тоже мне, девушки, умудрились так глупо вымокнуть перед сном!
А луна молча глядит на нас, без всяких упрёков бросая от буков длинные тени.
День седьмой. Просто перевал Квата.

Солнце светит сквозь жёлтые листья бука – ну мы и разоспались! Зато восстановились. Набитая тропа не оставляет никаких сомнений – перевал Квата берётся легко.
Вдоль тропы местами попадаются заросли кустарниковой черники. Ягоды огромные и сладкие – это награда бойцам за взятые расстояния! Лес вокруг красивый, лесорубы сюда ещё не добрались. Деревья по пути встречаются огроменные – некоторые экземпляры не меньше, чем в три обхвата.
Тропа местами маркирована – на деревьях попадаются красные круги – метки. В долину ручья, впадающего в озеро Дамхурц из Большой Аджары можно перевалить аж тремя перевалами. Но самый простой (без крутого подъёма и спуска) перевал - самый далёкий, находится всего в километре от границы с Абхазией. На подробной карте (у нас была аж 500-метровка на этот район) он легко читается. Самый южный из всех перевалов - это и есть перевал Квата. Но на карте хребтовке Кавказа перевал Квата показан в другом месте, севернее. Туристы его именуют Квата ложный. В одном месте мы так и порывались подниматься к этому ложному перевалу, казалось, вот он! Подъём на него хорошо просматривается, но тропа к нему не ведёт. Так что будете под Кватой, идите по набитой тропе, не задумываясь, и выведет она вас к самому лёгкому перевалу.
Перекусываем перед последним взлётом, запивая водой из ручейка. Тропа серпантином ведёт наверх, в курумнике под перевалом стоит полуразвалившийся бревенчатый сруб.
С перевала видна вершина Аджары, крутые обрывы указывают место, где лежит под ней озеро, но самой его поверхности не видать. По долинке ручья внизу петляет тропа, она идёт к перевалу в Абхазию. Хорошая точка для пулемёта, однако – всё как на ладони - враг не пройдёт.
По тропе спускаемся вниз по ручью. И вот вдруг открывается нашему взору озеро Дамхурц. Здесь мы надеялись догнать группу наших знакомых – группу под руководством Зайцева – начало и конец маршрута у нас совпадали. Но над гладью нигде не видно дымка И вдруг над леском за озером взметнулся столб густого дыма! Есть контакт! И мы прибавили ходу, чтобы как раз успеть к нашим на ужин.
Фотографируем гладь озера, окрашенного закатными красками, залезаем на последний бугорок перед костром и … горькое разочарование. У костра сидели не наши. Ребята и девчата - краснодарцы гостеприимно зовут нас к себе на ночлег, но мы отказываемся. Место тут неуютное, открытое, одни берёзки корявые вокруг. Да и наших догнать надеемся. По словам ребят они ушли ночевать под перевал.
Однако темнеет. Догонять наших сегодня – безумие. Значит, это для нас. От расстройства хуже соображаю и пропускаю развилку тропы. На камнях она совсем пропадает. Мы ломимся через галечник ручья. Через само русло на другую сторону в надежде подсечь тропу. Тропы нет, сбились. Снизу лают собаки с погранпоста. Стемнело, крутой, заросший берёзками склон уходит вверх, но дальше под пологом букового леса хорошо, просторно, сухо, только ровной площадки нет. Но это не беда, профилируем склон бревнами и постель в два яруса нам обеспечена.
Сидим у костра с двух сторон, тупо глядим в пламя, реалаксируем и вдруг, поймав себя на совершенно симметричных позах: одна нога разута и поднята над костром, другая нога в мокрой обувке стоит на земле, начинаем дико ржать. Тоже мне, девушки, умудрились так глупо вымокнуть перед сном!
А луна молча глядит на нас, без всяких упрёков бросая от буков длинные тени.
Защита спортивной чести на перевале Цандышхо.

Утром, пока Ленка лазала за водой, решила подсушить и её ботинки (у Ленки, в отличие от меня была-таки сменная обувь - лишний груз). И, ну надо же так проколоться – подплавила кусочек подошвы! И часть кожи на боку покоробилась. Да это же программа детсада: сушишь вещи у костра, следи за ними внимательно! Стыдно, девушка… Но Ленка великодушно прощает меня, да и ботинок легко надевается.
Наверное, промашка потому случилась, что мы кофе не попили, не проснулись окончательно. А кофе кончилось. Но хорошо, когда классику знаешь. Она поможет найти выход из любого, казалось бы безвыходного, положения: «Мы наконец нашли применение шоколаду: кладём в наш двухлитровый чайник полкилограмма и кипятим. Получается напиток, как говорится, на любителя. До сего времени мы его возили без пользы и лишь утяжеляли на несколько килограммов загрузку саней. Очень редко, без особой охоты съедали плитку и всегда при просмотре продовольствия недоумевали, зачем мы его таскаем».
Это написал Георгий Ушаков ( в книге «По Нехоженой земле»), когда полярными днями и ночами с товарищами Северную Землю открывал.
А мы ведь тоже таскаем эту плитку и недоумеваем, почему она не естся. И вот теперь засыпаем несколько долек сухим молоком, заливаем кипятком – и отлично!
Отметившись на погранпосте выходим на тропу, идущую к перевалу Цандышхо. Оказывается, она идёт по правому берегу ручья, а мы вчера перешли на другую его сторону. А здесь был заморозок – на траве везде крупные капли воды, а кое-где и остатки изморози. Хорошо, что мы ночевали на другом склоне, под тёплым лесным пологом, тут такого гостеприимного букового леса нет.
Неспешно поднимаемся, любуемся видами, яркими осенними красками кленового леса, фотографируем. Но лесной участок скоро кончается. Как-то быстро выходим на травяные луга с кустами, и вот уже начинается первый крутой подъём по крупнокаменистой россыпи. Ручей падет водопадом.
Здесь нас догоняет группа краснодарцев. Ну уж нет! Ориентироваться мне и самой интересно, вперёд их не выпустим, думаю я, и, почти не дав Ленке передохнуть, мы начинаем карабкаться вверх по крупным глыбам в обход водопада слева. Ага, вот и турик – всё-таки я выбрала правильный путь.
За участком крутого подъёма снова более пологая травянистая, с россыпями камней долина ручья. Тропа вьётся вдоль склона. Вот и краснодарцы появились. Двое особо резвых мужиков бегут впереди основной группы, догоняют нас, пока я поджидаю Ленку.
А у меня взыграл спортивный азарт. И захотелось их обогнать. Но пока я не вырываюсь вперёд. Мы с Ленкой догоняем их на привале - с этого места наконец становится видна галочка перевала.
Через некоторое время подтягивается и остальная их группа. Один из резвых мужиков замечает, что до точки перевала остаётся ещё 500 метров набора высоты. Для меня это прозвучало, как сигнал к атаке.
- Ну, что, идём каждый в своём темпе, – говорю я Ленке, – тут всё однозначно вроде.
- Не замёрзни на перевале, - смеётся Ленка, глядя на мою «рваную спину» - старая штормовка доживала свой недолгий век.
- Ничего, флисовку надену.
И я вскочила и побежала.
Вот и последняя ровная зелёная лужайка перед курумниковым взлётом.
Полезла напрямую по камням – никаких туриков – и так всё понятно. Курумник местами крутой, аккуратно проверяю камни, чтобы не качались, траверсирую склон, залезаю под скалы, так и тянет лезть выше, там есть зелёные лужаечки среди камней, но интуитивно всё же иду правее на камни – за перегибом скал непонятно что будет, а правее всегда можно немного спуститься в ложе каменного распадка.
Не самым оптимальным путём огибаю снежник, лишнюю высоту набираю и лишний траверс по каверзным глыбам делаю – но это всё мелочи – меня всё равно не догнать. Замечаю следы тропинки на склоне на подходе к щели перевала, лезу по ней – но это тоже не совсем верный ход – на тропе твёрдая мелкая щебёнка еле держит, чтобы не соскальзывать быстро карабкаюсь рывками на четырёх конечностях. И вот я на высоте! Под скалой перевала Цандышхо.
Двое мужиков грамотно поднимаются по камням, как по ступеням по самому жёлобу. Негласное соревнование на скорость завершено. Мой подъём занял 55 минут.
Сажусь на камень и в бинокль начинаю наблюдать за Ленкой. Она идёт впереди пятёрки краснодарцев! Молодец! Но куда её понесло? Она лезет всё выше и выше. Выше скал и не знает, что дальше крутой обрыв… Эх. Хоть спортивной формы и прибавилось, но опыта всё-таки не хватает.
А краснодарцы грамотно идут цепочкой чуть ниже. Спустится Ленка или нет? Хоть бы подсказали ей… А я отсюда уже ничего не могу сделать. И вот Ленка остановилась. Оставляю бинокль и бегу за ней вниз.
«За вами уже идут», сказали Ленке краснодарцы и она спокойно стала ждать меня, прекратив попытки спуска. Ну и хорошо, нам травм не нужно.
Помогаю Ленке спуститься, трудный участок идём вместе. Смотрю, а краснодарцы-то ещё не дошли до перевала!
И я снова побежала – ну что со мной поделать… И нагло обогнала всех пятерых прямо на последних метрах – теперь то я скакала правильным путём. Честь Дмитриевской группы лыжников-марафонцев, к коей я себя причисляю, на восхождении к перевалу Цандышхо была защищена.
Но на спуске по каменным осыпям двойка спортивных мужиков взяла реванш и нас с Ленкой всё-таки оставила сзади.
С голой моренной гряды, за языком которой резко начинались травяные и кустарниковые склоны мы увидели великолепную картину – озеро Кардывач в обрамлении горных отрогов и вытекающую из озера Мзымту. И десять фигурок людей, бродящих реку. Это только наши! Теперь уж им никуда не деться, догоним, обрадовались мы.
Но спуск наши надежды не оправдал. Крутой склон густо порос кустарниками.
Тропинка начала теряться, как только на склоне частыми полосами пошли ручьи, местами обрывающиеся водопадами. Временами мы шли по их руслам, ступая по камням как по ступеням. Наконец снова подсекли тропу. Заросли рододендрона скрывают нас с головой, местами попадаются кусты черники.
Но вот набитая тропа обрывается над отвесным водопадом. Тупик. На тропе оставлены две палки – что бы это могло значить? И куда идти? Справа не пройти – русло крутопадающего ручья. Левее тоже похожая картина. Значит, только вниз по заросшему склону.
Я подумала: боже, дай нам спуститься полегче! Оказывается, я непроизвольно произнесла эту фразу вслух, потому что Ленке от неё стало не по себе. А я имела в виду – не пришлось бы вылезать обратно, если внизу, на слиянии ручьёв снова окажется водопад – вверх лезть – уже усталость берёт.
Уезжаю вниз, быстро скрываюсь из вида. Ветки рододендрона гладки и скользкие, на попе хорошо скользить, держась за ветви-верёвки. Вполне нормальный спуск – но Ленка как-то немного тревожно окликнула меня сверху.
- Давай, всё отлично тут – заверяю я ёё, поджидая внизу. Снова находится тропа, и спуск дальше вполне очевиден и прост.
Вот и долина реки Мзымты – здесь ещё ручья. Тропинка идёт по горизонтали… Мы оглянулись на склон спуска. Где-то среди этих зарослей, среди русел водопадов сейчас идут краснодарцы, их основную пятёрку мы потеряли из виду в зоне кустарника. (Они тоже сбились с тропы в верхней части склона и так её снова и не подсекли).

Идём по долине, прихрамывая. В глади Кардывача отражаются оранжевые закатные вершины. На стоянке у воды горит костёр, двое туристов-ветеранов зазывают нас к себе. Темнеет, но мы не тормозимся здесь: Анапа, нужно скорее в Анапу! На переправе через Мзымту, вытекающую из озера отстаю, не хочу окончательно мочить кроссовки, чтобы совсем не добить ноги, перехожу босиком. Иду по тропе и не могу догнать Ленку! Натренировала, на свою голову. Вот теперь она меня и сделала! Молодец!
Прибавляю ходу и чуть не спотыкаюсь об Ленку, отдыхающую на тропе под звёздами. Похоже и она сегодня уже не хочет бежать к Анапе. Встаём на ночлег в лесу под огромным клёном, благоразумно возвратившись к уже пройденному ручью.
Девятые сутки. Апофеоз маршрута - марафон в 45 км.

Отличная тропа шла вдоль Мзымты, правда частенько она пересекала распадки ручьёв, и мы карабкались по ней вверх-вниз.
Без приключений добрались до Энгельмановых Полян – здесь тропинка переходила в дорогу – две земляные колеи. На засохшей грязи встретили кучу следов кабанов и даже один – медвежий. А уж следы наших – группы Зайцева –встречались всё время. И куда они так бегут, никак их не догоним!
Здесь на полянах росли дикие груши, яблоки и алыча. А вот и развилка дороги. Прямо впереди - домик-кордон заказника и дорога вдоль Мзымты. Направо вверх – дорога через отроги горы. От озера Кардывач до этого места по словам горных туристов-ветеранов – 18 км. По нашей карте (без учёта коэффициента извилистости – 15 км).
И только здесь я стала внимательно изучать наш дальнейший путь. (Экая предусмотрительная девушка!) Дорога вдоль Мзымты по нашей карте была тупиковой, она не доходила до слияния Мзымты с Пслухом, откуда до Эстосадка шла уже совсем хорошая, почти без уклона, дорога – 7 км финишной прямой до цивилизации. А дорога вверх, хоть и петляла, была длиннее, но выходила к слиянию Мзымты и Пслуха. Да и шеф наш – один из руководителей Дмитриевцев – сказал, что от Энгельмановой поляны тропа от реки уходит. Так что сомнений у меня даже не возникло – идём наверх. На дороге здесь были свежие следы колёс, а следы людей пропали - всё понятно, вот почему спешил Зайцев. Они, мудрые, с машиной заранее договорились…
Вроде сегодня мы должны были только спускаться вниз. Подьём от Поляны наверх раньше казался мне незначительным. Но тут я посчитала по горизонталям, какой набор высоты на склон горы Аишха нам предстоит сделать, и слегка обалдела. 700 метров как минимум. (В результате вышло около 900). Даже Ленке говорить не хотелось. Да, знали бы заранее, могли бы не пройти – решили бы, что за день нереально.
- Ну что, Ленка, всё-таки будет у нас семь перевалов – радостно сообщаю я неизбежную весть. (Сначала по максимальной программе я запланировала ещё один перевал – перевал Семи Озёр, но к нему из-за непогоды и не сильной быстроходности мы уже не успевали).
- Семьсот метров подъёма, хорошая цифра. А до ручья, до следующей воды – 500 метров.
Вот и пригодились нам все несъеденные раньше сладости. Хорошо, что мы не впихивали их в себя насильно каждый день, раз по раскладке положено. (Кстати, наша раскладка была совсем небольшой, 600 г на человека в день).
А дорога идёт всё выше и выше, не приближаясь к ручью в указанном на карте месте. Падаю на дороге, не дойдя до воды. Какие же здесь красивые виды на верхней границе леса! Жёлтые буки и клёны на фоне горного склона, да просвечивающиеся закатным солнцем! Здорово, что мы идём верхами!
Некоторое время дорога идёт траверсом по верхней границе леса, пересекая верховья ручьёв, а потом начинается нескончаемый спуск широким серпантином. Проходим какие-то заброшенные дачные домики. Колени деревенеют.
После перехода через ручей Пслушёнок совсем стемнело. Меняю батарейки в фонаре, и мы вступаем под полог леса. Теперь уже торопиться некуда, идём рядом в нереальном пространстве бесконечной темноты, бродим таинственные чёрные ручьи. Утром 30-го в Красной Поляне будем непременно. Свет фонаря выхватывает из темноты только кусок дороги, ковёр разноцветных листьев на ней, да силуэты стволов деревьев по сторонам. Монотонно шагаем, одинаково хромаем. Вот и место кордона Пслух. Я узнала его по поляне, с рассыпанными на ней дикими грушами. А сам кордон – необитаемая маленькая деревянная избушка - спрятался за ручём.
Красива долина Пслуха. Много на ней фруктовых деревьев. Но не видать нам этой красоты. В кустах совсем рядом похрюкивают дикие свинки.
На мосту через Мзымту видим два фонарика, вдали горит костёр – стоит какая-то группа туристов. Машинально прохожу мимо силуэтов во тьме, но один фонарик бросается на меня с негодованием:
- Марина! Ты что, своих не узнаёшь?
Боже мой, это же Петя из зайцевской группы! Романтик, ночью он фотографировал луну.
- Вы что, ещё не на море?!! – опешила я.
Оказывается, никакая машина их не забирала.
-Мы вдоль Мзымты шли, но там такая дурацкая дорога, всё время вверх-вниз и никаких видов красивых.
Значит, вдоль Мзымты до конца была дорога…
Ленка так взглянула на меня, что я чуть не провалилась сквозь землю. Надо же так проколоться! Да за такое расстрел полагается: послать брать ненужную высоту… Эх, что же шеф-то мне про нижнюю дорогу ничего не сказал… Не знал, видимо…
Петя привёл нас на стоянку у реки. Наши все уже спали, мы не стали будить их. Петя развёл костёр, мы доели остатки нашей раскладки – картофельное пюре и Петю накормили – они тоже из графика выбились и продукты у них уже кончились.
Дул ветер, рядом шумела Мзымта и было зябко, но Ленка осуществила свою мечту предстать перед детьми в подобающем тренерском виде – помыла голову. Я тоже помыла, чтобы рядом с ней прилично находиться было. И Петя помыл – за компанию остатками шампуня.
Спать легли часа в 2 ночи, а в пять Ленка меня уже разбудила – Анапа! 7 километров всего до цивилизации осталось с маршрутками и автобусами.
И мы встали и пошли. Ещё темно было, и наши спали. И я подумала – бедный Петя, утром будет рассказывать, что были девчонки-то, здесь вот рядом стояли. Головы мыли! Да кто ж в такое ему поверит...

Комментарии
soundscript3329.01.14, 03:03
Спасибо за рассказ! 
Guest16.08.10, 16:46
Тоже хочу в поход 
А можно узнать некоторые подробности?
kost-vlad@yandex.ru
Guest10.06.10, 14:23
Нельзя себя в спину укусить. всё остальное можно. 
Молодцы - наверное это мало! хочется крепко обнять таких прекрасных человеков, без слов!!!!!!!!!!!
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Кавказ (российская часть)
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовала Марина Галкина