республика Алтай /
 

Записки неизвестного фотографа

15 июля - 8 августа 2008 г.
Подъезд, пер.Каратюрек

Вид на центральную часть Горно-Алтайска Вид на центральную часть Горно-Алтайска
Национальный театр Горно-Алтайска Национальный театр Горно-Алтайска
Село Тюнгур Село Тюнгур
Река Кучерла у одноименного села Река Кучерла у одноименного села
Вечерний вид на долину реки Кучерла Вечерний вид на долину реки Кучерла
Просторы верхнего пути Просторы верхнего пути
Внедорожная сила и красота алтая - лошади… Внедорожная сила и красота алтая - лошади…
Перевал Кара-Тюрек Перевал Кара-Тюрек
Белуха. Вид с перевала Кара-Тюрек Белуха. Вид с перевала Кара-Тюрек
Вид на север с перевала Кара-Тюрек Вид на север с перевала Кара-Тюрек
Облако Облако
Лунная ночь над Белухой. 1:30 ночи Лунная ночь над Белухой. 1:30 ночи
Большое грозовое облако над Кара-Тюреком Большое грозовое облако над Кара-Тюреком
Вид с Кара-Тюрека в направлении долины р.Текелю Вид с Кара-Тюрека в направлении долины р.Текелю
Верхняя конная тропа от перевала Кара-Тюрек до Кучерлинского Верхняя конная тропа от перевала Кара-Тюрек до Кучерлинского
Горно-Алтайск, словно вняв надеждам, оказался городом живым. Не внешне только живым, но внутренне, по ощущениям. Внешне небольшой, не крикливый, не суетной, он вызывал ощущение чего-то большего, незримо растущего и строящегося, как бы эхом чего-то гораздо более мощного, чем он является сейчас.
Условившись с опаздывающим товарищем встретиться в Горно-Алтайске, наш фотограф был вынужден найти себе жилье на три дня ожидания. Казалось бы, впереди Горный Алтай, Белуха, все то, что зовет, и это должно в ярчайшей степени проявиться мучительным нетерпением, но особая родная душевно теплая атмосфера города настолько скрасила задержку, что можно было ее продлить. Три дня в палатке над Горно-Алтайском порадовали. Эдакий мини-поход: базовый лагерь над городом, и радиальные выходы в сам городок. А ходить по его утренним тенистым немногочисленным улицам было приятно…

Вскоре подъехал друг, и мы созерцали красивейшие виды из окон маршрутки до восьми часов вечера, что у тюнгурского моста. Смотрели на всю эту красотищу, ощущали, впитывали, дивились безмерно ее концентрации, пальцами в окно тыкали, охали, ахали и через некоторое время замолчали. Как говорится, нет слов – одни эмоции. С маршрутки началось то самое многим знакомое радостнейшее состояние, которым хочется поделиться с близкими друзьями, а их рядом нет. И вот, сидишь и переполняешься…но переполниться не можешь. Впитываешь, впитываешь, впитываешь, словно последний раз красоты касаешься. А потом, как грозовое облако, найдя подходящий проводник, разряжаешься «песнью» о красоте на первом встречном, способном ее услышать и вместить…

Далее по дороге нас ожидал небольшой сюрприз. Оказывается, для спокойного прохождения маршрута, да и вообще пребывания в Усть-Коксинском районе, требуется соответствующая регистрация в комендатуре, что  в Усть-Коксе. Ни кто из девяти ехавших в Тюнгур пассажиров об этом не знал. В итоге все мы дружно потеряли пару часов на пограничные формальности, двукратное заполнение ходатайств, а заодно и на адаптацию к предстоящему высокогорному солнцепеку. Защитники родины подсказали, что все это прошло бы гораздо быстрее, если бы мы заблаговременно, за месяц до приезда, отправили соответствующий запрос по Интернету. С отсутствием этой «заблаговременности» здесь особо попадают иностранные туристы. Без предварительного запроса их пребывание в домаршрутном состоянии растягивается на неделю и более…
А еще, понимающие товарищи младшие пограничники поведали, что тем, кто собирается восходить на Белуху, к которой примыкает Казахстан, лучше об этом не упоминать в описании маршрута. В противном случае бумажная волокита растягивается и, что еще хуже, переносится в другой гораздо более «серьезный» и удаленный населенный пункт.
Все это, конечно, смешно и бестолково по своей реальной эффективности, но мы лично встретили людей доведенных до большой печали выдворяющими действиями соответствующих лиц. Закон настиг их в районе и заставил вернуться для регистрации. Потеря нескольких дней. У людей реально срывался весь отпуск из-за отсутствия своевременного должного пропуска в приграничную зону. По некоторым сведениям к середине июля были распуганы и высланы обратно более двух тысяч человек, на что очень жаловались сами местные алтайцы лишенные значительной доли заработка…
Сведениям ценным вняв, мы решили время на дальнегороднюю регистрацию не терять, да официально на Белуху не ходить. Но и в «черный» список нарушителей также не хотелось попасть (а таковой, ходят слухи, имеется). В итоге родилась классическая честная правда для объяснения в случае возможной встречи с пограничниками. Главное – напор и уверенность. Смотреть в глаза. Было это, мол, так: «Заблудились мы. Пошли к вечеру на Дорошколь, попали под дождь. Палатку ставить негде. Решили идти ночью. Свернули не на том водопаде, не на той реке. Подозрительно долго лезли вверх. Но все же верили в желанное озеро. Утром повсюду увидели снег и ледники. Ни капли не удивились! Нас предупреждали, что на Алтае возможны резкие похолодания и снег. Озера на остроконечной вершине не обнаружили. Решили искать его в седловине между вон тех двух самых высоких вершин. Через два дня вышли в седловину. Озера нет, только снег кругом. Ни капли разочарования! Наоборот! Верим! Решили подняться на самую высокую вершину, чтобы высмотреть озеро. Поднялись. Высмотрели далеко внизу. Радостно побежали. Через сутки на озере. А нам говорят: «Это Аккемское…» Это ведь надо было так сильно заблудиться! Лучше бы на Белуху документы оформили. А так – ни на озере, ни на Белухе не побывали…» Пересказали друг другу легенду, посмеялись. Решено на все сто «заблудиться» на пока еще российском Мюшту-Айры, да прямо на пике 20-летия Октября (Какому партийному работнику хватило вдохновения умалить красивейшую вершину таким названием!…)
Зарегистрировались. Едим в Тюнгур по Уймонской долине, и не столько созерцаем ее, сколько ощущаем. Что-то аналогичное Горно-Алтайску, но гораздо более сильное, отчетливое и яркое. Редко в каком городе ощущаешь такую насыщенность жизнью, а здесь – в чистом поле, и не надуманно. Мысль не уходит: «А ведь здесь в свое время будет мощнейший город…красивейший город…Слишком уж хороши условия и ощущения в долине, чтобы долго она пустовала…»

И здесь надо сразу сказать, что все последующие дни нас не покидало ощущение того, что мы дома. Глубочайшее чувство безопасности и спокойствия сопровождало нас на всем маршруте, в любой его точке. Подобное мы испытывали впервые…
Вы будите смеяться, но первая совместная мысль у деревни Кучерла,  после адаптации к местной красоте, была: «МОЛОКО!!!!...» Оба товарища выросли на молоке, и потому очень его жаждали натурального. Дивились очень его качеству повсеместному. В местах нынешнего нашего местожительства молоко у разных коров и хозяев очень различалось, настолько, что иное даже пить не хотелось. А на Кучерле у всех, у кого брали, отличное. Молочный рай. За первые сутки вдвоем выпили 9 литров. Очень аскетичные туристы! В случае войны можно оставлять в тылу врага для эффективного уничтожения продбазы…

В полдень 15-го июля вышли на маршрут. Тяжко было. Рюкзаки по 40 и 45 кг. С потом и неспортивным дыханием, периодически размышляя о нелегкой лошадиной жизни, дошли до конца автомобильной тропы. А там сюрприз – алтаец на тракторе торгует молоком с лепешками, уже остатками. Купили почти все что было. Выпили и съели. Впоследствии до конца маршрута вспоминали местного молочника, на каждом перевале шутя: «А где трактор то?...» Однако, встретились с ним лишь в предпоследний день на обратном пути. А до той поры настали в нашей жизни постные времена принудительного воздержания от пищи. Кто его знает, сколько еще ходить придется. Надо экономить…Знали бы, что на Аккемской метеостанции можно купить все что нужно для классического пропитания туриста, разгрузили бы рюкзаки на треть…
Впрочем, дело здесь не только в продуктах. Организм напрягался в основном от материальных сверхценностей, туго утрамбованных в рюкзак. А в день выхода и без того тяжкое снаряжение пополнилось 12-ти литровым оцинкованным ведром. Опыт – сын ошибок трудных требовал того. Немногочисленный народ в тюнгурском магазине недоумевал. Пришлось отшучиваться: «Сейчас это очень модное направление в альпинизме, когда все маршруты уже исхожены и отлажены, и все относительно несложно и безопасно, - ходить с ведрами вместо рюкзаков. Категорийность похода безмерно возрастает…» Здесь один из покупателей добавил: «Особенно если ведра использовать и вместо спальников…» Смех смехом, но ведро взяли и запихали в рюкзак. И какое блаженство нисходило на нас теплыми потоками воды, когда на очередной стоянке смывали мы с себя перводневную нечисть походную. Да будь оно дважды тяжелее, все равно его стоит брать! Ведь просто нереально хорошо помыться в холодной горной воде…
Далее, значит, на развилке, что с синей табличкой, свернули на верхнюю тропу, что ведет к метеостанции да на перевал Кара-Тюрек по верхам. Решили идти вдоль гребешка. Да, вода там не везде, дров нет и солнце печет. Но зато как просторно и красиво! После мест нашего последнего пребывания (можно читать – заточения), это была радость безмерная (прямо до слез), хоть горы настоящие еще и не начались… У реки хорошо назад бежать, а вот входить в горы лучше по верхам…

По скорости передвижения очень походили мы на группу здоровья из дома престарелых. В этой форме старческого поведения выражался весь наш опыт и научный подход в деле преодоления расстояний. Шаг наш безмолвно выражал претензию на здравое бесхондрозное долгожительство. Правда, один из товарищей ну ни как не мог подстроиться под эту незатейливую тактику вползания в горы. Мысли его постоянно бороздили где-то в будущем, в районе Белухи, и соответственно тянули за собой рюкзак и тело... Однако, дисциплина прежде всего. Воспоминания жутких опытов быстрых стартов охлаждали пыл энтузиазма. Идем М-Е-Д-Л-Е-Н-Н-О. Адаптация. Опорно-двигательный аппарат в экстазе благодарности. Как никогда ранее, снизошло начальство…
Здесь самое время пропеть оду трекинговым палкам. Славься технический прогресс и разум человеческий! Если вы желаете сэкономить на палках, отправляясь в горы – вавки вас ждут непомерные! Пусть стоят они хоть трижды дороже и весят дважды тяжелее – ПОКУПАЙТЕ! Освоясь с техникой хождения, будете исправно разгружать ноженьки в подъем на 30-40 кг, да спасать их регулярно при спуске от подворачивания, вывихов и прочей неслучайности, в том числе и кувыркания… Впрочем, обладая палками, вы все также будете размышлять о красивых лошадях, а чуть позже и о парапланах, вертолетах и техническом прогрессе в целом… И все-таки, покупайте палки. Но уберегитесь от разочарования после первых шагов. Они ведь не волшебные, без колес и двигателя. Не все сразу. Учитесь. Экспериментируйте…

На третий день, к вечеру, добрались мы до перевала Кара-Тюрек. «Вот те на! Финиш....» - эмоция с первого взгляда. После нескольких пологих изматывающих подъемов-спусков предвиделось что-то более доступное для уставшего тела. А здесь – настоящий спортивный напрягающий финиш. Не-е-е-е-е-е… «…Мы не спешим. Мы на четыре недели приехали….»



Посидели, посмотрели на сию красоту. Еще посидели. Подумали каждый о своем. И еще посидели. А потом… А кто пойдет за водой (это на фотографии там, где точки-лошади)?! И далее каждый аргументирует в пользу товарища как может. В итоге, как всегда, побеждает красота. В смысле, наш фотограф, заметив на перевале должное освещение, быстро найдя в том непобедимый аргумент, убегает на лучшую позицию. Естественно, в противоположном источнику воды направлении, то есть повыше. Как потом было сказано: «Кто на что учился!...»  Смотрится все это, конечно, не по-товарищески, но, честное слово, главный мотив – красота…По крайней мере, в это верится…
На следующее утро мы уже на самом перевале. Поверьте, сил больше чем до начала подъема. Очень сильный допинг приняли. Зрачки расширенные, пульс учащенный, дыхание усиленное, глубокое, в теле легкость, а по телу мурашки. И в крови при этом ничего лишнего. Верите?... А вот залезьте на Кара-Тюрек, в должный момент, посмотрите вокруг, и сами ощутите…

Для фотографа, перевал Кара-Тюрек есть место удачнейшее. Правда, если терпелив фотограф. Нашему терпения хватило. Запланировано три дня. Два зайца сразу: красоты будут зафиксированы и ноженьки отдыхают. А вот другу трехдневная перспектива не по-душе. Настоящим мужчинам, понимаешь, подвиги нужны, кипение жизни, приключения и новые впечатления. Так и ушел он за ними к Аккемскому озеру, без палатки, на волю милосердную встречных… А ненормальные мужчины фото-художественного склада могут весь день за одним облаком пронаблюдать и сделать с него триста фото… Небольшая патология, но природа ее допускает…
Надо сказать, три дня пролетели быстро. Разнообразие было большое в видах…и людях. Это, кстати, третий заяц. Ну где вы еще извлечете столько чужого опыта, как не на перевале! Заползают уставшие путники, располагаются перед располагающей панорамой, и разносятся над далями алтайскими охотничьи байки, точнее туристические. Хотя, разница не особая, принцип тот же. Забавно. Улыбка не сходит с лица. Просто приятно. Люди разные. Темы разные. Интересные. Опыт разный. И есть действительно полезный, оригинальный, ценный. Часы общения. Одна группа сменяет другую. А ты уже сидишь среди камней как живущий на перевале, встречая приветствием и провожая добрым напутствием.
Вот трое юморных ребят. Атомного реактора одного хватает на троих. Неистощимы их шутки и жизнерадостность, оптимизм. Атомный говорит: «Хочешь он тебе расскажет все про пищу в походе? Все технологии…» Конечно хочу. Смеюсь. И вот он подходит и начинает рассказывать. Узнаю, что сухофрукты на самом деле совсем не сухие и их надо еще сушить и сушить, сухари тоже. Перефразируя классику – сухари температурой не испортишь. Пусть все будет легче! Упаковку долой! Все-все лишнее долой. Берите геркулес. Экономит топливо. Быстро запаривается. «А как же объем?» В пластиковую бутылку его, и трамбовать до негеркулесового состояния! Во как! Смеюсь. «Соль тоже сушите и трамбуете?…» Не смеется. Рассказывает увлеченно дальше. Вот это энтузиазм! Целая наука со своими технологиями, народными…
А вот люди пришли и рассказывают про других людей. Говорят, их здесь очень много проходит. И тоже, говорят, интересных много. Одни интересны по-сути своей, другие – мыслями своими, третьи – внешностью, четвертые – какими-то особыми проявлениями, а иные – заболеваниями. Те, что с заболеваниями, они особо интересны. Некоторые признаются, что прилетели с другой звезды. Так, между прочим, в разговоре удивляют. Говорят они, что некоторые места здесь обычным  землянам лучше не топтать. Звездные там что-то нашли  и теперь строят новый мир. Даже стены начали строить. Новая жизнь со старой привычкой стеностроительства… Наслушавшись подобных  рассказов, обнаруживаешь в себе естественную мысль: «А ведь, возможно, ходит так среди нас кто-то со звезды и скромно помалкивает о том, что это именно он построил Гору…»

 Словом, на перевале не скучно. Когда нет видов есть путники, когда нет путников есть виды. И всегда, и те, и другие новые. Разнообразием особо радует небо. Горы впечатляют новизной по утрам и вечерам, а небо радует круглосуточно. Облака – украшение любой горы, в любое время дня и ночи.


Ночью, кстати, при полной луне, Белуха просто закапывает ваши ноги на одном месте и обрекает на восхищенное слезоточивое прямостояние. Именно прямостояние, потому что хочется летать средь этой красоты, а способности таковой нет, и потому вся мощь восторга уходит в вашу до того кривую осанку. Все ваше существо, от пяток до темечка,  устремляется ввысь. Что уж говорить о сердце. Под таким впечатлением и тело можно оставить преждевременно…

А еще можно оста­вить тело прежде­временно в другой си­туации. Пока искатель приключений бродил… А чего это я его искате­лем приключений на­зываю. Как-то длинно­вато… Имена называть тоже не хочется…В предпоследний день похода в компании но­вых знакомых мы много смеялись. Одна из шуток  заключалась в заполнении самыми разнообразными прила­гательными пропусков в ранее написанном рассказе-отчете о совершенном походе. Получились презабавные сочетания. Запомнилось «…крупнокалиберными слезами…».  При упоминании о моем товарище прозвучало «толстый», обо мне – «лопоухий» . Первое неправда, втрое – скорее «да», чем «нет». Но, случайностей почти не бывает. Все закономерно. И даже «случайные» сочетания слов. В доказательство рассказ окончился «сияющей Белухой». Ведь правда…трижды правда…
Так вот, пока Толстый бродил у Аккемского озера и спал под чьим-то полиэтиленом, Лопоухий осознал и почти опробовал еще одну возможность преждевременно покинуть тело. Палатку он поставил на самой высокой отметке маршрутной тропы. На самой вершине перевала. Вид шикарный, почти на все 360. Но вот одно «но». На фотографии оно выглядит так…

А в реальности оно гораздо-гораздо больше, громче, сверкающе и бодряще. Гром и молния! А у палатки такие замечательные алюминиевые дуги. В данной ситуации – громоотводы.  Вскоре все это плавно накрыло Кара-Тюрек.  Начался дождь, а вместе с ним и гроза. Но Лопоухий – настоящий мужчина!!! И крайней степени самоотверженный фотограф!!! Он стоял под сводами сверкающих небес, и, будучи уверенным в их поддержке, творил шедевры фотографии! Весь род его фамилии нашел в его величавом образе, отдавшем свою плоть и душу служению Красоте, свое наивысочайшее выражение. Это был апофеоз эволюции рода! Молнии били прямо у его ног! Но что для него молнии! Сами Боги подсвечивают его кадры!!! Ветер хлистал его плоть! Но ни что не могло поколебать его скалоподобные руки и волю! Он видел в этой буре – Вечность!!!...Э-э-э-ххх!... Как хочется в это верить!!!... На самом деле, надо признаться, Лопоухий своей реакции устыдился. Удары молний походили на артиллеристскую пристрелку: два километра левее, три – правее, один – левее, два – правее…и все ближе и ближе. А потом как жахнет!!! «Люблю грозу в начале мая…» - не на перевале он писал... В долю секунды Лопоухий вжался в дно палатки, как страус. Громковато! Примерно треть секунды от вспышки до грохота. Около ста метров. Вай!!!! Как красиво в километре, и как жутко в ста метрах, да на вершине! Это не фазу вместо ноля по ошибке взять…Выходить вообще не хочется. Куда?! Все мокрое. За тридцать  метров пробьет по такой сырости. Уж лучше в палатке пластом на самонадувающемся коврике. Ножки вместе, ручки вместе. Самовнушение: «Я сухая деревянная палочка!!!!!!!!…с антипожарной пропиткой!!!!!». И ожидание, ожидание, ожидание. По давнему артиллеристскому закону, следующий выстрел – попадание. Однако, исчерпав весь запас адреналина, организм вдруг вспомнил, что он не только ожидать способен, но и мыслить, и даже читать, чем он и занялся в последующие двадцать минут, тренируя самообладание… А потом: « Ну вот, миновало…» Снова сверкает красиво… где-то. В трех километрах западнее… И вот такая мысль навязчивая: «Никогда больше не ставлю палатку на вершине. Не-е-е-е! Все! Никогда!…» А потом другая: «Трус! Еще раз распластаешься, и все самоуважение потеряешь!....» И тут Лопоухий собирается выходить из палатки.  Только голову высунул, а волосы как затрещат да  встанут дыбом! А они длинные. Вай!!!! Резко назад в палатку. Самоуважение на грани… Ну да хватит о Кара-Тюреке. Впереди еще столько нового и интересного, непознанного… Напоследок еще три кадра перевальных…

Кстати, о непознанном. Непознанное лежало и у нас в рюкзаках. Столько всего нового взяли, непривычного, можно сказать для нас эпохального: кошки, ледорубы, ледобуры, карабины, веревку (аж 50 метров!), обвязки и…  КНИГУ. Умную. С картинками…и буквами. Это самая оригинальная вещь всей истории наших походов. Самоучитель по альпинизму. В ней два дяди с серьезными лицами излагали свой бесценный опыт хождения по высотам. Наши зарубежные учителя в предисловии книги утверждали, что книга их последовательна, лаконична и … Короче, они очень удивились бы, если бы узнали, что книга их перед выходом на высоту прочитана и усвоена  в многократно укороченной форме…Помните школу, уроки химии, лабораторную? Ваш подход к опытам?... Рецепты и учебники читают только трусы! Настоящий опыт приходит с ошибками! Главное – взрыв!...Шучу, конечно, но суть изучения альпинистской науки была не без этого элемента. «На склоне научимся…» Но об этом позже…

Короче, много нового лежало за плечами, и только одна вещь была для нас слишком классически старая. Очки. Несколько пар. Любой нормальный турист берет с собой несколько очков: одни солнцезащитные и пару-другую розовых. Последние жизнь редко аккуратно снимает с их обладателя, обычно они разбиваются прямо на лице, прямо на тропе. Мы большинство своих розовых стекол перебили еще на Дальнем Востоке. Толстый, правда, умудрился и в этот поход раздобыть одни. Думал на четырехтысячниках будет не холодно, взял одежды минимум. Жизнь помиловала и аккуратненько сняла, воспользовавшись теоретическим опытом Лопоухого. Тот, когда при переупаковке рюкзаков на Кучерле увидел подробности комплекта одежды товарища, сразу побежал по селам искать дополнительную ношу. На удивление, в Тюнгуре нашлось новое приличное термобелье всего за 600 рублей… С очками на том покон­чили, так казалось. Но вот у Лопоухого было нечто гораздо более для него страшное – розо­вые контактные ЛИНЗЫ. Лицо в кровь, а мир все также розов и светел. Это касается его дивно живучего свой­ства преувеличивать свои силы в деле пре­одоления расстояния за определенное время. Ошибки в несколько раз!!! «Скоро будет озеро…минут через двадцать…» Озеро появляется через час пятьдесят. «Часам к пяти выйдем на то верхнее плато, а там решим идти в седловину или нет…» На плато выходим уже в сумерках, когда солнце ушло. И так далее. Хроническое заболевание с острейшими обострениями…


Комментарии
Очень живо написано! 
" На Алтае надо побывать…" Теперь осознала это. Спасибо за отчет, очень живо написано! 
Юрий Петров08.04.15, 22:32
Очень хорошо написано. Прочитал с неподдельным интересом. И фотографии такие, что можно позавидовать. 
Я побывал на Алтае в 1983 и в 1993. В 93 поднимались на Белуху. Тогда мы делали только слайды
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Алтай
еще маршруты
О Маршруте
Ссылка: