Гора Иремель. Баня. 

На совещании, произошедшем после чалки в начале каньона, было принято решение сегодня уйти в радиальный выход на гору Иремель с целью восхождения на пики Большой и Малый Иремель, а прохождение каньона начать после возвращения. После обеда определилась компания, собирающаяся на гору. В неё вошли Дмитрий, Дима, Егор, Лёха, Лёша, Тим и я. Алексей, Антон и Наташа предпочли остаться у реки. Ударная группа быстро собрала облегчённые рюкзаки со всем самым необходимым и, не мешкая, отправилась в путь.

Сначала мы немного поднялись по лесистому склону речной долины и вышли на лесную дорогу, ведущую к посёлку Тюлюк. Настроение было хорошим, дорога –несложной. Пока шли до Тюлюка, разгадывали с подачи Лёхи, почему река Которосль, протекающая в Ярославской области именно так называется. Всё оказалось просто, до того просто, что угадать то ли не смогли вообще, то ли очень долго угадывали. Эта река – одна из двух рек вытекающих из какого-то там озера, и название её образовано так: "река, которая вытекает слева". С такими вот шутками и прибаутками пришли мы в Тюлюк, и после его пересечения, пошли по дороге к Иремелю.

Тут началось. Пошёл дождь, усилился, немного ослабел, подождал, полил с новой силой и не хотел останавливаться. А мы шли, мы упорно поднимались по дороге, которая была похожа на дороги, по которым брался перевал по пути к Березяку: снег, лёд, россыпи мелких камней, бегущая вниз вода. Концентрация воды на земле, в воздухе, в одежде приближалась к пиковой, вода доминировала над остальными стихиями. Дело было "мокрое", день приближался к вечеру, и наш отряд свернул в лес, чтобы найти хоть что-то, напоминающее место для стоянки. В лесу не было места, где уровень воды, будь то снег, бегущий по склону поток, лужа болотного типа, опускался ниже, чем голеностопный сустав. А если и были такие места, то через несколько секунд стояния на них они всё равно проваливались и заполнялись холодной водицей вперемешку с разнотравьем. Урал устроил нам такую вот промывку, холодную баню, простирал наши вещи прямо на наших телах и вместе с ними.

Спасение было в движении, остановка означала почти моментальное охлаждение, потому, выбрав место для нового дома, мы принялись за его "строительство". Заготовка дров, разведение костра, натягивание тента – каждый грелся, как мог. И все старания не прошли даром: скоро мы стояли вокруг живительного подарка Прометея людям, на котором варилась чечевица, пили горячий чай, приготовленный первым, и пытались хотя бы немножко обсохнуть под тентом. Аналогий с баней избежать не удастся ещё долго. Вот и тент, натянутый домиком, заполненный дымом костра, вся земля под которым была истоптана до состояния сплошной чёрной жижи, прорезаемой бежавшими ручейками, представляется похожим на баньку по-чёрному.

В это время на берегу реки Березяк хлестало не хуже нашего. Ребят, оставшихся там, накрыло водой тоже очень хорошо. Они стойко вели борьбу за сохранение своего костра, на который по склону лились кубометры воды. Дошло до того, что они фактически поставили кладку с огнём на брёвна, возвысив его тем самым над землёй и продлив ему время жизни. Однако, вода вскоре взяла своё, и возникла необходимость перенесения костра выше, что и было сделано усилиями наших товарищей, бывших в лагере.

Во время варки пищи мы начали как бы заново проходить путь становления цивилизаций. Ведь, как известно, одно из первых государств – Древний Египет – было основано на ирригациях, построением которых с целью отведения воды от костра, занимались и мы, через много веков после египтян. После ужина развернулась кампания по приготовлению земли для палатки-пятёрки и её установке. Это включало в себя рытьё разветвлённой системы каналов, благо опыт у нас уже имелся, и устилания куска снега, которому суждено было ночью сдерживать наше жилище, пихтовым лапником. На всё это водрузили палатку с тентом, снятым с места, где горел костёр. Дима и Лёша улеглись в палатке-двойке, а остальные принялись осваивать воздвигнутую среди непогоды крепость из парашютной ткани, с синим тентом. Когда все вошли и начали переодеваться, от каждого исходили клубы серого пара, заполнившие внутреннее пространство палатки, быстро дал запах пихтовый подстил. Так опять настало чувство бани. Пятеро мужиков, кряхтя и тесно прижимаясь друг другу, залезли в спальники и ушли по дороге сна. День выдался трудный. Даже бывалый вездех.. (предположим, что "вездеход") Лёха, видевший всякое в дикой природе, охарактеризовал сложившееся соответственно и не без мата.

Утро следующего дня не сулило улучшений погоды: затянутое небо посылало мокрый снег на землю, дул сильный ветер, шумевший, словно обезумевший, в лесу, почва не просыхала. Перекусив с утра сыром, чесноком и курагой, мы единогласно решили возвращаться в лагерь. Группа попросту не была готова к восхождению в таких условиях, и давали о себе знать последствия вчерашней дороги. "Спасибо этому дому" произнесено было с особым философским смыслом. После чего прозвучало из чьих-то уст: "Теперь каждый из нас должен посадить по ёлке". Слова эти были оценены, по нашей колонне пронёсся смешок, пронёсся и показал, что никто не сдался и не пал духом. А разве могло быть иначе..?
Вниз мы не пошли, а побежали. Побежали, ибо не было лучшего способа согреться. Дождь напрягал уже не сильно, тем более шёл неактивно. На повестке дня сегодняшнего был ледяной ветер, пронизывающий тело и невероятно холодящий участки обнажённой кожи. Чем ближе к Тюлюку – тем меньше леса, а соответственно и ветер жёстче. По дороге на Иремель мы видели несколько бань в посёлке, а теперь шли с мыслью, не зайти ли нам в одно из этих прекрасных заведений. Все наши надежды на исцеляющий пар бани не оправдались, так как все они ещё не были готовы с утра принимать посетителей. Что ж, отогреемся сами.
В процессе пересечения Тюлюка мы немного разминулись с Лёшей. Он чуть подотстал и встретился с бычком. Зверь начал откровенно бычить на Лёшу, тот ответил ему холодным спокойствием (а при такой погоде другого спокойствия быть не могло), так что бычок отделался лёгким испугом, а Лёша пошёл дальше. Когда мы думали, что наш товарищ отстал, и ждали его, отогреваясь в одном из деревенских магазинчиков, продавец поведал нам, что первого мая в каньоне утонул катамаранщик из Трёхгорного, да что каждый год на Первомай кто-то здесь тонет. Это было не лучшей новостью в преддверие прохождения нами этого каньона. Бурная вода берёт своё, и ещё один погибший в ней экстремал пополнил трагический список, увеличивающийся от года к году.

После захода в лес, дорога через который вела нас к лагерю, мы перестали обдуваться замораживающим ветром, и идти стало легче. У наших судов, рядом с новым костром, нас уже ждали Алексей, Антон и Наташа. За обедом Лёша с Лёхой, испытывавшие приближение простуды, махнули понемногу спирта. Скоро в пелене облаков появились щели, и через одну из них на нас взглянуло Солнце, долгожданное уральское Солнце. Возникло мнение, что появление света обусловлено с обрядом, который Лёша с Лёхой провели за несколько минут до того. Другими словами, родилось подозрение о причинно-следственных связях возлияния и рассеяния облаков.

Погода стала улучшаться. Нет, не верно! Погода становилась более благоприятной для человека, ибо не может быть хорошей и плохой погоды, хорошим и плохим может быть лишь её восприятие нами. Так вот в те дни крайне неблагоприятной для людей она стала после нашего ухода на Иремель, а закончилось это состояние после нашего прихода оттуда. Как точно мы выбрали время радиалки…

Скоро на арену вышел Алексей. Большому кораблю – большое плавание. У большого человека – большие замашки. В условиях образовавшейся полуднёвки он установил свой рекорд по размеру созданной нодьи. Под его руководством и при его основополагающей роли в исполнении, был воздвигнут и разожжён костёр из шести огромных брёвен, который горел ещё очень долго, позволив нам просушить большинство вещей, не просыхавших с самого начала активной части похода. В атмосфере сказочности и всеобщей одухотворённости Урала Алексей, таскавший эти брёвна плечах, походил на горного тролля северных мифических песен, невесть каким ветром занесённого на юг Урала. И счастье, что этот здоровяк оказался на нашей стороне.

Вечером, бутылкой коньяка и тортиками, прихваченными в Тюлюке, мы отметили День Рождения Димы, который таким вот нетривиальным образом встретил своё тридцатилетие. И до самой темноты происходило это празднество. Сейчас в это тяжело верится, но происходило оно при звёздном небе. Трудно об этом вспоминать без сомнений, ибо на протяжении большей части нашего похода небо было покрыто тучами, поливавшими нас водой, на чём свет стоит. Именно в ту ночь Урал оценил нашу стойкость, и, разогнав облака, позволил нам с упоением посмотреть на звёзды...


Комментарии
Димончик17.10.11, 19:31
=) 
Маршрут действительно классный! Мне безумно понравилось!
Guest22.12.09, 12:07
КАК ПРОЙТТИ НА ИРЕМЕЛЬ? 
ХОРОШИЙ МАРШРУТ ОТ ПОС.ТИРЛЯН ДО Д.НИКОЛАЕВКАи ДАЛЕЕ НА ИРЕМЕЛЬ!
Guest10.04.09, 19:07
о походе 
спасибо. читал с наслаждением,как-будто сам прошел маршрут. собираемся туда же на 9 мая.
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Южный Урал
еще маршруты
О Маршруте
Категория сложности: 3(4) к.с.