Монголия / Велотуризм | Спортивный туризм
 

Велопоход по западной Монголии

1 - 25 августа 2013 г.
1 августа. Первый день. 
Ташанта – перевал Дурбэт даваа (2400м.) – пос. Улаанбайшинт – пос. Цагааннур – озеро Дунд-нуур. 66 километров. Средняя скорость 15.4 км/ч. Набор высоты 375 метров. Время в движении 3 часа 42 минуты.

Ночевка после заброски на маршрут. Ночевка после заброски на маршрут.
Первый пост. Первый пост.
Сборка и загрузка велосипедов. Сборка и загрузка велосипедов.
Полны сил. Полны сил.

  Подъем в 7.30. Расчет с водителем, завтрак, сворачивание лагеря, сборка и навьючивание велосипедов, и в 9.30 мы въезжаем в приграничный поселок. Разгонять более чем 60-ти килограммовый (приблизительно столько весит мой велик со всей поклажей) велосипед с непривычки тяжело. 

Первый таможенный пост, сразу за поселком, прошли без проблем, не разгружая велосипеды. Говорят, что не помнят, чтобы до нас кто-то из россиян въезжали в Монголию на велосипедах через этот погран. переход.

 

Выезд из России. Выезд из России.
Перед монгольским постом. Перед монгольским постом.
Пока пограничники на обеде. Пока пограничники на обеде.

20 километров и 2 часа подъема по асфальтированной дороге, и мы на вершине перевала высотой 2400 метров. Еще один таможенный пост и проверка документов. Дальше асфальт кончается. Впереди полтора километра спуска по гравийке и монгольские пограничники.

Перед монгольским переходом пришлось позагорать около часа – на время обеда, с 13.00 до 14.00 границу закрывают. Пока ждали, пообщались с монгольскими казахами и автостопщиками из Чехии. С чехами в основном общался Дима, наш знаток английского. Ребята, возрастом от двадцати до тридцати, оказались позитивными, как и большинство встреченных нами в дальнейшем европейцев. Мы абсолютно не укладывались в их представление о россиянах, сформированное после посещения центральной части России. 

Пункт санобработки. Пункт санобработки.

К открытию границы подъехала группа возрастных туристов из Женевы. В отличие от нас и местных, они дисциплинированно встали у знака «Стоп».

В 14.00 из-за ворот вышла монгольская пограничница неопределенного возраста и приказала нам откатить велики назад, к пункту санобработки. При попытке полить из шланга переднее колесо велика Борисыча, стоявшего первым, вода полилась мимо через многочисленные дырки в шланге, стало ясно, что санобработка не состоится. Я попытался было сфотографировать это действие, но дама в погонах сильно напрягла лицо, отчего ее возраст стал еще более неопределенен, и прокричала несколько раз  «Штраф!».

Вместо штрафа пришлось заплатить по 25 рублей за санобработку, которой не было, и поменять у них 3 тысячи рублей на тугрики по завышенному курсу. После чего нам разрешили проехать на таможенный пост без очереди (как на российской, так и на монгольской стороне велосипедисты и мотоциклисты пропускаются без очереди), где мы заполнили декларации и потоптались по опилкам в деревянном ящике, тем самым завершив комплекс обязательной санобработки. Рюкзаки никто не досматривал.

Первое кафе и самые плохие буузы за весь поход. Первое кафе и самые плохие буузы за весь поход.
Валим из приграничного поселка. Валим из приграничного поселка.
Конфеты быстро кончаются. Конфеты быстро кончаются.

Наконец мы въехали на территорию Монголии. Монгольский пограничник, закрывая ворота, пожелал нам счастливого пути.

Сразу после перехода пообедали в кафе, напились соленого чаю с молоком и бараньим жиром –  по-монгольски этот напиток называется цай, и на несколько недель он станет нашим основным питьем помимо воды.  Цай хорошо утолил жажду и помог частично восстановить силы после полудня на солнцепеке.

На наш вопрос о воде, хозяйка наполнила 3 полуторалитровых бутылки. Вода оказалась мутной  и с привкусом. Хорошо, что у нас еще оставалась вода, привезенная с собой.

 Нетрезвые местные жители начали проявлять интерес к нашим велосипедам – все хотят покататься. В спешном порядке покидаем приграничный поселок.

За поселком продолжился плавный сброс высоты по разбитой гравийной дороге. Ни колодцев, ни ручьев. Отсутствие воды пока еще морально не тяготит – каждый везет с собой по 3-5 литров чистой воды.

Вдоль с разбитой гравийкой в одном с ней направлении накатано еще несколько дорог, по которым местные объезжают камки и ухабы. По одной из этих дорог, устав трястись на кочках, едем и мы.

Дорога вовсе не такая гладкая, как кажется. Дорога вовсе не такая гладкая, как кажется.
Пос. Цагааннур Пос. Цагааннур
Солнце просто плющит. Солнце просто плющит.

Через 35 километров от границы проезжаем поселок Цаганнур. В сам поселок решено не заезжать, он остается слева.

От юрт, в сторону дороги, к нам с криком бегут дети. Борисыч уже почти опустошил свой запас конфет, раздавая их детворе.  Проехав 6 километров, сворачиваем налево, на озеро, виднеющееся с дороги. Нас тут же окутывают комариные тучи вперемежку с мошкарой. Берег болотистый. Подъезжаем к озеру – у воды стойкий тухлый запах. Решаем ехать дальше – если верить навигатору, в нескольких километрах отсюда есть озеро побольше, и, возможно, почище.

Снова выезжаем на дорогу. Проехав пару километров, останавливаемся. Я иду на разведку – схожу с дороги влево, поднимаюсь на холм, за которым должно быть озеро. Озера нет. Неужели пересохло? Возвращаюсь к парням. Едем дальше.

Впереди видно, что от очередных юрт к нам скачут двое парней. Поравнявшись с ними, здороваюсь: «Сайн байна уу». Они улыбаются. Спрашиваю по-монгольски: «хаанаа нуур?» (где озеро?). Они, улыбаясь, повторяют только что произнесенную мной фразу. С мыслью, что здешние монголы ни хрена не понимают по-монгольски, двигаем дальше. Как потом оказалось, мы были правы – начиная с границы с Алтаем на сотни километров к востоку в Монголии коренные жители – казахи, многие из них не говорят по-монгольски.  

Ух-ты! Ух-ты!
Ехать можно хоть где Ехать можно хоть где
Юрты на берегу озера Дунд нуур Юрты на берегу озера Дунд нуур

По правую сторону от нас пасется стадо верблюдов. Солнце клонится к закату. Пора бы уже озеру и появиться – не вставать же на ночлег на щебне. Встреченные дорожные рабочие нас не понимают, мы не понимаем их. В карте с монгольскими названиями они тоже не разбираются. На нашу удачу, среди рабочих нашелся один, немного говорящий по-русски. Хотя говорящий – это слишком громко сказано. Тем не менее, он показал нам, где находится озеро. Пришлось повернуть назад и поехать под 45 градусов по отношению к дороге. Вскоре из-за холмов показались юрты, за которыми призывно блестела поверхность озера. 

Наши первые гости Наши первые гости

Дорога проходит вблизи от юрт, поэтому останавливаемся чуть поодаль и ждем, наблюдая да лающими собаками. Вскоре выходят хозяева, отзывают собак и машут нам – дескать давайте, езжайте. Едем. На нашу просьбу о чистой воде показывают на озеро. В сомнении смотрим  в сторону коров у берега, и едем к воде.

К берегу подъезжаем одновременно с уже знакомыми нам хозяевами, и множеством жителей соседних юрт. Повторяю свой вопрос насчет чистой воды. В ответ мужичок подходит к берегу. Наклонившись к воде, он разгоняет рукой коровье и овечье дерьмо, зачерпывает воду в горсть, выпивает ее и смеется. Нам как-то не особо смешно.

Добровольные помощники. Добровольные помощники.
Нам надо мно-ого воды! Нам надо мно-ого воды!
Борисыч принял эстафету фильтрования воды. Борисыч принял эстафету фильтрования воды.
Хохотушки Хохотушки
Смех и веселье в самом разгаре. Смех и веселье в самом разгаре.
Гости приезжали не только на мотоциклах. Гости приезжали не только на мотоциклах.

А народ все прибывает. По-русски не говорит никто. Им интересно абсолютно все. Дети с нашего разрешения сразу залезают в поставленную палатку, которую активно помогали ставить взрослые. Не привыкший к столь пристальному вниманию,  и захотевший до ветру Борисыч,  вынужден садиться на велосипед  и ехать чуть не противоположный берег озера.

Ситуацию с водой спасают фильтры. Армейский американский фильтр-насос и картридж от кувшинного фильтра, вставленный в пластиковую бутылку. Несмотря на то, что воду перед фильтрованием мы по нескольку раз пропускаем через марлю, фильтры все равно забиваются. Армейский приходится чистить каждые пятнадцать минут. 

Уже стемнело, а нам все мало (воды). Уже стемнело, а нам все мало (воды).

Быстро темнеет. Готовим чай,  ужин. Гости от угощения не отказываются. Постоянно уезжают одни и приезжают другие. Наконец, уже в темноте, остается один паренек. Вскоре уходит и он. Несмотря на нашу гостеприимность, вздыхаем с облегчением и понемногу принимаем алкоголь, продолжая по очереди качать насос фильтра. Подсчитав, что уже запасено около 10 литров, успокаиваемся и расползаемся по палаткам. Слышим шаги запоздалых гостей. Продолжаем лежать тихо. Потоптавшись у палаток, гости уходят. С мыслью «… а ведь мы в Монголии!» тихо засыпаю под бесконечные байки Борисыча.


Комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить отзыв
Оцени маршрут  
     

Еще маршруты в Монголия
еще маршруты
О Маршруте
Опубликовал Антон Гольдберг